УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Салдугеев Д.В. Чехословацкий корпус и небольшевистские правительства Поволжья, Урала и Сибири: проблемы взаимоотношений: 1918-1920 гг.

Дисс. канд. исторических наук. Челябинск, 2006

 

Введение
Глава I. Взаимоотношения Чехословацкого корпуса и  правительств «Демократической контрреволюции»
1.1. Вооружённое выступление Чехословацкого корпуса против советской власти весной-летом 1918 г.
1.2. Проблемы сотрудничества Чехословацкого корпуса с правительством Комуча и Временным областным правительством Урала (июнь - ноябрь 1918 г.)
1.3. Проблемы взаимодействия Чехословацкого корпуса с Временным Сибирским правительством и Временным всероссийским правительством (июнь-ноябрь 1918 г.)
ГЛАВА И. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА А.В. КОЛЧАКА И ЧЕХОСЛОВАЦКОГО КОРПУСА (НОЯБРЬ 1918 - ФЕВРАЛЬ 1920 гг.)
2.1. Реакция Чехословацкого корпуса на приход к власти правительства А.В. Колчака
2.2. Проблемы взаимоотношений правительства адмирала А.В. Колчака и Чехословацкого корпуса (ноябрь 1918 - февраль 1920 гг.)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Введение

 

Изучение истории революции и Гражданской воины в России всегда являлось одним из самых актуальных и приоритетных направлений в отечественной историографии. За событиями 1917-1920 гг. прочно закрепилось особое место в истории России. Они подвели итог многовековому развитию России и в то же время определили её судьбу на последующие десятилетия. Поэтому их решающее значение для отечественной истории XX столетия уже давно никем не оспаривается, хотя и не вызывает однозначной оценки. Глобальные изменения последнего времени, поставившие перед современным российским обществом комплекс сложнейших экономических, социальных, политических, идеологических и военных задач, требуют всестороннего осмысления имеющегося исторического опыта. Привлекая к событиям и процессам Гражданской войны все более пристальное внимание, они постепенно превращают её в одно из наиболее приоритетных направлений научных исторических исследований. Установление власти большевиков в России сопровождалось многолетней и жестокой борьбой между сторонниками осуществления социального эксперимента и его противниками. Эта борьба сводилась не только к вооружённому противоборству сторон. Гражданская война - это также конфликт политических сил, социальных группировок, экономических интересов. Поэтому в истории Гражданской войны в России особое значение имеет внутренняя политика противостоящих друг другу режимов.
Во второй половине 1918-1920 гг. на окраинах России возникли контрреволюционные правительства. Они не только наиболее четко выразили интересы антибольшевистского лагеря, но и попытались реализовать их на практике. Изучение исторического опыта деятельности этих правительств позволяет решить три важнейшие задачи. Во-первых, понять какие социальные, политические и экономические тенденции они стремились реализовать. Во-вторых, определить, являлись ли их органы -3- государственной власти реальной альтернативой большевистской диктатуре. В-третьих, выделить факторы, предопределившие поражение лагеря «белых» в Гражданской войне.
Современные процессы, протекающие в обществе в целом и в науке, в частности, выдвигают вопросы, связанные с ростом практического исследовательского интереса, способствующего правильному выбору дальнейшего исторического пути развития страны. В плане попытки осуществления реальной демократической альтернативы крайним вариантам, представленным партией большевиков и белым движением, наиболее актуальным представляется рассмотрение восточного региона России.
Явление «демократической контрреволюции», определявшее собой его специфику в период зимы-осени 1918 г., получило здесь наиболее чистое воплощение в виде правительственных образований социалистических партий. Противники большевистской революции в Поволжье, на Урале и в Сибири первоначально выступали под лозунгами «чистой демократии», попытавшись проводить в области государственного и военного строительства своеобразную политику «третьего пути». Несмотря на относительно короткий период их существования, они заслуживают самого пристального изучения как единственная в своём роде попытка «третьей силы» реализовать в условиях Гражданской войны альтернативный крайним государственно-политическим формам вариант, получивший наименование «демократической диктатуры».
Радикальные изменения, произошедшие в последнее время в отечественной исторической науке, свидетельствуют о становлении новой исследовательской традиции, основанной на органическом синтезе лучших достижений советской, эмигрантской, современной отечественной и зарубежной историографии и сосредоточении внимания на изучении ранее игнорировавшихся специальных вопросов. Между тем, несмотря на признание проблемы взаимоотношений небольшевистских правительств с иностранными военными формированиями на востоке России важной, -4- вплоть до настоящего времени она не получала достаточного и всестороннего освещения. В советской историографии рассмотрение этих вопросов чаще всего подменялось анализом боевых действий на восточном фронте. Эмигрантская историография также оказалась лишена попыток целостного рассмотрения процесса взаимоотношений небольшевистских правительств с Чехословацким корпусом, сосредоточившись на рассмотрении в первую очередь политических вопросов взаимоотношения гражданской и военных властей. Западная историография проблемы военного характера была вынуждена игнорировать но причине отсутствия необходимых источников. Наконец, современная отечественная историография, выдвинув изучение неболыневистских правительств в качестве одного из приоритетных, в конечном итоге привела к изначальному доминированию отдельных специальных вопросов при отсутствии комплексного подхода к изучению процессов взаимоотношений неболыневистских правительств и иностранных военных формирований.
В итоге анализ современной политико-идеологической и научно-исследовательской ситуации в России позволяет сделать вывод о том, что настоящее исследование обладает достаточной общественно-политической и научной актуальностью.
Предмет исследования диссертации условия возникновения и формирования Чехословацкого корпуса в России и его взаимоотношения с основными правительственными образованиями восточного региона России в период существования там режима «демократической контрреволюции» и правительства адмирала А.В. Колчака.
Объектами изучения являются Чехословацкий корпус, Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания (Комуч), ЗападноСибирский Комиссариат (ЗСК), Временное областное правительство Урала (ВОПУ), Временное Сибирское правительство (ВСП), а также Временное всероссийское правительство (ВВП) и правительство адмирала А.В. Колчака.
Цель исследования состоит в изучении взаимоотношений -5- Чехословацкого корпуса и правительств «демократической контрреволюции» в Поволжье, па Урале и в Сибири, а также правительства А.В. Колчака в период с мая 1918 по февраль 1920 года как системы экономических, социальных, политических, идеологических и военных мероприятий для выявления общих и отличительных черт в их взаимоотношениях.
Задачами диссертации являются:
- Раскрыть процесс формирования Чехословацкого корпуса, его место и роль в Гражданской войне и иностранной интервенции в России.
- Определить цели, задачи, принципы, содержание и направленность взаимоотношений Чехословацкого корпуса с правительствами «демократической контрреволюции» и правительством адмирала Колчака.
- Проанализировать влияние на процесс взаимоотношений Чехословацкого корпуса и небольшевистских правительств рассматриваемых регионов местной специфики, экономического, социального, демографического, политического, идеологического, стратегического и военного факторов.
- Представить сравнительный анализ процесса взаимоотношений отдельных правительств «демократической контрреволюции» и правительства А.В. Колчака с Чехословацким корпусом.
Хронологические рамки работы охватывают период с мая 1918 г. по февраль 1920 г. Его нижней границей является май 1918 года, когда части Чехословацкого корпуса втягиваются в Гражданскую войну и показывают себя реальной военной силой на востоке России, с которой приходится считаться небольшевистским правительствам, верхняя граница - это февраль 1920 года, время когда происходит падение правительства Колчака, а эвакуация Чехословацкого корпуса из России принимает необратимый характер.
Географические рамки исследования обусловлены предметом и включают в себя Поволжье, Урал и Сибирь, условно разделяемые на Урало-Поволжский -6- (Комуч) и Урало-Сибирский регионы (ПОПУ и Временное Сибирское правительство). Согласно прежнему административному делению первый охватывает территории Средней (Самарская, Симбирская и Пензенская губернии) и частично Верхней (Казанская губерния) Волги, а также Южный Урал (Оренбургская и Уфимская губернии); второй заключает в себе территории Северного Урала (Пермская губерния), Западной, Степной и Средней - (Тобольская, Томская, Алтайская губернии и Акмолинская область) Сибири, к последней в силу необходимости примыкают не являющиеся объектом самостоятельного рассмотрения территории Дальнего Востока (Амурская, Забайкальская и Приморская области).
Методологическая основа исследования. Целостный подход к теме исследования потребовал разнообразных методов познания: общенаучных, частных, теоретических и эмпирических. При работе над диссертацией использовались основополагающие принципы исторической науки -историзм и объективность. Принцип объективности был реализован через комплексный анализ сопоставления различных источников и научных исследований, через опору на достоверные и подтверждённые факты. Принцип историзма, предполагающий установление общих закономерностей развития и взаимосвязи процессов и явлений, позволил рассмотреть предмет исследования - условия формирования Чехословацкого корпуса в России и его взаимоотношения с небольшевистскими правительствами Поволжья, Урала и Сибири - в развитии и в неразрывной связи с социально-экономическими и военно-политическими процессами в жизни страны.
Данное исследование опирается на концепцию модернизации. Её разработчики и приверженцы рассматривают её как «процесс, посредством которого исторически эволюционировавшие государственные институты адаптируются к быстро меняющимся функциям»1. Этот процесс проявляется в области управления государством, экономике, изменениях в социальной и -7-


1 Алексеев В.В., Побережников М.В. Модернизация и традиции // Модернизация в социокультурном контексте: традиции и трансформации. - Екатеринбург, 1998. - С.8; Голубев А.В. Россия, век XX ... // Отечественная история, - 1997.-Ха5.-С.80-81.


культурной сфере. Условия войны - это особый период в жизни любого государства. В конце XlX-начале XX в. войта выступали одним из факторов модернизации, так как наряду с разрушительными последствиями, они давали толчок созидающим процессам внутри конфликтующих сторон1. Это утверждение применимо и к нашему исследованию.
Степень изученности проблемы Несмотря на то, что среди проблематики, связанной с изучением Гражданской войны в России, фактору иностранной интервенции уделялось большое внимание, процессы в антибольшевистском лагере были обделены достаточным вниманием. Можно сказать, что эти вопросы были лишены последовательного и системного изучения.
В историографии проблемы выделяется четыре основных периода.
Первый период (1918 - конец 1920-х гг.) характеризуется преобладанием военно-исторической тематики: предпринимались серьёзные и в ряде случаев успешные попытки осветить общую картину военных действий в целом по стране и проанализировать события в отдельных регионах. Восточный регион рассматривался в трудах А.Н. Анишева2, Н.Е. Какурина3. Последний в законченном виде представил логику разработки военных вопросов: отталкиваясь от социально-политической обстановки, автор выделил политический (возникновение антисоветских правительств) и военный (создание ими вооружённых сил) факторы возникновения вооружённого противоборства сторон. Первый анализ военно-политических событий на Средней Волге был представлен в брошюрах Г. Лелевича (Л. Могилевского), И.А. Колесникова и статье В. Быстрянского4, Авторы данных работ считали роль Чехословацкого корпуса решающей в поддержке и обеспечении устойчивости -8-


1 См.: Жук А.В. Война и модернизация: Златоустовский горный округ в годы первой мировой войны // Уральский исторический вестник. - Екатеринбург, 2000. - № 5-6. - С.341.
2 Анишев А.И. Очерк истории Гражданской войны: 1917-1920.-Л., 1925.
3 Какурин Н.Е. Как сражалась революция. - М.-Л.. 1926.
4 Лолевич Г. (Л. Могилевский). В дни Самарской учредилки. - М., 1921; Колесников И.А. Военные действия на территории Самарской губернии в 1918-1921 гг. - Самара, 1927; Кыстрянский В. Из истории мелкобуржуазной контрреволюции // Книга н революция. - М., 1923. - № 3.


 

«демократических» режимов. Событиям в Сибири были посвящены работы П.С. Парфёнова, В.В. Максакова и А.Н. Турунова1. Сибирский историк В.Д. Вегман2 начинает разработку местного материала. Своё внимание он акцентирует на изучении Сибирского антибольшевистского подполья и военной деятельности партии эсеров. Попытка соединить рассмотрение политического и военного аспектов «демократической контрреволюции» была предпринята в исследовании В. Владимировой3. Возникновение, развитие и падение «демократических» режимов в Поволжье и Сибири здесь рассматривалось сквозь призму деятельности партии социалистов-революционеров (ПСР); в этом же плане происходило освещение их взаимоотношений с Чехословацким корпусом.
Второй период (начало 1930 - середина 1950-х. гг.) Утверждение в исторической науке концепции «Краткого курса ВКП (б)» приводит к появлению идеологически выдержанных научных направлений. Этот период был отмечен попыткой выработать общую концепцию и методологию изучения Гражданской войны. В связи с этим разворачивается изучение её региональных особенностей. Идеологическое осмысление сущности «демократической контрреволюции» (термин был введён в 1923 году И.М. Майским) было представлено в сборнике публицистических статей Е.М. Ярославского4. В 1932 г. выходит в свет работа Ф.Г. Попова5, к сходным проблемам обращается В.В. Гармиза6. Внимание обоих исследователей сосредоточивается на истории Комуча; в своих трудах ими впервые была представлена политика правительства Комуча, в том числе его взаимоотношения с Чехословацким корпусом. Роль чехословаков и их влияние на развитие военных и политических процессов к востоку от Волги -9-


1 Парфёнов II.С. Гражданская воина в Сибири. - М„ 1925; Максаков В.13., Турунов А.II. Хроника гражданской вой ни в Сибири. - М., 1926.
2 Вегман В.Д. Сибирские контрреволюционные организации 1918 г. //Сибирские огни. - Новосибирск, 1928. -№ I.-С. 15-25.
3 Владимирова В. Год службы «социалистов» капиталистам. Очерки по истории контрреволюции в 1918 г.-М.-Л., 1927.
4 Ярославский IZ.M. Третья сила. - М., 1932.
5 Понов Ф.Г. Чехословацкий мятеж и Самарская учредилка. - М.-Самара, 1932.
6 Гармиза В.В. Из истории Самарской у чредилки // Исторический журнал. - М., 1940. -№ 6. -С.33-44.


 

стали предметом рассмотрения В.В. Хрулёва1. Военным действиям на Восточном фронте в период осени-зимы 1918-1919 гг. посвящены труды А. Фёдорова и О.Ф. Огородникова2. Оба автора, рассматривая период весны 1919 г., обращались к предшествующим ему событиям осени 1918 г.
Третий период (2 половина 1950- середина 1980-х гг.) вызванный к жизни политической «оттепелью», характеризуется расширением изучения прежде всего региональной проблематики. Появляются новые труды общего характера: монографии И.Б. Берхина, Н.Ф. Кузьмина и И.И. Минца3. Методологические приёмы, системы анализа и основные выводы приобретают в этих работах законченный характер. Применительно к антибольшевистскому лагерю вопросы военного характера рассматриваются преимущественно в сочетании социально-политического и боевого факторов существующих вооружённых сил. С этих позиций данный вопрос относительно Урала рассматривается в работе П.С. Лучевникова и коллективной монографии уральских исследователей4, Поволжья - в монографиях А.П. Ненарокова, Е.И. Медведева5, Сибири - в работах М.А. Гудошникова, А.И. Крушанова6.
Отдельные аспекты и теоретические положения военной и военно-политической деятельности главной силы «третьего пути» - партии социалистов-революционеров - получают своё освещение в исследованиях К.В. Гусева, М.В. Спириной7.
Правый фланг - кадеты - рассматриваются в трудах Н.Г. Думовой и -10-


1 Хрулёв В.В. Чехословацкий мятеж и его ликвидация. - М., 1940.
2 Огородников О.Ф. Удар по Колчаку весной 1919 г. - М„ 1938; Фёдоров Л. Пермская катастрофа и контрнаступление Восточною фронта. - М., 1939.
3 Берхин П.Б. Разгром империалистической интервенции и внутренней контрреволюции в годы гражданской войны (1918-1920). - М., 1958; Кузьмин П.Ф. Разгром интервентов и белогвардейцев в 1917-1922 гг. - М., 1977; Минц И.И. Год 1918-й.-М., 1982.
4 Лучевннков П.С. Гражданская война па Южном Урале: 1918-1919 гг. - Челябинск, 1958; Васьковский О.А., Молодцыгин М.А., Инренбург Я.Л., Плотников И.Ф., Скробов В.С. Гражданская война и иностранная интервенция на Урале.-Свердловск, 1969.
5 Ненароков А.И. Восточный фронт. 1918 год. - М., 1969; Медведев Е.И. Гражданская война в Среднем Поволжье(1918-1919 гг.).-Саратов, 1974.
6 Гудошннков М.А. Очерки но истории Гражданской войны в Сибири. - Иркутск, 1959; Крушанов А.И. Гражданская война в Сибири и па Дальнем Востоке. - Владивосток. 1962.
7 Гусев К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционализма к контрреволюции. - М., 1975; Спирина М.В. Крах мелкобуржуазной концепции социализма эсеров. - М., 1987.



Л.М. Спирина1, останавливающихся на их роли в постепенном сползании «демократической контрреволюции» к военной диктатуре. Первым опытом создания обобщающей работы на эти темы явилась монография Л.М. Спирина2. В ней автор успешно соединил анализ эволюции антибольшевистской государственности, партийного состава власти, социальной опоры «демократических» режимов и вытекающих из этого особенностей взаимоотношений с Чехословацким корпусом. Постепенно укрепляется интерес к военно-политической истории восточного региона. Попытка разработать общую теорию вопроса была предпринята К.В. Гусевым3, но в его работе не были затронуты вопросы, связанные с взаимоотношениями Чехословацкого корпуса и небольшевистских правительств. В дальнейшем основными объектами изучения становятся главные государственные образования «демократической контрреволюции». Эволюция сибирских правительств получила освещение в работах С.Г. Лившица4. Самарский Комуч, его организацию и деятельность продолжает исследовать Ф.Г. Попов5. Изучение деятельности эсеровских правительств было проведено в фундаментальном исследовании В.В. Гармизы6. Задача сравнительного анализа процессов на Волге и в Сибири осуществлялась лишь в политическом плане, примером чего служит монография Г.З. Иоффе7. Обе они содержат наиболее последовательный и детальный анализ расстановки сил на востоке страны в период 1918 г. Основной задачей этих работ является доказательство несостоятельности «третьего пути» и неизбежности его замены военной диктатурой.
Также продолжается изучение истории формирования Чехословацкого -11-


1 Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и её разгром. (Октябрь 1917-1920 гг.). - М., 1982; Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России. - М.. 1977.
2 Спирин Л.М. Классы и партии в Гражданской воине в России (1917-1920 гг.). - М., 1968.
3 Гусев К.В. История демократической контрреволюции в России. - М., 1973.
4 Лившиц С.Г. Крах «Временного правительства Автономной Сибири» // Вопросы истории. - М., 1974. -№ 8. - С.87-99; Он же. Временное Сибирское правительство (июнь-ноябрь 1918 г.) // Вопросы истории. -М„ 1979.-Ха 12.-С.98-108.
5 Попов Ф.Г. За власть Советов. Разгром Самарской учредиловки. - Куйбышев, 1959; Ои же. 1918-й год и Самарской губернии. Хроника событий. - Куйбышев, 1972.
6 Гармиза В.В. Крушение эсеровских правительств. - М., 1970.
7 Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и её крах. - М., 1983.


 

корпуса и той роли, которую он сыграл и событиях на востоке России весной-осеныо 1918 г. и в 1919-1920 гг. Исследованию этого вопроса посвящена работа П. Голуба1, в которой рассматривается процесс вовлечения чехословаков в Гражданскую войну на стороне советской власти. Изучает деятельность Чехословацкого корпуса в России и А.Х. Клеванский2. Оценивая степень его военно-политического влияния в регионе, прослеживая взаимоотношения с небольшевистскими правительствами и их вооружёнными силами, эти исследователи приходили к обоснованному выводу о доминирующей роли чехословаков в возможности возникновения и достаточно длительного существования «демократических» режимов к востоку от Волги. Проблемы организации антибольшевистских вооружённых сил осенью 1918 г. поднимаются Г.Х. Эйхе3.
Окончательно сложившаяся к середине 1980-х гг. советская историческая концепция Гражданской войны получила своё завершение в фундаментальных трудах4, наиболее ярко воплотивших в себе все достижения и недостатки исторической науки в СССР.
Началом современного периода развития историографии рассматриваемой проблематики можно считать появление работ полемического характера, среди которых выделяется статья Ю.А. Полякова5. Здесь впервые был поставлен вопрос о недостаточности исследований по истории антибольшевистского лагеря. Немногочисленные обобщающие труды по данному вопросу носят преимущественно историографический характер; среди них необходимо отметить монографию В.Г. Тормозова, коллективный труд В.А. Бордюгова, А.И. Ушакова и В.Ю. Чуракова6, а также -12-


1 Голуб П.А. Братство, скреплённое кровью. (Чехословацкие рабочие и крестьяне на защите завоеваний Октября в России в 1917-1920 гг.). - М., 1958.
2 Клепанский А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. Чехословацкие политические организации и воинские формирования в России. 1914-1921 гг. -М., 1965.
3 Эйхе Г.Х. Уфимская авантюра Колчака. - М, 1960; Он же. Опрокинутый тыл. - М., 1966.
4 Гражданская война в СССР: В 2 т. - М., 1980; Гражданская война и военная интервенция в СССР // Энциклопедия. 2-е изд. / Гл. ред. С.С. Хромов. - М., 1987.
5 Поляков Ю.А. Гражданская война в России. Поиски повою видения // Отечественная история. - М., 1990. -№6.-С.23-35.
6 Тормозов В.Г. белое движение в Гражданской войне: 80 лет изучения. - М.. 1998; Пордюгов А., Ушаков А.И., Чураков В.Ю. белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. - М.. 1998.



статью Ю.Н. Ципкина1. В этих работах авторами был представлен обстоятельный и всесторонний анализ современного состояния исследований антибольшевистского движения, борьбы различных тенденций в исторической науке, и предпринята попытка выработки взвешенной концепции на основе синтеза лучших достижений советской, эмигрантской, современной отечественной и зарубежной историографии.
Значимый пласт исследований альтернативной государственности составляют труды М.В. Шиловского2, посвященные истории уникального явления Сибирского областничества, его истокам, организации, идеологии и месту в антибольшевистском лагере. Вопросам организации местного самоуправления и его роли в структуре государственных органов посвящены работы В.Г. Балковой, Т.В. Мальцевой и А.А. Мышанского3.
Пристальное внимание уделяется личности адмирала А.В. Колчака, по интересующему нас временному отрезку выделяются труды К.А. Богданова и И.Ф. Плотникова4.
Накопление материалов об участниках белого движения привело к попыткам создания биографических энциклопедических справочников, одним из которых является труд В.В. Клавинга5. Попытка создать своего рода энциклопедический справочник по всем существующим частям белых армий была предпринята С.В. Волковым6. В нём автору удалось в предельно сжатом виде систематизировать практически весь доступный опубликованный материал относительно истории и состава всех -13-


1 Ципкин Ю.Н. Целое движение в Сибири и на Дальнем Востоке в современной российской исторической литературе //История Белой Сибири. - 4.4. - Кемерово, 2001. - С. 13-18.
2 Шкловский M.R. Сибирский представительный орган: от замыслов к драматическому финалу // Сибирь в период Гражданской войны. - Кемерово, 1995. - С.5-15; Он же. Сибирская областная дума // История Белой Сибири. - Кемерово, 1995. -С.23-26.
3 Балковая В.Г. Украшение фасада режима: буржуазные органы местного само)правления Приморья в условиях становления поенной диктатуры (июль-ноябрь 1918 г.) // Россия п ATI’, - Омск, 1993. - № 3. - С. 20-26; Мальцева Т.В. Роль земства в общественной жизни Сибири в годы Гражданской войны // История Белой Сибири. - Кемерово, 1995. - С. 90-93; Мышанский А.А. Восстановление деятельности земских учреждений в 1918 г. в Сибири // История Белой Сибири. - Кемерово, 2001. - 4.4. - С. 67-70.
4 Богданов К.А. Адмирал Колчак. - СПб., 1993; Плотников И.Ф. А.В. Колчак. Жизнь и деятельность. -Ростов-на-Дону, 1998; Он же. Александр Васильевич Колчак: исследователь, адмирал, Верховный правитель России. - М., 2002.
5 Клавинг В.В. Кто был кто в Белой гвардии и военной контрреволюции (1917-1923). - СПб., 1998.
6 Волков С.В. Белое движение в России: организационная структура. - М., 2000.


 

вооруженных формирований, начиная с самих армий и заканчивая отдельными полками.
Нe ослабевает также внимание к Чехословацкому корпусу и его роли в событиях 1918-1920 гг. Проблемам, касающимся причин его выступления против советской власти в мае 1918 г., его взаимоотношений с небольшевистскими правительствами и их армиями, а также новым данным о его политической и военной организации посвящен ряд монографий, научных статей1 и диссертаций2.
Вместе с работами отечественных российских историков целостное видение проблемы позволяет составить и эмигрантская историография. Основной массив работ исследователей эмиграции вышел в свет в конце 1920-1930-х гг., но затем публикации прервались, и вновь продолжились только в 1960-х. Для эмигрантской историографии прежде всего характерно обращение к таким проблемам, как анализ причин поражения антибольшевистского лагеря в государственно-политическом и военном плане. Из трудов, рассматривающих проблемы взаимоотношений Чехословацкого корпуса с неболыпевистскими правительствами восточного региона страны, выделяются труды С.П. Мельгунова и генерала -14-


1 См.: Голуб И. Мятеж, который вперт Россию в Гражданскую войну // Диалог. - 1996. -№ 7. - С.57-71; Он же. Мятеж, взорвавший Россию. - М., 2003; Иванов Л.В. К вопросу о причинах антисоветского выступления Чехословацкого корпуса в 1918 г.// Белая армия. Белое дело. - Екатеринбург, 1997. № 4. -С.7-24; Левчук А.Н. Ещё раз о «проданном корпусе»: (К вопросу о возникновении чехословацкою мятежа) // В кн.: Из истории революций в России первая четверть XX в.: Вып.2. - Томск, 1996. - С.67-89; Новиков П.А. Части Чехословацкого корпуса в Восточной Сибири (май-август 1918 г.) // Белая армия. Белое дело. -Екатеринбург, 2000. - № 7. - С.5-17; 2000. - № 8. - С.5-21; Перебейнос Е.В. Причины выступления Чехословацкого корпуса (новые подходы) // Исторические чтения: Материалы науч. регион, конф. «Крушение царизма и Гражданская война на Урхте». - Челябинск, 1998. - Вын.4. - С.70-74; Трукан Г.А. Антибольшевистские правительства России. - М„ 2000; Юрченко В. Мятеж, которого не было // Родина. -М., 1994,- № I.-С.28-34.
2 Берснёва И.В. Попытка формирования демократической государственности в Восточной Сибири (межпартийный блок «Политцентр» (ноябрь 1919 - январь 1920 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. - М., 1995; Валиахметов А.И. Чехословацкий корпус в России (1917-1920): Историография: Дне. ... канд. ист. наук. -Казань, 2005; Казанчиев А.Д. Уфимская директория 1918 года: Дис. ... канд. ист. наук. - Уфа, 1995; Каревский А.А. Военное строительство правительств «демократической контрреволюции» в Поволжье, на Урале и в Сибири. Зима - осень 1918 г.: Дис. ... канд. ист. паук. - М., 2001; Константинов С.И. Вооруженные формирования антибольшевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы гражданской войны: Дис. ... д-ра ист. - Екатеринбург, 1998; Медведев В.Г. Белое движение в Среднем Поволжье в мае 1918-1919 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - Ульяновск, 1995; Недбайло Б.Н. Чехословацкий корпус в России (1914-1920 гг.): Историческое исследование: Дис. ... канд. ист. наук. - М., 2005; Никонова 0.10. Социально-экономическая политика правительств «демократической контрреволюции» и диктатуры Колчака на Урале (1918-1919 гг.).: Дис. ... канд. ист. паук. - Челябинск, 1996; Салазникова С.С. Антибольшевистские правительства Сибири и Урхта в период «демократической контрреволюции»: Январь-ноябрь 1918 г.: Дис.... канд. ист. нау к. - Екатеринбург, 2005.


 

Н.Н. Головина1. Их работы базируются па опубликованных воспоминаниях, мемуарах, дневниках участников событий; авторы ставят перед собой цель доказать несостоятельность, а во многом и разлагающее влияние военной политики «демократической контрреволюции». Сравнивая антибольшевистские режимы Поволжья и Сибири, они отдают предпочтение последнему, проводя мысль о существующей изначально необходимости установления режима личной власти с опорой на армию. В это же время выходят работы генерала К.В. Сахарова2, в которых он подчёркивает враждебность чехословаков по отношению к белому движению и резко осуждает действия легионеров в России. В работах, вышедших за рубежом в последующий период, делается акцент на вопросы, связанные с историей вооруженных сил и их отдельных частей.
Зарубежную историографию представляют две группы исследователей. Первая придерживается точки зрения советских учёных историков3, вторая считает, что вооружённое выступление чехословаков было важным явлением, направленным против пособников германизма и противников демократии4. Анализ работ по теме диссертационного исследования позволяет сделать вывод о том, что вплоть до настоящего момента не были предприняты попытки целостного изучения взаимоотношений Чехословацкого корпуса с правительствами «демократической контрреволюции» и правительством А.В. Колчака, поэтому в современной отечественной исторической пауке существует необходимость в дальнейших исследованиях этой проблемы.
Источниковая база исследования. Несмотря на кажущееся обилие литературы, проблема так и не была поставлена как самостоятельная. Есть -15-


1 Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака. 1Ь истории гражданской войны на Волге, Урале и Сибири. -Белград, 1930; Головин Н.И. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. - Пало-Альто, 1937. 4.2, Кн.4; Ч.З, Ки.7; 4.4, Кн.8.
2 Сахаров К.В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918-1920 гг.). - Мюнхен, 1923; Он же. Чешские легионы в Сибири (Чешское предательство). - Берлин, 1930.
3 См.: Каржанский И. Чехословаки в России. - М., 1918; Шмераль Б. Чехословаки и эсеры. - М., 1922.
4 См.: Голечек В. Чехословацкое войско в России. - Иркутск, 1919: Кротохвил Я. Путь революции. - Прага, 1922; Janiu М. Moje ucast на ceskoslovenskem hoji za svobodu. Praha; Драгомирецкнй B.C. Чехословаки в России (1914-1920). - Париж-Прага, 1928.


 

ряд недостатков. Отсутствует сравнительный анализ процесса взаимоотношений правительств Урало-Поволжского региона и Урало-Сибирского с Чехословацким корпусом, степень их связи со стратегическими планами военно-политического руководства и оценка их результатов.
Основную группу источников данной диссертации составляют правительственные документы: декларации, законодательные акты и постановления, а также документы административного делопроизводства: предписания, распоряжения, циркуляры и отчёты центральных, а также местных правительственных органов. Частично документы: партийные программы, обращения, материалы съездов, постановления и резолюции центральных и местных органов, опубликованные выступления их представителей, официальные издания того времени. Сборники законодательных актов: «Приказы Комуча» (Самара. 1918). «Собрание постановлений и распоряжений Западно-Сибирского комиссариата и Временного Сибирского правительства», издаваемое Управляющим делами комиссариата (Омск, 1918) и «Собрание узаконений и распоряжений Временного Сибирского правительства» (Омск, 1918), а также «Собрание узаконений и распоряжений Временного областного правительства Урала» (Екатеринбург, 1918). Периодические издания того времени: «Вестник Комуча», «Волжское слово», «Волжский день» (Самара), «Омский вестник» (Омск), «Сибирская речь» (Томск), «Урал. Орган демократической печати» (Екатеринбург). Значительную часть документов, рассматриваемого периода можно найти в хрестоматиях Г. Лелевича и С.Г. Пионтковского1. К современным удачным попыткам таких сборников можно отнести коллективную работу С.П. Звягина, Е.В. Лукова и С.Ф. Фомина2.
Большое количество материалов дающих представление о рассматриваемой проблеме, находится как в центральных архивах, таких как Государственный архив Российской федерации (ГАРФ), Российский -16-


1 Лелевич Г. П дни Самарской учредилки. - М., 1921; Пионтковский С.Г. Гражданская война в России (1918-1921 гг.). - М„ 1925.
2 Звягин С.П., Луков Е.В., Фомин С.Ф. Документальные источники по истории Белой Сибири // История Белой Сибири. - Кемерово, 1995.


 

Уральского региона. Документы ВОПУ хранятся в Государственном архиве Свердловской области. Нами были использованы в основном материалы фондов: Ф.Р-352. - Уральский промышленный комитет при ВОПУ; Ф.Р-569.
- Временное областное правительство Урала и его управления; Ф.Р-1951-Управление внутренних дел; Ф.Р-1952. - Управление торговли и промышленности. I? Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО) были задействованы материалы фонда Истпарта (Ф.Р-41). В материалах этого фонда содержатся протоколы межпартийной комиссии по организации ВОПУ.
Были также рассмотрены материалы, хранящиеся в Объединенном государственном архиве Челябинской области. Наиболее информативные документы обнаружены в фонде Челябинского Истпарта (Ф. 596). В материалах этого фонда содержатся документы о событиях в регионе весной-летом 1918 г., в которых принимали участие части Чехословацкого корпуса.
При рассмотрении процесса взаимоотношений Чехословацкого корпуса и правительства Комуча большую пользу принесло исследование материалов Государственного архива Самарской области. В фондах Ф.Р-402. - Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания; Ф.Р-532. -Уполномоченный министерства земледелия по заготовке хлеба для армии ведомства продовольствия при комитете членов Всероссийского Учредительного собрания хранятся материалы о взаимодействии Комуча и Чехословацкого корпуса при решении военных, политических и экономических вопросов.
Также ценную информацию содержат материалы, хранящиеся в Самарском областном государственном архиве социально-политической истории (СОГАСПИ). В ходе работы были рассмотрены документы из фонда Куйбышевского Истпарта (Ф.3500).
В государственном архиве Омской области, также велось исследование, но, как оказалось, основные материалы по интересующим нас вопросам из него были переданы в центральные архивы. -18-
Второй вид источников - мемуары. Большинство воспоминаний и дневников увидело свет в издательствах русской эмиграции, однако их подборка носила следы тенденциозности и содержала купюры. В целом в эмигрантской мемуаристике прослеживается сильное публицистическое начало. Большинство авторов задаются целью выявить причины поражения антибольшевистского движения в регионе и найти того на кого следует возложить всю тяжесть ответственности. Такая постановка позволяет условно разделить группу на две. К первой относятся - воспоминания политических деятелей - членов региональных правительств, вторую составляют воспоминания офицеров. Надо отметить, что применительно к Поволжью это четко прослеживается у П.Д. Климушкина1 (Управляющий ведомством внутренних дел Комуча), В.И. Лебедева (член Военного штаба Народной армии), также у И.П. Нестерова, С.Н. Николаева и В.Л. Утгофа2. Все они объединены практически абсолютной идентичностью взглядов и позиций авторов, задавшихся целью представить широкие перспективы «третьего пути» во всех областях (в том числе военной) как наиболее реальную в условиях 1918 г. альтернативу большевистской и «белогвардейской диктатуре»: они пронизаны стремлением, оперируя массой фактов оправдаться в понесенном поражении, возложив ответственность па «реакционность буржуазно-помещичьих кругов и враждебность офицерства».
Отличной от этой является лишь точка зрения В.М. Чернова3 одного из лидеров ПСР. Он обвиняет своих коллег в непоследовательности и больших уступках правым политикам и военным кругам, что в итоге и повлекло за собой падение «демократии» на востоке страны.
Отдельно необходимо рассматривать груд бывшего Управляющего -19-


1 Климушкин П.Д. Перед Волжским восстанием // Воля России. - Прага, 1928. № 8-9. - С. 213-233; Он же. Борьба за демократию на Волге в 1918 г.// Гражданская война на Волге в 1918 г. - Прага, 1930. - С. 38-102.
2 Нестеров И.Г1. Перед выступлением на Волге // Воля России. - Прага, 1928. -№ 8-9. - С. 95-111; Николаев С.Н. Возникновение и организация Комуча // Воля России. - Прага, 1928. — Лги 8-9. - С. 233-245; Утгоф В. Л. Уфимское Государственное Совещание 1918 года: из воспоминании участника // Былое. - Петроград, 1921. г№ 16.-С. 15-41.
3 Чернов В.М. Перед бурей. Воспоминания. - Нью-Йорк, 1953.


 

ведомством труда и единственного социал-демократа в Комуче И.М. Майского1. Процессам, протекавшим на Волге в 1918 г., здесь даны крайне резкие оценки; особенно подчёркивались негативные стороны и просчёты в проводимой Комучем военной политике, приведшие к гибели ставшего нежизнеспособным режима.
Позиции бывшего офицерства Народной армии являлись резко противоположными. При внешне сходной цели - оправдаться в поражениях -оно страстно желало отмежеваться от политики, объясняя свою службу на Волге мотивами патриотического характера. Подчёркнуто противопоставляя себя эсерам, представители офицерской среды, в свою очередь, целиком возлагали на них вину за разгром Народной армии, приводя в качестве причин грубое вмешательство в область военных вопросов неспособных к реальным делам некомпетентных политиков, а также преклонение последних перед чехословаками. Такое направление характерно для воспоминаний начальника штаба Народной армии полковника С.А. Щепихина2, начальника оперативного отдела штаба полковника П.П. Петрова3, строевых офицеров В.О. Вырыпаева, М.А. Мартынова, Ф.Ф. Мейбома, В.М. Молчанова, А.П. Перхурова и А.П. Степанова4. Даже более жесткую по сравнению с ними позицию между военными и политиками занимают видные эсеровские военные специалисты В.И. Лебедев и Б.В. Савинков3. Первый выступает безусловным апологетом Комуча и Народной армии, рисуя ситуацию в восторженных тонах и затушевывая негативные моменты. Воспоминания второго отличаются крайней несдержанностью и критичностью.
Крайне интересные сведения и различные, иногда совершенно -20-


1 Майский И.М. Демократическая контрреволюция. - М.-Пг., 1923.
2 Щепихнн С.А. Под стягом Учредительного собрания // Гражданская война на Волге в 1918 г. - Прага. 1930.-С. 165-213.
3 Петров И.Н. От Волги до Тихого океана в рядах белых. (1918-1922). - Рига, 1930.
4 Вырыпаев В.О. Записки полк. В.О. Вырыпаева // Первопроходник. - Лос-Анджелес, 1974. -№ 17. - С.9-15; Мартынов М.А. Национальный герои России и рыцарь Белой мечты ген. В.О. Капель // Нация. - Харбин, 1939. — № 22. - С.4-5; Мейбом Ф.Ф. Тернистый путь // Первопроходник. - Лос-Анджелес, 1975. -№ 23. - С. 18-33; Молчанов В.М. Борьба на Востоке России и в Сибири // Белая гвардия. - М., 1997. - № 1. - С.45-49; Перхуров А.П. Исповедь приговорённого. - Рыбинск. 1990; Степанов А.Н. Симбирская операция // Белое дело. Летопись Белой борьбы. - Берлин, 1926.- T.I.- С.83-94.
5 Лебедев В.И. От Петрограда до Катами // Воля России. - Прага, 1928. - № 8-9. - С.50-198; Савинков В.В. Борьба с большевиками. - Варшава. 1920.


 

противоположные оценки военной деятельности чехословаков и армии Комуча на местах содержатся в воспоминаниях обывателей и граждан, являвшихся сторонними наблюдателями1. События в Казани отражены в работах - Н. Знаменского, А. Котомкина, С.Н. Каллистова и В. Архангельского2, в Самаре - в работах И. Коновалова и П. Просвирнова3, в Симбирске - С. Николаева, в Белебее - Б. Батурина, в Бугульме -М. Подольского4, в Свияжске- Пучковского и Тычкина5.
Труды представителей Сибири отличаются меньшей эмоциональностью оценок, зато большей последовательностью и обстоятельностью. Здесь вопрос партийной принадлежности стоял менее остро, чем в Поволжье, что объяснялось общностью интересов на почве областнического движения. Вмешательство гражданских властей в дела военных было ничтожно. В итоге характерный для волжан антагонизм между политическими деятелями и представителями военной среды в воспоминаниях сибиряков отсутствует: обе стороны спокойно и трезво анализируют ситуацию в регионе, систематично излагая военные и политические мероприятия и их результаты. Из трудов государственных деятелей выделяются воспоминания Управляющего делами Сибирского правительства Г.К. Гипса, председателя Административного совета И.И. Серебренникова, председателя Сибирской областной Думы И.А. Якушева и Л.А. Кроля6. Их работы представляют особенный интерес: здесь детально анализируются особенности Сибири в экономическом, -21- 


1 Борьба за Казань. Сборник материалов о чехо-учредиловской интервенции в 1918 г. - Казань, 1924; Поезд смерти. - Куйбышев, 1957.
2 Каллистов С.Н. Казанская организация ПCР // Борьба за Казань. Сборник материалов о чехо-учредиловской интервенции. - Казань. 1924. - С. 102-110; Знаменский II. Время чехов // Гам же. - С. 125173.
3 Коновалов И., Просвирнов П. События в Самаре // Поезд смерз и. - Куйбышев, 1957. - С.7-17.
4 Подольский М. Дни чехов в Бугульме // Борьба за Казань. Сборник материалов о чехо-учредиловской интервенции. - Казань, 1924. -С.200-207.
5 Пучковский, Тычкин. Чехо-эсеровский набег // Борьба за Казань. Сборник материалов о чехо-учредиловской интервенции. - Казань, 1924. - С.215-217.
6 Гинс ПК. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории (Впечатления и мысли члена Омского правительства): в 2-х. т. - Пекин, 1921; Серебренников И.И. Мои воспоминания. - Таньцзин, 19371940. Т.1; Якушев И.А. Очерки областническою движения в Сибири // Вольная Сибирь. - Прага, 1927. -T.II.-C. 13-40; Прага, 1928.- T.III.-С.9-27; Т. IV,- С. 100-113; Прага, 1929.- Т. V.-С.59-68; Т. VI-VII.-С.88-103; Кроль Л.А. За три юла. (Воспоминания, впечатления, встречи). - Владивосток, 1921.


 

социальном, политическом и военном плане, характеризуются позиции и настроения каждой из групп населения, освещается процесс создания в Сибири автономистских правительственных образоваЕшй и их деятельности на почве государственного и военного строительства, а также даётся анализ их взаимоотношений с Чехословацким корпусом. Такой же обстоятельностью отличаются труды офицеров Сибирской армии А. А. Кирилова, Б.Б. Филимонова и В.(так подписано)1. Все трое сосредоточили внимание на истории Сибирского антибольшевистского подполья и образования Сибирской армии с той разницей, что первый рассматривает события в степной Сибири, а последние - в Средней и Восточной.
Ценные наблюдения и замечания относительно военно-политической ситуации в регионе весной-осеныо 1918 г. содержится в работах представителей Чехословацкого корпуса, активно публиковавшихся на страницах русских эмигрантских изданий эсеровского толка. Военные деятели (Р. Гайда, С. Чечек, и Ф. Шип2) в равной степени с политиками (И. Глос, Я. Папоушек, Ф. Штейдлер и Б. Шмераль3) наряду с отстаиванием позиции невмешательства во внутренние дела страны все же подчеркивают первенствующую роль корпуса в возникновении антибольшевистских правительств и формировании их вооружённых сил, в плане критики «реакционного офицерства» их армий, сближаясь с позициями деятелей Комуча. В работе генерала В.Г. Болдырева4 детально рассматривается период Уфимской Директории. Один из наиболее авторитетных на востоке военных, он не примыкал ни к Комучу, ни к Сибирскому правительству.-22-


1 Кирилов А.А. Сибирская армия в борьбе за освобождение II Вольная Сибирь. - Т. IV. - Прага, 1928. - С. 48-56; Филимонов Б.Б. На путях к Урал). Поход степных полков. Лею 1918 г. - Шанхай, 1934; В. Двадцать лет назад. Переворот в Новониколаевске // Луч Азии. Харбин, 1938. - № 46. - С.6, № 47. - С.7.
2 Gajda R. Moje pameti, Ceskosl arabase. ZpCt na Ural proli bolSevikum. Admiral Kolcak. - Praha, 1921; Чечек C. От Пензы до Урала // Воля России. - Прага, 1928. № 8-9. - С. 246-266; Шип Ф. Как происходило снабжение Чехословацкой армии //Гражданская война па Волге в 1918 г. - Прага, 1930.-С.214-230.
3 Глос И. Чехословаки и Сибирская областная Дума // Вольная Сибирь. - Прага, 1928. - Т. IV. - С.28-35; Папоушек Я. Причины чехословацкого выступления в 1918 г. I/ Воля России. - Прага, 1928. -№ 8-9. - С. 287-350; Штейдлер Ф. Выступление чехословаков в России // Вольная Сибирь. - Т. IV. - Прага, 1928. - С. 20-28.
4 Болдырев В.Г. Директория. Колчак. Интервенты. Воспоминания. - Новониколаевск, 1925.


 

Нейтральность предопределила его назначение в Уфе на пост Верховного главнокомандующего Российской армии. Его труд состоит из двух частей: первый период (с августа до сентября 1918 г.) построен в форме воспоминаний. Период Директории отражён в форме дневника и подробно рассматривает процесс создания Российской армии и организацию её командования. Писался он автором, отказавшимся эмигрировать и оставшимся в Советской России, в нём наблюдается стремление к объективности.
Помимо Болдырева, проблемой взаимоотношений Сибирской и Народных армий в период их объединения интересовались в своих воспоминаниях А.П. Будберг, К.И. Гопнер и генерал К.В. Сахаров1. Касаются этого же упоминавшиеся П.П. Петров, А.П. Перхуров, Ф.Ф. Мейбом: все они сетуют на недружественную позицию сибиряков по отношению к волжанам, возникшую из-за политических разногласий и обвиняют Сибирскую армию в бездействии и нежелании оказать им помощь на фронте.
В связи с историей Уфимской Директории, а также при рассмотрении взаимоотношений правительства А.В. Колчака и Чехословацкого корпуса крайне важными представляются протоколы допросов Чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака (разные издания), работавшей в январе-феврале 1920 в Иркутске. А.В. Колчак, попав в плен, подробно рассказывал о своей деятельности, делясь ценными наблюдениями.
Третья группа - периодическая печать, анализируя материалы, напечатанные в газетах, журналах, альманахах разных лет представителями различных политических сил, можно приобщиться к атмосфере тех лет, почерпнуть фактические сведения для доказательства тех или иных гипотез. Следует отметить следующие периодические издания: газету Чехословацкого корпуса «Ческословенски денник», а также местные периодические издания «Вестник Комуча» (Самара), «Симбирское слово» (Симбирск), «Голос -23-


1 Будберг А.П. Дневник // Архи» русской революции. - Берлин, 1924. - Т. 13. - С.217-276; Гоппер К.И. Четыре катастрофы. Воспоминания. - Рига, 1920; Сахаров К.В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918-1920 гг.). - Мюнхен, 1923.


 

рабочего» (Уфа), «Земля и воля» (Самара), «Народ» (Уфа), «Русская Армия» (Омск), «Уфимская жизнь» (Уфа), советские газеты и журналы «Известия ВЦИК», «Пролетарская революция», а также современные журналы «Белая армия. Белое дело», «Вопросы истории», «Отечественная история», «Родина».
Научная новизна исследования, заключается в том, что здесь впервые в качестве самостоятельной цели осуществляется рассмотрение взаимоотношений Чехословацкого корпуса с небольшевистскими правительствами Поволжья, Урала и Сибири, как комплексной системы экономических, политических, социальных, идеологических и военных мероприятий. В рамках данного исследования была сделана попытка более широкого выявления причин вооружённого выступления корпуса против советской власти и показа его роли в становлении небольшевистских правительств на востоке России. В исследовании рассматриваются ранее не изученные архивные документы, дополненные материалами практически всех имеющихся в настоящее время опубликованных источников документального и литературного характера.тическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертации способствуют более полному, правильному и многостороннему пониманию специфики явления «демократическая контрреволюция» и пониманию роли правительства А.В. Колчака в Гражданской войне в целом и их взаимоотношений с Чехословацким корпусом в частности. Они могут быть использованы при подготовке общих трудов по истории России, соответствующих справочных и энциклопедических изданий, коллективных и индивидуальных монографий по смежной проблематике, при написании учебников и учебных пособий, а также в учебном процессе при разработке общих лекционных и специальных курсов по новейшей отечественной истории для преподавания в вузах, при написании дипломных и курсовых работ, в региональной краеведческой работе.
Апробация диссертации. Материалы диссертации были использованы -24- при проведении практических занятий по курсу «Отечественная история» в филиале ЮУрГУ в г. Миассе и в выступлениях на научных конференциях: «Вооружённые конфликты на рубеже XIX-XX вв.» Екатеринбург, 14 мая 2004 г., «Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов» Челябинск, 17-19 мая 2004 г. -25-

 

Глава I. Взаимоотношения Чехословацкого корпуса и  правительств «Демократической контрреволюции»
1.1. Вооружённое выступление Чехословацкого корпуса против советской власти весной-летом 1918 г.

 

Несмотря на многочисленную литературу, посвященную событиям весны-лета 1918 гола, есть еще немало неясных моментов в обстоятельствах развертывания Гражданской войны, принесшей нашей стране большое количество жертв и разрушений.
Попытки выявить причины выступления Чехословацкого корпуса, послужившего, по утверждению советских историков, сигналом развертывания Гражданской войны, предпринимались начиная с 1918 г. При этом каждая сторона стремилась обвинить в кровавом развитии событий противоположную. Среди авторов версий были и те, кто стоял на позициях большевиков, и те, кто принадлежал к их противникам.
Изучение архивных документов, и прежде всего переписки Совета Народных Комиссаров1 (СНК), а также материалов Российского государственного военного архива, местных центров хранения и изучения документов, позволяют по новому взглянуть на казалось бы давно изученные события, выдвинуть положения, объясняющие некоторые факты, как бы выпадающие из официальных, господствующих теоретических построений, схем объяснения причин выступления чехословацкого корпуса против большевиков, а с ним и начала Гражданской войны.
Прежде всего, необходимо остановиться на истории создания чехословацких воинских формирований па территории России.
После поражения на Белой горе в 1620 году Чехия, а к концу XVII века и Словакия, оказались под властью австрийских Габсбургов. С началом


1 Государственным архив Российском Федерации (далее ГАРФ). Ф.130.Оп.1.Д.636. -26-


Первой мировой войны оживились их никогда не прекращавшиеся попытки добиться национальной независимости. В 1915 г. в Париже представителями различных чехословацких политических группировок национальнолиберального толка был создан единый руководящий орган - Чешский комитет содействия, переименованный в мае 1916 г. в Национальный Совет чешских и словацких земель (Чехословацкий Национальный Совет)1.
Председателем Совета стал известный политический деятель, профессор философии Пражского университета, Т.Г. Масарик, его заместителем - Й. Дюрих, секретарем - Э. Бенеш и членом - офицер французской службы словак М.Р. Штефаник. Вновь созданный орган фактически взял на себя представительство интересов всех чехов и словаков перед странами Антанты. Стремясь увеличить свой политический вес, Национальный совет выступил с идеей создания собственных воинских частей из находившихся в России чехов и словаков.
К началу войны в России проживало около 100 тыс. чехов и словаков. Уже 25 июля 1914 г., в день официального объявления войны,
Чехословацкий национальный комитет (ЧНК) принял обращение к императору Николаю II, в котором отмечалось, что «на русских чехов падает обязанность отдать свои силы на освобождение нашей родины и быть бок о бок с русскими братьями-богатырями...». А 7 сентября во время аудиенции у царя чешская делегация вручила ему меморандум, в котором подчеркивалось, что «свободная и независимая корона Святого Вацлава скоро будет сиять в лучах короны Романовых...»2.
Поддерживая инициативу чехов, Совет министров 30 июля 1914 г. принял решение о формировании Чехословацкой дружины. 28 сентября в Киеве состоялось торжественное освящение ее знамени. На тот момент численность дружины составила 903 добровольца3. В октябре 1914 г. она


1 Веселы И. Чехи и словаки в революционной России. - М., 1965. -С.23; Клеванский A.X. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. Чехословацкие политические организации и воинские формирования в России. 1914-1921 гг. -М., 1965.-С. 12.
2 Веселы И. Чехи и словаки в революционной России 1917-1920 гг. -М., 1965. -С.20.
3 Юрченко В. Мятеж, которою не было // Родина. - 1994. - №1. - С.29. -27-


выступила на фронт и вошла в состав 3-й армии генерала Радко-Дмитриева.
В ходе мировой войны русские войска брали в плен большое количество чехов и словаков, воевавших в австро-венгерской армии. Первоначально царское правительство не было заинтересовано в создании чехословацких воинских формирований, предпочитая помешать пленных и перебежчиков в лагеря. Р. Гайда, видный военный деятель Чехословацкого корпуса, объясняет это тем, что «русское правительство из-за боязни повторения событий 1905 года зорко следило за всякими движениями, таившими в себе малейшую угрозу самодержавию»1. Положение с формированием чехословацких воинских подразделений улучшилось в конце 1915 года, когда Верховный главнокомандующий российской армии великий князь Николай Николаевич разрешил принимать в ряды дружины военнопленных чехов и словаков. Численный состав дружины увеличился и она была переименована в 1-й чехословацкий полк Яна Гуса. В начале 1916 года был сформирован 2-й чехословацкий полк и весной того же года было разрешено организовать 1-ую чехословацкую стрелковую бригаду, командовать которой было поручено полковнику Трошнову2.
Февральская революция в России открыла новую эру в развитии чехословацкого войска. Она породила у чехословаков новые надежды в создании национального воинского формирования. Высшее командование русской армии разрешило производить призыв в войска и формирование войсковых частей в необходимых размерах. Также более весомым стало участие чехословацких частей в боевых действиях на русско-германском фронте. Особенно необходимо отметить победу чехословацких частей у Зборова в июне 1917 года3, которую можно считать переломным моментом в


1 Гайда Р. Мои воспоминания. Анабазис чехословаков. Обратно на Урал прошв большевиков. Адмирал Колчак// Российский государственный военный архив (далее РГВЛ). Ф.40169.Оп.1.Д.1.Л.4об.
2 Гайда Р. Указ.соч. РГВА.Ф.40169.Оп. 1.Д.1.Л.6.
3 Голечек В. Чехословацкое войско в России. ГАРФ. Ф.Р.-5870.Оп.1.Д.97.Л.2.; Так, Ставка Верховного главнокомандующего от 20 июня 1917 г. об этом сражении сообщала: «19 июня около 15 часов после жесточайшего и упорною боя ... доблестные войска ... чехословацкой оршады овладели сильно укрепленными позициями противника па высотах западнее деревни Зборова и укреплённой деревней Коршилув ...».(Куделя И. Зборов: очерк истории чехословацкого революционного движения. - Челябинск, 1918.-С.1) -28-


истории создания чехословацких частей в России. Данное событие заметно ускорило создание чехословацких военных формирований в России. Как отмечал генерал Я. Червинка, «только после доблестного выступления чехословацкой бригады под Зборовым ... последовала отмена распоряжения главнокомандующего Юго-Западным фронтом об ограничении чешскословацких войск существующей бригадой»1. В результате, генерал-квартирмейстер Ставки Н.Н. Духонин в июне 1917 г. распорядился довести существующую чехословацкую бригаду до штата стрелковой дивизии, состоящей из четырёх полков с артиллерией и инженерными средствами, 4-ротный запасной батальон развернуть в 8-ротный и на этом пока ограничить дальнейшее развёртывание.
Но дальнейшее ухудшение положения на фронте вследствие начавшегося разложения русской армии делало чехословацкие части, сохранявшие боеспособность, более ценными для российского
командования. Стоит отметить тот факт, что основные силы чехословацкой бригады в ходе отступления русской армии отходили в организованном порядке, некоторые её подразделения вместе с казаками и юнкерами использовались в качестве заградительных отрядов. Это и стало главной причиной того, что новый Верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов отдал приказ на формирование второй чехословацкой дивизии. В дальнейшем победа у Зборова был использована в пропагандистских целях и содействовала успеху более чем 300 эмиссаров-вербовщиков, разосланных по всем губерниям России Чехословацким национальным советом. До осени 1917 г. им удалось завербовать в чехословацкие воинские части 21 760 новых добровольцев. Вследствие чего можно было быстрым темпом приступить к формированию 2 дивизии, что взяло на себя Отделение чехословацкой рады в России. Были организованы: 5-й полк Томаша Масарика, 6-й Ганацкий, 7-й Татранский, 8-й Силезский,


1 Цит. но: Нелбайло Б.II. Чехословацкий корпус в России (1914-1920 гг.): Историческое исследование: Дис.... каид. ист. наук. - М., 2004. - С.39. -29-


две инженерные роты, две артиллерийские бригады1.
Наконец, 26 сентября 1917 г. начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Н.Н. Духонин разрешил официально сформировать отдельный Чехословацкий корпус в составе двух дивизий и запасной бригады2. Во всех частях корпуса вводился французский военный дисциплинарный устав и устанавливался русский «командный язык». В командном составе корпуса было много русских офицеров, в том числе командир корпуса генерал В.Н. Шокоров и начальник штаба генерал М.К. Дитерихс, переведенный сюда с Салоникского фронта в Греции.
Тогда же при поддержке западных союзников перед русским командованием был поставлен вопрос о переброске чехословацких частей во Францию, где бы они приняли участие в боевых действиях против Германии. Делалось это с целью, во-первых, «поднять политическое значение чехословацкого движения на Западе»3, во-вторых, исключить развал и деморализацию чехословацких частей, поскольку правительство Керенского было уже не способно остановить разрушение русской армии, что самым пагубным образом могло отразиться и на состоянии корпуса. Следует отметить и то обстоятельство, что ЧНС осознавал то, что Чехословацкий корпус в скором времени может оказаться единственной военной силой на пути немецких и австрийских войск, что неминуемо привело бы к чрезмерным жертвам со стороны чехословаков. Отсюда и понятное стремление чехословацкого руководства как можно быстрее вывести чехословацкие части во Францию.
Вопрос о переброске чешских и словацких военнопленных во Францию поднимался ещё при царском правительстве, но тогда он не получил разрешения из-за угрозы подрыва военного производства. Этот вопрос был вновь затронут в мае 1917 г. Т.Г. Масариком в письме Военному министру А.Ф. Керенскому. В ответ Главное управление Генерального штаба


1 Гайда Р. Указ. соч. Л.7об.
2 См.: Приложение I.
3 Веселы И. Чехи и словаки в революционной России 1917-1920 ir.-C.35. -30-


сообщило ЧНС, что российское правительство признаёт возможность выезда чехословацких частей во Францию через Архангельск, если транспортировку обеспечит Париж. Такое согласие было получено в конце мая 1917 г. Франция обязалась к концу сентября вывезти первую партию численностью 1200 человек1.
Следует отметить, что первый эшелон в количестве 502 человек был отправлен из Житомира только 18 ноября и из-за остановки навигации был вынужден задержаться в Череповце Новгородской губернии. Но, тем не менее, этим маршрутом к концу 1917 г. было эвакуировано около 2000 человек2.
Приход в ноябре 1917 г. к власти в России большевиков отразился также и на положении чехословацких частей. Начиная с этого времени во взаимоотношениях Чехословацкого национального Совета и командования Чехословацкого корпуса, с одной стороны, и советской властью с - другой, наступил, несомненно, новый этап. Приход к власти большевиков ЧНС и его лидер Т.Г. Масарик не поддержали. Не принимая большевистскую власть, они, тем не менее, отказывались (по крайней мере, публично) от вмешательства во внутренние дела Советской России. По словам Т.Г. Масарика, ЧНС не вынашивал планов использовать имевшуюся в его распоряжении силу для демократического возрождения России, иначе говоря, для свержения Советов3.
В свою очередь молодое советское правительство и местные органы власти были заинтересованы в поддержке со стороны ЧНС, учитывая наличие у него вооружённых сил. Так, на созванном в декабре 1917 г. в Киеве общем собрании чехословацких легионеров, большевики выступили с требованием завершить активные боевые действия и предложили создать из чехословацких бригад одну общую революционную армию. Выдвигалось даже предложение о вхождении Австро-Венгрии в состав Советской


1 См.: Ирджи С. Возникновение и борьба чехословацкого корпуса - основание чехословацкого государства // Тезисы докладов международной конференции: «Т.Г. Масарик и Россия». - СПб., 1997. -С.54.
2 Каржанский Н. Чехо-словаки в России. - М., 1918. -С.83.
3 Masaryk T.G. Cеsta demokracie. - Praha, 1933. - S. 19. -31-


республики. Однако командование корпуса строго придерживалось нейтралитета. Вот как оценивал сложившуюся вокруг корпуса ситуацию Т.Г. Масарик: «Ясно лишь одно, что у нас была армия и в России мы были единственной значительной военной организацией, что придавало нам вес, соображения о нашей армии играли в переговорах о нашем признании значительную роль»1.
В целом же чехословаки старались придерживаться нейтралитета по отношению к событиям в России. И ряд дальнейших событий демонстрирует их приверженность этой линии.
Так, в октябре 1917 г., когда большевики подняли восстание в Киеве, помощник комиссара Юго-Западного фронта П. Григорьев попытался использовать против них один из чехословацких полков. Отделение ЧНС объявило протест против такого, не согласованного с ним решения и приняло меры, чтобы полк прекратил оказание помощи противникам большевиков.
В конце января 1918 г. после провозглашения Украиной независимости от России большевики предприняли наступление на Киев. Украинская Рада, выступавшая за выход из состава России, попыталась привлечь чехословаков на свою сторону. С этой целью она обратилась к ЧНС с предложением, чтобы находившаяся под Киевом дивизия преградила путь наступавшему на город революционному отряду под командованием М.А. Муравьева. Однако ЧНС не дал на это согласия. Большевистские части проследовали через занятую чехословаками территорию, не встретив с их стороны противодействия, и в начале февраля 1918 г. овладели Киевом2.
Сходная ситуация складывалась и на юге России. Генерал М.В. Алексеев, находившийся на Дону, неоднократно просил чехословацких лидеров о направлении имеющихся в их распоряжении частей «на спасение России». Об этом свидетельствует его письмо во французскую миссию, перехваченное в Новочеркасске большевиками в конце января 1918 г.: «...Я давно, но безнадёжно добивался согласия направить на Дон, если не всего


1 Цит. по: Недбайло Б.И. Указ. сом. -С.47.
2 Велеховский В. Чехословаки в России. - Екатеринбург, 1918. - С.22. -32-


Чехословацкого корпуса, то хотя бы одной дивизии. Этого было бы достаточно, чтобы вести борьбу и производить дальнейшее формирование Добровольческой армии, но, к сожалению, корпус бесполезно и без всякого дела стоит в районе Киева, Полтавы, а мы теряем территорию Дона... Уход добровольческих частей из Донской области ухудшит общее положение и уменьшит шансы борьбы с большевиками и достижения победы...»1. Просьба генерала осталась без ответа.
Своё отношение к внутриполитической борьбе в России Т.Г. Масарик ясно изложил в письме к П.Н. Милюкову в ноябре 1917 г. в ответ на его просьбу, инициированную генералом М.В. Алексеевым, разрешить чехословацким легионерам вступить в борьбу против большевиков. В нём он приводил следующие причины своего отказа в помощи антибольшевистским силам: слабость монархического движения в России, обреченность левых партий (кадетов и эсеров) в борьбе с большевиками и отсутствие веры в успех белых генералов. Он утверждал, что большевики продержатся у власти гораздо дольше, чем предполагают их противники. Как отмечал позже П.Н. Милюков, развитие событий показало проницательность Т.Г. Масарика и дальновидность его прогнозов2.
Здесь следует отметить, что первоочередной задачей, стоявшей перед руководством чехословацкого национального движения, было сохранение целостности корпуса и его отправки на Запад, в условиях конфронтации с большевиками эту задачу решить было невозможно. Вследствие чего руководство корпуса вынуждено было сохранять строгий нейтралитет.
В то же время у союзников не было единства по вопросу о судьбе Чехословацкого корпуса в России: Париж выступал за переезд во Францию, Лондон рассчитывал оставить корпус в России. Причина разногласий среди стран Антанты объяснялась тем, что по их расчётам Россия и при новом советском правительстве будет вести войну против центральных держав.


1 ГАРФ.Ф. 130. Оп.2.Д.489.Л. 17.
2 См.: Фирсов Е.В. Формирование геополитических установок Масарика в России // Тезисы докладов международной конференции: «Т.Г. Масарик и Россия». - С.59. -33-


Однако, как покажет время, эти расчёты оказались неверны. Ещё до заключения Советским правительством Брест-Литовского мирного договора с Германией проблема вывода Чехословацкого корпуса с территории России была ключевой в дипломатических контактах заинтересованных в этом государств. Прежнее решение об отправке чехословацких военных формирований через Архангельск во Францию, принятое ЧНС с Временным правительством, было пересмотрено представителями чехословаков в России и первоначально с командованием советских войск на Украине в феврале, а в последующем и с советским правительством в марте 1918 г.
Несмотря на то, что путь эвакуации чехословаков по морю через Архангельск и Мурманск обеспечивал значительно более быстрый их вывод из России, так как союзникам было бы легче обеспечить необходимое количество морских транспортов для перевозки войск, против него выступило командование Чехословацкого корпуса, опасавшееся за благополучный исход эвакуации северным путём.
По данному поводу Т.Г. Масарик писал: «...сибирский путь был самый верный: в Архангельске зимой море замерзало, а Мурманск и дорога к нему были небезопасными... транспорты, а особенно транспорты регулярные и длительные находились бы в опасности вследствие немецких подводных лодок; сухим путём ехать мы не могли, этому мешали австрийцы и немцы, которые оккупировали западную часть России. Оставалась лишь Сибирь ещё и потому, что железные дороги там действовали лучше, чем в центре России; всякие сумасбродные планы (Кавказ, Азия) нельзя было принимать всерьёз»1.
По нельзя отрицать и тот факт, что у союзников были планы оставить корпус в России для использования его в борьбе с большевиками. Так в конце ноября 1917 г. в Яссах состоялось совещание с участием некоторых представителей Антанты, русских офицеров, румынского командования и представителей Чехословацкого корпуса. Впоследствии представитель Чехословацкого корпуса Черенский в отчёте о своей работе указывал, что на


1 Масарик Т.Г. Мировая революция: Воспоминания: В 2-х т. - Прага, 1926-1927. -C.221. -34-


этом совещании представители Антанты прямо поставили вопрос: «Способна ли чехословацкая армия к вооружённому выступлению против большевиков и сможет ли она занять область между Доном и Бессарабией»? В этом же отчёте Черенский приводит и такой факт, что в середине февраля 1918 г. комендант французской военной миссии в Кишинёве генерал Вулемир, сообщив о принятии чехословацкого корпуса под покровительство Франции, прямо отдал ему приказ создать в Кишинёве при 2-й русской армии чехословацкую роту и даже, если возможно, один батальон1. Однако в декабре 1917 г. Масарик в своей директиве ясно заявил: в случае выхода России из войны корпус будет вывезен во Францию.
15 января 1918 г. филиал Национального Совета в России провозгласил чехословацкие вооруженные силы в ней «составной частью чехословацкого войска, состоящего в ведении Верховного главнокомандования Франции»2.
Корпус полностью перешел на содержание союзников. Этого чехословаки не скрывали3.
18 февраля Масарик заявил членам президиума Национального совета, что им и французскими дипломатическими представителями окончательно решен вопрос о финансировании корпуса и переброске его на Западный фронт. «Французы,- информировал Масарик, - приняли решение: дать нам эти деньги и призвать нас, чтобы мы тотчас отправились во Францию. Путь -через Владивосток (на Мурманск - дорога не в порядке, Архангельск замерз до мая)»4. На тот момент Чехословацкий корпус находился на украинской территории: первая дивизия была расположена на правом берегу Днепра - в Волынской губернии (штаб - в Полонном), вторая дивизия - на левом берегу Днепра (штаб - в Яготине). Штаб корпуса находился в Киеве5.
По соглашению с советским командованием на Украине чехословаки оставляли у себя часть оружия, объясняя, что «им быть может придется


1 Шмераль Б. Чехословаки и эсеры. - М., 1922. - С. 9.
2 Клеванский Л.Х. Указ. соч. - С. 147.
3 Минц И.И. Год 1918. - М.,1982. - С.499.
4 Клеванский А.Х. Указ. соч. - С. 153.
5 Драгомирецкий В.С. Чехословаки в России 1914-1920 гг.- С.41. -35-


пробиваться к Владивостоку с боем с пленными» (т.е. немцами и австро-венграми)1.
В телеграмме, отправленной И.В. Сталину, А.И. Муралову, М.Д. Бонч-Бруевичу 18 февраля 1918 г. начальник военных сообщений Украины Бакинский сообщал: «Чехословацкий корпус вышел из линии боев и окончательно уходит во Владивосток. По соглашению ком.кор. Антоновым чехословаки сдают все боевое авиационное и обозное имущество, кроме винтовок, части пулеметов, 2 батарей, по одной на дивизию и 1 аэроплана, по их словам французского. Сдача имущества будет в Харькове, Белгороде, Курске, остальное подлежит сдаче в Воронеже, Пензе или других пунктах...».
Но уже тогда у советского руководства возникает желание каким-либо образом взять под более жесткий контроль чехословацкие части. Тот же Бакинский добавляет: «Во всяком случае договор с главковерхом Украины ни сколько не связывает Совнарком всей России и может быть изменен, но не ранее, чем все части выйдут за линию Купянск-Курск к востоку»2.
Наличие такого желания подтверждает и обсуждение вопроса - что делать с чехословаками, на специальном заседании Высшего военного совета в Москве в марте. На совете, кроме его членов, присутствовали Г.В. Чичерин и Ф.Э. Дзержинский. Военный руководитель совета генерал М.Д. Бонч-Бруевич прямо предлагал утопить чехословаков в Днепре. Его поддержали некоторые военспецы - бывшие офицеры3. В конечном итоге, решено было подарить им жизнь. А пока с чехословаками разговаривали совсем в других выражениях. Вот приказ от 16 марта 1918 г. большевика В.А. Антонова-Овсеенко, подписавшегося как «главнокомандующий советскими войсками Южнорусской республики»: «...Наши друзья из чехословацкого корпуса, храбро и доблестно сражавшиеся у Житомира, прикрывая Киев, а под


1 ГАРФ Ф. 130. Ом.2. Д.636.Л.2; См.: Перебейнос Е.В. Причины выступления Чехословацкого корпуса (новые подходы) // Исторические чтения: Материалы науч. регион, конф. «Крушение царизма и Гражданская воина на Урале». - Челябинск, 1998. - Вып. 4. - С. 72-73.
2 ГАРФ Ф.130. Оп.2. Д.636. Л.2.
3 Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть советам. - М., 1957. -С.291-292. -36-


Гребенкой и Бахмане охраняя пути к Полтаве и Харькову, уходят теперь с Украины и сдают нам часть военного снаряжения. Революционные войска не забудут братской помощи, которую чехословацкий корпус оказал в бою рабочему народу Украины с бандами хищного империализма. Оружие, сдаваемое чехословаками, революционные войска принимают, как братский подарок»1.
18 марта 1918 г. чехословацкая делегация посетила в Москве Совет Народных Комиссаров (СНК) для урегулирования вопроса о передвижении Чехословацкого корпуса по территории России на Дальний Восток. Председатель CНK В.И. Ленин дал на это согласие и заявил о том, чтобы «войско отправлялось как можно поскорее во Владивосток», при этом пообещал отправить указания Советам по линии Курск-Пенза-Самара оказывать всяческую помощь для скорейшего передвижения эшелонов2.
Но, тем не менее, эшелоны с чехословацкими частями продолжали передвигаться недостаточно быстро. Серьёзной причиной медленного передвижения чехословацких эшелонов стало отсутствие достаточного количества подвижных средств из-за кризиса на железнодорожном транспорте.
28 марта, как сообщает И. Клацанда из Москвы, советское правительство предписало всем железным дорогам содействовать быстрейшему продвижению чехословацких эшелонов3. В свою очередь, комиссар чехословацких эшелонов П.И. Макса признавал, что чехословаки требовали от властей в то время практически невозможного - бесплатного передвижения 70 поездов с 55 000 человек на расстояние 9000 километров, тогда, как в России железнодорожное сообщение было настолько разрушено, что население неделями ждало поезда4.
Захват подвижного состава, имевший место на Украине, продолжился и после того, как чехословаки оказались иа территории Советской России. На


1 Лебедев В.И. «Чехословацкий фронт» и московский процесс // Воля России. - Прага, 1922. - № 23-24. - С.8.
2 См.: Велеховский В. Чехословаки в России. - С.26.
3 Ческословенски денник. 1918. 1 апреля.
4 См.: Недбайло Б.Н. Указ. соч. - С.57. -37-


станции Бобров они захватили паровоз от почтового поезда, а на станции Лукашевка - тысячи тонн продовольствия и фуража. В ответ командование Московского военного округа дало распоряжение местным советам об остановке и разоружении эшелонов с чехословаками. Это указание вызвало волну возмущения и недовольства у командиров некоторых подразделений корпуса. Командир 2-й дивизии генерал Н. Подгаецкий отреагировал на это тем, что с вооружённым конвоем ворвался к В.В. Кураеву, председателю Пензенского совета, и угрожал повесить его, если приказ не будет отменен, а командир 8-го полка полковник А. Писаренко на одной из станций «устроил вооружённую демонстрацию»1. В ответ на эти инциденты СНК направил в Пензу предписание удалить из корпуса «контрреволюционный командный состав». Чехословацкое командование вынуждено было уволить 30 марта 1918 г. наиболее радикальных командиров: генерала Н. Подгаецкого, командиров 7-го и 8-го полков полковников В. Смуглова и А. Писаренко. Всего было уволено 15 русских офицеров2.
Местные Советы также попытались решать проблему с транспортировкой чехословаков по их территории. Председатель Центросибири (Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири) Н.Н. Яковлев по факту отправки Чехословацкого корпуса во Францию через Владивосток в своей телеграмме СНК и Советам близлежащих регионов заявил, что «Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири считает сосредоточение этих сил там опасным и недопустимым, поэтому обратился к Омскому военному комитету с требованием задержать дальнейшее продвижение эшелонов... Центросибирь категорически требует от всех местных совдепов и железнодорожников немедленного разоружения и приостановки движения чехословацких эшелонов. Оружие должно быть


1 См.: Клеванский А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус... -С.181.
2 В чехословацком корпусе продолжали оставаться как русские генералы: командир корпуса В.Н. Шокоров, начальник штаба корпуса М.К. Дитерихс, командир 1 дивизии Н.П. Коломенский, так и русские офицеры: начальник штаба 1 дивизии полковник А. Леонтьев, временный начальник штаба 2 дивизии подполковник Б.Ф. Ушаков, командиры полков: 1-го капитан А.П. Степанов, 3-го подполковник С.Н. Войцеховский. В корпусе по-прежнему оставался довольно высокий процент офицеров: 1 офицер приходился на 16 рядовых. (См.: Софинов П. Чехословацкий мятеж // Исторический журнал. - 1940. -№12. - С.48.) -38-


сдано полностью в штабы военных округов... Мы категорически требуем отправки их через Архангельск»1. Все эти факты красноречиво свидетельствуют о том, что были решены не все вопросы, связанные с передвижением чехословацких эшелонов. И даже центральная власть в силу своей слабости не могла их разрешить.
Председатель ЧНС Т.Г. Масарик предполагал, что местные Советы будут препятствовать передвижению эшелонов. Основную причину он видел в том, что большевистский режим не был еще централизован и страна распадалась на автономные части2. Вскоре эти предположения оправдались. В данной связи следует отметить то, что такие препятствия были следствием не столько злой воли местных властей, сколько закономерным опасением вмешательства регулярных воинских частей, таковыми были чехословацкие формирования, во внутреннюю жизнь российских регионов.
Народный комиссар путей сообщения В.И. Невский в телеграмме народному комиссару по военным и морским делам Л.Д. Троцкому сообщал, что им получена телеграмма от председателя коллегии по передвижению войск на Самаро-Златоустовской железной дороге Н. Асланова, в которой он требует остановки чехословацких эшелонов в Сибири любой ценой, но при этом обращает внимание на то, что военное ведомство не только не принимает, но и не даёт принимать никаких мер. Несогласованные действия по задержке этих эшелонов вносили окончательную неясность в движение поездов3. 5 апреля 1918 г. Япония высадила небольшой десант во Владивостоке без согласования с союзниками. Большевистское руководство посчитало это достаточным основанием для разрыва только что установленного соглашения с корпусом. 9 апреля из Москвы в Красноярск было отправлено подписанное Сталиным разъяснение, фактически отменявшее прежнее мартовское соглашение. «Теперь после десанта положение изменилось,- говорилось в ней,- теперь необходимо полное


1 ГАРФ. Ф. 130. Оп.2.Д.636.Л. 12-14.
2 См.: Масарик Т.Г. Мировая революция ... -С.223.
3 ГАРФ. Ф. 130. Оп. 2.Д.636. Л.23 -39-


разоружение эшелонов и отпуск их на восток только маленькими частями и с перерывами, ни в коем случае не в месте. Все дело в том, что чехи рассматривают себя как французскую армию, а союзники смотрят на них как на немецких военнопленных, ища в них повод к вмешательству.... В Архангельск их нельзя! Разъясните все это чехам. И неуклонно проводите эту линию. Другого пути нет»1.
Разногласия между центральной и местной властями по вопросу передвижения чехословацких эшелонов не могли не вызвать подозрений командования Чехословацкого корпуса. Оно полагало, что Советское правительство лукавит, говоря о беспрепятственном передвижении эшелонов с чехословаками на восток. В своей телеграмме Председателю СНК С. Лукьянов отмечал, что за «неимением никаких указаний от Совнаркома чехословаки крайне возбуждены такой ненормальностью со стороны местных властей и нежеланием исполнять приказания Совнаркома»2.
Данное обстоятельство ещё раз доказывает тот факт, что, принимая решение о переброске чехословацких эшелонов через всю Россию, власти не проработали должным образом вопрос об обеспечении их всеми необходимыми материальными средствами: паровозной тягой, топливом, продуктами питания. Отсутствовала чёткая организация передвижения их по всему протяжению маршрута. Это приводило к сбоям в работе железной дороги и вызывало недовольство не только у самих чехословаков, но и вызывало раздражение у местных властей и начальников железных дорог.
Вот что сообщали В.И. Ленину о прибытии эшелонов с чехословаками из Купянска: «Временный неприём Юго-Восточной железной дороги по Купянску был вызван совершенно неожиданным наплывом чехословацких эшелонов. Которых было за сутки принято от всяких норм за 18 февраля 1918 г. тринадцать эшелонов»3. Подобного рода телеграммы приходили в Совнарком и спустя месяц. В конце марта в Совнарком поступила


1 ГАРФ. Ф.130. Оп. 2.Д.636. Л.20а.
2 Там же. Л. 16.
3 Там же. Л.6. -40-


телеграмма из Воронежа, и которой говорилось, что «в пределах района 23 марта находится 58 эшелонов чехословацких полков, которые загружены по распоряжению Главковерха В.А. Антонова-Овсеенко. Крайне стесняют дороги района. Благоволите содействовать, и освободить район от этих эшелонов»1.
Несогласованность и разногласия по решению вопроса, связанного с направлением и порядком транспортировки Чехословацкого корпуса, между центральной властью и Центросибирыо после переговоров 5-7 апреля 1918 г. формально были устранены. Но фактически сбои из-за низкой организованности и плохой материальной обеспеченности железной дороги не прекращались. По-прежнему продолжались случаи самозахвата подвижного состава со стороны чехословацких войск. После переговоров поток эшелонов был ограничен до двух в сутки, затем вырос до четырёх. К концу апреля пропускная способность железной дороги снизилась до одного эшелона через сутки и в конечном итоге стала равна нулю2.
В этой нестабильной ситуации, вызванной всё обостряющимся конфликтом между командованием Чехословацкого корпуса и советской властью, на политику чехословацких войск начала активно влиять агитация контрреволюционных сил, находящихся в Поволжье и Сибири.
Социалисты и либералы России первоначально были настроены против формирования большого чехословацкого войска, называя чехов и словаков «шовинистами»3. Тем не менее, после октябрьских событий в России, а особенно после заключения большевиками Брестского мира с Германией, отношение к Чехословацкому корпусу начало меняться.
Одними из первых, кто разглядел в чехословаках своих союзников по борьбе с большевиками, были представители партии социалистов-революционеров (ПСР). Эсеры со времён царизма не пренебрегавшие методами вооружённой борьбы, сознавая, что в центре страны большевизм


1 ГАРФ. Ф.130. Оп. 2.Д.636.Л.7.
2 Там же. Л.6.
3 См.: Масарик Т.Г. Мировая революция... -С.180. -41-


опирается на значительные массы пролетарского населения, начали переброску своих сил на восток - в Поволжье и Сибирь1. Зимой-весной 1918 г. там возникло эсеровское подполье, вооружённую силу которого составило офицерство.
Официальное решение о политике и тактике действий эсеров после роспуска Учредительного собрания и разгона большевиками Советов в 18 городах центральной России принял состоявшийся в мае 1918 года VIII съезд партии эсеров. В соответствии с документами ЦК эсеров основные силы направлялись на восток страны - в Сибирь, Поволжье и на Урал, которые должны были стать центрами борьбы за свержение Советской власти.
К началу лета 1918 г. Среднее Поволжье было опутано довольно густой сетью контрреволюционных сил: в Казани действовали офицеры генерала И. Попова и савинковцы, многие из которых после раскрытия заговора органами ВЧК в конце мая переехали в Самару, где организовали подполье.
Но вскоре подпольщики ясно осознали, что большинство населения к идее Гражданской войны относится пассивно2. Сказывалась накопившаяся усталость от только что пережитых невзгод Первой мировой войны и удалённость народных интересов от политики вообще, особенно крестьянства. Так крестьяне Симбирского уезда на своём съезде ещё в ноябре 1917 года требовали от большевиков прекращения «междоусобной гражданской войны»3. Необходимо учитывать и то, что с наступлением сезона полевых работ крестьяне всецело было заняты хозяйственными заботами.
Наконец, немаловажную, если не главную роль играла сама советская власть. Выступление против неё многим казалось авантюрой лишь потому, что большевики держали ситуацию в стране под жёстким контролем и решительно подавляли очаги сопротивления за счёт быстрой переброски эшелонами красногвардейских отрядов из одного города в другой, причём


1 См.: Иоффе Г.З. Играть с огнём и деревянных домах опасно // Московские новости. 1992. 12 июля.
2 Речь П.Д. Климушкина // Вестник Комуча. Самара. 1918. 6 сентября.
3 См.: Резолюция крестьянскою съезда // Симбирское слово. 1917. 2 ноября. -42-


эти отряды, как правило, состояли из бойцов интернационалистов или рабочих других губерний.1
Расправы с противниками советской власти были жестокими. «Око за око, зуб за зуб», - писала по поводу восстания в Саратове 22 мая 1918 г. газета «Правда». «Восстание лавочников, кулаков должно быть беспощадно и до конца подавлено»2.
Жестокие меры, по мнению руководства РСФСР, должны были сдерживать действия контрреволюционного подполья и открытое проявление недовольства народных масс, которое представляло реальную угрозу для существования советской власти. «Не допускайте никаких восстаний... расправляйтесь беспощадно со всеми, иначе ... советская власть погибнет», -телеграфировал В.И. Ленин В. Антонову-Саратовскому3.
Нужна была внешняя сила, которая всколыхнула бы массы и влила энергию в разлагавшиеся боевые дружины. Примером такой силы можно считать борьбу уральских казаков, которая повлияла на активность населения Саратовской губернии, где в мае 1918 г. после неудачного похода сторонников советской власти на Уральск восстали Пугачёвский и Новоузенский уезды. В них сразу же стали возникать многочисленные крестьянские отряды подобные «Семёновской» или «Краснореченской» дружинам численностью 1000 и 700 человек соответственно4. В представлении контрреволюционеров такой силой потенциально также мог стать и Чехословацкий корпус.
На всём пути следования чехословацких войск офицеры бывшей царской армии, не принимавшие власть большевиков, вступали в контакты с командованием чехословаков. Доказательством тому может служить фрагмент из воспоминаний майора Я. Кратохвила, командира батальона 6-го чехословацкого полка: «Русские офицеры, которыми была переполнена


1 См.: Медведев Е.П. Гражданская война в Среднем Поволжье 1918-1919 гг. - Куйбышев, 1974. - С.60-62; Суворов Д.В. Неизвестная гражданская война. - Екатеринбург, 1999. - С. 130-131.
2 Медведев Е.И. Гражданская война в Среднем Поволжье 1918-1919 г г. - С.60-62.
3 Там же. - С.67.
4 См.: Кутяков И. С Чапаевым по Уральским степям, борьба с уральской п чехословацкой контрреволюцией. - М.-Л.,1928. - С.45-46. -43-


Западная Сибирь, возбуждали и поддерживали в нас недоверие к советской власти. Уже давно до выступления, на станциях, где мы задерживались на большое время... уговаривали нас к насильственному выступлению... От офицеров в вагонах чехословацких поездов часто принимались донесения, они играли для нас роль шпионов. Позже, перед самым выступлением, они своей помощью содействовали удачным действиям, так как доставляли планы городов, размещения гарнизонов и т.д.»1. Все эти перечисленные факты указывают на то, что проблема переброски Чехословацкого корпуса во Владивосток, должна была быть решена как можно быстрее. В противном случае это грозило самыми серьезными последствиями для советской власти.
По-прежнему остро стояла проблема наличия у чехословацких частей оружия. Как уже говорилось, по соглашению с советским командованием на Украине, чехословаки получили право оставить у себя часть оружия, вплоть до двух артиллерийских батарей"2. Однако, местные Советы Поволжья и Сибири, увидев опасность соединения их с отрядами атамана Семенова для захвата Восточной Сибири, распорядились приостановить продвижение эшелонов корпуса. Об этом сообщалось в Совнарком из Казани, Вятки, Симбирска, Красноярска3.
По поручению СНК 26 марта И.В. Сталин передал в Пензу, что чехословакам, в случае их полного разоружения, будет разрешено следовать во Владивосток. Филиал Национального Совета этого требования большевиков (правда, после дискуссии) принять не смог. СНК пошел на уступки и в тот же день передал через И.В. Сталина новые условия: «Чехословаки продвигаются не как боевая единица, а как группа свободных граждан, везущих с собой известное количество оружия для защиты от покушений со стороны контрреволюционеров». Все эшелоны ставились под строгий контроль комиссаров4.
Чехословаки формально приняли условия большевиков. На основании


1 Кратохвил Я. Путь революции.-Прага, 1922.-С. 19.
2 ГАРФ. Ф.130. Он. 2.Д.636.Л.1-2.
3 См.: РГВА. Ф. I. On. I. Д.449. Л.43-46.
4 Клеванскнй А.Х Указ. соч.-С.184-185. -44-


упомянутого договора по Чехословацкому корпусу был объявлен приказ №35 от 27 марта 1918 года, в котором говорилось: «В каждом эшелоне, без исключения, оставить для собственной охраны вооружённую роту численностью в 168 человек, включая унтер-офицеров, и 1 пулемёт, на каждую винтовку 300, на пулемёт 1200 зарядов. Все остальные винтовки и пулемёты, все орудия должны быть сданы русскому правительству в руки особой комиссии в Пензе, состоящей из трёх представителей чехословацкого войска и трёх представителей советской власти. На обязанности этой комиссии лежит следить за правильностью демобилизации»1.
По в тот же день на местах была получена телеграмма Л.Д. Троцкого, где говорилось о необходимости полного разоружения чехословаков2. Вероятно, у него было желание переложить инициативу решительного разоружения чехословаков на местные органы власти, самому оставаясь в тени. Необходимость таких решительных мер Троцкий впоследствии объяснял тем, что чехословаки представляли опасность для советской власти, так как «Чехословацкий корпус держал себя на нашей территории как самостоятельная держава. Мы ничего, или почти ничего, не могли ему противопоставить»3. Секретные телеграммы о необходимости полного разоружения чехословаков продолжали поступать в местные Советы. В архивах сохранились такие телеграммы и от 24 апреля, и от 23 и 24 мая 1918 г.4. В телеграмме Цснтросибири об этом заявлено прямо: «Записка Сталина стремится возложить на нас ваши обязанности в данном случае»5. Таким образом, создалось неопределенное положение и обстановка накалялась с каждым днем. «Комиссар СНК но передаче Чехословацких революционных эшелонов» Лукьянов телеграфировал 8 апреля 1918 г. Ленину и председателю Пензенского Совета Кураеву: «Чехословаки честно выполнили все условия, и согласно условиям СПК у них находится только


1 Голечек В. Указ. соч. Л.7; См.: Цветков В. Мятеж // Родина. - 2001. -.№ 6. - С.55.
2 РГВА. Ф. I. Oп. I. Д.449. Л. 22; ГД РФ Ф. 130. Оп.2.Д.636Л. 16.
3 Луначарский А.В., Радек К., Троцкий Л. Силуэты: политические портреты. - М., 1991. - С.94.
4 Парфенов П.С. Гражданская война в Сибири 1918-1920. - М„ 1925. - С.24.
5 ГАРФ. Ф.130. Он. 2.Д.636.Л.3 -45-


оружие крайне необходимое для самозащиты. Несмотря на это во всех больших городах, Сызрань, Уфа, Самара, Челябинск, местные власти требуют сдачи всего оружия, которое Совнаркомом разрешено оставить при эшелонах... Во избежание могущих возникнуть очень серьёзных столкновений о чём прошу немедленно по прямому проводу приказать всем местным властям в Сызрани, Омске не задерживать эшелоны и не отнимать оружия необходимого для самозащиты. Поведение чехословаков безукоризненно»1.
И действительно, до начала выступления эшелонами, двигающимися через Пензу, было сдано: 21600 винтовок, 1080000 патронов, 216 пулеметов, 44 легких полевых орудия, 5 грузовых и 6 пассажирских автомобилей, 4 аэроплана, 3500 лошадей и другое имущество2. В телеграмме из Пензы, напечатанной в № 65 газеты «Правда» от 6 апреля 1918 г., также сообщается от том, что корпус сдал представителям советской власти следующее вооружение: 50000 винтовок, 5000000 патронов, 1200 пулемётов, 6000 лент к ним, 72 орудия, 3 аэроплана, 197 лотков со снарядами, амуницию и лошадей3. Несмотря на расхождение в цифрах, видно, что свои обязательства о сдаче оружия чехословаки выполняли.

Но, видимо, в Москве считали иначе, так как на приведенном выше сообщении есть резолюция: «Повторить телеграмму т. Троцкого о разоружении чехословаков и пропуске от 27 марта 1918 г.».
Председатель Центросибири Н.Н. Яковлев телеграфировал в Москву 25 апреля: «Троцкий настаивает на пропуске чехословаков. Мы, относясь к этому отрицательно, пропускали во Владивосток. Несколько эшелонов прошло. Теперь Чичерин протестует против пропуска. Как же быть? Уладьте, сообщите ...»4.
Председатель Уфимского губернского исполнительного комитета


1 ГАРФ. Ф.130. Оп. 2.Д.636.Л.16-17.
2 См.: Русская Армия. 1919. 8 июня.
3 См.: Хабас Р. К истории борьбы с чехо-словацким мятежом // Пролетарская революция. - 1928. - № 5. -С.60.
4 ГАРФ. Ф.130. Оп.2.Д.636.Л.26. -46-


(губисполкома) Элыдин в воспоминаниях писал: «У нас разброд по вопросу о чехословаках, причем у меня создалось такое впечатление, что подобный разброд был и в центре»1. Сходные мысли по этому поводу высказывал и член Иркутского ревкома П.П. Постышев2.
Действительно действия советской власти по отношению к корпусу носили противоречивый характер. Прежде всего, это можно объяснить тем, что 3 марта 1918 г. между Советской Россией и Германией был заключен Брестский мирный договор. Согласно его условиям, Россия, как нейтральное государство не должно иметь на своей территории иностранные военные формирования3. Это условие ставило, хоть и частично, вооружённый Чехословацкий корпус вне закона. Подтверждением такого положения корпуса стала нота по чехословацкому вопросу, адресованная народным комиссариатом но иностранным делам РСФСР американскому, английскому, итальянскому и французскому представителям в Москве в июне 1918 г.4.
В то же время германское командование было заинтересовано, чтобы эвакуируемый из России корпус как можно позднее прибыл в Европу, а то и вовсе застрял на её территории. Обеспечив свои тылы на востоке заключенным миром, Германия предприняла во второй половине марта 1918 г. решительное наступление на Западном фронте, и появление там чехословацких частей было нежелательно. Поэтому немецкая дипломатия оказывала на Москву серьёзное давление, с тем, чтобы любой ценой задержать корпус в российской глубинке на возможно больший срок5. И, судя по действиям германского посла Мирбаха в Москве, давление было, видимо, не только дипломатическим. 15 марта он побывал впервые у В.И. Ленина6. За месяц до своей гибели, 3 июня 1918 г. Р. Мирбах отправил


1 Цит. по: Константинов С.И. Вооружённые формирования антибольшевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы гражданской воины: Дне. ... д-ра ист. наук. - Екатеринбург, 1998. - В 2 т. - T.I. -С. 100.
2 Постышев П.П. Гражданская война на востоке Сибири (1917-1922 гг.).- М., 1957.-C.I6-I7.
3 См.: Документы внешней политики СССР. В 2 т. - М., 1957-1958. -T.I. - С. 119-124.
4 См.: Внешняя политика СССР 1917-1944 гг.: В 2 т,- М„ 1944.-T.I.- С.91-92.
5 Пайне Р. Русская революция. - М., 1994. - 4.2. - С.284.
6 В.И. Ленин: Биографическая хроника. 1870-1924: в 12-ти т. т.5. Октябрь 1917-июль 1918. - М., 1974. -С.294. -47-


шифрованную депешу в германское министерство иностранных дел: «Из-за сильной конкуренции союзников нужны 3 миллиона марок в месяц». Через два дня советник германского посольства Траутман по поручению Мирбаха шлет новую телеграмму: «Фонд, который мы до сих пор имели в своем распоряжении для распределения в России, весь исчерпан. Необходимо поэтому, чтобы секретарь имперского казначейства предоставил в наше распоряжение новый фонд. Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, этот фонд должен быть, по крайней мере, не меньше 40 миллионов марок»1.
Правительство РСФСР пыталось выйти из непростой политической ситуации, учитывая ту неустойчивость, которой отличалось международное положение молодого пролетарского государства весной 1918 г.
Опасаясь полномасштабных боевых действий со стороны Германии и её союзников Народный комиссар по иностранным делам Г.В. Чичерин отправил 21 апреля срочную телеграмму в адрес Красноярского совета с требованием, чтобы были приняты все меры по приостановке переброски «чехословацких отрядов» на восток. Одновременно с этим Г.В. Чичерин просил начать эвакуацию германских пленных в европейскую часть России в связи с японским наступлением в Сибири2. Германская сторона была явно обеспокоена тем, чтобы её граждане, находившиеся в России в качестве военнопленных, не попали в руки японцев - противников по продолжавшейся войне. Тем более что в соответствии с Брест-Литовским договором все военнопленные должны были вернуться в Германию3.
Но вскоре в нарушение Брестского договора немецкие войска начали продвижение на юго-восток, захватывая украинские и прилегающие к ним российские территории. В этой сложной ситуации большевики предпринимали попытки ослабить нажим со стороны Германии путем ведения переговоров со странами Антанты. Так Л.Д. Троцкий вёл переговоры


1 Волкогонов Д. Ленин. Политический портрет: В 2-х кн.. - М., 1997. - Кн.1. - М., 1996. - С. 223-224.
2 Цит. по: Клеванский A.X. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус... -C.196.
3 См.: Документы внешней политики СССР... -С.123. -48-


со странами Четвертного согласия, которые продолжались, как указывает переписка Государственного секретаря Лансинга с Президентом США В. Вильсоном до лета 1918 г. Один из рассматриваемых вопросов касался интервенции в Россию союзнических войск через Мурманск и Владивосток1. По этому поводу эсер В.И. Лебедев еще в 1920 г. отмечал, что «в то время интервенция иностранцев уже существовала - но она была просоветской. А именно, англичане и французы действовали в полной дружбе и по приглашению большевиков на Мурмане... Английские генералы и адмиралы приветствовались встававшими при их появлении членами Мурманского совдепа. Это был краткий момент флирта Троцкого с французами, заслугу которого ставил в свой актив г. Садуль» 2. И действительно, 1 марта 1918 г. на запрос председателя Мурманского Совета Юрьева, «в каких формах может быть приемлема помощь живой и материальной силой от дружественных нам держав», поступил ответ из Москвы, в котором Л.Д. Троцкий даже обязал «принять всякое содействие союзных миссий», что послужило как бы официальным разрешением на высадку англофранцузских войск3. Во второй половине апреля 1918 г. в связи с угрозой германского наступления на севере Высший Военный Совет республики принял решение «использовать чехословацкие эшелоны для охраны Мурманского края, его побережья и Мурманской железной дороги». Однако предварительно англичане и французы должны были дать гарантию, что «чехословаки не будут использованы во вред Российской республике»4. Такое подтверждение было получено только через месяц.
В начале мая 1918 г. командование вооружённых сил Четвертного согласия (преимущественно по настоянию Великобритании) приняло решение, что части легиона, находящиеся всё ещё западнее Омска, не будут следовать во Владивосток, а повернут на север, в Архангельск и Мурманск,


1 См.: Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России: Документы п материалы. -Владивосток, 1997. - С. 177-178.
2 Воля России. - 1922. - № 23-24. - С.8.
3 См.: Васюков В.С. Предыстория интервенции. Февраль 1917-март 1918 гг. - М., 1968. -С. 289.
4 ГАРФ. Ф. 130. Оп. 2.Д.574 Л.21. -49-


где получат дальнейшие распоряжения. Москва против этого не возражала, так как это укрепляло позиции союзников па севере России и, следовательно, сдерживало натиск со стороны Центральных держав. Но такое решение, как указывал представитель ЧНС в России П. Макса в своих воспоминаниях, вызвало недовольство среди чехословаков1.
Здесь необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что английское руководство попыталось представить такое изменение маршрута, как инициативу сугубо Советского правительства. В итоге в действиях большевистского руководства чехословаки видели скрытую немецкую интригу с целью «загнать оставшиеся чехословацкие войска на безлюдный Мурман и там заморить их голодом». Все это происходило в условиях усилившейся агитации со стороны эсеров и других политических партий антибольшевистского лагеря, что вызывало дополнительное недоверие чехословаков.
Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что ещё в апреле 1918 года во французском посольстве в Москве состоялось совещание, на котором представители Антанты достигли соглашения об антисоветском выступлении корпуса. Французский представитель при корпусе майор А. Гинэ сообщил чехословакам, что союзники решили в конце июня начать интервенцию и рассматривают чешскую армию вместе с прикомандированной к ней французской миссией в качестве авангарда союзных войск2. Также произошли важные изменения и в руководстве филиала Национального Совета. В начале марта Масарик, считая свою миссию в России выполненной, уехал в США. После его отъезда резко возросла роль И. Клецанды (именно он вел переговоры с большевиками в конце марта), который считал необходимым участие корпуса в борьбе о большевиками.
«Наша армия в России,- свидетельствовал Э. Бенеш,- являлась для


1 См.: Недопило П.И. Указ.соч.-С.73
2 Из истории гражданской войны в СССР: Со. документов и материалов 1918-1922. И 3-х томах. - М., 1961. -T.1.-C. 17. -50-


союзников просто пешкой на шахматной доске, причем весьма весомой. Мы не могли сами решать, проводить интервенцию или не проводить»1.
Действительно, за чехословаков решали другие. «2 мая 1918 г. я уведомил государственный департамент, что время для союзнической интервенции наступило и указал подробно причины»2 - писал позднее посол США Френсис. К началу чехословацкого восстания в среде союзных миссий в России не было ни одного человека, который бы стоял на точке зрения интервенции с одобрения Советского правительства. И это сыграло очень важную роль в широком разливе восстания.
Однако рядовой состав корпуса, вспоминал Грэвс, не желал вмешиваться в гражданскую войну и готов был сражаться с большевиками только потому, что чехословаки «представляли их себе агентами Германии или Австрии и полагали, что большевики мешают им при осуществлении их стремлений», - создать независимое государство3.
«Они (чехословаки), - подчеркивал Локкарт,- не любили царского режима, который отказывался признавать их как самостоятельную национальность. Они были демократы по инстинкту, сочувствовали русским либералам и социалистам-революционерам. Они не могли дружно работать с царскими офицерами, составлявшими основные кадры в армиях антибольшевистских генералов»4. Необходимо добавить, что на 80% это были люди с университетским образованием. При корпусе, например, издавалась своя газета5.
Не было вражды к чехословакам и со стороны населения страны. В колчаковской газете «Русская армия», в статье, посвященной «годовщине свержения Советской власти Чехо-Словаками в Сибири», приводится резолюция рабочего собрания: «Собравшись 2-го июня в театре
Сергиевского завода, мы, рабочие, Сергиевского завода и Томиловского


1 Краль В. О контрреволюционной и антисоветской политике Масарика и Бенеша. - М., 1955. - С. 71-72.
2 См.: Девидов М. К истории союзной интервенции в России. - Т.1. Дипломатическая подготовка. - Л., 1925. -С. 124.
3 Грэвс В. Американская авантюра в Сибири (1918-1920). - М.,1932. -С.61.
4 Локкарт В. История изнутри. Мемуары британского агента. - М.. 1991. -С.265.
5 См.: Драгомирецкий В.С. Указ.соч. - С.93. -51-


артиллерийского склада в количестве около 1500 человек выражаем свое горячее негодование и полное презрение Комиссару но Военным Делам Троцкому-Бронштейну за провокационную двуличность, который своими кровожадными приказами и холопской угодливостью перед немецким империализмом стремится кровью залить и раздавить революционный порыв наших братьев Чехо-Словаков, славных и многолетних борцов за наше освобождение. Вместе с тем мы просим наших товарищей крестьян по пути следования Чехо-Словаков оказать им содействие, достать продовольствие. Да здравствует свободная Чехия! Да здравствует Чехо-Словаки! Долой Троцкого, долой Ленина!»1.
Об этом говорят и свидетельства большевиков.
В докладе Р.И.Берзина от 14 июня отмечалось: «В самом городе Екатеринбурге рабочие Верх-Исетского завода на многотысячном митинге не давали говорить представителям Советской власти и заявляли, что с чехословаками у них вражды нет»2.
Не понимали позицию центра и большинство местных Советов. «До 25 мая,- говорилось в информации Краевого Совета Западной Сибири,- у нас были совершенно мирные отношения с чехословаками. Чувствовалось только, что кто-то их обхаживает»3. Признавал это и сам Троцкий. «В первое время даже со стороны местных Советов ... мы не встречали того отклика, на который имели бы право рассчитывать»4 - отмечал он в речи 29 июля 1918 года.
Лишь в мае были намечены примерные задачи корпуса в случае интервенции. 15 мая английское министерство иностранных дел сообщило консулу Ходжсону во Владивостоке, что корпус «может быть использован в Сибири в связи с интервенцией союзников, если она осуществиться»5.
18 мая французский посол в России Нуланс сообщил военному


1 Русская армия. 1919. 8 июня.
2 Центр документации общественных организаций Свердловской области (далее ЦДООСО). Ф.41. Оп.2. Д.59.Л.14.
3 См.: Гудошников М.А. Очерки но истории гражданской воины в Сибири. - Иркутск, 1959. - С.78.
4 Троцкий Л.Д Социалистическое Отечество в опасности // Сочинения. - Т. 17. - Ч. I. - С.506.
5 Ротштейн Э. Когда Англия вторглась п Советскую Россию. - М„ 1982. - С. 77. -52-


представителю при корпусе майору Гинэ, что «союзники решили начать интервенцию в конце июня и рассматривают чешскую армию в качестве авангарда союзной армии».1 Из этого документа становится очевидно, что корпус мог быть использован руководством Антанты в качестве передовых войск интервентов, ио только в конце июня. Что же подтолкнуло части корпуса к выступлению раньше запланированного срока?
К середине мая в Челябинск съехались делегаты долго откладывавшегося съезда чехословацкого корпуса. 14 мая военные представители Англии и Франции довели до сведения некоторых чехословацких командиров планы участия корпуса в возможной интервенции (но никак не окончательный план выступления, поскольку планы интервенции разрабатывались именно в расчете на конец июня).
В те же дни 14-17 мая в Челябинске произошел следующий инцидент. 14 мая из вагона следующего в Омск железнодорожного эшелона с беженцами и австро-венгерскими пленными была предположительно брошена чугунная ножка от печки. Она попала в голову чешского солдата Франтишека Духачека, который ремонтировал фургон на платформе. От сильного ушиба тот потерял сознание. Тогда чехословацкие солдаты остановили эшелон, отцепили от него три вагона с военнопленными, вывели их наружу, девятерых избили и ранили, а одного - Иогана Малика, на которого как на виновника броска чугунной ножки указал один из избитых,-убили2.
17 мая созданная Челябинским Советом комиссия арестовала 10 чехословацких солдат, подозреваемых в расправе над Маликом. Командование эшелонов 3-го и 6-го полков чехословацкого корпуса выслало в Совет депутацию с требованием немедленно освободить арестованных, но она была также задержана. В ответ на это действие чехословаки начали захват ключевых пунктов города. Для Совета это было полной


1 Из истории гражданской войны и СССР: Сб. документов и материалов 1918-1922. в 3-х т. -T.I. - М., 1961. -С. 17.
2 Объединённый государственный архив Челябинской области (далее ОГАЧО). Ф.596. Оп.1. Д.142.Л.11. -53-


неожиданностью, и сопротивления легионерам оказано не было. Об этом свидетельствуют показания очевидца этих событий «17 мая... прибежал ко мне начальник отряда Ярченко. Заявил, комиссариат арестован, это было около 7 часов вечера, наша охрана обезоруживается, чехословаки выступают против Совета, арестовать его. Я спросил за что, он ответил за то, что арестовали 10 человек, чехов, которые были присланы для дознания в следственную комиссию, затем арестовали 12 человек, делегацию чехов, и они возмутились, хотят Совет арестовать, своих освободить»1.
На следующий день Совет освободил арестованных, и чехословаки покинули город. Надо отметить, что чехи тоже не желали обострения обстановки. Об этом свидетельствует их заявление. «На завтра [18 мая] чехословаками было выпущено обращение к населению за подписью командира 3-го чехословацкого полка, что никогда не пойдём против советской власти и что вчера 17 мая мы приходили освободить арестованных без вины. Не верьте никому, кто будет говорить, что чехи враги русского народа»2. Инцидент с чугунной ножкой, таким образом, был улажен3.
Но в Москве реакция на случившееся была иной. Советское руководство увидело в этом событии посягательство на свою власть и поспешило принять карательные меры. Так, в ночь на 21 мая были арестованы заместители председателя филиала Национального Совета П. Макса и Б. Чермак, первый из которых был известен как противник участия в интервенции. 21 мая арестованные по требованию большевиков отдали приказ чехословацким формированиям сдать все оружие «безо всякого исключения» официальным представителям местных Советов. Все это слишком напоминало провокацию, тем более что арест Макал резко усилил позиции редактора официальной газеты корпуса Б. Павлу, ярого антиболыпевика4.
В донесении американского посланника в Токио своему правительству


1 ОГАЧО. Ф.596. Оп.1. Д.142. Л.23.
2 ОГАЧО. Ф.596. Oп. I. Д.264. Л. 143.
3 См.: Клеванский A.X. Указ. сом. - С.202-203.
4 Юрченко В. Указ. соч. - С.32. -54-
говорилось, что находящийся в Токио Масарик, когда получил первое известие о разоружении чехословаков, заявил, что это вполне естественный процесс и что эти отряды должны быть разоружены.1
Но большевики предприняли еще более радикальные шаги. 21 мая председатели Советов Пензы, Самары, Уфы, Челябинска, Омска, Кургана, Петропавловска и Иркутска получили телеграмму заведующего оперативным отделом Народного комиссариата по военным делам С.И. Аралова. В ней говорилось, что по приказанию Троцкого «предлагаю вам предложить чехословакам, находящимся в эшелонах - организоваться в рабочие артели по специальности и вступить в ряды советской Красной армии». В тот же день последовала еще более решительная телеграмма Аралова: «предлагаю немедленно принять срочные меры к задержке, к разоружению и расформированию всех эшелонов и частей чехословацкого корпуса, как остатка старой регулярной армии. Из личного состава корпуса формируйте красноармейские части и рабочие артели...». На деле получалось, что большевики вовлекали чехословаков в Гражданскую войну и вместе с тем принуждали изменить присяге, данной легионерами французскому командованию2. Как утверждает И. Веселы, бывший шефом чехословацкой госбезопасности и имевший доступ к соответствующим архивам, ранее отданные Троцким секретные приказы о разоружении чехословаков стали им известны3.
Состоявшееся 20 мая совещание членов филиала Национального Совета, командиров полков и руководителей делегаций обеих дивизий приняли решение оружия не сдавать и в случае необходимости пробиваться на восток с боем.
В созданный съездом (взамен филиала Национального Совета) Временный исполнительный комитет (ВИК) чехословацкой армии вошли члены упраздненного филиала И. Давид, Е. Павлу, Ф. Рихтер, Б. Завада,


1 Левидов М. Указ. соч. - С. 133.
2 См.: Воля России. - 1922.-№23-24.-С.9.
3 Веселы И. Чехи и словаки в революционной России. - М., 1965. - С.121. -55-


командир 3-го полка подполковник Войцеховский, 4-го - поручик С. Чечек, 7-го - капитан Р. Гайда и еще 4 делегата (Бем, Рочек, Плеский и Сотоларж). Намечалось привести части корпуса в боевую готовность к 27 мая. Правда Р. Гайда сразу после совещания отправил в Мариинск начальнику своего штаба капитану Кадлецу шифровку с приказом немедленно захватить Новониколаевск1.
В 7.35 утра 25 мая член исполкома Мариинского Совета Колесников сообщил в Омск, что «два эшелона чехов ... наступают на город»2.
Таким образом, в этот день 25 мая, вспыхнули первые, слабые еще, языки пламени. Если не погасить их, то хотя бы попытаться сделать это -такие действия подсказывает логика здравого смысла. Но в тот же день, 25 мая, в 23 часа последовал из Москвы приказ Л.Д. Троцкого № 377, по которому: «...все Советы по железной дороге обязаны под страхом тяжкой ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооружённым на железнодорожной линии, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооружённый, должен быть выгружен из вагонов и заключён в лагерь для военнопленных. Местные военные комиссариаты обязуются немедленно выполнять этот приказ. Всякое промедление будет равносильно бесчестной измене и обрушит на виновных суровую кару. Одновременно посылаются в тыл чехословацким эшелонам надёжные силы, которым поручено проучить мятежников. С честными чехословаками, которые сдадут оружие и подчинятся советской власти будет поступлено как с братьями... Ни один вагон с чехословаками не должен двигаться на восток...»3.
Приказ был перехвачен чехословаками по телеграфу, очевидно, в момент передачи4. Тем нс менее чехословаки не оставляли надежду на мирный исход событий. 26 мая Временный Исполнительный Комитет,


1 Юрченко В. Указ. соч. - С.ЗЗ.; Голечек В. Указ. соч. Л. 17.
2 Клеванский A.X. Указ. соч. -С.207; Веселы И. Указ. соч. - С. 121; Парфёнов П.С. Указ. соч. -С.26.
3 См.: Приложение 2; ГАРФ.Ф.130.Д.636.Л.ЗЗ; Парфёнов П. С. Указ. соч. - С. 25-26; Голечек В. Указ. соч. Л.9.
4 См.: Чечек С. От Пензы до Урала // Воля России. - Прага, 1928. - № 8-9. - С. 252. -56-


созданный на съезде депутатов корпуса, за подписью его председателя Богдана Павлу и секретаря Франца Рихтера обратился в Совнарком к Троцкому и местным Советам: «...Съезд протестует против замеченных попыток разоружить и остановить Чехословацкие эшелоны и всякую попытку такого рода считает насильственным действием. Принимая необходимые меры предосторожности, Чехословацкий Исполнительный Комитет не лишен надежды, что Советская власть не захочет препятствовать отходу революционных чехословацких войск, стремящихся на тот фронт, куда нас зовет интерес народа нашего...»1.
Одновременно отдельные антисоветски настроенные командиры корпуса действовали весьма решительно. Р. Гайда, прибыв в занятый чехами 26 мая Новониколаевск, отдал приказ своим эшелонам захватить те станции, на которых они в данный момент находятся. 27 мая он телеграфировал по всей линии: «Всем эшелонам чехословаков. Приказываю по возможности наступать на Иркутск. Советскую власть арестовывать. Отрезать Красную Армию, оперирующую против Семенова»2. В это же время чехословацкие части из Челябинской группы С.Н. Войцеховского захватывают Челябинск и ведут бои за Златоуст3. Вскоре чехословаками были заняты Троицк и Миасский завод4.
Как видно, к такому повороту событий советское руководство было совершенно не готово. Все нагляднее вырисовывалась непродуманность избранного варианта решения проблемы Чехословацкого корпуса. При отсутствии собственной регулярной армии, в условиях наступления германских войск с запада и японских - с востока, при активизации контрреволюционных сил в различных районах страны согласиться на движение по собственной территории корпуса регулярных войск


1 См.: Приложение 3.
2 Клеванский А.Х. Укал. соч. -С.209.
3 Васьковский О.А., Молодцыгин М.А., Ниренбург Я.Л., Плотников И.Ф., Скробов В.С. Гражданская война и иностранная интервенция на Урале. - Свердловск, 1969. - C.87-S8; Машин М.Д., Семьянинов В.С. Вооружённая борьба трудящихся Южного Урала против внутренней п внешней контрреволюции (19181919). -Иркутск, 1991. - С.31 -34.
4 Моравский С. Восстание чехо-словаков в Сибири // Пролетарская революция. - 1922. - № 8. - С. 25. -57-


иностранного государства, к тому же демонстрировавшего всё меньшую лояльность к власти, значило усугубить опасность существовавшему и далеко не прочному политическому режиму. С другой стороны, и реальных сил, как покажут дальнейшие события, чтобы разоружить корпус, у советской власти не было. Надежды на то, что личный состав удастся легко распропагандировать и сформировать из него полноценные красноармейские части, как показало время, были излишне оптимистичными. В действиях органов власти, как центральной, так и местной, присутствовали и откровенные ошибки, и торопливость, и неопытность в такого рода делах.
По всей видимости, лучшим выходом было бы разрешение создавшейся ситуации дипломатическими средствами. И определённые шаги по урегулированию возникшего конфликта предпринимались.
Во время переговоров с чехословацким командованием, проходивших в конце мая - начале июня 1918 г., советские представители указывали па то, что в случае немедленного прекращения военных действий и сдачи оружия Чехоловацкому корпусу будет предоставлена возможность беспрепятственно и в короткие сроки покинуть пределы России. В нотах народного комиссара иностранных дел (наркоминдел) Г.В. Чичерина, направленных 28 мая 1918 г. французскому генеральному консулу в Москве Гренару и дипломатическому представителю Англии Локкарту, также подчеркивалась готовность Советского правительства содействовать отправке чехословацких частей во Францию, но при непременном условии их немедленного разоружения и то, что будут немедленно возвращены русские солдаты, оставшиеся во Франции1.
В опубликованном 30 мая в газете «Правда» сообщении народного комиссара по военным делам по поводу чехословацких эшелонов также указывалась необходимость их полного разоружения и «строжайшее подчинение предписаниям Народного Комиссариата по военным делам»2.
Также стремится уладить конфликт и атташе при Французской военной


1 См.: Документы внешней политики СССР ... -T.I. - С.326-327.
2 См.: Внешняя политика СССР... - М., 1944.-T.I.- С.80-81. -58-


миссии в Петрограде капитан Ж. Садуль. Он обращается к Троцкому и просит его освободить Чермака и профессора Макса, при этом подчёркивая, что последние пользуются большим влиянием в войсках и могли бы стать прекрасными посредниками в деле примирения. Троцкий соглашается и даёт распоряжение освободить профессора П. Макса, который признаёт, что, хотя у чехов есть немало оправданий их действиям, всё-таки они совершили ошибки, которые нужно исправлять. Он убеждён, что покончить с этим делом необходимо как можно быстрее. В целом Макса принял выдвинутые Троцким условия1. Он незамедлительно назвал случившееся следствием печального недоразумения и «прямо преступного непонимания нашего настоящего положения и действительных наших целей». В своей телеграмме от 29 мая, следуя в Пензу к месту проведения переговоров по урегулированию вооруженного конфликта, он призывал чехословацких солдат: «Наши товарищи совершили ошибку, выступив в Челябинске. Мы, как честные люди должны принять на себя последствия этой ошибки. Еще раз от имени профессора Масарика призываю прекратить все выступления и соблюдать полное спокойствие. Это советует Вам и Французская военная миссия... Несмываемым позором будет покрыто наше имя, если мы прольем хоть каплю братской русской крови и будем мешать русскому народу устраивать свои дела по своему желанию в тяжелое время самой напряженной революционной борьбы у нас на родине...»2. К сожалению, это обращение не могло оказать уже сколько-нибудь серьёзного влияния на командование Чехословацкого корпуса, которое уже подчинялось только приказам ВИК.
31 мая Аралов телеграфировал в Пензу Кураеву: «Профессор Макса выехал Моршанск для улаживания конфликта с чехословаками. Пришлите туда несколько чехословаков для переговоров с ним»3.
Однако еще 28 мая тот же Аралов в своей телеграмме напоминал


1 Садуль Ж. Записки о большевистской революции 1917-1920. - М., 1990.-С. 295.
2 РГВА Ф1.Оп. 1.Д.449.Л. 47; См.: Алексеев В. Борьба с чехословацким мятежом в Поволжье // Пролетарская революция. - 1928. - №4. - С.51 -52.
3 РГВА ФЛ.Оп.1 Д.28.Л. 26. -59-


Омскому военному комиссару: «Троцкий приказал его приказ по отношению к чехословакам привести в исполнение. Вам посылаются бронированные поезда из Москвы...»1.
Вскоре ставка на силовые методы стала единственной. Вечером 4 июня Аралов телеграфировал в тот же адрес: «...никаких переговоров на линии фронта и поездок в тыл к чехам. Запрещены тов. Троцким. Профессора Максу допускать к чехам нельзя. Строго за ним смотреть. Вы за него отвечаете»2.
На претензии Берлина о нарушении правительством РСФСР нейтралитета, в соответствии с Брестским договором, что выразилось в намерении России пропустить хорошо вооружённой корпус на западный фронт, посол Советской республики в Германии А.А. Иоффе, как это следует из его телеграммы от 11 июня 1918 г. В.И. Ленину и Г.В. Чичерину, однозначно заявил германскому правительству, что чехословацкие войска, находящиеся на территории Советской России, рассматриваются правительством как бунтовщики и будут уничтожены3.
Сам П.И. Макса по этому поводу в июле 1919 года вспоминал, что «к войску мы не попали, не потому что войско не хотело с нами говорить, а потому что нас не пустил к нему пьяный командир, матрос Попов и потому что наши ребята требовали свидания на своей стороне, а большевики на это не соглашались...»4.
Также следует обратить внимание и на то, что, несмотря на имеющиеся у союзников планы использования Чехословацкого корпуса в качестве войск интервентов, необходимо подвергнуть сомнению господствующее в советской историографии мнение о вооружённом выступлении чехословаков как заранее спланированном и организованном странами Антанты5.
Выявленные факты позволяют утверждать, что такая однозначная


1 РГВА Ф.1. Оп.1 Д.28. Л.7.
2 Там же. Л.44.
3 ГАРФ.Ф.130.Оп.2.Д.490.Л.З.
4 Цит. по: Недбайло Б.Н. Указ. соч. -С.82.
5 См.: Большая советская энциклопедия. - Т.18. - С.182; См.: Внешняя политика СССР... - М., 1944.-Т.1. -C.143. -60-


постановка вопроса неверна. Прежде всего, заявления политических лидеров ЧНС, прозвучавшие до середины мая 1918 г., указывали на однозначное намерение Чехословацкого корпуса эвакуироваться во Францию как можно быстрее, а до этого они требовали уважать законы страны пребывания. Так Т.Г. Масарик, покидая Россию в марте 1918 г., в своем воззвании к чехословацким войскам призывал: «Пока будете в России, соблюдайте во всех её внутренних делах строгий нейтралитет»1. В конце апреля он предложил союзникам наладить «более тесные отношения с большевистским правительством, вплоть до признания его де-факто»2 и возможности организации русской армии.
Обращает на себя внимание и отсутствие заранее разработанного и доведённого до командования всех эшелонов плана действий, на это указывает не одновременность, а последовательность выступлений чехословацких частей: в Мариинске - 25 мая, Челябинске и Новониколаевске - 26 мая, в Пензе - 27 мая, Владивостоке - 29 июня 1918 г.
Свидетельства о стихийности мятежа имеются и у представителей антибольшевистского лагеря. Так полковник А.Н. Гришин-Алмазов, донося 19 июня 1918 г. Совету министров Сибирского правительства о вооружённом выступлении чехословаков, писал, что «...эти события произошли стихийно без достаточной подготовки»3.
Наконец, открытое вооружённое выступление Чехословацкого корпуса против советской власти совпало по времени со сменой руководящего политического органа: после съезда депутатов Чехословацкого корпуса реальная власть перешла в нём от филиала ЧНС к Временному исполнительному комитету. Представители филиала в это время находились в Москве и стали заложниками органов советской власти. Без сомнения, что такого не произошло, если бы мятеж готовился заранее.
По нашему мнению, вопрос о действительном использовании


1 Масарик Т.Г. Мировая революция ... - С.197.
2 Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России... - С. 176-177.
3 ГАРФ.Ф.200.Оп. I .Д.26Л.4. -61-


чехословаков в интересах стран, осуществлявших военную интервенцию против России, возник только после начала вооруженного выступления корпуса. Здесь следует заметить, что правительства стран Антанты сразу оценили, насколько выгодным может оказаться для них вооружённое выступление чехословацкого корпуса против советской власти. Посланник США в Китае В. Рсйши писал 13 июня государственному секретарю Д. Лансингу о чехословацких частях: «...при небольшой моральной и материальной поддержке они смогут контролировать всю Сибирь в ущерб Германии. Они с симпатией относятся к русскому населению, страстно хотят быть полезными союзному делу... их выезд окажется чрезвычайно выгоден для Германии и ещё более обескуражит Россию. Если бы их не было в Сибири, стоило бы доставить их туда издалека...»1.
В свою очередь, Государственный секретарь США информировал президента В. Вильсона 23 июня 1918 г. о возможности «сделать этот отряд умелых и лояльных войск ядром для военной оккупации Сибирской железной дороги...»2. Решение о применении Чехословацкого корпуса в войне «против немцев» окончательно было выработано странами Антанты, только после того, как Япония в двадцатых числах июня 1918 г. согласилась на интервенцию против России3. Несмотря на то, что условие союзников о том, что японские войска «... будут продвигаться как можно далее на запад, чтобы войти в соприкосновение с немцами» в Токио было отклонено, именно в этот момент, на наш взгляд, и было принято окончательное решение использовать «отряд умелглх и лояльных войск» как авангард оккупации Западной Сибири, а затем и Поволжья.
«Державы Антанты, рассматривающие чехословаков как союзную армию, - заявил представитель союзников Г.В. Чичерину в начале июня, -будут расценивать их разоружение или плохое обращение с ними как враждебный акт по отношению к Антанте, продиктованный немецким


1 Цит. по: Недбайло Б.И. Указ. соч. - С.84.
2 См.: Подготовка и начало интервенции на Дальнем востоке... -С. 196.
3 См.: Подготовка и начало интервенции на Дальнем востоке... -C.181. -62-


влиянием»1. 6 июля 1918 г. представителями союзного командования была подписана декларация, официально указывающая на интервенцию союзных войск па Дальний Восток России в целях поддержки и обеспечения безопасности чехословацких войск2.
Другой политический лидер П.И. Макса, занимая должность комиссара корпуса, в момент его вооружённого выступления в июле 1919 года в газете «Народни листы» отмечал, что политика чехословацкого руководства в это время строилась на следующих принципах: «паша Сибирская армия борется против большевиков в такой мере, поскольку последние препятствуют уходу наших па запад и поскольку они соединяются с элементами немецких и австро-венгерских военнопленных, которые под прикрытием большевизма желают уничтожить чехословацкое освободительное движение...»3.
Кроме того, официальная советская историография всегда доказывала, что перед корпусом ставилась задача «отрезать от Советской республики богатые хлебом районы Поволжья и Сибири. Дальнейшая задача мятежников состояла в том, чтобы установить контакт с интервентами, наступавшими с севера, и контрреволюционными силами, действовавшими на юге и, объединившись, повести наступление на центральные районы страны с целью захвата Москвы и свержения Советской власти»4.
Нагляднее всего несостоятельность версии о «походе на Москву» на начальном этапе борьбы чехословаков против советской власти демонстрируется событиями в районе Пензы.
В конце мая группа С. Чечека, оказавшаяся в арьергарде корпуса, двигалась от Тамбова к Пензе. В случае наступления на Москву ценность плацдарма на правом берегу Волги была бы неоспорима, тем более что его силам красные могли противопоставить лишь две тысячи человек при 5


1 См.: История внешней политики СССР 1917-1945 it.: В 2 т. - М., 1976. - T.I. - С.75; Документы внешней политики СССР. - Т. I. - С.347,356.
2 Внешняя политика СССР. 1917-1920 гг. - М., 1944. - T. 1. — С.393-394; См.: Гипс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920 гг.: Впечатления и мысли члена Омского правительства. - Пекин, 1921,- Т.2. - 4.3. - С.534.
3 Цит. по: Недбайло П.И. Указ. соч. -С.86.
4 Гражданская война в СССР. - М.,1980. - T.I. -C.156. -64-


орудиях. Однако Чечек лишь потребовал пропустить его на восток - к Сызрани. Красные, имевшие приказ разоружить «противника» под страхом «суровой кары», предприняли безуспешную попытку сделать это.
«На чехословаков в Пензе напали советские войска,- говорилось в телеграмме «Чехословацкого военно-революционного солдатского комитета Пензенского боевого участка» от 30 мая в Совнарком,- Бой начался. Для нашей самозащиты [мы будем] действовать следующим образом: не будем никого трогать, кто не будет против нас воевать, будем сурово расправляться со всяким, кто поднимет против нас оружие»1.
«Чехословаки разбили нападавших, - писал В.Лебедев. По даже и в этот момент, когда существование эшелонов было поставлено на карту, они продолжали не вмешиваться в русские дела. После боя у Пензы они продолжали свое продвижение дальше. После боя у Иркутска - они по совету французского консула Буржуа отдали его немедленно обратно большевикам»2. В воспоминаниях Р. Гайды командующего Сибирской группой чехословацкого корпуса, также можно найти красноречивое свидетельство того, что чехословаки не стремились вступать в конфликт с советской властью. Единственной их целью было добраться до Владивостока и переправиться во Францию. «Ещё в половине июня, когда бои шли по всей Западной Сибири, Владивостокская группа оставалась в бездействии. Нашим эшелонам была послана телеграмма из Владивостока от 16 июня 1918 года за подписями членов отделения Национальной Рады генерала Дитерихса и доктора Гирсы. «Вновь настойчиво напоминаем, что единственной нашей целью является возможно скорее пробраться на французский фронт, поэтому надлежит соблюдать полнейший нейтралитет в русских делах. Старайтесь договориться с местными советами на мало-мальски приемлемых для нас условиях. Одновременно телеграфируем Центросибири, чтобы гарантировать ваше продвижение на основании договора, заключенного между СНК и отделением Национальной Рады от 26 марта, согласно которому


 1 ГАРФ. Ф.130. Оп.2.Д.636Л.66.
2 Воля России. - 1922. - № 23-24. - С.9. -64-


проследовали первые двенадцать поездов. Если добьёмся договорённости, мы требуем, в ваших собственных интересах и для достижения нашей единственной цели, чтобы вы немедленно прекратили сопротивление и продолжили продвижение во Владивосток»1.
Заняв Пензу 28 мая, Чечек ушел к Сызрани, прихватив с собой 2 броневика, присланные из Москвы. Подойдя к Сызрани, Чечек опять-таки попросил только об одном - пропустить его эшелоны на левый берег реки. В Совнарком пошла телеграмма председателя Сызранского исполкома Щербакова: «Сызрань занята чехословаками количестве 3000 человек. Сопротивление оказать не могли. Насилий чехословаки пока не производят. Сообщили Самару. Требуется достаточная сила»2.
О дальнейших событиях в 1922 г., когда еще были в живых многие свидетели, поведал эсер В. Лебедев, член правительства Самарского Комуча. «И все же гражданской войны еще не было. Началась она после сызранского предательства. Когда чехословацкие эшелоны подошли к Сызрани, они обратились к рабочим. Рабочие и особенно железнодорожники, пригласили чехословаков на митинг, где и выяснилось, что цели, преследуемые последними, вполне законны. Тогда под влиянием рабочих сызранский большевистский совдеп пропустил через Сызрань эшелоны, заключив с ними договор ... Рабочие на митинге произносили страстные речи в защиту чехословаков, правительственная партия левых эсеров заявила в местной прессе, что шаг Троцкого продиктован Мирбахом ... Чехословаки с триумфом прошли через Сызрань ... Но из Москвы летели грозные телеграммы Троцкого и ... из Сызрани в тыл пропущенным чехословацким эшелонам вышел усиленный подошедшими подкреплениями сызранский гарнизон. Из Самары навстречу им шли сосредоточенные там многочисленные красные войска. Чехословаки попали в настоящую ловушку. В день, когда на пути из Сызрани в Самару, разыгрывалось сражение между чехословаками и большевиками, в Самаре восстало, восстававшее и раньше,


1 Гайда Р. Указ. соч. Л.13.
2 ГАРФ Ф. 130. Он. 2. Д.636.Л.57. -65-


но неудачно, население, руководимое социалистами-революционерами. Разбив в неравном бою под Липягами большевиков, чехословаки вступили в Самару, уже находящуюся в руках восставших. В ней успешно формировалась Народная армия, подчиненная Комитету членов Учредительного Собрания. Так возник волжский фронт»1.
Таким образом, в действиях С. Чечека нет никакой загадки - он двигался не на Москву, а на Владивосток, где в полном бездействии стояла достигшая его раньше других группа М.К. Дитерихса. Лишь отдельные, наиболее ретивые командиры (Р. Гайда) уже в мае стремились «арестовать советскую власть», утверждали, что «будет образовано новое правительство» и т.п.
Руководители местных Советов, поставленные между двух огней, оказались в сложном положении. Их принуждали вступать в бой. Вот выдержки из отчаянной телеграммы на имя Ленина председателя Пензенского Совета комиссара Кураева от 31 мая: «Перед боем в Пензе я предупреждал Вас о том, что мы потерпим поражение. Убеждал разрешить вопрос мирным путем... Тов. Сталин ответил мне на нее, что переговоры кончены, надо действовать. Я подчинился приказанию, хотя считал его в корне ошибочным. Пенза взята. Через 2-3 дня будет взята и Самара... Только что получил сообщение из Сызрани, что чехи заняли город, не тронули Советов, что они выбираются из Пензы. Они оставят Пензу очевидно без боя. Они стремятся к своей цели. Вся история с чехами за последнее время есть грубейшая политическая ошибка. Даже заняв Пензу, они заявляют в своих прокламациях, что они не против советской власти, что чехословацкое выступление вызвано их желанием пробиться во Владивосток. Кому нужно это кровавое столкновение, какую пользу оно принесло и что оно дало советской власти, кроме дискредитирования ее авторитета?
Я был хорошим исполнителем воли Совнаркома. Я вижу всю величину ошибки совершенной очевидно отдельными представителями его и я вам


1 Лебедев В.И. «Чехословацкий фронт» п московский процесс // Воля [’осени. Прага, 1922. - № 23-24. - С. 9-10. -66-


заявляю об этом...»1. В искренности и убедительности этого документа сомневаться не приходится. Думается, что с содержанием этой телеграммы могли бы согласиться многие председатели Советов городов, расположенных на Транссибирской магистрали.
На вопрос о численности корпуса, на момент его выступления против советской власти, до сих пор нет однозначного ответа. Так в выступлении Г.Е. Зиновьева в 1918 г. она определена в 20 тысяч2, в книге П.С. Парфёнова, вышедшей в 1925 году - в 37 тысяч человек3, в изданиях 1980 года - до 50 и даже 60 тысяч4. В энциклопедическом издании Р. Эрнеста Дюпюи и Тревора Н. Дюшои «Всемирная история войн» численность чехословаков весной 1918 г. определена в 100 тысяч человек5.
Вот как оценивается численность чехословацких частей в письме атташе при французской военной миссии в Петрограде капитана Ж. Садуля министру вооружений французского правительства А. Тома от 28 мая 1918 г.: «После заключения Брестского мира чехословацкий корпус, который состоит из 45000 бывших военнопленных, должен был быть отправлен на Западный фронт. Я получил от Троцкого разрешение на переброску чехов и словаков во Владивосток, где они должны были сесть на пароход и отправиться морем во Францию. 5000 человек уже прибыли во Владивосток. Еще 20000 находятся в пути между Омском и Владивостоком, примерно 20000 остаются пока в России»6.
Эта цифра наиболее близка к реальной, ведь организация корпуса создавалась по образцу организации старой русской армии, а по штатам военного времени в дивизии состояло 20 тыс. человек, корпус состоял из двух дивизий.
Необычайно велик в корпусе был процент офицеров. На 16 солдат


1 ГАРФ Ф.130. Оп. 2. Д.636. Л. 79-85.
2 Зиновьев Г. Чехо-словаки, белогвардейцы и рабочий класс. - М., 1927. - С. 12.
3 Парфёнов П.С. Гражданская война в Сибири 1918-1920. - М., 1925. - С. 23-24.
4 Гражданская война в СССР. -T.I. - М.,1980. - С.179;Советская военная энциклопедия. - T.8. - М., 1980. -С.473.
5 Дюпюи Р.Э., Дюпюи Т.Н. Всемирная история войн. Кн.3: 1800-1925,- СПб.,1998.-С.972.
6’Садуль Ж. Записки о большевистской революции 1917-1919 гг. - М., 1990. - С.292. -67-


приходился 1 офицер, т.е. пехотный батальон (700-800 штыков) имел в своем составе 40-45 офицеров.
Не все солдаты корпуса приняли участие в борьбе с большевиками. Уже после начавшегося вооружённого противостояния между частями корпуса и вооружёнными формированиями советской власти около 3 тысяч чехословаков иод влиянием агитаторов, из принявших сторону большевиков чехов, перешло в Красную Армию. Всего же в рядах советских формирований сражалось около 12 тысяч чехословаков, из них половина погибла в боях1. Также ссылки на численность корпуса содержатся в документах небольшевистской стороны. В переписке министерства иностранных дел правительства А.В. Колчака хранится документ, датированный 21 декабря 1918 г. В нем определяется боевая численность войск западного фронта: русских 50534 штыка и 7378 шашек, чехословаков -7451 штык и 78 шашек. В резерве фронта: русских 23232 штыка и 12448 шашек, чехословаков 30000 штыков, 560 сабель2. Таким образом, к концу 1918 г. на стороне А.В. Колчака числилось немногим более 38000 чехословацких штыков и сабель. Здесь следует отметить, что к моменту составления этого документа чехословацкие войска уже пять месяцев вели бои с частями Красной Армии и, естественно, несли потери. Поэтому на основании этого документа нельзя определить численность чехословацкого войска на момент их выступления против большевиков.
При рассмотрении вопроса о численности Чехословацкого корпуса необходимо учитывать и то обстоятельство, что в него также входили подразделения из военнослужащих других национальностей. Так кроме чехословацких дивизий в состав корпуса позднее вошла польская дивизия, легион трансильвано-буковинских стрелков (румыны), батальон югославян (сербов)3, а также карпато-русское формирование (украинцы)4.


1 См.: Наумов М.В. Омские большевики в авангарде борьбы против белогвардейцев и интервентов. Июнь 1918-1919.-Омск, I960.-С. 13.
2 ГЛРФ ФДОО.Оп. I .Д.26.Л. 189.
3 См.: Вендрих Г.А. Декабрьско-январские бои 1919-1920 гг. в Иркутске. - Иркутск. 1957.-С. 13.
4 ГАРФ. Ф.8200.Оп.1.Д.1.Л.5. -68-


В книге В.В. Хрулёва «Чехословацкий мятеж и его ликвидация» указывается численность корпуса в 50-55 тысяч человек1.
Цифра в 55 тысяч человек упоминается и профессором П.И. Макса, бывшим заместителем председателя филиала ЧНС и комиссаром Чехословацкого корпуса, в статье, опубликованной в статье «Ческое слово» в июле 1919 г. По всей вероятности, такая численность корпуса и является наиболее обоснованной.
Состав четырех групп чехословацких войск на момент их вооружённого выступления против советской власти дан в работе В.В. Хрулева, а также в работе В. Голечека. Владивостокская группа (3-я дивизия) состояла из 5-го и 8-го полков, трех батальонов 2-го запасного полка, одного батальона 7-го полка, 2-й артиллерийской бригады и инженерной роты. Всего 14000 человек. Командир группы - генерал-лейтенант М.К. Дитерихс. Сибирская группа (2-я дивизия) под командованием Р. Гайды (Курган-Иркутск) состояла из 3 эшелонов 6-го полка, 4 эшелонов 7-го полка, 1 эшелона ударного батальона, 1 эшелона 2-го запасного полка, 2 эшелонов 2-й артбригады, 1 эшелона 8-го полка и эшелона штаба со вспомогательными войсками. Всего около 11000 человек. Челябинская группа С.Н. Войцеховского состояла из 2-го и 3-го полков и двух батальонов 5-го полка, запасного полка, ударной роты, батареи и двух бронепоездов. Всего 9000 человек. Пензенская группа (1-я дивизия) С. Чечека в районе Тамбов-Пенза состояла из 1-го и 4-го полков, 1-го запасного полка и 1-й артбригады. Всего около 8000 человек"2.
О политических настроениях рядовых легионеров свидетельствует Н.И. Подвойский. В телеграмме в СНК из Уфы в середине июня, основываясь на показаниях двух медицинских сестер, он сообщает: «один из врачей чешского эшелона заявил сестрам, что они силой оружия объединят


1 См.: Хрулёв В.В. Чехословацкий мятеж и ею ликвидация. - М., 1940. - С.43.
2 См.: Хрулёв В.В. Чехословацкий мятеж и ею ликвидация. - С. 10; Волков С.В. Белое движение в России: организационная структура. -М., 2000. -С.341-342; Голечек В. Указ.соч. Л.11. -69-


большевиков, дутовцев и семеиовцев и принудят их к войне с немцами ...»1.
Первоначально предполагалось ограничить район интервенции Дальним Востоком и частью Сибири, не было, в частности, твердого намерения продвигаться западнее Байкала.
Об этом свидетельствует тот факт, что к предложению эсера И. М. Брушвита, приехавшего в Пензу для переговоров с чехословаками, о совместном выступлении против советской власти и захвате Поволжья, командование корпуса отнеслось без должного внимания. Ему сообщили, что чехословацкие части корпуса следуют во Францию и не желают вмешиваться во внутренние дела России2.
Тем не менее следует отметить, что чехословаки встретили поддержку местного населения. Р.И. Берзин свидетельствует, что жители Челябинска и Златоуста приветствовали их приход. Упомянутый Брушвит вспоминал летом 1918 года: «Взятие крестьянскими эсеровскими дружинами
Томилинского завода, установление ими охраны моста, радушная встреча крестьян, доставивших чехам провизию и все необходимое, а также восстание уральских казаков окончательно убедили чехов, что Россия может возродиться»3.
Но в мае корпус хотел лишь одного - во Владивосток, потом во Францию. В телеграмме в Совнарком от 30 мая чехословаки ответственность за то, что дело дошло до вооруженного выступления «перед всей Россией и перед всем миром» возложили на советскую власть, которая «помимо того в лице военного комиссара Троцкого вела переговоры с чехословаками неискренним способом, обещая делегациям чехословаков одно и отдавая местным совдепам тайные распоряжения совсем другого рода»4.
По решение было принято. Л.Д. Троцкий, на переговорах с посланным 25 мая в Москву представителем чехословаков В. Пейбертом, 31 мая в


1 ГАРФ Ф. 130. Ои. 2. Д.636. Л. 144.
2 Майский И.М. Демократическая контрреволюция. - М., 1923. - С. 47-48.
3 Алексеев В.И. Два года борьбы.-Ульяновск, 1927.-С. 66.
4 ГАРФ. Ф.130. Оп.2.Д.636.Л.66. -70-


письменной форме подтвердил свои приказы1. При этом он возобновил предложение вступить в Красную Армию и сказал, что его «заявление не относится к тем частям, которые будут разоружаться сейчас советскими частями в бою. По отношению к ним остается во всей силе приказ о расстреле застигнутых с оружием в руках»2. Это распоряжение Троцкого не оставляло чехословакам иного выбора как начать вооружённую борьбу против советской власти. Что, по мнению Троцкого, принесло неоценимую пользу большевикам, так как привело к сплочению революционных сил. Подтверждением служит его утверждение, высказанное позднее: «Появление на сцене чехословацких частей изменило обстановку - сперва против нас, но в конечном счёте в нашу пользу. Белые получили военный стержень для кристаллизации. В ответ началась настоящая революционная кристаллизация
красных. Можно сказать, что только с появлением чехословаков Поволжье совершило свою Октябрьскую революцию»3.
Вооружённые действия чехословаков в Поволжье, на Урале и в Сибири стали катализатором, который активизировал деятельность боевых контрреволюционных организаций, возглавляемых различными политическими силами, как правило, мелкобуржуазного толка - правыми эсерами, меньшевиками. На занятых территориях чехословаки силой устраняли Советы. Однако власть в свои руки они не брали, а передавали её демократическим правительствам, численность которых достигла десятка.
Командование Чехословацкого корпуса в данный период стремилось не только активно способствовать борьбе антибольшевистских сил Поволжья, Урала и Сибири, но и наладить взаимодействие между всеми небольшевистскими силами.


1 Троцкий Л.Д. Как вооружалась революция. - Т. 1. - С.213-214.
2 Воля России. - 1922. - № 23-24. - С.9.
3Луначарский А.В. Укал. соч.-С.95. -71-



 

 

 



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU