УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




На правах рукописи
 

Шафажинская Наталья Евгеньевна
 

Русское монашество как историко-культурное явление


24.00.01 — Теория и история культуры
 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии
 

Москва 2010
 

Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведе-ния Московского государственного университета культуры и искусств.
Научный консультант:

Аронов Аркадий Алексеевич, доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор
Официальные оппоненты:

Евменова Лариса Николаевна, доктор культурологии, профессор
Волобуев Виктор Алексеевич, доктор философских наук, профессор
Сапунов Борис Михайлович, доктор философских наук, профессор
Ведущая организация:

Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского
Защита состоится «___» ____________ 20 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д. 210.010.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Московском государственном университете культуры и искусств по адресу: 141406, Московская область, г. Химки-6, ул. Библиотечная, 7, к. 2, зал защиты диссертаций (ауд. 218).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета культуры и искусств, а с авторефератом — на сайте ВАК.
Автореферат размещен на сайте ВАК «__» ______________ 2010 г., а разослан – «___» _____________ 2010 г.
Ученый секретарь диссертационного совета доктор философских наук, профессор Т.Н. Суминова


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена насущными для современного российского общества задачами сохранения и развития духовных традиций отечественной культуры с целью повышения нравственного уровня народа, его духовной зрелости, религиозно-философской и историко-культурной компетентности. Реализация этой цели особенно важна в контексте обучения и воспитания молодого поколения России как духовного и интеллектуального потенциала нашей страны, ее творческого, созидательного фонда. В условиях реальной угрозы прогрессирующей нравственной деградации части общества и в целях улучшения морального климата в нем вопросом национального выживания становится приобщение детей и юношества к основам отечественной духовно-нравственной и культурно-исторической традиции.
Для решения этой стратегической общественно-государственной задачи, при поддержке Президента и Правительства России, Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве федерального компонента экспериментально в девятнадцати регионах России с 1 апреля 2010 года в школьную программу включен учебный культурологический предмет «Основы религиозных культур и светской этики». Одним из компонентов единой комплексной учебно-воспитательной системы является дисциплина «Основы православной культуры», направленная на возрождение национальных духовных традиций российского народа в контексте «процесса наследования культуры» .
В данном событии реализован фундаментальный антропологический принцип, в соответствии с которым «свобода мысли и свобода веры — это не только неотъемлемое право каждого человека, но и его призвание» .
По утверждению русского религиозного философа И.А. Ильина, «вера и религия есть явления духовной свободы … в этом сущность религиозной автономии» .
Мы считаем, что гуманитарное образование не может осуществляться без религиозного просвещения, поскольку корни гуманитарной науки уходят вглубь истории, которая не только в России, но и в других странах неразрывно связана с Церковью и религией. Отечественная культура неотделима от Православия — духовной составляющей жизни многих представителей разных социальных слоев российского общества и смыслообразующего стержня государственности, философии, литературы и искусства нашего Отечества.
Особым проявлением и высшим уровнем христианства является монашество, в лучших образцах своего служения и культуры святости показавшее, «к какой высоте богоподобия призван и способен человек» и как он может достигнуть совершенной духовной красоты.
Эта красота, в соответствии с положениями христианской антропологии «данная и заданная человеку в творении, раскрывается … при правильной жизни, именуемой аскетикой» . Определяя понятие аскетики, русский религиозный философ свящ. П. Флоренский писал о том, что святые Отцы называли аскетику «искусством из искусств», «художеством из художеств»… Созерцательное ведение, даваемое аскетикою, есть filokalia — «любовь к красоте»…
Современный христианский философ С.С. Хоружий считает, что «аскетика … по своему содержанию есть методичная и высокоразвитая антропологическая практика, или, иными словами, опытная наука о человеке» .
Движимое любовью к духовной красоте, русское монашество воплотило высокие подвиги аскетической практики в образцах культуры и искусства, составивших ценнейший пласт национального российского духовного наследия, вошедшего в сокровищницу мировой культуры и оказавшего заметное влияние на все сферы бытия.
Данное исследование призвано внести определенный вклад в раскрытие содержания и значения творческих достижений русского монашества в духовную культуру как базисную составляющую отечественной культуры и искусств. В качестве наиболее целесообразного направления исследования нами был избран историко-культурологический процесс, в осуществлении которого мы ориентировались на положение известного философа и культуролога М.Н. Громова, согласно которому, «одним из наиболее действенных способов сущностного постижения современной России и перспектив ее развития является глубинное ретроспективное рассмотрение всей более чем тысячелетней отечественной истории… Чем шире временные и пространственные рамки изучения, тем больше возможностей открывается для объективного рассмотрения, прогнозирования и в какой-то степени управления протекающими процесса-ми» .
Русское монашество, как особое проявление и высший идеал христианства, осмысленный и свободный подвиг личности в борьбе за достижение духовного совершенства , в диссертации рассматривается в качестве уникального историко-культурного феномена, который на всех этапах своего развития с Х до начала XXI века был и остается ценностным ориентиром для значительной части народа России не только в духовно-нравственном отношении, но и в широком спектре творческого личностного служения: в сфере социального устройства общества, просвещения, возделывания и обустраивания новых земель, миссионерской, административно-хозяйственной деятельности, благотворительности, науки, литературы, религиозной философии, иконописи, музыкального искусства, архитектуры, в сфере духовного наставничества и воспитания личности.
Святая, высокая христианская жизнь иноков, создавших традицию иси-хазма, с самого начала зарождения монашества привлекала внимание людей, стремящихся к духовным подвигам ради спасения бессмертной души. В монашестве виделся «свет миру», живой пример того совершенства христианской жизни, который открывается в Евангелии.
Во всей истории и культуре русского монашества прослеживается неразрывная связь русского Православия с Византией в сочетании с самобытным национальным колоритом и святоотеческой антропологической традицией. Унаследовав от византийской культуры идею о монашестве как ангельском образе христианства, определяющем полноту жизни всей ранней Церкви, русская православная культура создала собственный аскетический идеал. В раскрытии содержания монашеского служения и значения монастырей как центров духовности и христианской нравственности особое место занимает личностное влияние подвижников благочестия — главных носителей и проводников христианских ценностей в индивидуальное и общественное сознание народа.
Мы полагаем, что изучение русского монашества как историко-культурного явления имеет важное значение для христианской антропологии, отечественной и мировой культуры, учитывая его высокие морально-нравственные смыслы в контексте кризисной социальной ситуации и массовой деформации ценностных ориентаций в современном секулярном обществе.
Этим и определяется актуальность нашего диссертационного исследования.
В диссертации русское монашество как историко-культурное явление исследуется в его развитии и взаимодействии с социумом с Х до начала XXI века.
Степень научной разработанности проблемы
Тема русского монашества как историко-культурного явления в аспекте его взаимосвязи с обществом и взаимодействия с культурой представляет малоизученную проблему. Кроме того, практически не разработано культурологическое направление, раскрывающее содержание масштабности творческого диапазона , научной деятельности и духовно-просветительского служения монашества в разные периоды отечественной истории, а также определяющее значение его достижений для русской и мировой культуры.
Историография вопроса имеет сложный, многоаспектный характер и требует более углубленной разработки историко-религиозной части проблемы. Правомерно начать изучение становления и развития русского монашества с исследований его предпосылки в восточной православной традиции, которая отражена в Книгах Ветхого и Нового Завета, а также в богословских трудах Отцов Церкви: св. Григория Богослова, прп. Антония Великого, св. Афанасия Великого, св. Василия Великого, св. Иоанна Дамаскина, прпп. Пахомия Великого, Феодосия Великого, Петра Дамаскина, Аввы Дорофея и Макария Египетского, святителя Иоанна Златоуста, прп. Иоанна Лествичника, святителя Григория Паламы, старца Никодима Святогорца, преподобных Григория Синаита, Ефрема Сирина и многих других подвижников иноческого благочестия.
В творениях святых Отцов содержатся основные идеи и принципы христианской жизни, оформленные в виде поучений и наставлений для всех православных христиан в деле их духовного возрастания. Фундаментальные сочинения отцов Восточной Церкви явились базисными духовными трудами для основоположников и устроителей русского монашеского жительства.
Среди исследований происхождения и специфики восточного монашества назовем труды богословов и церковных историков: свт. Феофана (Говорова) Затворника Вышенского, иером. Анатолия (Грисюка), архим. Феодосия (Олтаржевского), архим. Леонида (Полякова).
К церковно-историческим произведениям по данной проблематике принадлежат фундаментальные научные труды П.С. Казанского, Леонида (Кавелина), В.О. Ключевского, архим. Василия (Кривошеина), А.И. Сидорова, еп. Порфирия (Успенского), работы А.А. Бронзова, С. Лобачевского, И. Соколова; исследованию аспектов древнехристианского аскетизма посвящены труды К.П. Победоносцева, А.И. Сидорова, Н.Д. Тальберга и других ученых.
В контексте изучения основополагающих идей, целей и принципов ду-ховно-аскетической миссии русского монашества и культуры исихазма особое место занимают сочинения богословов и религиозных мыслителей: еп. Илариона (Алфеева), митр. Филарета (Амфитеатрова), прп. Силуана Афонского, свт. Игнатия (Брянчанинова), блаженного старца Паисия Величковского, прп. Иосифа Волоцкого, прп. Серафима Вырицкого, еп. Михаила (Грибановского), свт. Филарета (Дроздова), священномуч. Серафима (Звездинского), архим. Василия (Кривошеина), святого прав. Иоанна Кронштадтского, митр. Питирима (Нечаева), прп. Амвросия Оптинского и других Оптинских старцев, архим. Кирилла (Павлова), архиеп. Феодора (Поздеевского), иером. Василия (Рослякова), иером. Сергия (Рыбко), схиигум. Саввы, прп. Феодора Санаксарского, прп. Серафима Саровского, архим. Софрония (Сахарова), С.И. Смирнова, прот. Александра (Соловьева), прп. Нила Сорского, С.С. Хоружего, прот. Сергия (Четвери-кова) и других.
В исследовательском пространстве истории Отечества и Русской Православной Церкви к теме монастырей и монашества обращались многие ученые — богословы, церковные историки и духовные писатели: митр. Макарий (Булгаков), иером. Ераст (Вытропский), Е.Е. Голубинский, еп. Михаил (Грибановский), архиеп. Филарет (Гумилевский), П.С. Казанский, Н.Ф. Каптерев, иером. Иоанн (Кологривов), В.О. Ключевский, Д.В. Поспеловский, И.К. Смолич, Н.Д. Тальберг, В.Н. Татищев, Г.П. Федотов, митр. Вениамин (Федченков), прот. Владислав (Цыпин), архим. Серафим (Чичагов), А.И. Яковлев.
Значительный интерес представляют труды, в которых содержатся сведения об истории, социально-экономической деятельности и юридических аспектах монастырской жизни русских обителей разных эпох: иером. Филарета (Дегтерева), А.И. Денисова, В.В. Зверинского, П.В. Знаменского, П.Н. Зырянова, Д.И. Ростиславова, Н.В. Синицыной, прот. Александра Шмемана.
В церковной историографии вопроса необходимо назвать труды митр. Евгения (Болховитинова), М.Е. Губонина, А.В. Карташева, П.И. Малицкого, А.Н. Муравьева, митр. Питирима (Нечаева), архим. Амвросия (Орнатского), С.Ф. Платонова, М.П. Погодина, архим. Иннокентия (Просвирнина), св. Никодима Святогорца, старца Паисия Святогорца, С.М. Соловьева, свт. Иннокентия Херсонского.
Аспекты осмысления православно-аскетической антропологии находим в трудах богословов, агиографической, эпистолярной и мемуарной литературе: схиигумена Иоанна (Алексеева), митр. Нестора (Анисимова), схиарх. Агапита (Беловидова), свящ. Иоанна Бухарева, свт. Луки (Войно–Ясенецкого), игум. Никона (Воробьева), М.И. Вострышева, митр. Евлогия (Георгиевского), прот. Николая (Германского), митр. Анастасия (Грибановского), архим. Павла (Груздева), М.Е. Губонина, еп. Арсения (Жадановского), И.М. Концевича, архим. Иоанна (Крестьянкина), св. прав. Иоанна Кронштадтского, иером. Иоанна (Лудищева), иеродиак. Софрония (Макрицкого), прот. Михаила (Малеева), схиигум. Иоанна (Маслова), еп. Вениамина (Милова), митр. Питирима (Нечаева), С.А. Нилуса, Е.Н. Погожева (Поселянина), прп. Епифания Премудрого, архим. Иннокентия (Просвирнина), Патриарха Алексея II (Ридигера), иером. Серафима (Роуза), схиигум. Саввы, свт. Афанасия (Сахарова), архим. Софрония (Сахарова), старца Паисия Святогорца, Патриарха Алексея I (Симанского), свт. Николая Сербского, П.А. Смирнова, митр. Иоанна (Снычева), митр. Антония Сурожского, архим. Георгия (Тертышникова), прот. Димитрия (Троицкого), священномученика Илариона (Троицкого), митр. Трифона (Туркестанова), митр. Вениамина (Федченкова), С. Фомина, С.С. Хоружего, священномуч. Серафима (Чичагова), архим. Тихона (Шевкунова), свящ. Сергия (Широкова), прот. Александра Шмемана, равноап. Николая Японского.
Бесценный материал о внутренней жизни монашества и его духовных подвигах содержится в наставлениях, проповедях, письмах и воспоминаниях великих подвижников веры и благочестия: свт. Игнатия (Брянчанинова), игум. Никона (Воробьева), свт. Феофана (Говорова) Затворника Вышенского, архимандрита Иоанна (Крестьянкина), преподобных Оптинских старцев, схиигумена Саввы, преподобных Серафима Вырицкого и Серафима Саровского, а также в трудах великих миссионеров, внесших значительный вклад в развитие духовно-просветительской, благотворительной и социокультурной деятельности русского монашества: митр. Нестора (Анисимова) — миссионера Камчатки, прп. Макария (Глухарева), Макария (Парвицкого), митрополита Московского и Коломенского — «апостола Алтая»; святителя Иннокентия (Попова-Вениаминова), равноапостольного Николая, архиепископа Японского и многих других.
Особое место в раскрытии темы социокультурного служения монашества принадлежит женскому иночеству. Заметный вклад в изучение этого направления в разных его аспектах внесли труды Н. Антушева, свт. Игнатия (Брянчанинова), митр. Макария (Булгакова), свт. Афанасия Великого, Е.Е. Голубинского, архиеп. Филарета (Гумилевского), митр., ныне Патриарха Кирилла (Гундяева), Д.С. Дмитриева, М.М. Дубровского, еп. Арсения (Жадановского), свт. Феофана Затворника, В.В. Зверинского, П.Н. Зырянова, Б.М. Клосса, архим. Иоанна (Крестьянкина), К.И. Кривошеиной, св. прав. Иоанна Кронштадтского, Ю.М. Лотмана, монахини Валерии (Макеевой), прп. Варнавы (Меркулова), Л.П. Миллер, Н.Л. Пушкаревой, А. Пшеничникова, А.И. Сидорова, И.К. Смолича, митр. Иоанна (Снычева), матери Марии (Скобцовой), игум. Марии (Солоповой), А. Трофимова, игум. Серафимы (Черной–Чичаговой), архим. Серафима (Чичагова), Е. Шаховой.
В числе трудов ученых-историков, представителей фундаментальной академической науки, прямо и опосредованно посвященных развитию мона-стырей и монашества России в разные эпохи, большой интерес представляют исследования М.И. Бълховой, Е.Б. Емченко, П.Н. Зырянова, Б.М. Клосса, В.О. Ключевского, Е.И. Колычевой, В.А. Кучумова, Н.Н. Лисового, Л.П. Найденовой, С.Ф. Платонова, Д.В. Поспеловского, архим. Иннокентия (Просвирнина), Ю.С. Савельева, Н.В. Синицыной, Н.Д. Тальберга, Я.Н. Щапова, А.И. Яковлева, В.Л. Янина, О.Н. Яшиной.
В рамках культуро-философского анализа тема Церкви и культуры, проблема взаимосвязи христианства и творчества разработана на основе синергийного подхода и религиозно-философской антропологии русскими мыслителями: Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, В.В. Бычковым, Б.П. Вышеславцевым, И.А. Ильиным, Л.П. Карсавиным, И.В. Киреевским, И.К. Кучмаевой, К.Н. Леонтьевым, А.Ф. Лосевым, В.Н. Лосским, Н.О. Лосским, А.М. Любомудровым, прот. Иоанном Мейендорфом, П.И. Новгородцевым, А.И. Осиповым, Г.С. Померанцем, В.В. Розановым, Б.М. Сапуновым, В. Свенцицким, В.С. Соловьевым, кн. Е.Н. Трубецким, кн. С.Н. Трубецким, Г.П. Федотовым, П.А. Флоренским, прот. Г. Флоровским, С.Л. Франком, С.И. Фуделем, С.С. Хоружим, Л. Шестовым.
Историко-культурологическая область исследования представлена трудами ученых-культурологов, искусствоведов, историков и теоретиков культуры, литераторов, обращавшихся к христианской тематике прямо или опосредованно в общем контексте развития русской культуры и отдельных ее направлений в разные временные периоды. Назовем труды С.С. Аверинцева, А.А. Аронова, Т.И. Балакиной, М.М. Бахтина, Н.П. Берляковой, Л.Г. Березовой, Г. К. Вагнера, Т.Ф. Владышевской, Т.С. Георгиевой, Н.Б. Горбачевой, И.Э. Грабаря, Г.В. Гриненко, М.М. Громыко, П.С. Гуревича, Н.В. Давыдовой, А.Е. Дмитриевой, М.М. Дунаева, С.Н. Дурылина, Л.Н. Евменовой, Б.К. Зайцева, М.Р. Зезиной, Л.С. Зориловой, Т.В. Ильиной, Г.М. Карпова, В.В. Качановского, О.В. Кириченко, И.В. Кондакова, Б.И. Краснобаева, Д.С. Лихачева, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, Л.Д. Любимова, Л.В. Максимовских, прот. Александра Меня, С.А. Нилуса, Н.И. Павленко, Н.Е. Пестова, В.В. Познанского, Е.Н. Поселянина, Л.А. Ра-пацкой, Е.Н. Рогова, В.А. Рыбакова, В.Н. Сергеева, М.Н. Тихомирова, Л.А. Успенского, митр. Вениамина (Федченкова), Т.И. Харламовой, И.С. Шмелева.
Необходимо также указать исследования, которые в большей части касаются жизни и творчества отдельных представителей русского монашества. К таким работам следует отнести труды Г.В. Беловолова, В. Борисова, М.М. Вострышева, Л. Ильиной, С.Г. Исакова, Ю.В. Лебедева, иером. Марка (Лозинского), А.М. Любомудрова, В. Марченко, Д. Моисеева, Святейшего Патриарха Алексея I (Симанского), Б.Н. Тихомирова.
В процессе исследования автором были рассмотрены и отражены в диссертации материалы из произведений краеведческого, религиозно-просветительского и публицистического характера. Это работы Т.С. Ануфриевой-Мирлас, В.А. Глущенкова, Н.Б. Горбачевой, Н.В. Давыдовой, А.Б. Иванова, И. Изборцева, А. Ильинской, Н.М. Коняева, Е.В. Неволиной, Н.Н. Соколовой, С. Фомина.
Среди исследователей, в трудах которых отражены религиоведческие, психолого-педагогические, нравственно-этические, эстетические, духовно-культурные и медицинские проблемы развития личности, а также аспекты формирования индивидуального и общественного мировоззрения, социализации, духовного просвещения и воспитания, назовем Р.Г. Абдулатипова, А.А. Аронова, митр. Антония (Блума), митр. Владимира (Богоявленского), А.А. Бодалева, Б.С. Братуся, В.В. Бычкова, прот. Артемия (Владимирова), митр. Иерофея Влахоса, свт. Луку (Войно-Ясенецкого), прот. Владимира (Воробьева), В.А. Волобуева, П.П. Гайденко, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла (Гундяева), С.Ю. Дивногорцеву, А.В. Дмитриева, свт. Феофана Затворника, В.В. Зеньковского, М.С. Кагана, А.Г. Казакову, П.Ф. Каптерева, иер. Вадима (Коржевского), протодиак. Андрея Кураева, Д.С. Лихачева, А.А. Логинова, прот. Андрея (Лоргуса), А.С. Макаренко, М.К. Мамардашвили, Л.Н. Митрохина, А.В. Мудрика, А.И. Осипова, П.А. Просецкого, С.А. Рачинского, В.А. Ремизова, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексея II (Ридигера), старца Паисия Святогорца, Т.В. Склярову, В.И. Слободчикова, прот. Димитрия (Смирнова), П.А. Сорокина, Т.Н. Суминову, К.Д. Ушинского, прот. Всеволода (Чаплина), В.М. Чижикова, митр. Серафима (Чичагова), В.Э. Чудновского, М.М. Шибаеву, игум. Георгия (Шестуна), равноап. Николая Японского, игум. Киприана Ященко.
В теоретической части нашего исследования получили отражение труды и идеи зарубежных богословов, философов, культурологов: Фомы Аквинского, Климента Александрийского, Данте Алигьери, Августина Блаженного, М Бубера, Х.–Г. Гадамера, И.В. Гете, Э. Дюркгейма, Э. Жильсона, А. Камю, И. Канта, Ф. Лилиенфельд, Ф. Лота, К. Мангейма, Ж. Маритена, Г. Марселя, Э. Мунье, Ф. Ницше, Оригена, Ф. Петрарки, К.Р. Поппера, Б. Рассела, П. Рикера, Ж.–П. Сартра, Тертуллиана, А. Тойнби, В. Франкла, Э. Фромма, М.–П. Фуко, Г.К. Честертона, М. Шелера, Ф. Шеллинга, Ф. Шлейермахера, А. Шопенгауэра, О. Шпенглера, К.–Г. Юнга, К. Ясперса.
Назовем авторов диссертационных исследований последних лет, посвя-щенных разным аспектам православной культуры, истории ряда монастырей России, их значению, а также вкладу отдельных представителей русского мо-нашества в развитие богословия и православной традиции: М.И. Афанасьева, И. Возняка, иером. И. Карпова, свящ. В. Котлярова, свящ. Алексия Круглика, Н. Кузьмина, Д.В. Макарова, Н. Мостицкой, И. Орлова, А.Н. Першиковой, свящ. Л. Полякова, Г. Строева, Н. Фомичева, диак. В. Ципкало, В.М. Черкеса, Т. Шайдурова, Н. Шовкуна, Л.А. Щипакиной.
Представленный анализ теоретических источников позволяет сделать вывод о том, что исследовательский интерес большинства авторов, разрабатывающих тему русского монашества, охватывает главным образом историко-фактологическую, социально-экономическую и законодательно-правовую стороны жизни монастырей, в то время как содержание внутреннего, духовно-аскетического монашеского подвига является прерогативой богословских произведений и агиографической литературы.
Малоизученной остается проблема взаимосвязи и взаимодействия института русского монашества со сферами науки, искусства, литературы, образования, воспитания, государственного служения, что позволило нам более подробно изучить и проанализировать социокультурную деятельность иночества в разные исторические периоды его развития.
Позитивные перемены в отношениях Церкви и государства, происходя-щие в настоящее время, дают возможность более объективно исследовать и оценить вклад русского монашества в отечественную культуру и увидеть в его представителях социально ориентированных творческих деятелей, способных оказать преобразующее нравственное и художественно-эстетическое влияние на современное российское общество с позиций аскетической антропологии и христианской этики.
Объект исследования: русское монашество в процессе историко-культурного развития с Х до начала XXI века.
Предмет исследования: многогранность творческого диапазона русского монашества, его взаимосвязь и взаимодействие с социумом на протяжении Х – начала XXI века и творческий личностный вклад деятелей русского иночества в отечественную культуру и церковно-общественные отношения.
Цель исследования: осуществить историко-культурологический анализ феномена русского монашества в контексте его духовного и социокультурного служения в Х – начале XXI века.
Задачи исследования:
 раскрыть сущность монашеского служения в осуществлении его социокультурной и духовной миссии;
 выявить тенденции, определяющие историко-культурное развитие монастырей и русского монашества в Х — начале XXI века;
 исследовать творческий диапазон русского монашества и социокуль-турное значение его достижений в разные исторические периоды с XI до начала XXI века;
 проанализировать содержание и значение духовной, государственной и социокультурной деятельности иерархов Русской Православной Церкви;
 изучить многогранность творческой деятельности и социокультурного служения русского ученого монашества XIX–ХХ веков;
 раскрыть вклад старчества в духовное просвещение российского общества;
 осуществить анализ культурологических особенностей русского жен-ского монашества и раскрыть содержание его социальной миссии в XI – начале XXI века;
 исследовать образцы личностного творческого служения и духовно-нравственного подвига выдающихся деятелей русского монашества и Патриархов Русской Православной Церкви;
 выявить и охарактеризовать тенденции возрождения русского монашества в постсоветский период и изучить факты сохранения, трансляции и интеграции православной аскетической традиции в современную отечественную культуру.
Теоретико-методологической основой исследования, в соответствии с его междисциплинарным характером, послужили принципы синергетического подхода, получившие продуктивное развитие в трудах ведущих ученых — русских религиозных философов, богословов, историков и культурологов — в аспекте взаимосвязи Церкви и культуры, христианства и творчества. При осмыслении механизмов влияния православной традиции исихазма на светскую культуру и процессы творческой деятельности личности мы опирались на положения, высказанные Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, И.А. Ильиным, Л.П. Карсавиным, И.В. Киреевским, К.Н. Леонтьевым, Н.О. Лосским, В.Н. Лосским, П.А. Флоренским, Г.П. Федотовым, прот. Г. Флоровским, С.Л. Франком.
Так, в частности, С.Л. Франк пишет о том, что «созидательной, творче-ской силой личность обладает как «порождение и своеобразное выражение самой творческой энергии Бога», при этом «человек как творец есть соуча-стник Божьего творчества» . Именно поэтому подлинное творчество у С.Л. Франка «требует нравственного усилия, правдивости, должно сочетаться со смирением, совершаться через аскезу бескорыстного служения» . Данный тезис прямо отражает характер лучших образцов аскетического подвижничества и социокультурной миссии русского монашества.
Взгляды выдающихся русских мыслителей на проблему взаимосвязи Церкви и культуры объединяет общая идея о возможности и необходимости взаимодействия аскетической и светской культур, поскольку и та, и другая ос-нованы, по словам И.А. Ильина, на «любви к совершенству», которая есть «живая реальность и притом величайшая движущая сила человеческого духа и человеческой истории» .
В вопросах генезиса аскетической культуры на неразрывность русской православной духовности с византийскими корнями прямо указывал К.Н. Леонтьев, идеалом для которого являлась прочность «единства власти и господства веры» . Святоотеческое наследие стало основой философских взглядов преображенной личности И.В. Киреевского, который ближе других подошел к духу Оптиной Пустыни и понял ее «значение как духовной вершины, где сошлись и высший духовный подвиг внутреннего делания … и одновременно служение миру во всей полноте, как в его духовных, так и житейских нуждах» . В религиозно-философском анализе сущности монашеского служения принципиальными теоретическими положениями для нашего исследования стали идеи прот. Георгия Флоровского о том, что главная особенность монашества заключается в его социальной принадлежности «иному миру», «специфически монашеской чертой является его социальная структура». Монашество, по убеждению философа и богослова, не противостоит культуре, а, напротив, «… прежде всего монашество сумело, гораздо более, чем когда-либо империя, сохранить истинный идеал культуры в его чистоте и свободе», поскольку духовное творчество всегда обильно питалось глубинами духовной жизни. Кроме того, «монашество внесло крупный вклад в общее образование в Средние века, причем как на Востоке, так и на Западе. Монастыри были великими центрами учености. Монашество само по себе является замечательным явлением культуры. Не случайно аскетический подвиг в писаниях святоотеческого времени постоянно именовался «философией», «лю-бомудрием» .
В интерпретации содержания монашеского служения и святости Г.П. Федотовым акцент делается на том, что именно святость является источником обновления Церкви и страны, а душа народа — это ее святые, с которых начинается преображение народной жизни. Лишь за духовным очищением народа, возрождением жизни в Церкви может последовать возрождение социальное и политическое .
Таким образом, подлинный аскетизм как мощная творческая сила воплощается в культуре, искусстве и благодаря деятелям культуры одухотворяет, облагораживает социальное пространство.
В социокультурном аспекте для нашего исследования весьма важное значение имеет тезис С.С. Хоружего о том, что «сегодня сфера страстей человека чудовищно разрослась и усилилась; но древнее аскетическое искусство узнавания и одоления страстей, будучи надлежаще развито, могло бы обрести новую ценность в современных условиях» . Древний аскетический подход к человеку как подход живой и практический содержит возможности осмысления современного кризиса личности и способен внести свой вклад в преодоление этого кризиса. Однако это может произойти при условии, на котором акцентировал внимание Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: «Надо полагать, что это во многом зависит от самой Церкви, от ее «миссионерской харизмы» и умения не только проповедовать Истину, Добро и Красоту, но и утверждать этот священный триумвират в жизни и самой жизнью ее священнослужителей. Одним словом, возвращаясь к о. Павлу Флоренскому, Православие не до-казуется, а показуется» .
Историко-культурологический базис диссертационного исследования представлен положениями профессора А.А. Аронова, согласно которым первой доминантной чертой русской культуры необходимо считать ее «неразрывную, органическую связь с христианством, а конкретно — с православием». К другим чертам отечественной культуры, определяющим ее самобытность, относятся: наследование элементов языческой культуры; историческое формирование на особом социо-этнокультурном пространстве, принадлежащем Европе и Азии; традиции милосердия; лояльность и гуманность во взаимоотношениях с другими культурами; «полярности» — взаимоисключающие явления, существующие в одно и то же время (М.В. Алпатов); народность отечественной культуры; ее развитие «рывками» ; применение родного русского литературного языка (Б.А. Рыбаков, Л.Д. Любимов) .
Важнейшим качеством русской культуры, а конкретно — словесности называет православное миропонимание профессор М.М. Дунаев, подчеркивая, что православие повлияло на пристальное внимание человека к своей духовной сущности, на внутреннее самоуглубление, отраженное в литературе.
«Отечественная литература, — по словам М.М. Дунаева, — была «незримой ступенью» ко Христу, она преимущественно отразила то испытание веры, которое совершалось в жизни народа и отдельного человека, которое, собственно, и есть главное испытание, коему подвержены мы в земной жизни» .
В контексте рассмотрения историко-культурологических основ развития русского монашества в неразрывной взаимосвязи и взаимодействии со специфическими особенностями русской культуры необходимо указать на значение древнерусского искусства, в частности, иконописи .
Данные черты в полной мере соотносимы с особенностями русского монашества как историко-культурного явления.
Важными теоретико-методологическими, а именно культуро-философскими и историко-культурологическими основаниями для нашего ис-следования послужили идеи, отраженные в трудах С.С. Аверинцева, В.В. Бычкова, М.Н. Громова, К.М. Долгова, И.К. Кучмаевой, Д.С. Лихачева, Ю.Г. Малкова, Г.С. Померанца, М.М. Шибаевой и других ученых.
Прямо или опосредованно религиозные, христианские мотивы, темы монастыря и монашества отражены в творчестве многих деятелей отечественной культуры: поэтов и писателей Г.Р. Державина, А.С. Пушкина, И.И. Козлова, Е.А. Баратынского, П.А. Вяземского, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, Н.С. Лескова, А.Н. Майкова, Ф.И. Тютчева, В.С. Соловьева, М.А. Волошина, А.А. Блока, А.А. Ахматовой, О.Э. Мандельштама, М.И. Цветаевой, И. Северянина, И. Бродского, А.И. Солженицына, В. Распутина, Р. Гамзатова; художников и архитекторов В.М. Васнецова, И.Е. Репина, М.А. Врубеля, М.В. Нестерова, П.Д. Корина, К.А. Тона, А.И. Резанова, А.В. Щусева, С. Ямщикова, В. Клыкова; представителей музыкального искусства М.С. Березовского, Д.С. Бортнянского, П.И. Турчанинова, П.И. Чайковского, А.Д. Кастальского, М.А. Балакирева, С.В. Смоленского, М.И. Глинки, М.П. Мусоргского, С.И. Танеева, С.В. Рахманинова, Ф.И. Шаляпина, И.Ф. Стравинского, Р.К. Щед-рина и многих видных деятелей светской культуры.
Идею христианского искусства выразил Осип Эмильевич Мандельштам (1891–1938): «Христианское искусство всегда действие, основанное на великой идее искупления. Это бесконечно разнообразное в своих проявлениях «подражание Христу», вечное возвращение к единственному творческому акту, положившему начало нашей исторической эре. Христианское искусство свободно. Это в полном смысле слова «искусство ради искусства». Никакая необходимость, даже самая высокая, не омрачает его светлой внутренней свободы, ибо прообраз его, то, чему оно подражает, есть само искупление мира Христом. Итак, не жертва, не искупление в искусстве, а свободное и радостное подражание Христу — вот краеугольный камень христианской эстетики… Христианской культуре не грозит опасность внутреннего оскудения» .
В отражении аспекта взаимосвязи православной духовной культуры и государственности мы опирались на концептуальное положение, сформулированное Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, согласно которому «Церковь заботится о духовном, о вечных и непреходящих ценностях. Однако у Церкви и государства есть общие задачи, которые надо решать вместе и только вместе. Это вопросы воспитания и образования, проблемы нравственного здоровья общества, обретения мира и согласия, преодоления межнациональной вражды» .
Методы исследования обусловлены содержанием, поставленной целью, объектом, предметом исследования и адекватны комплексу сформулированных задач.
Выбранные в качестве методологии принципы историзма, системности, комплексности, объективности и детерминизма, определяющие специфику ис-торико-культурологического метода, обусловили возможность рассмотрения русского монашества как уникального многоаспектного историко-культурного явления. Использованный в диссертации метод системного анализа, позволил исследовать социокультурную и духовную миссию русского монашества в Х — начале XXI века в качестве динамической, целостной, эволюционирующей системы. Для выявления преемственности русской монашеской традиции от православной аскетической культуры Востока применялись генетический и сравнительно-исторический методы.
В исследовании широко использован контент-анализ как метод количественно-качественного анализа документов, посвященных теме русского монашества, с целью выявления и измерения различных фактов и тенденций, отраженных в этих материалах. Важная особенность данного метода состоит в том, что он позволяет изучать документальные свидетельства в их социальном контексте.
Изучение специфики историко-культурного развития русских монасты-рей и монашества в разные временные периоды, а также определение их зна-чения для отечественной культуры и общественной жизни вызвало необходимость обращения к аналитико-описательному, функциональному и феноменологическому анализу. Использовались также историческая реконструкция и моделирование, что связано со значительной историко-культурной панорамой исследования, в которой представлены трансформации русского монашества как социокультурного явления.
Методом обнаружения и анализа внутренних связей духовно-нравственной и социокультурной целостности русского иночества как уникального феномена послужила экстраполяция — условное распространение сделанных выводов на другие культурно-исторические объекты: эпохи, события и антропологические процессы.
В качестве исследования, понимания и интерпретации аспектов творче-ской деятельности ученого монашества, а также культурологического осмысления аскетической практики личностной рефлексии индивидуального духовного опыта нами был применен герменевтический подход.
Для выяснения хронологической последовательности становления, развития и трансформаций русского монашества как историко-культурного явления был использован диахронический метод; синхронический метод применялся в целях анализа изменений феномена русского православного иночества в одном временном периоде.
В диссертационном исследовании использовались также методы вклю-ченного наблюдения, интроспекции, беседы и консультирования.
Научная новизна исследования:
 раскрыта сущность русского монашества как главного носителя и созидателя отечественной аскетической культуры, смыслообразующего феномена целостного представления о христианской идее социокультурного и духовного служения личности в обществе, а также консолидирующего общественно-государственного феномена;
 определены содержание деятельности, тенденции и значение русского монашества как уникального историко-культурного явления, взаимосвязанного и взаимодействующего с социумом и самобытной отечественной культурой;
 исследован и обобщен творческий диапазон русского монашества, реализовавшийся в процессе историко-культурного развития с XI до начала XXI века в различных сферах общественной жизни, науки и искусства; определено значение монастырей как надежного индикатора состояния отечественной культуры;
 выявлен вклад ученого монашества в развитие таких областей социо-культурной сферы российского общества, как государственно-политическая, благотворительная, миссионерская, духовно-просветительская, научная, литературная, художественно-эстетическая, административно-хозяйственная, педагогическая и воспитательная;
 определено историко-культурное значение старчества как уникаль-ного феномена духовного наставничества и необходимого условия развития русского женского монашества;
 выявлена специфика и раскрыт вклад русского женского монашества в социальную сферу и особенно благотворительную деятельность, в которой выдающиеся представительницы иночества проявили себя в качестве эталона жертвенной христианской любви, подлинной красоты и культуры святости;
 раскрыта сущность иноческого служения как культурно-нравственного образца христианской этики на примерах личностного творческого служения выдающихся деятелей русского монашества и Патриархов Русской Православной Церкви;
 отражены и проанализированы тенденции возрождения русского мо-нашества и его социокультурной деятельности в конце ХХ – начале XXI века и изучены факты сохранения, трансляции и интеграции православной аскетической традиции в современную отечественную культуру;
 выявлены, изучены и обобщены особенности историко-культурных трансформаций русского монашества с Х до начала XXI века, что позволило нам представить классификацию наиболее значимых периодов развития иночества как историко-культурного явления:
1. Становление русского монашества и формирование монастырской культуры в Киевскую эпоху (середина XI–XIII век).
2. Золотой век русской святости с его центром — Троице-Сергиевым монастырем (вторая половина XIV–XV век).
3. Переломный период в истории и культурной деятельности русского монашества. Активное развитие социально-практического христианства (конец XV–XVI век).
4. Эпоха Смутного времени и его преодоления. Тенденции обмирщения монастырской культуры (XVII век).
5. Период резко обострившихся противоречий между Церковью и госу-дарством. Ослабление монашеской культуры и начало ее восстановления на рубеже XVIII–XIX веков (эпоха Просвещения).
6. Эпоха возрождения русского монашества и расцвета монастырей как центров духовности, высокой культуры, книжности и социального служения (период XIX – начала ХХ века).
7. Период выдающихся массовых подвигов иерархов и представителей рядового русского монашества, внесших ценнейший вклад в сохранение и укрепление духовно-нравственной культуры гражданского общества, его мобилизации и консолидации в годы Великой Отечественной войны (советский период).
8. Эпоха восстановления монашеской жизни и монастырской культуры. Приобщение широких слоев российского общества к национальному духовному наследию (конец ХХ – начало XXI века).
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что русское монашество определено как уникальное целостное многоаспектное историко-культурное явление, которое на всех этапах своего многовекового развития сохраняло незыблемость православно-аскетической традиции, воплощенной в духовном и социальном служении ее носителей — выдающихся творческих личностей из числа подвижников иноческого благочестия.
Религиозное просвещение и приобщение к наследию русской святости, сосредоточенной в монашеской традиции, обеспечивает трансляцию и интеграцию аскетической антропологии в отечественную культуру и может благотворно влиять на формирование нравственно-этических и эстетических ориентаций представителей разных слоев современного российского общества.
Практическая значимость. Выводы и результаты данной работы могут быть использованы в общих курсах по истории и теории культуры, истории Отечества, философии, культурологии, при осуществлении частных культурологических исследований.
Материалы диссертации могут найти применение в высших и средних образовательных учреждениях, быть включены в учебно-воспитательный курс «Основы православной культуры», изучаться в рамках элективных курсов по культурологии, религиоведению, истории отечественной культуры, истории Русской Православной Церкви, христианской антропологии, религиозной философии, психологии, педагогике, а также для повышения уровня квалификации преподавателей гуманитарных дисциплин.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Диссертационное исследование «Русское монашество как историко-культурное явление» соответствует п. 7 «Культура и религия», п. 9 «Историческая преемственность в сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов», п. 15 «Роль культурного наследия в жизнедеятельности общества» паспорта специальности 24.00.01 — Теория и история культуры (культурология).
В диссертации решена актуальная проблема сохранения христианских ценностей и традиций отечественной культуры, имеющая важное значение для теории и истории культуры.
Основные положения, выносимые на защиту
1. Русское монашество является носителем и созидателем отечественной аскетической культуры и рассматривается как главный смыслообразующий феномен, в котором нашло воплощение целостное представление о христианском идеале социокультурного и духовного служения личности.
Вместе с тем, правомерна идентификация русского монашества как кон-солидирующего феномена, на протяжении ряда столетий обеспечивающего единство русского, российского общества и поддержание российской государственности.
2. Русское монашество представляет собой уникальное историко-культурное явление, взаимосвязанное и взаимодействующее с самобытной отечественной культурой, в которой нашли отражение такие черты иноческого служения, как православное миропонимание, покаяние и духовное преображение личности, любовь к ближним, милосердие, патриотизм и уважение к другим культурам, христианская эстетика, красота и богатство старославянского и русского литературного языка. Все это позволяет определить институт русского монашества как духовно-нравственный и церковно-эстетический базис общенационального культурного наследия России, являющийся общенародной непреходящей ценностью.
3. Высокие достижения многогранного творческого диапазона представителей русского ученого монашества в разные исторические периоды явились ценнейшим вкладом в развитие таких областей социокультурной сферы российского общества, как государственно-политическая, миссионерская, благотворительная, духовно-просветительская, научная, литературная, художественно-эстетическая, административно-хозяйственная, педагогическая и воспитательная.
4. Духовное наставничество, непосредственно связанное с особой педагогической ролью русского старчества, сформировалось как уникальная пастырская коммуникативная практика, в процессе которой происходит непосредственное приобщение ученика к внутреннему, индивидуальному религиозному опыту учителя, и благодаря этому осуществляется дальнейшее социокультурное развитие личности на пути ее нравственного совершенствования.
5. Русское женское православное монашество, воплотившее в своем мо-литвенном и социальном служении исконную сущность женской, материнской природы, достигло максимальных пределов и вершин святости в жертвенной христианской любви к ближним, делах благотворения, милосердия и воспитания. Основной вклад русского женского монашества в отечественную и мировую культуру определяется тем, что духовный облик выдающихся подвижниц может служить эталоном подлинной нравственной красоты как явления наднационального и вневременного.
6. Русское монашество сумело сохранить и обеспечить преемственность монастырской иноческой традиции, что послужило основой возрождения самобытной русской монашеской культуры в конце ХХ – начале XXI столетия, в ходе которого в России повсеместно происходит восстановление монастырей в их изначальном предназначении как центров молитвенной жизни, духовного просвещения, церковного искусства и благотворительности. Данные факты являются очевидным свидетельством нового, прогрессивного этапа взаимодействия русского монашества с социумом.
7. Выдающиеся иерархи и Патриархи Русской Православной Церкви, как ее духовные лидеры и авангард монашества, на всех этапах историко-культурного развития России, особенно в кризисные периоды, выступали в качестве всенародных архипастырей и моральной мобилизирующей силы в деле консолидации общества, укрепления национальных религиозных традиций и сохранения государственной целостности. Высота христианского подвига русских Первоиерархов новейшего времени в значительной степени обусловлена многогранностью их творческой одаренности, личностной харизматичностью и социальной инициативностью, что способствовало сохранению духовных начал отечественной культуры в тоталитарную эпоху и обеспечило процесс сближения, взаимодействия и сотрудничества культуры и религии в постсоветский период.
8. Русское монашество на протяжении XI – начала ХХ века осуществля-ет трансляцию и интеграцию православной аскетической антропологии в социальную сферу, обеспечивая приобщение представителей разных слоев российского общества к святоотеческой традиции как нравственно-этическому и эстетическому образцу социокультурной деятельности личности. Таким образом, духовное святоотеческое наследие отечественной культуры, главным носителем и преемником которого является русское монашество, может служить одним из ценностных ориентиров для мирян при выборе ими смыслообразующих жизненных стратегий и создавать новые, перспективные возможности для плодотворного взаимодействия аскетической и светской культуры и искусств.
9. Объективно, логично рассматривать русские монастыри как надежный индикатор реального состояния отечественной культуры, так как именно в святых обителях развивались практически все слагаемые отечественной культуры: письменность, литература, живопись, архитектура, музыка, образование.
Апробация результатов исследования:
1. Автор имеет 63 публикации общим объемом 113 п. л., из которых по теме диссертации опубликована 31 работа общим объемом 89 п. л. и 32 работы по психологии личности общим объемом 24 п. л. По теме диссертации опубликованы 3 монографии; 12 статей в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации; 7 статей в научных журналах, сборниках трудов и материалов научных конференций; 9 учебно-методических работ.
2. Диссертант выступала с докладами на Ежегодных Богословских конференциях Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (2005–2010); Международной конференции «Народная дипломатия Москвы: История, современность и перспективы» (21.05.2008 г.); Международных Рождественских образовательных чтениях (2004–2010); Московской Духовной Академии на курсах по подготовке преподавателей Основ православной культуры (2005–2008); на научных конференциях Московского государственного университета культуры и искусств: «Доминантные черты отечественной культуры» (МГУКИ, 30 апреля 2009 года); «Россия и Европа: историко-культурные параллели» (МГУКИ, 29 апреля 2010 года).
3. Материалы диссертации внедрены в учебный процесс и были использованы при подготовке курса «История отечественной культуры» в Московском государственном университете культуры и искусств; при разработке дисциплин «Культурология» и «Философия» на кафедре «Философия, история и культурология» в Московском государственном университете пищевых производств; курсов «Педагогическая психология», «Социальная психология», «Основы психологии семьи и семейного консультирования», «Основы коррекционной педагогики и специальной психологии», а также при разработке тематики курсовых и дипломных работ студентов педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.
4. Содержание диссертации включает личный практический опыт авто-ра, приобретенный в результате многолетнего посещения монастырей Москвы и различных областей России, включая Оптину Пустынь, Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь, «Шамордино», Санаксарский монастырь, Валаамский монастырь, Вышенскую пустынь, Серафимо-Знаменский скит, Иоанно-Богословский монастырь, Гефсиманско-Черниговский скит при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, Саввино-Сторожевский монастырь, Иосифо-Волоцкий монастырь и многие другие обители. Практика прохождения послушаний в монастырях дополнялась беседами и консультациями с иерархами современного русского монашества и представителями православного духовенства.
5. Диссертация прошла обсуждение и была рекомендована к защите на заседании кафедры истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств 20 мая 2010 года (Протокол №12).
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и списка использованных материалов, содержащего 539 наименований.


II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во Введении обосновывается актуальность исследования, раскрываются степень научной разработанности проблемы, объект, предмет, цель, задачи, теоретико-методологические основы, методы, научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, указывается соответствие диссертации паспорту научной специальности, формулируются основные положения, выносимые на защиту, представлены апробация результатов исследования и структура работы.
Первая глава «Предыстория русского монашества как явления аскетической культуры» посвящена общему анализу генезиса, становления и развития русского монашества, формирования его основ и принципов, непосредственно связанных с Древнехристианской Восточной Церковью и византийской аскетической культурой.
Параграф 1.1. «Социокультурная и духовная миссия монашества». Монашество как историко-культурное явление в первые века христианства зрело и формировалось в лоне Церкви в виде феномена, который проф. А.И. Сидоров обозначил как «древнехристианский аскетизм» . Иночество, родив-шееся из глубокого понимания евангельского учения о высшем совершенстве личности, удовлетворяло существеннейшим потребностям человеческого духа и формировало высшие понятия о христианской нравственности, оказывая благотворное воздействие на все слои общества. По мере того как христианская вера в Римской империи становилась господствующей, подвиги отшельников-иноков служили к углублению в сердцах людей нравственного христианского учения, ибо монашество — это особое и высшее проявление христианской веры, главными идеалами которой являются любовь к Богу и любовь к ближним.
Унаследовав от Византии представления о монашестве как ангельском образе и о святости как полном осуществлении иноческого призвания, Православная Русь восприняла миссию монашеского служения в качестве «великого ангельского подобия», дающего ключ к пониманию внутренней жизни человека, устремленного к духовному совершенствованию.
К теме сущности, содержания и значения социокультурной и духовной миссии монашества, учитывая ее аскетическое основание, обращались русские философы, определяющие святость как смыслообразующую константу отечественной жизни и культуры. Так, по убеждению К.Н. Леонтьева, понять истинный дух христианства можно лишь изучив монашество, поскольку оно является высшим идеалом христианства . Акцентируя внимание на общественной значимости иноческого служения, необходимо подчеркнуть, что монашество не отрицало культуру, а, напротив, сумело сохранить истинный идеал культуры в его чистоте и свободе. Молитвенная, духовная миссия монашества стала основанием для активного развития духовного творчества . Идея духовной и социо-культурной миссии монашества прямо соотносится с тезисом Г.П. Федотова, согласно которому святость — это источник подлинного духовного обновления Церкви и государства, а все святые образуют душу народа. Именно с них начинается преображение народной и всей общественной жизни, поэтому начинать социокультурное совершенствование необходимо с духовной работы и устремления к святости. В своей позиции Г.П. Федотов исходил из того, что «всякая подлинная культура имеет религиозный смысл» .
Единая сущность духовного (в значении религиозного) и социального служения монашества в аскетической культуре проявляется в том, что «подвиг молитвенного делания на самом деле является не менее общественным, чем работа по организации приютов или уход за больными» . Представляя собой важнейшую школу аскетического подвижничества как антропологической практики, монашество становится и высочайшим христианским социально-культурным служением, открытым миру в делах благотворительности и духовного просвещения.
Параграф 1.2. «Православное монашество на Востоке как предпо-сылка русской монашеской традиции». Начало монашества восходит к апостольским временам и, по сути, вся история иноческого подвижничества — это история христианского благочестия и духовной аскетической культуры .
Своего расцвета монашество на Востоке достигло в период с IV до VII века, распространившись на территориях Египта, Сирии, Палестины, на Си-нае, благодаря чему православная аскетическая традиция духовного и социокультурного служения приобрела целостный и устойчивый характер на всем пространстве христианского мира. Древневосточное иночество и его социальная миссия стали эталоном христианского отношения к ближним: монашество утешало скорбящих, поддерживало изнемогающих, укрепляло духовные и физические силы нуждающихся в помощи. Ценнейшим достижением монашества и его социокультурной миссии стало создание памятников аскетической литературы, составленной из творений святых Иоанна Златоуста, Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Ефрема Сирина, Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Дамаскина и многих других деятелей духовной культуры.
Основателем монашества и пустынножительства считается преподобный Антоний Великий; родоначальником общежительного монашества является Пахомий Великий. В это время стали известны такие подвижники, как преподобный Макарий Великий, Савва Освященный, Феодосий Великий — родоначальник общежительных монастырей в Палестине и первый устроитель Лавры; святители Василий Великий и Григорий Богослов — в Каппадокии. В восточной православной традиции сформировались основные черты монашества и типы монашеского жительства: отшельничество, общежительное иночество (киновия) и жительство безмолвников в пустыне Скит, отчего такой вид подвижничества стал называться скитским, а монастыри получили наименование скитов.
Иночество Древней Церкви Востока распространялось на Запад и способствовало становлению на западных территориях основ новой христианской культуры, ставшей преимущественно «монашеской культурой», которая принципиально отличалась от культуры античной. Родоначальником монашества в Галлии стал св. Иоанн Кассиан Римлянин (ок. 360 – ок. 435), но отцом западного монашества считается св. Бенедикт Нурсийский (480–547), основатель знаменитого монастыря Монте-Кассино. Становление галльского иночества, как мужского, так и женского, с точки зрения проф. А.И. Сидорова, явилось определенной парадигмой развития всего первоначального западного монашества. Оно всегда заключало в себе общую черту: слияние преданий восточного иночества с автохтонными (местными) традициями западного христианства .
В отличие от Востока, доминирующим видом иноческого служения на Западе было миссионерство, известным деятелем которого стал св. Бонифаций — «апостол Германии» (672–754).
Первым католическим монашеским орденом, то есть централизованным монашеским объединением, стал орден бенедиктинцев, а самым известным из монашествующих на Западе является Франциск Ассизский (1182–1226), которого считают наиболее выдающимся святым Средневековья. Кроме ордена францисканцев, широкое распространение получил орден доминиканцев, основанный Домиником (1170–1221) . Таким образом, можно с уверенностью говорить о единых древневосточных духовных корнях как западноевропейского, так и русского монашества, обладающих собственной спецификой и уникальностью.
Византийское и афонское монашество в VII–XIV веках восприняло, со-хранило и продуктивно разработало идеи и практику иноческой жизни Востока, что послужило фундаментом непосредственного становления монашества и монастырской культуры в России:
 прп. Феодор Студит составил общежительный Устав монашеской жизни;
 прп. Симеон Новый Богослов возродил и стал учителем умного молитвенного делания;
 прп. Григорий Синаит возобновил и утвердил аскетическую духов-ную практику на Афоне, которая оттуда распространилась в российские монастыри;
 свт. Григорий Палама систематизировал мистическое учение о единстве Бога и человека, получившее название исихазм.
Женское монашество, широко распространившееся в лоне Древнехристианской Церкви, с начала своего становления находилось под руководством великих старцев-подвижников. Бóльшая часть инокинь трудилась в киновиях — общежительных монастырях, которые, наряду с мужскими, играли важную роль центров просвещения и особенно — благотворительности. Одно из главных достижений культуры женского монашества Восточной Церкви — это сформированный и сохранивший преемственность в традиции воспитания образ духовной красоты и высокой христианской нравственности женщины-подвижницы, ставший ценностным ориентиром для русского православного женского монашества.
Жизнь и самоотверженные труды иночества Восточной Церкви свиде-тельствуют о том, что именно в монашестве была преимущественно развита одна из главных составляющих всей православной культуры — аскетическая культура. Из этого же источника родилось и русское подвижничество.
Вторая глава «Историко-культурные трансформации русского монашества в Х–XVII веках» посвящена исследованию особенностей становления и развития русского монашества как историко-культурного явления в домонгольский период; раскрытию значения золотого века русской святости (вторая половина XIV–XV век) для отечественной культуры и становления государственности; изучению характера историко-культурного развития русского монашества и монастырей в XVI–XVII веках.
Параграф 2.1. «Русское монашество и монастыри в домонгольский период». Указывая на неразрывность связи русского Православия с византийской традицией, необходимо подчеркнуть его самобытность и выделить киевский период как самый чистый и многогранный из всех периодов русской религиозности. По словам Г.П. Федотова, «киевское христианство для русского религиозного сознания имеет то же значение, что Пушкин — для русского художественного сознания: значение образца, золотой меры, царского пути» .
Подлинными родоначальниками русского монашества явились Антоний и Феодосий Печерские. В аскетическом подвижничестве родоначальников, а в дальнейшем и других видных деятелей древнерусского монашества проявился тот социокультурный феномен, который правомерно назвать универсальным механизмом личностного смыслообразования подвижничества: благотворное влияние харизматической личности приобретает для ее последователей особый ценностный смысл индивидуального бытия как служения Богу и ближним. Центральной фигурой здесь выступает личность аскета — подвижника, которая не предпринимает никаких направленных волевых действий для привлечения к себе сторонников и последователей. Но сила благодати, исходящая от духовного лидера и воплощенная в культурных актах его поведения, самостоятельно воздействует на социум и преобразует его. Важно в данном событии учесть и внутренний, духовный вектор, нравственную устремленность представителей социального окружения, выражающих собственную глубинную готовность к восприятию и принятию творческого воздействия носителя преобразующей сакральной энергии.
Киево-Печерский монастырь, основанный прп. Антонием и устроенный прп. Феодосием (1051), явился главным духовно-просветительским центром, оказавшим определяющие влияние на все последующие периоды русской религиозности и развитие монашеской культуры. Среди иноков Киево-Печерской обители были Нестор летописец; будущий митрополит Киевский Иларион, создатель произведения «Слово о законе и благодати»; иконописец Алипий. Преподобный Феодосий Печерский стал законодателем русского монашества, духовником и старцем. Возвышенность духовно-нравственной атмосферы, царившая в обители и распространявшаяся в качестве эталона аскетической святости на другие монастыри и общество Древней Руси, побуждала и в последующие века постригаться в монашество и схиму не только великих князей и княгинь, но и представителей простого звания. Активно развивались сельскохозяйственные формы деятельности монастырей этого периода, а также благотворительное направление социального служения монашества, что выражалось в устройстве богоугодных заведений, содержащихся за счет обителей. Духовно-просветительская деятельность монашества традиционно являлась одним из главных видов его социокультурной миссии (В.Н. Татищев) .
Выдающиеся представители просвещения и религиозного творчества из среды монашества составили золотой фонд отечественной церковной культуры домонгольского периода и последующих эпох — это ученый, иконописец Авраамий Смоленский и религиозный писатель, проповедник Кирилл Туровский.
Параграф 2.2. «Русское монашество во второй половине XIV–XV столетии. Золотой век русской святости». В качестве одной из главных причин подъема русского монашества и расширения пространства его социальной и культурной деятельности следует назвать более активное приобщение передовых представителей русского общества к христианской вере в период тяжелых историко-культурных и политических обстоятельств, которые мобилизовали религиозный дух народа и призвали его к поиску нравственных сил в православии. Возрождение русского монашества началось со второй половины — конца XIV века благодаря деятельности святителя Алексия, митрополита Московского, и преподобного Сергия Радо-нежского, что совпало с началом возрождения Руси и преодоления ордынского ига. Монашество расширялось и строило свои новые обители преимущественно в лесах Севера, где в это время господствующим явлением была колонизация новых земель: таким образом, колонизация земская и колонизация монастырская стали развиваться параллельно, увлекая в северный край лучшие силы Руси после монгольской интервенции. Сюда же переместился центр русского монашества. В то время как Киевская Лавра была разрушена и начала возрождаться лишь с 1420-х годов, ее духовной и культурной преемницей стала Троице-Сергиева обитель, созданная прп. Сергием, ставшим тем же для Севера, чем были Антоний и Феодосий Печерские для Юга . Выделяя фактор преемственности в отечественной православно-аскетической традиции, отметим, что игуменство прп. Сергия во многом совпадало с игуменством прп. Феодосия Печерского: та же строгость жизни, неутомимость в трудах, глубокая личная скромность и воз-держанность, молитвенный подвиг, благотворительность, духовное наставничество, братская любовь, религиозная ревность.
Став в 60-е годы XIV столетия одним из доверенных лиц митрополита Алексия Московского, выполняя его дипломатические поручения, прп. Сергий активно помогает ему в проведении монастырской общежительной реформы, которая явилась одним из главных историко-культурных событий развития монашества в указанный период и последующих лет. Существеннейшим компонентом реформы была защита принципов православия.
Широкая деятельность обители преподобного Сергия Радонежского послужила основой всей последующей монастырской колонизации второй половины XIV–XV века, благодаря которой значительно распространилось и усилилось социокультурное служение русского монашества. Профессор А.А. Аронов называет этот период одним из весомых объективных слагаемых Русского Предвозрождения, выделяя Великий Новгород в качестве первого этапа Предвозрождения, а в качестве второго — Владимиро-Суздальскую Русь, когда Москва постепенно приобретает статус не только административно-политического, но и художественного центра Руси . Указанный период по праву может быть назван золотым веком русской святости, поскольку именно в это время монастырская колонизация достигла берегов Белого моря и Северного Ледовитого океана: были воздвигнуты такие обители, как монастырь св. Трифона Печенегского на Кольском полуострове, Архангельский монастырь, Кирилло-Белозерская, Соловецкая обители и многие другие. На Севере образовался обширный иноческий центр, названный А.Н. Муравьевым в середине XIX века «Русской Фиваидой» — по аналогии с Египетской Фиваидой, в которой зародилось раннехристианское монашество.
Распространение монастырской культуры, осуществляемой учениками и учениками учеников прп. Сергия Радонежского, оказала глубокое социальное и морально-эстетическое влияние на осваиваемые регионы. Профессор В.О. Ключевский отметил огромную преобразовательную силу духовно-культурного взаимодействия монашеского подвижничества, монастырской традиции с жизнедеятельностью народа, населявшего новые земли . Выдающимися деятелями культуры этой эпохи стали Епифаний Премудрый, Пахомий Логофет, прп. Андрей Рублев, Феофан Грек. Умножили славу русского иночества и отечественной культуры духовные ученики и последователи прп. Сергия преподобные Кирилл Белозерский, Стефан Пермский, Димитрий Прилуцкий, Ферапонт, преподобные Савватий, Герман и Зосима — создатели Соловецкой обители и многие другие подвижники благочестия.
Таким образом, в историко-культурологическом аспекте золотой век русской святости, представленный трудами учеников и воспитанников духовной школы преподобного Сергия Радонежского, внес выдающийся вклад в отечественную культуру, наполнив ее богатейшей архитектурой, письменностью, иконописью, христианским просвещением, миссионерскими подвигами, культурой хозяйствования и управления, сложившейся аграрной традицией, а также уникальной коммуникативной практикой, сформировавшейся на основе принципов общежительства и духовного наставничества.
Параграф 2.3. «Историко-культурные особенности развития монашества и монастырей в XVI-XVII веках». Переломным этапом в истории и социокультурной деятельности русского монашества явилось противоборство двух концепций монашеского служения — «нестяжательства» и «иосифлянства», возглавили которые выдающиеся деятели иночества преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоцкий. Это два направления единой монашеской традиции, из которых на Соборе 1503 года побеждает хозяйственно-практическая и социально-ориентированная позиция прп. Иосифа с ее главной идеей: «Монастырские вотчины — нищих прокормление». Преподобного Иосифа Волоцкого по праву можно назвать основоположником деятельного социального христианства и высокой культуры административно-хозяйственной деятельности. Он считается небесным покровителем предпринимателей.
Повышается и укрепляется общественное и культурное значение мона-стырей, которое заключается в активной благотворительности, освоении и заселении новых территорий, широкой миссионерской, просветительской и экономической деятельности русского монашества. Крупнейшие монастыри России — это центры духовности и книжные сокровищницы, а лучшие представители иночества — учителя и деятели на поприще развития письменности и религиозного образования. Среди видных представителей социокультурного служения русского монашества данной эпохи — святитель Геннадий, архиепископ Новгородский, создатель «Геннадиевой Библии»; литератор и просветитель преподобный Максим Грек; историк и агиограф митрополит Макарий, мужественный пастырь Филипп (Колычев) и другие деятели отечественной культуры.
Определяющее духовное и культурно-историческое значение имели подвиги русских Патриархов и монашества в период Смутного времени: Патриархов Иова, Гермогена, Филарета; архиепископов Смоленского Сергия и Тверского Феоктиста; епископов Суздальского Галактиона, Псковского Геннадия и Коломенского Иосифа. Героизм монастырей в борьбе с интервентами — пример истинного патриотизма и государственного служения русского монашества.
Происходит расширение земельных владений, хозяйственное процвета-ние крупнейших монастырей и архиерейских домов в период правления Пат-риарха Филарета и особенно в патриаршество Никона, что определило тенденции процесса обмирщения монастырской культуры. Вместе с тем, Соборы 1667 и 1681 годов выявили нарушения в общем состоянии духовенства и, в частности, монашества, обнаружив серьезный недостаток духовного просвещения на Руси и ослабление нравственных устоев.
Во второй половине XVII века происходит заметная активизация религиозного и светского образования, в становлении которого проявилась определяющая роль представителей ученого монашества — Епифания Славинецкого и Симеона Полоцкого. В Москве создается высшая школа — Славяно-греко-латинская академия (1687). Значительная роль в этом процессе принадлежит учителям-иеромонахам Иоанникию и Софронию Лихудам. Выдающийся вклад в развитие иконописного мастерства внесла школа Дионисия Московского.
Третья глава «Тенденции развития русского монашества в XVIII веке» посвящена историко-культурологическому анализу преобразований, произошедших в Синодальный период, и осмыслению связанной с ними специфики социокультурной деятельности русского монашества в эпоху Просвещения.
Параграф 3.1. «Русское монашество в I-й половине XVIII века. Представители просвещенного иночества эпохи преобразований». Церковные вотчины, испытывая непомерную экономическую тяжесть от петровских реформ, особенно их военной части, требовавших громадных материальных расходов, пришли в оскудение.
Кроме того, на монастыри возлагалась повинность общественного благоустройства: при обителях были открыты больницы, богадельни для инвалидов, приюты для душевнобольных и воспитательные дома для подкидышей. Несмотря на определенные положительные стороны принятых указов, в них игнорировалось сакральное значение иноческой культуры и отвергалась самобытность ее обрядовой эстетики. В результате проведенных преобразований резко уменьшилась численность монастырей и монашествующих; многие обители закрывались из-за недостатка средств, что привело к ущемлению прав рядового монашества, а также снижению уровня духовного просвещения народа. В то же время статус и материальное обеспечение ученых монахов, получивших образование в семинарии и академии, значительно возросли. Роль центра подготовки и воспитания ученого монашества в Великороссии отводилась Александро-Невской Лавре.
Одним из даровитейших представителей монашества петровских времен стал Феофан Прокопович, в лице которого Петр I нашел безусловного сторонника своих реформ, всегда готового принять любые указания государя и «ставившего угождение ему выше угождения Христу» . Можно говорить о неординарности, разносторонности и противоречивости этой талантливой личности . На неблагоприятном для русского монашества государственно-политическом фоне в петровские времена прославились выдающиеся деятели творческой элиты из среды иночества, благодаря которым произошли существенные позитивные перемены в сфере религиозного и светского образования, миссионерской и литературной деятельности: митрополит Иов Новгородский, святители Митрофан Воронежский, Димитрий Ростовский, Иоанн Тобольский, Иннокентий Ир-кутский. Эти факты свидетельствуют о том, что в кризисный период аскетиче-ское подвижничество сумело сохранить и даже усилить созидательность своей духовно-культурной миссии.
Параграф 3.2. «Русское монашество во II-й половине XVIII века. Творческое служение иночества в начале монастырского возрождения».
Важным драматическим рубежом в истории монастырской культуры стало ужесточение процесса секуляризации церковных вотчин и введение монастырских штатов в царствование Екатерины II (1764), вследствие чего значительная часть монастырей России была упразднена и пришла в упадок. Это крайне негативно сказалось на социокультурном служении монашества, о чем красноречиво писал А.С. Пушкин в своих «Заметках по русской истории XVIII века»: «Екатерина явно гнала духовенство, жертвуя тем своему неограниченному властолюбию и угождая духу времени. Но, лишив его независимого состояния и ограничив монастырские доходы, она нанесла сильный удар просвещению народному... Жаль! Ибо греческое (православное) вероисповедание, отдельное от всех прочих, дает нам особенный национальный характер. Мы обязаны монахам нашей историею, следственно и просвещением. Екатерина знала все это и имела свои виды» . Однако, наряду с этими фактами, во второй половине XVIII века ученое монашество превращается в особый привилегированный класс. Происходит возвышение на иерархические ступени великорусских монахов; наиболее видными из них становятся митрополит Димитрий (Сеченов), архимандрит Гедеон (Криновский), митрополит Гавриил (Петров), митрополит Платон (Левшин). В сложных социально-политических обстоятельствах XVIII века, когда «идеал русского монашества был подорван» , благодаря деятельности митрополита Гавриила (Петрова) монастырская жизнь и духовно-нравственная культура к концу века стала постепенно возрождаться. Огром-ные заслуги перед рядовым монашеством в деле монастырского возрождения принадлежат философу, писателю святителю Тихону Задонскому и ученому богослову преподобному Паисию Величковскому, создавшему обширную духовную школу, последователи которой внесли обильный вклад в расцвет святости на Руси. В конце XVIII столетия происходит распространение пустынножительства и восстановление множества обителей, в частности, Саровской, Оптиной и Санаксарской пустынь. Знаменательным фактом этого периода является рост числа монашествующих из дворянского сословия, одним из наиболее ярких представителей которого стал прп. Феодор Санаксарский.
Четвертая глава «Эволюция русского монашества в XIX – начале XXI века» посвящена исследованию общего положения монастырей и монашества в России XIX века, анализу социокультурной деятельности иерархов русского иночества этого периода и историко-культурного значения старчества; изучению творческого диапазона и социокультурного служения ученого монашества XIX – XX веков; анализу феномена духовного наставничества и процесса возрождения монашеской жизни в XX – начале XXI века; раскрытию личностного творческого вклада Патриархов Русской Православной Церкви новейшего времени в развитие духовной культуры и государственности России.
Параграф 4.1. «Монастыри и монашество в России XIX века. Духовная, государственная и социокультурная деятельность иерархов русского иночества». Общее состояние Русской Православной Церкви и мо-нашества, в частности, было отмечено значительными позитивными преобразованиями, осуществляемыми Св. Синодом при поддержке правительства.
Возросшая социокультурная деятельность монастырей в этот период оказала благотворное влияние на все сферы жизни российского народа, утвердила высокий статус обителей в общегосударственном служении.
Всеми признанными иерархами и столпами Русской Православной Церкви в XIX веке были Московский митрополит Филарет (Дроздов) и Киевский митрополит Филарет (Амфитеатров). Под их руководством развивалась духовно-просветительская, благотворительная и миссионерская деятельность монастырей и монашества. Видными иерархами, духовными писателями, учителями христианской жизни и продолжателями святоотеческих традиций в русской религиозной культуре XIX века стали святители Игнатий (Брянчанинов) и Феофан (Говоров), Затворник Вышенский. Их пастырская деятельность и многогранное литературное творчество явились ценным вкладом в развитие богословской мысли и отечественной культуры, включая светскую.
Говоря о благоприятных переменах во взаимоотношениях государства и Церкви, необходимо указать и на обострившиеся глубинные противоречия, связанные с отстраненным и даже враждебным восприятием Церкви и церковных деятелей многих образованных представителей светского общества. Тенденции обмирщения и снижение уровня благочестия святитель Игнатий (Бренчанинов) отмечает также в отношении монашества. Порокам общества св. Игнатий противопоставляет добродетели и рассуждает об этом с членами царской фамилии, представителями государственной элиты, видными деятелями культуры, призванными быть эталоном нравственного поведения для общественности. Его переписка со знаменитым военачальником Н.Н. Муравьевым-Карским раскрывает их глубокую личную взаимосвязь, а также взаимообусловленность религиозно-нравственных и общегосударственных сторон жизни России. Заметное благотворное влияние епископ оказал на адмирала П.С. Нахимова, писательницу С.И. Снесареву, обер прокурора Св. Синода С.Д. Нечаева.
Литературно-поэтическое творчество Игнатия Брянчанинова привлекало внимание А.С. Пушкина, И.А. Крылова, К.Н. Батюшкова, Н.И. Гнедича; друзьями владыки были М.И. Глинка и П.И. Турчанинов, К.П. Брюллов. Замечательным по глубине мысли и аргументации является отзыв св. Игнатия о книге Н.В. Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями», в котором раскрываются взгляды епископа и литератора на природу творчества в свете идей православно-аскетической культуры.
Весомый вклад в процесс духовно-нравственного просвещения части русской интеллигенции внес святитель Феофан Затворник, которого Санкт-Петербургская духовная академия возвела в степень доктора богословия.
Параграф 4.2. «Образцы аскетического подвижничества XIX – начала XX века. Историко-культурное значение старчества». Период возрождения монастырской культуры данного периода представлен примерами подвигов русского монашества: под духовным руководством учеников преподобного старца Паисия Величковского аскетическое подвижничество возродилось в древней Валаамской обители, Саровской, Оптиной, Глинской и Санаксарской пустынях, в Новоезерском и Николо-Бабаевском монастырях. Во многих обителях укрепилось старчество, оказывая преобразующее духовно-нравственное воздействие на жизнь многих представителей всех сословий российского общества.
В Саровской пустыни совершал свой выдающийся иноческий подвиг преподобный Серафим Саровский. Оптина Пустынь, одна из величайших святынь России, прославилась своими старцами — духоносными прозорливыми монахами, из сообщества которых наиболее известным стал преподобный Амвросий Оптинский. Нигде традиции старчества не получили такого развития, как в Оптиной Пустыни, в которой значительных масштабов достигло книгопечатание, организованное о. Макарием и И.В. Киреевским, необходимое для утоления насущной потребности русского общества в духовной литературе. Оптина Пустынь стала главным центром становления русской религиозной философии и местом паломничества творческой интеллигенции. За духовными Советами к Оптинским старцам приезжали знаменитые общественные деятели, писатели: Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, К.Н. Леонтьев, Л.Н. Толстой, М.П. Погодин, Н.Н. Страхов и многие другие. Известный русский философ и писатель К.Н. Леонтьев, выйдя в отставку, поселился в Оптиной, где прожил пятнадцать лет, пользуясь наставлениями от старца Амвросия.
Немалый вклад в развитие религиозной жизни и нравственной культуры России XIX – начала XX века был сделан и московским старчеством во главе с преподобным Варнавой Гефсиманским, советами которого пользовался император Николай II.
Духовным сыном о. Варнавы стал талантливый экономист, предприниматель, коммерсант В.Н. Муравьев — будущий преподобный старец Серафим Вылицкий (1866–1949). В течение многих лет В.Н. Муравьев состоял действительным членом ряда благотворительных и просветительных обществ, известных во всей России. В частности, это были общества по распространению коммерческих знаний с благотворительными фондами и Ярославское благотворительное общество, куда входили знаменитые пастыри и общественные деятели своего времени — св. прав. Иоанн Кронштадтский, архиепископ Тихон (Белавин), будущий Святейший Патриарх Московский и всея Руси; председатель при Святейшем Синоде прот. П.А. Смирнов, премьер-министр Б.В. Штюрмер, князь Дмитрий Шаховской, потомственные граждане Елисеевы и многие другие благочестивые представители светского общества. Можно с уверенностью говорить о том, что видные деятели культуры, промышленности и высшие чины государственной службы пользовались духовными наставлениями старчества, реализуя в собственной деятельности этические принципы христианского миропонимания.
Параграф 4.3. «Русское ученое монашество XIX–XX веков: творче-ский диапазон и социокультурное служение». Наряду с образцами аскетического подвижничества и старчества, в XIX – начале XX веках прославились представители русского ученого монашества, которое в конце XVIII–XIX столетии сформировалось как признанная социальная группа. Просвещенные иноки занимались исследованиями в области богословских и гуманитарных наук, педагогической деятельностью, литературным творчеством. Среди научных трудов ученых иноков необходимо выделить исследования в области церковной истории митрополитов Евгения (Болховитинова), Макария (Булгакова); первого в России синолога, академика архимандрита Иакинфа (Бичурина); богослова и философа архиепископа Херсонского Никанора (Бровковича); видного проповедника, литератора, «русского Златоуста» святителя Иннокентия Херсонского; ученого-историка, востоковеда и дипломата епископа Чигиринского Порфирия (Успенского); исследователей церковной истории и писателей архиепископа Филарета (Гумилевского), архимандрита Леонида (Кавелина); ученых-миссионеров митрополитов Иннокентия (Попова-Вениаминова) и Нестора (Анисимова), востоковеда равноапостольного Николая Японского. Прославленными представителями русского ученого монашества ХХ века стали универсальный ученый, писатель, иконописец священномученик митр. Серафим (Чичагов); профессор-хирург, лауреат Сталинской премии свя-титель Лука (Войно-Ясенецкий); крупный ученый-богослов и книгоиздатель митр. Питирим (Нечаев), ученый-историк архимандрит Иннокентий (Просвирнин). Их научно-исследовательская и духовно-просветительская деятельность значительно обогатила отечественную и мировую культуру. И, что особенно важно подчеркнуть в феномене ученого монашества, — это целостность, завершенность, благодатный синтез глубокой научности, интеллектуальности с молитвенной практикой и пастырским подвигом, реализованными в бескорыстном христианском служении и практической помощи людям. Можно утверждать, что деятельность ученого монашества значительно повысила статус священнослужителей и в целом Русской Православной Церкви на общегосударственном и мировом уровне.
Параграф 4.4. «Духовное наставничество и общественное служение русского иночества в XX – начале XXI века. Возрождение обителей и мо-нашеской жизни». На фоне трагического положения монастырей и монашества, в котором они оказались начиная с 1917 года, духовное и социокультурное служение русского иночества приобретает героический характер и высокое нравственное значение для последующих поколений. В то время, когда государство в тоталитарную эпоху, наряду с материальными, несло колоссальные моральные потери, на протяжении многих лет в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре осуществлял служение выдающийся подвижник благочестия ХХ века архимандрит Иоанн (Крестьянкин) –– духовный наставник многих государственных деятелей, творческой интеллигенции, представителей всех социальных слоев российского общества. Среди духовных просветителей и пастырей советского периода важно упомянуть также архимандрита Серафима (Тяпочкина), игумена Никона (Воробьева), старцев Глинской пустыни, старца Николая Гурьянова, иеросхимонаха Иоанна (Бузова), архимандрита Павла (Груздева), митрополита Сурожского Антония (Блума), героя-фронтовика архи-мандрита Кирилла (Павлова) и многих других святителей, через которых осуществлялась трансляция аскетической культуры и христианской этики в социум. Многие представители русского монашества тоталитарной эпохи прославлены в лике святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Соборе 2000 года.
Возрождение монашеской жизни и монастырской культуры в конце XX – начала XXI века убедительно доказало неувядаемость и преемственность русской православной аскетической традиции как необходимого духовно-нравственного компонента общественного и государственного развития России.
Параграф 4.5. «Личностное творческое участие Патриархов Русской Православной Церкви новейшего времени в созидании духовной культуры и государственности». Личность Патриарха Русской Православной Церкви, призванного быть духовно-нравственным эталоном религиозного и социокультурного служения для общества и государства, особую значимость представляет в аспекте психолого-педагогической и политической культуры как пример архипастыря, заботящегося об укреплении морально-этических основ консолидации общества и формировании высоких нравственных ценностей в системе личных и гражданских отношений. Важная роль в историко-культурной и духовной миссии русского монашества XX – начала XXI столетия принадлежит Первоиерархам Русской Православной Церкви и авангарду современного иночества святителю Тихону (Белавину), Сергию (Страгородскому), Алексию I (Симанскому), Пимену (Извекову), Алексию II (Ридигеру). Патриаршество Алексия I –– это самая длительная и, пожалуй, самая значительная эпоха во взаимоотношениях Церкви и государства, ознаменованная в главных событиях яркой, масштабной личностью Первоиерарха. В период Великой Отечественной войны митр. Алексий провел в осажденном Ленинграде все девятьсот дней блокады, совершая литургию, молебны и поддерживая прихожан; и во время блокады, и после ее ликвидации по призывам пастыря не прекращался сбор средств на оборону, на помощь раненым и сиротам. За организацию благотворительной патриотической деятельности в храмах города в период блокады митр. Алексий с группой духовенства был удостоен государственной награды — медали «За оборону Ленинграда». За свою активную духовно-просветительскую, миротворческую и социально-культурную деятельность Патриарх Алексий I неоднократно награждался орденом Трудового Красного Знамени и в эпоху тоталитаризма сделал все возможное для сохранения Русской Православной Церкви и ее авторитета на международном уровне.
Духовная высота христианского подвига русских Патриархов органически соединяется с многогранностью их творческой одаренности, личностной харизматичностью и высокой созидательной социальной инициативностью, определяющей их благотворное культурно-нравственное влияние на социальное развитие во все периоды отечественной истории.
Пятая глава «Русское женское монашество: культурологические особенности, история и традиции (ХI – начало ХXI века)» посвящена рассмотрению особенностей становления и развития женского иночества в ХI–ХVIII веках; характеристике периода ренессанса русского женского монашества в ХIX – начале XХ века; исследованию благотворительной и духовно-просветительской деятельности женских обителей; раскрытию значения подвига представительниц женского монашества тоталитарной эпохи; рассмотрению фактов восстановления иноческой жизни и социокультурной деятельности русского женского монашества в постсоветский период.
Параграф 5.1. «Специфика становления и социокультурного развития русского женского монашества в ХI – ХVIII веках». Русское женское монашество, органично восприняв православные идеалы Восточной Церкви, стало возрастать и расширяться, наряду с мужским иночеством, после Крещения Руси. Увеличивалось число женских обителей, создательницами и первыми постриженицами которых были великие русские княгини, ставшие для народа примером добродетельной жизни, сострадательности и молитвенного служения за ближних и родное Отечество. В Древней Руси прославились своими трудами и высокой культурой святости преподобные Евфросиния Полоцкая, Евфросиния Суздальская, благоверная княгиня Анна Кашинская, великая княгиня Московская Евфросиния, супруга великого князя Димитрия Донского. Среди ярких представительниц монашества XVIII века –– схимонахиня Нектария (графиня Наталия Борисовна Долгорукая), духовному подвигу которой поэт Иван Козлов посвятил свою поэму; схимонахиня Марфа (Мария Петровна Протасьева), духовная дочь преподобного Федора Санаксарского; игуменья Александра (помещица Агафья Семеновна Мельчунова) –– основательница Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря, и многие другие подвижницы. Идеал святости и нравственный эталон, созданный первыми инокинями Древней Руси, на все последующие времена определил характер дальнейшей эволюции русского женского монашества и сформировал христианский образ подлинной красоты русской женщины как самобытного и уникального феномена общественной жизни и отечественной культуры.
Параграф 5.2. «Ренессанс женского иночества в XIX – начале ХХ века: духовное руководство старцев». В данный период в женском монашестве под руководством старцев начался подъем духовной жизни; большинство женских монастырей XIX века выросло из общин. Наибольшего расцвета русское женское монашество в XIX веке достигло в Казанской Амвросиевской женской Пустыни благодаря преподобному Амвросию Оптинскому.
В руководстве женскими обителями принимали участие прп. Серафим Саровский, святитель Филарет, митрополит Московский , прп. Варнава Гефсиманский, святой праведный Иоанн Кронштадтский и другие старцы. Женское монашество прославилось милосердием, жертвенной любовью к людям, благотворительностью. Увеличилось число подвижниц из дворянского сословия, включая представительниц царской семьи.
Параграф 5.3. «Благотворительная и духовно-просветительская деятельность женских обителей и монахинь в XIX – начале ХХ века». Особенно широко развернулась благотворительная деятельность женских общин и обителей во второй половине XIX столетия. Социальная, благотворительная направленность –– наиболее характерная, специфическая особенность женской иноческой культуры. Самоотверженную христианскую любовь к ближним сестры проявили во время эпидемий, Первой мировой войны; многочисленная армия подвижниц трудилась в лазаретах, ухаживая за ранеными; при монастырях действовали бесплатные больницы, аптеки, богадельни. Представительницы русского женского монашества, в том числе представительницы царской фамилии, вели просветительскую и воспитательную работу, обучали детей в приютах и школах; трудились инокини в многочисленных мастерских, возделывали монастырское хозяйство, развивали церковное искусство.
Параграф 5.4. «Вершины культуры святости русского женского монашества ХХ века: великая княгиня Елизавета Федоровна Романова и подвижницы благочестия тоталитарной эпохи». Вершиной русского женского монашества послеоктябрьского периода, его венцом стал иноческий подвиг великой княгини святой преподобномученицы Елизаветы Федоровны Романовой, создательницы и настоятельницы Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве. Помощь страдающим и обездоленным стала главным делом ее жизни.
Духовной сестрой великой княгини и ее последовательницей была схии-гумения Фамарь (княжна Тамара Александровна Марджанова) –– основательница Серафимо-Знаменского скита, прошедшая тяготы репрессий и сохранившая стойкость христианского духа; талантливая поэтесса. Глубокая православная вера, всецело направленная на социальное служение, подняла на высоту святости выдающуюся русскую подвижницу, разностороннюю творческую личность мать Марию (Скобцову), героически сражавшуюся во французском Сопротивлении, спасшую от смерти десятки евреев во время холокоста, и погибшую в лагере Равенсбрюк.
Главной идеей монашеского служения матери Марии была идея активного, деятельного христианства: «Христианская любовь, — писала подвижница, — учит нас давать брату не только дары духовные, но и дары материальные. Мы должны дать ему и нашу последнюю рубашку, и наш последний кусок хлеба. Тут одинаково оправданы и нужны как личное милосердие, так и самая широкая социальная работа. В этом смысле нет сомнения в призвании христианина к социальной работе» .
Основным смыслом жизни для подвижниц благочестия апокалипсического ХХ века стали самоотверженность и благотворение.
Параграф 5.5. «Восстановление монашеской жизни и социокультурной деятельности женских обителей в конце ХХ – начале XXI века». На протяжении постсоветского периода происходит восстановление разрушенных прежде женских обителей, возрождение монашеской жизни и социокультурного иноческого служения: при монастырях действуют медицинские центры, детские приюты, осуществляется помощь заключенным, нуждающимся; развиваются все виды церковного искусства, что особенно трудно в отсутствие прямой пре-емственности; действуют книгоиздательские центры. Многие монахини полу-чают образование в высших учебных заведениях, в частности, педагогиче-ское, миссионерское, культурологическое, медицинское. Убедительными при-мерами возрождения женской монастырской культуры являются Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, восстановленная Марфо-Мариинская обитель милосердия, обитель «Шамордино», созданная прп. Амвросием Оптинским с помощью известного благотворителя из мирян Василия Перлова и другие. Невзирая на немалые трудности, традиции отечественной аскетической культуры женского монашества сохраняются и, благодаря активизирующейся в настоящее время паломнической службе, открыты для массового приобщения к ним представителей разных слоев светского общества.
В Заключении обобщены результаты исследования, сформулированы общие выводы и приведены факты художественного творчества видных деятелей отечественной культуры, в которых прямо или косвенно отражены сакральные аспекты личности, темы монастыря и монашества, свидетельствующие о неизбывном и вечном стремлении человека к надмирному бытию, духовному совершенству, святости.
Рассмотрены также перспективные направления дальнейших исследований по теме диссертации.
Основное содержание диссертации изложено в 31 публикации, общим объемом 89 п. л.
Монографии
1. Шафажинская Н.Е. Русское монашество в X–XVIII веках: культурологический аспект : Монография. — М. : МГУПП, 2007. — 328 с.
2. Шафажинская Н.Е. Русское монашество в XIX – начале ХХ века: культурологический аспект : Монография. — М. : МГУПП, 2008. — 424 с.
3. Шафажинская Н.Е. Русское женское монашество: история и тради-ции : Монография. — М. : Изд-во Экон-Информ, 2009. — 264 с.
Статьи в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации
4. Шафажинская Н.Е. Творческий диапазон русского монашества первой половины XVIII века // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2008. — № 2. — С. 42–46.
5. Шафажинская Н.Е. Творческий диапазон русского монашества второй половины XVIII века // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2008. — № 3. — С. 30–34.
6. Шафажинская Н.Е. Монастыри и монашество в России XIX века: социокультурный аспект // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2008. — № 4. — С. 40–45.
7. Шафажинская Н.Е. К вопросу о некоторых особенностях обмирщения отечественной культуры // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2008. — № 5. — С. 33–38.
8. Шафажинская Н.Е. Историко-культурное значение Оптиной Пусты-ни // Вестник Московского государственного университета культуры и ис-кусств. — М., 2008. — № 6. — С. 49–55.
9. Шафажинская Н.Е. Социокультурная деятельность иерархов русского монашества XIX века // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2009. — № 1. — С. 46–52.
10. Шафажинская Н.Е. Русское ученое монашество XIX века: историко-культурное значение // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2009. — № 2. — С. 53–59.
11. Шафажинская Н.Е. Этапы становления и эволюции русского женского монашества: духовный облик подвижниц (X–XVI века) // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2009. — № 3. — С. 51–56.
12. Шафажинская Н.Е. Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова и Марфо-Мариинская обитель милосердия: историко-культурное значение //Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. — М., 2009. — № 5. — С. 45–52.
13. Шафажинская Н.Е. Личностный творческий вклад патриархов Русской Православной Церкви новейшего времени в созидание отечественной культуры и государственности // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — М., 2010. — № 1 (16). — С. 77–85.
14. Шафажинская Н.Е. Научно-просветительская и педагогическая деятельность русского монашества XIX-XX веков: вклад в отечественную и мировую культуру // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — М., 2010. — № 2 (17). — С. 82–95.
15. Шафажинская Н.Е. Социальная деятельность русского женского монашества в XIX – начале ХХ века // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — М., 2010. — № 4 (19). — 0,9 п.л.
Статьи, опубликованные в научных журналах, сборниках трудов и материалов научных конференций
16. Шафажинская Н.Е. Психолого-педагогические аспекты пастырской деятельности и литературного творчества святителя Игнатия (Брянчанинова) // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — М., 2009. — № 1(12). — С. 21–33.
17. Шафажинская Н.Е. Духовное наставничество как эталон психолого-педагогической культуры // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — М., 2009. — № 4 (15). — С. 50–62.
18. Шафажинская Н.Е. Духовно-нравственные аспекты русской культуры // XIX Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Том 2. — М. : Издательство ПСТГУ, 2009. — С. 180–185.
19. Шафажинская Н.Е. Старчество во второй половине XX – начале XXI века: духовное и социальное служение // Доминантные черты отечествен-ной культуры: Материалы научной конференции кафедры истории культуры Московского государственного университета культуры и искусств / Под общ. ред. проф. А.А. Аронова. — М., 2009. — С. 40–47.
20. Шафажинская Н.Е. К вопросу о проблематике духовно-нравственного образования в светских учебных заведениях // ХХ Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Том 2. — М. : Издательство ПСТГУ, 2010.
21. Шафажинская Н.Е. Святые Франциск Ассизский и Сергий Радонежский: специфика личностного служения в духовной и социокультурной традиции католичества и православия // Россия и Европа: историко-культурные параллели: Материалы научной конференции кафедры истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств / Под общ. ред. проф. А.А. Аронова. — М., 2010.
22. Шафажинская Н.Е. Христианская этика как духовная составляющая развития культуры и науки в России // Труды Московского государственного университета пищевых производств. — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2010. — 0,5 п.л.
Учебно-методические работы
23. Шафажинская Н.Е. Русская культура и православие : Методические указания по элективному курсу. — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2006. — 62 с.
24. Шафажинская Н.Е. Христианство и наука : Методические указания по элективному курсу. — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2006. — 62 с.
25. Шафажинская Н.Е. Культурология : Учебное пособие. — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2007. — 150 с.
26. Шафажинская Н.Е. Тематика контрольных работ и методические указания к изучению базового курса «Культурология». — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2008. — 44 с.
27. Шафажинская Н.Е. Философия : Учебно-методическое пособие. — М. : Издательский комплекс МГУПП, 2009. — 108 с.
28. Шафажинская Н.Е. Основы коррекционной педагогики и специальной психологии : Программа дисциплины. — М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. — 12 с.
29. Шафажинская Н.Е. Основы психологии семьи и семейного консультирования : Программа дисциплины. — М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. — 16 с.
30. Шафажинская Н.Е. Социальная психология : Программа дисциплины. — М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2003. — 14 с.
31. Шафажинская Н.Е. Педагогическая психология : Программа дисциплины. — М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2005. — 14 с.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU