УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Работкевич Александр Викторович


Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры в России в XVIII - начале XX века


Специальность 24.00.03 Музееведение; консервация и реставрация историко-культурных объектов


Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии


Москва-1999


Диссертация выполнена в Российском государственном гуманитарном университете
 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Для понимания одной из важнейших задач, стоящих сегодня перед отечественной культурой -сохранения богатейшего историко-культурного наследия, необходимо знание современной российской и международной практики охраны и использования памятников истории и культуры. Одновременно особое значение имеет исторический опыт охраны памятников в дореволюционной России, накопленный за период с момента осознанной постановки вопроса о государственной охране памятников в начале XVIII века до 1917 года. Особенно актуально это в сегодняшних условиях перехода к новым формам собственности при изменении социально-экономической ситуации в , стране, что неизбежно обостряет проблему сохранения всей совокупности культурных ценностей. Важность же этой проблемы в общей системе культуры бесспорна, ибо «культурное наследие представляет собой главный способ существования культуры»1. По справедливому замечанию Д.А.Силичева, «то, что не входит в культурное наследие, перестаёт быть культурой и в конечном счёте прекращает своё существование» в связи с тем, что «за свою жизнь человек успевает освоить, перевести в свой внутренний мир лишь малую долю культурного наследия. Последнее остаётся после него для других поколений, выступая как общее достояние всех людей, всего человечества. Однако таковым оно может быть лишь при условии своего сохранения. Поэтому сохранение культурного наследия в
'Силичев ДА. Культурология. М., 1998. С. 322.
известной мере совпадает с сохранением культуры вообще»'.
Значительную часть культурного наследия составляют недвижимые памятники истории и культуры, охрана которых является одной из форм человеческой деятельности, направленной на сохранение исторической и культурной преемственности поколений. Кроме того, изучение истории охраны памятников, имеет особое значение ещё и в силу схожести многих проблем, возникавших в сфере этой деятельности в прошлом с сегодняшними проблемами охраны культурного наследия.
Объектом исследования является культурное наследие России, а предметом - отношение государства к проблемам сохранения одного из видов культурного наследия - недвижимых памятников истории и культуры, к которым, в соответствии с действующим законодательством, принадлежат памятники археологии, истории, архитектуры и монументального искусства.
Хронологические рамки исследования ограничены началом XVIII века - временем осознанной постановки на государственном уровне вопроса об охране отечественных древностей и 1917 годом, когда были ликвидированы государственные структуры императорской власти. Широта хронологического охвата обусловлена необходимостью динамического исследования проблемы, без чего невозможен анализ постепенного осознания государством и обществом необходимости сохранения своего культурного наследия и эволюции путей решения этой проблемы. По этой же причине в исследовании показана и предыстория вопроса - проявление и развитие интереса к
'Силичев Д.А. Культурология. М., 1998. С. 322-323.
отечественным древностям с момента образования древнерусского государства до начала XVIII века.
Цель исследования - изучение исторического опыта деятельности государства по вопросам формирования политики в области охраны историко-культурного наследия в дореволюционной России. Это необходимо для создания целостной картины развития отношения государства к памятникам истории и культуры, освоения накопленного положительного опыта в данной сфере, обогащения источниковой базы исследований историографического и культурологического профиля.
Основные задачи исследования:
исследовать эволюцию отношения государственных структур к памятникам истории и культуры в дореволюционной России;
рассмотреть причины зарождения интереса общества и государства к памятникам древности и осознанной постановки вопроса об их охране;
определить основные этапы развития представлений о типах памятников, подлежащих государственной охране;
осуществить анализ предпринимавшихся государственными, научными и общественными организациями попыток законодательной защиты памятников истории и культуры;
выявить роль общественности в формировании государственной политики в области охраны памятников.
Историография проблемы. Проблемы отношения государства к памятникам истории и культуры в дореволюционный период специально не рассматривались в научных исследованиях. Однако сведения по данной проблеме имеются в работах, посвящённых общим
вопросам охраны памятников и её истории. Во 2-ой половине XIX века начали публиковаться обзоры мероприятий, направленных на сохранение памятников истории и культуры1. Наиболее подробный в дореволюционной историографии очерк по истории законодательства об охране памятников в России был подготовлен В.Ф.Смолиным . Вплоть до конца 50-х годов XX века специальных работ по дореволюционной истории охраны памятников не появлялось. Одним из первых в советской историографии к этим проблемам обратился А.М.Разгон, опубликовавший две статьи, являющиеся наиболее полным из имеющихся в историографии комплексным изложением истории охраны памятников истории и культуры России в рассматриваемый период3. В 70-90-е годы в работах А.А.Формозова4, В.Л.Егорова5, КШ.Жукова6, Л.И.Зозули7 была рассмотрена проблема формирования понятия «исторического памятника» в России, которая имела особое значение для памятникоохранной деятельности в дореволюционной России в связи с тем, что без четкого понимания
'Данилов И.Г. Правительственные распоряжения относительно отечественных древностей с императора Петра I, особенно в царствование Александра I! // Вестник археологии и истории. Вып. VI. СПб., 1886. С. 1-SO; Гаврилов А.В. Постановления и распоряжения Святейшего Синода о сохранении и изучении памятников древности // Вестник археологии и истории. Вып. VI. СПб., 1886. С. 51-73.
"Смолин В.Ф. Краткий очерк истории законодательных мер по охране памятников старины в России // Известия Археологической комиссии. Вып. 63. Пг., 1917. С. 121-148.
'Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (1861 - 1917) // История музейного дела в СССР. Вып. 1 / Труды НИИ музееведения. М., 1957. С. 73 - 128; Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России с XVIII века до 1861 года // Очерки по истории музейного дела в России. Вып. 7 / Труды НИИ Культуры. М., 1971. С. 292-365. 4Формозов А.А. Когда и как складывались современные представления о памятниках русской истории // Вопросы истории. М., 1976. № 10. С. 203-209; Формозов А.А. Как смотрели на памятники старины и их охрану // Памятники Отечества. М., 1984. № 2 (10). С. 136-138.
5Егоров В.Л. Развитие и становление понятия «памятник истории» // История СССР. 1988. № 1. С. 100-106.
'Жуков Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры: 1917-1920 гг. М., 1989. 304 с.
Зозуля Л.И. Понятие «исторический памятник» в России в XIX - начале XX века // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1992.С. 160-171.
этого термина и определения типов памятников, подлежащих государственной охране, нельзя было решить вопрос об охране культурного наследия прошлого. К проблемам формирования представлений русского общества о памятниках своей истории, деятельности научных и других обществ и организаций, занимавшихся вопросами охраны памятников, обращались А.Д.Степанский1, И.И.Комарова2, Т.О.Размустова3, А.А.Формозов4, А.И.Фролов5, В.С.Дедюхина6, Л.И.Зозуля7, М.А.Полякова8, В.Ф.Козлов9. В работах
'Степанский А.Д. К истории научно-исторических обществ в дореволюционной России //
Археографический ежегодник за 1974 год. М.: Наука, 1975. С. 38 - 55.
^Комарова И.И. Московское археологическое общество и его роль в развитии местных
краеведческих организаций России // Археографический ежегодник за 1989 год. М.: Наука, 1990. С.
80-87; Комарова И.И. Церковно-археологичсские учреждения и охрана памятников культуры в
России конца Х1Х-начала XX в. // Археографический ежегодник за 1990 год. М.: Наука, 1992. С. 83-
102; Комарова И.И. Объединения архитекторов и их роль в общественной и культурной жизни
пореформенной России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук.
М., 1995. 122с.
'Размустова Т.О. Губернские учёные архивные комиссии и изучение памятников археологии в
дореволюционной России // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры:
Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 89-104.
JФормозов А.А. Русское общество и охрана памятников культуры. М., 1990. 108 с.
5Фролов А.И. Московское археологическое общество и охрана памятников старины в
дореволюционной России // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры:
Сборник научных трудов /НИИ Культуры. М., 1990. С. 74 - 88; Фролбв А.И. Достойно благодарной
памяти // Памятники Отечества. М., 1990. № 2 (22). С. 47-52.
'Дедюхина B.C. Из истории сохранения отечественных памятников церковной старины (вторая
половина XIX - начало XX вв.) // Вопросы охраны и использования памятников истории и
культуры: Сборник научных трудов / Российский институт культурологии. М., 1994. С. 81-92.
73озуля Л.И. Губернские статистические комитеты в системе выявления и охраны памятников
старины в России (XIX - начало XX вв.) // Памятники истории и архитектуры Европейской России:
Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории,
культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие
«Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 62-69.
"Полякова М.А. Роль общественности в сохранении культурного наследия России. (По материалам
всероссийских археологических съездов) // Памятники истории и архитектуры Европейской России:
Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории,
культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие
«Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 69-76; Полякова М.А. Московское археологическое общество
и охрана памятников старины в Москве // Москва в начале XX века: Будни и праздники.
Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения
«Мосгорархив», 1997. С. 119-125!
'Козлов В.Ф. Главное церковное общество Москвы (Общество любителей духовного просвещения и
памятники церковной старины. 1863-1918) // Москва в начале XX века: Будни и праздники.
Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения
«Мосгорархив»,1997. С.132-141.
Т.М.Сытиной1 и А.И.Власюка2 были рассмотрены вопросы формирования строительного и архитектурного законодательства, связанного с проблемами сохранения культурного наследия. Специально вопросы законодательства об охране памятников истории и культуры рассматривались И.И.Комаровой3, однако в её работе основное внимание уделено историко-правовой стороне вопроса, вне связи с формированием политики государства в этой области, проявляющейся не только в принятии законодательных актов, но и в процессе их подготовки, а также разработки механизмов реализации и практическом воплощении в жизнь принимаемых указов и распоряжений. Таким образом, детального исследования вопросов охраны памятников истории и культуры в дореволюционной России, в особенности аспектов политики государства в этой области, исследования всего комплекса правительственных документов по охране памятников предпринято не было.
Источниковую базу исследования представляет комплекс документов, ведущее место в котором занимают документы Российского государственного исторического архива (РГИА). Основной массив документов по организации охраны памятников находится в фондах правительственных учреждений, ведавших охраной памятников - Министерства внутренних дел (фонды департамента общих дел, центрального статистического комитета,
'Сытина Т.М. Русское архитектурное законодательство первой половины XVIII в. // Архитектурное
наследство. Вып. 18. М., 1969. С. 67-73.
2Власюк А.И. Эволюция строительного законодательства России в 1830-е - 1910-е годы //
Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Города, ансамбли, зодчие: Сборник
статей / Отв.ред. В.П.Выголов. М.: Наука, 1985. С. 226-246.
'Комарова И.И. Законодательство по охране памятников культуры (историко-правовой аспект) /
ВНТО Стройиндустрии. М.: Стройиздат, 1989. 53 с.
техническо-строительного комитета), Министерства императорского двора (фонды Императорской Археологической комиссии, Императорской Академии художеств, канцелярии министерства и придворной его императорского величества конторы), Министерства народного просвещения (фонды департамента народного просвещения, департамента общих дел, журнала министерства), Синода (фонды канцелярии Синода, канцелярии обер-прокурора Синода). Документы о разработке законодательства по охране памятников выявлены в фондах высших правительственных учреждений - Сената, Государственного Совета, Совета Министров и Государственной Думы, а также в фондах научных обществ и личных фондах. Комплекс документов РГИА дополняет фонд Императорской Археологической комиссии, хранящийся в архиве Института истории материальной культуры РАН и состоящий из документов, относящихся непосредственно к практической деятельности по исследованию, описанию, реставрации памятников древности, а также другой связанной с ними деятельности. Значительную часть фонда составляют документы об археологических раскопках,, проводимых под руководством Комиссии. Особый интерес представляют документы, раскрывающие организацию дела охраны памятников старины в России. Отдельную группу документов данного архива представляют описания памятников старины, предпринятые согласно анкетам о памятниках искусства, разосланным Академией художеств, а также «Метрикам для получения верных сведений о древне-православных храмах Божиих, зданиях и художественных предмегах», которые вместе с анкетами составляют отдельный фонд. Среди опубликованных источников особое значение имеют -10- документы, вошедшие в Полное собрание законов Российской империи. В их числе первые указы Петра I, свидетельствующие о зарождении интереса к памятникам прошлого, а также о сооружении памятников в честь исторических событий, циркуляры Министерства внутренних дел о доставлении сведений о памятниках архитектуры, о необходимости согласования с МВД вопросов «исправления» древних зданий, указ Николая I об охране памятников на Бородинском поле, указы Синода о запрещении перестраивать древние церкви, Сената о запрещении разрушать памятники древности и необходимости их сохранения, Положение об Императорской Археологической комиссии, указ Александра III о предоставлении Императорской Археологической комиссии исключительного права на выдачу разрешений на проведение археологических раскопок и обязательного согласования реставрации памятников древности с Комиссией и Императорской Академией художеств. Представляют интерес списки памятников, другие документы Министерства внутренних дел и Министерства народного просвещения по проблемам их сохранения, отраженные на страницах журналов этих ведомств, сборников их циркуляров и инструкций; статьи и выступления по этим вопросам, опубликованные в Трудах археологических съездов, Известиях Академии наук, Известиях Археологической комиссий, журналах «Русская старина», «Вестник археологии и истории», «Мир искусства», «Старые годы», «Зодчий», «Исторический вестник», а также материалы о деятельности научных обществ и разработке законодательства в сфере охраны памятников, опубликованные в различных сборниках
документов1 и отдельными изданиями .
Теоретической основой исследования явились труды современных учёных о проблемах сохранения памятников, их месте в общей системе развития культуры и месте памятниковедения среди гуманитарных наук. Наиболее яркие теоретические воззрения по этим вопросам содержатся в работах Д.С.Лихачёва3 и С.О.Шмидта4. Проблемы памятниковедения рассматривались также П.В.Боярским5, А.Н.Дьячковым6, Е.Н.Селезнёвой7, В.В.Сидоровым*.
'Материалы по вопросу о сохранении древних памятников, собранные Московским Археологическим обществом. М., 1911; Охрана памятников истории и культуры в России: XVIII-начало XX века: Сборник документов / Институт истории СССР АН СССР,. Институт археологии СССР (Ленинградское отделение), Центральный государственный исторический архив СССР / Отв. ред. ЛТ.Бескровный. М., 1978. 356 с.
Записка для обозрения русских древностей. СПб., 1851, Проект правил о сохранении исторических памятников, выработанный в комиссии под председательством князя А.К.Лобанова-Ростовского. СПб., 1876; Положение об охране древностей. СПб., 1912; Объяснительная записка к правительственному закону «Об охране древностей». СПб., 1912.
3Лихачев Д.С. Прошлое - будущему: Статьи и очерки. Л.: Наука. Ленинградское отд., 1985. 576 с. чШмидт С.О. Памятники в системе развития науки и общественного сознания // Музеи мира: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв. ред. Е.Е.Кузьмина. М., 1991. С. 98 - 110; Шмидт С.О. «Слово о полку Игореве» и становление и развитие понятия о памятнике культуры // Памятники Отечества. М., 1986. Л» 1 (13). С. 152-161; Шмидт С.О. Археография. Архивоведение. Памятниковедение: Сборник статей. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997.364с.
'Боярский П.В. Теоретические основы памягииковедения // Памятниковедение: Теория, Методология, практика. М., 1986. С. 8-31; Боярский П.В. Введение в Памятниковедение. М.,1990. 218с.
"Дьячков А.Н. Памятники в системе предметного мира культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М-, 1987. С. 41-60; Дьячков А.Н. Актуальные проблемы сохранения и использования памятников культуры // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв.ред. Э.А.Шулепова. М., 1992. С. 8-19; Дьячков А.Н. Нравственный фактор в сохранении недвижимого культурного наследия // Памятники в изменяющемся мире: Материалы международной научно-практической конференции / Российский институт культурологии / Отв. ред. и сост. Э.А.Шулепова. М., 1993. С. 11-16.
'Селезнёва Е.Н. Социально-эстетические функции памятников истории и культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1987. С. 23-40; Селезнёва Е.Н. К вопросу о месте исторического наследия в культурной политике государства (в порядке дискуссии) // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 32-39. 8Сидоров В.В. О социально-экономическом аспекте сохранения культурного наследия // Памятники в изменяющемся мире: Материалы международной научно-практической конференции / Российский институт культурологии / Отв. ред. и сост. Э.А.Шулепова. М., 1993. С. 17-23.
12
Методологическую основу диссертации составляет совокупность общенаучных и конкретно-исторических принципов. При исследовании столь противоречивой сферы деятельности государства, какой является охрана памятников истории и культуры, основными становятся сравнительно-исторический метод исследования, требующий изучения явлений в их взаимосвязи, становлении и развитии, а также принципы объективизма и комплексного подхода к исследуемым проблемам.
Опираясь на эти принципы, при изложении содержания работы автор пользуется современной терминологией и типологической классификацией памятников истории и культуры. Это необходимо для анализа отношения государства к тому или иному конкретному виду памятников (археологии, истории, архитектуры, монументального искусства), хотя до определенного времени они не были разделены, а объединялись под названиями «памятники древности» и «памятники старины». При оценке событий, связанных с вопросами сохранения памятников истории и культуры, автор также исходит из современных представлений о принципах и методах их охраны для более полного представления о достоинствах или недостатках тех или иных действий государства и его представителей, хотя эти действия и были вполне понятными и естественными для своего времени и, соответственно, уровня развития исторической науки. Под «государственной политикой в области охраны памятников истории и культуры» автор понимает отношение институтов государственной власти Российской империи и её представителей к проблеме сохранения культурного наследия России. Составными частями этой политики являются вопросы -13- формирования и функционирования системы государственных учреждений, осуществляющих направленную на охрану памятников деятельность. Основными её направлениями автор считает издание распорядительных документов законодательного, характера по данной проблеме, разработку специального законодательства об охране памятников старины, выявление и учет подлежащих охране памятников, а также контроль за их сохранностью.
Научная новизна исследования определяется тем, что впервые в отечественной исторической науке предпринята попытка комплексного рассмотрения проблемы отношения российского государства к памятникам культуры, формирования и эволюции государственной политики в области их охраны. Выявленные данные позволили охарактеризовать конкретную деятельность высшей российской власти, центральных государственных учреждений по организации охраны культурного наследия на каждом этапе её истории в соответствии с проводимой государственной политикой. Впервые были выявлены и проанализированы факты, свидетельствующие о реальном воплощении в жизнь. принятых указов, постановлений и распоряжений органов государственной власти, а также проблемах их реализации, что позволило сделать выводы о степени действенности правительственных законодательных и нормативных актов по охране памятников и, следовательно, проводимой государством политики в этой области.
Для осуществления исследования автором был выявлен обширный круг источников, как опубликованных, так и архивных, многие из которых впервые введены в научный оборот. Сравнительный анализ -14- фактов, содержащихся в документах, с фактами, опубликованными в имеющейся по теме диссертации литературе позволил критически оценить сделанные ранее исследователями выводы, имеющие отношение к рассмотренным проблемам, а также уточнить датировку ряда исторических событий.
Обобщение исторического опыта государственной охраны памятников за исследуемый период, сравнительный анализ этих проблем с аналогичными современными проблемами позволяют дать более объективные практические рекомендации по рассмотрению ряда сегодняшних проблем охраны памятников истории и культуры, в том числе при разработке нового законодательства по охране культурного наследия. В их применении в повседневной профессиональной деятельности в области охраны памятников истории и культуры автор видит практическую значимость исследования. Материалы диссертации могут быть также использованы в трудах по истории культуры дореволюционной России, при подготовке общих и специальных курсов по памятниковедению.
Апробация исследования. Диссертация обсуждена, одобрена и рекомендована к защите на заседаниях кафедры музейного дела факультета музеологии Российского государственного гуманитарного университета. Основные научные результаты легли в основу докладов на V и VI Всероссийских научных конференциях «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» (Нижний Новгород, 1994, 1995), а также публикаций по теме диссертации. Отдельные положения исследования были изложены на Международной научной конференции «Монашество и монастыри в -15- России», организованной Институтом Российской истории РАН (Москва, 1994).
Структура исследования обусловлена установленной автором периодизацией истории охраны памятников в рассматриваемый период. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка источников и литературы, списка сокращений и пяти приложений, представляющих собой заполненные формы документов, направленных на выявление и учет памятников старины - Открытого листа на право ведения археологических раскопок, метрики, содержащей сведения о памятниках церковной старины, анкеты Академии художеств о памятниках древнего искусства, одного из списков памятников древности, составленных по циркуляру МВД № 10 от 6 сентября 1901 г., а также окончательный вариант проекта «Положения об охране древностей».


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Введение содержит общую характеристику темы, историографию и обзор источниковой базы, раскрывает задачи исследования.
Первая глава посвящена анализу зарождения в России интереса к отечественным древностям в XI - XVII вв. и первым мероприятиям по их охране в XVIII веке. В первом параграфе главы раскрываются предпосылки и условия возникновения интереса русского общества к памятникам древности. Показано, что некоторые виды памятников, преимущественно археологических, привлекали внимание ещё в Киевской Руси, что получило отражение в летописях. В письменных -16- источниках также упоминалось о возведении архитектурных сооружений. В XVI - XVII вв. появились описания разнообразных памятников древности. Делались попытки так или иначе осмыслить их и использовать в практических целях. Было известно, что найти «древности» можно путем раскопок. В то же время происхождение многих археологических находок не было понято, научная их ценность не осознавалась. Проблема регистрации и охраны археологических и других видов памятников была поднята только в XVIII веке.
Первые мероприятия по охране памятников древности, предпринятые Петром I, рассматриваются во втором параграфе.
Осознанная постановка вопроса об охране памятников древности связана с временем крупных сдвигов в экономическом и культурном развитии страны в результате активной деятельности Петра I по преобразованию России. Серьёзное значение Пётр I придавал историческим знаниям, распорядившись о составлении русской истории, что выдвигало проблему сбора источников. Однако первые действия правительства в этой области всё же не дают достаточных оснований для вывода об осмыслении памятников древности как исторических источников о событиях прошлого. Тем не менее, выявленные факты позволяют говорить об уже сложившемся в первой четверти XVIII века понимании необходимости сохранения для будущих поколений исторических реликвий. В целом этот период является знаменательным этапом в истории охраны памятников. Впервые был поставлен вопрос об их охране, определены задачи сбора памятников, их изучения и описания, а указ Петра I от 13 февраля 1718 -17- года о сдаче старинных редкостей комендантам, ставивший задачу сохранения «куриозных» предметов, найденных в земле или в воде, фактически положил начало выработке законодательных мер по охране памятников древности.
Дальнейшее развитие деятельности по охране памятников древности в XVIII веке стало предметом рассмотрения третьего параграфа. Определяющей для этого периода являлась деятельность Академии наук, начавшей планомерное исследование России. Одним из направлений этой деятельности явилось выявление и изучение памятников древности экспедициями, в которых участвовали и некоторые правительственные учреждения. Другим видом работ, направленных на полномасштабное описание страны, были анкетные обследования. Расширению знаний об отечественных памятниках способствовала активная деятельность В.Н.Татищева, разработавшего «Предложение о сочинении истории и географии Российской» - анкету из 198 вопросов, ответы на которые могли существенно расширить представления о памятниках древности. Сведения о памятниках давали также документы генерального межевания, проводившегося с 1760-х годов и завершённого в большинстве губерний к концу XVIII века, а также материалы «Топографических описаний» ряда губерний. Однако в XVIII веке была опубликована лишь часть описаний. Многие же из них остались в рукописях и, таким образом, не могли оказать реального воздействия на деятельность по сохранению перечисленных в них памятников, организация которой после Петра I практически не продвинулась вперёд, хотя и были приняты отдельные постановления, развивающие петровские указы о сохранении вещественных и -18- документальных памятников старины. Кроме того, при Елизавете Петровне в многочисленных указах «о починке казенных строений» впервые формулировались «реставрационные» задачи, но они были направлены преимущественно на сохранение внешнего вида здания, а не самого архитектурного памятника - здания разрешалось ломать и затем восстанавливать в прежнем виде. С этой целью составлялись тщательные обмеры, зарисовки и описи, что являлось шагом вперед в развитии представлений о необходимости сохранения памятников старины, но при этом отсутствовало понятие подлинности древнего здания - основное понятие в сфере охраны памятников истории и культуры. В результате подобных представлений во второй половине XVIII века многие древние строения были утрачены, в частности, при строительстве Кремлёвского дворца по проекту В.И.Баженова. Также продолжались бесконтрольные переделки и неквалифицированные поновления, искажающие подлинный вид архитектурных памятников.
Таким образом, несмотря на то, что первые меры по охране памятников древности в XVIII веке были отчасти подготовлены интересом к ним русского общества в предшествующий период, определяющими факторами в развитии деятельности государства по охране памятников истории и культуры в это время являлись прежде всего развитие исторической науки и связанные с ней исследования страны. Однако, поскольку направления этой деятельности определялись российским монархом, то говорить о государственной политике в области охраны памятников древности в XVIII веке можно лишь в контексте наличия или отсутствия понимания императором этой проблемы, его пристрастий и антипатий, личной образованности и -19- художественного вкуса, то есть субъективных факторов. Собственно же государственная политика, предполагающая наличие системы охраны памятников и органов, её осуществляющих, в это время ещё не сложилась.
Началом формирования такой системы автор считает реформу органов государственной власти при Александре I, в результате которой вопросы охраны памятников впервые были поручены конкретному центральному государственному учреждению -Министерству внутренних дел. Окончательно же система государственных органов, ведающих вопросами охраны памятников, сложилась с учреждением в 1859 г. при Министерстве императорского двора Императорской Археологической комиссии. Период, ограниченный этими событиями, рассматривается во второй главе диссертационного исследования.
Первый параграф посвящен начальному этапу формирования системы государственной охраны памятников в первой четверти XIX века. В это время проблемы сохранения памятников распределяются между рядом центральных учреждений и рассматриваются в связи со строительными вопросами. Так, при Министерстве внутренних дел был создан техническо-строительный комитет, занимавшийся вопросами строительства в Российской империи. Дворцовое строительство при этом не входило в компетенцию данного комитета. Вопросы церковного строительства были сосредоточены в техническо-строительном комитете при хозяйственном управлении Синода. Действующие оборонительные сооружения находились в ведении Военного департамента. Однако эти реформы мало повлияли на -20- состояние проблемы охраны памятников в целом, что раскрывается в исследовании на ряде примеров. Показано также, что ведущая роль в сохранении культурного наследия принадлежала образующимся в это время научным обществам, первым музеям и отдельным исследователям.
Отечественная война 1812 года привела к значительному подъему национального самосознания и, соответственно, усилению интереса к отечественной истории, что не могло не сказаться и на отношении к памятникам прошлого. Прежде всего, оно проявлялось в стремлении сохранить и отметить сооружением монументов места боевой славы русского оружия - появились памятники в честь Полтавской победы, был сооружен памятник Минину и Пожарскому в Москве, приступили к сбору средств на возведение колонны на Куликовом поле. Кроме того, проявилось желание сохранить для памяти будущих поколений и сами памятники Отечественной войны 1812 года. В то же время внимание правительственных структур к этим вопросам было явно недостаточным. Низкая эффективность правительственных мер по охране памятников старины, недостаточность этих мер имела ряд объективных причин, одной из которых являлось само отношение русского общества к памятникам культуры, не осознавшего еще к тому времени необходимости сохранения всех видов памятников вне зависимости от времени их происхождения или архитектурного стиля. Вопрос о том, что именно необходимо сохранить для потомства, в это время для многих оставался неразрешимым, понимания ценности некоторых, в особенности архитектурных, памятников не было, что видно из приведенных в исследовании высказываний Н.М.Карамзина,
В.И.Григоровича, К.Н.Батюшкова, В.Ф.Одоевского, Д.Н.Свербеева, А.И.Герцена. Аналогичные настроения владели также и видными государственными деятелями. В связи с этим первые попытки сохранения памятников архитектуры были сделаны в отношении древностей Крыма - необходимость их сохранения как памятников античной культуры была для русского общества того времени наиболее очевидной.
Вопрос об охране памятников отечественной архитектуры на государственном уровне был поставлен позднее, уже при Николае I, что во многом было связано с проводимой им политикой, в основе которой лежала теория «официальной народности». Поступавшие сведения о разрушениях архитектурных сооружений, отсутствие представлений о масштабе этих разрушений и о реальном наличии памятников в российских губерниях обусловили необходимость принятия мер по выявлению памятников архитектуры на местах с целью последующей организации их охраны. Первой такой мерой стал циркуляр МВД, изданный 31 декабря 1826 года по повелению императора. Он предписывал гражданским губернаторам доставлять сведения о наличии и состоянии в губерниях древних зданий, а также запрещал разрушать такие здания. Этот документ намечал достаточно масштабную для того времени программу выявления и обследования памятников архитектуры и фактически явился началом следующего этапа развития государственной охраны памятников, который рассматривается во втором параграфе.
В нём анализируются правительственные документы этого периода, направленные на сохранение отечественных памятников -22- старины. Среди них - указы Сената и Синода, циркуляры МВД и других центральных правительственных учреждений, Строительный Устав, Устав духовных консисторий, Положение о губернских строительных и дорожных комиссиях. На основе анализа этих документов показано, что во второй четверти XIX века предпринимались активные попытки масштабного сбора информации о памятниках и целенаправленного составления их первых списков, принимались законодательные акты, запрещающие разрушать и перестраивать древние здания без разрешения центральной власти, проводить бесконтрольные раскопки на казённых и общественных землях, создавались научные общества, способствующие проведеншо мероприятий, направленных на сохранение памятников. Всё это свидетельствовало о крупных шагах вперёд в развитии представлений о памятниках, необходимости их охраны и её методах. Однако на деле многие необходимые мероприятия по сохранению памятников превращались в длительную переписку между различными ведомствами и реальной помощи памятники не получали. В качестве одного из наиболее характерных тому примеров подробно рассматривается вопрос о принятий в 1846 - 1849 гг. мер к сохранению древней церкви Георгия в Старой Ладоге. Во многом на реальное положение дел в сфере охраны памятников старины влияло то, что ни центральные государственные учреждения, ведавшие вопросами охраны памятников, ни их органы на местах не обладали специалистами, компетентными в рассмотрении и решении многих неординарных задач, возникающих в процессе осуществления мероприятий, направленных на сохранение российских древностей. -23- В целом же, изложенные факты свидетельствуют о том, что в первой половине XIX века возникли объективные предпосылки для развития памятникоохранной деятельности государства и были заложены основы государственной системы охраны памятников старины в Российской империи. Но система эта была несовершенна, так как к середине XIX века функции охраны раздробились, в результате чего вопросами сохранения памятников с разной степенью компетенции одновременно ведали сразу несколько учреждений. В силу характера императорской власти в России, по-прежнему была высока роль личности монарха в решении данных вопросов. Во время царствования Николая I она проявилась в утверждении им теории «официальной народности», следуя которой император старался проявить интерес к отечественным древностям и отдал несколько распоряжений об их сохранении. Несмотря на справедливую критику многими исследователями самой теории и отсутствие у Николая I собственно научного интереса к памятникам древности, имевшегося у Петра I, автор считает, что многие николаевские указы объективно способствовали сохранению некоторых памятников, а также улучшению государственной деятельности по их охране. Но личные пристрастия Николая I сказались также и в насаждении псевдорусского стиля в зодчестве, в угоду которому разрушались многие древние памятники, распродаже и гибели многих музейных ценностей, что говорит о проблематичности однозначной оценки его действий, как и большинства государственных деятелей и организаций того времени.
В целом, к окончанию рассмотренного в данной главе периода истории развития государственной политики в области охраны -24- памятников истории и культуры многие её проблемы решены не были. Среди них - проблемы контроля за археологическими раскопками на частных землях, защиты церковных памятников от неквалифицированной реставрации, перестроек и сооружения приделов. Не сложилось точное представление о видах памятников, подлежащих государственной охране, и, соответственно, не была осуществлена их полная регистрация, без которой сложно говорить о возможности полноценной охраны российского культурного наследия. Наконец, отсутствие в правительственных учреждениях, ведавших вопросами охраны памятников, специалистов, способных квалифицированно решать неизбежно возникающие в ходе осуществления этой деятельности специфичные научные проблемы тормозило исполнение, принимавшихся указов, и распоряжений, направленных на сохранение памятников, древности. Решить эти проблемы была призвана Императорская Археологическая комиссия, создание которой в 1859 году, по мнению автора, положило начало новому периоду в истории государственной политики по охране культурного наследия России, которому посвящена заключительная, третья глава диссертации.
Положение об Археологической комиссии, другие вопросы её учреждения и влияния, на сферу охраны памятников в первое десятилетие существования рассматриваются в первом параграфе. Несмотря на то, что данным Положением не предусматривалось прямое возложение на Археологическую комиссию обязанностей по охране памятников архитектуры, правительственные учреждения, в том числе и ведающие вопросами охраны памятников, признавали -25- компетентность Археологической комиссии по более широкому кругу вопросов, связанных с охраной памятников древности, а не только в организации археологических раскопок. Однако при этом действия Комиссии объективно свидетельствовали о ещё не сложившемся у неё понимании безусловной необходимости сохранения памятников древнего зодчества; археологические проблемы по-прежнему являлись приоритетными для Комиссии. Не проявляла интереса Археологическая комиссия и к памятникам российской истории. По мнению автора, недостатки в её работе можно объяснить объективными причинами. Само понятие «памятника древности, подлежащего охране» в то время ещё не сложилось., не были определены критерии, по которым объект историко-культурного наследия мог быть отнесён к числу памятников, в связи с чем вопросы, связанные с необходимостью сохранения этих объектов, решались исходя из субъективных представлений отдельных специалистов, особенно в тех случаях, когда они не касались памятников археологии. В связи с этим, определение понятия «памятника древности», крута памятников, подлежащих государственной охране, становилось насущной необходимостью. Действенно решить этот вопрос было возможно только на законодательном уровне. Все эти объективные предпосылки привели к появлению первых специальных законопроектов, направленных на сохранение памятников древности, которые явились предметом рассмотрения второго параграфа.
Появление первых законопроектов по охране памятников древности связано с активной деятельностью Московского археологического общества (МАО), по инициативе которого стали -26-проводиться Всероссийские археологические съезды. Уже на первом съезде, состоявшемся в Москве в 1869 г. был представлен разработанный в МАО первый «Проект мер охранения памятников старины». Он не носил характера готового законопроекта, а лишь намечал те меры, которые необходимо принять «для сохранения памятников старины от повреждения или от разрушения». Главное научное и практическое значение данного проекта состояло в постановке задачи составления списков памятников как основы для организации их охраны, ибо без официальной регистрации зданий и других объектов культурного наследия как памятников древности, распространение на них общих положений законодательства об охране памятников являлось проблематичным. В этом проекте была также предпринята попытка объединить общественную и государственную охрану памятников древности с учётом сложившейся к этому времени ее системы. Основная ответственность при этом, возможно, вполне справедливо, всё же возлагалась на научную общественность, ибо в археологических обществах работали энтузиасты, заинтересованные в сохранении памятников старины, в отличие от многих правительственных структур, где этими вопросами занимались по обязанности.
Идеи «Проекта мер охранения памятников старины» были приняты I Археологическим съездом за основу. В доработанном виде он был представлен II Археологическому съезду в 1871 году, после одобрения которого направлен на рассмотрение ряда учреждений. В связи с тем, что мнения по проекту разделились, при Министерстве народного просвещения была создана комиссия по доработке данного -27- законопроекта под председательством князя А.Б.Лобанова-Ростовского, которая представила свой «Проект правил о сохранении исторических памятников». Центральное положение в проекте занимали вопросы создания, организационного устройства и порядка работы специального государственного органа охраны памятников -Императорской Комиссии о сохранении исторических памятников, учреждаемой при Министерстве народного просвещения. Впервые была рассмотрена финансовая сторона проблемы, однако именно эта положительная сторона проекта его и сгубила - министр финансов М.Х-Рейтерн категорически отказал < в выделении средств на содержание Комиссии о сохранении исторических памятников. На некоторое время попытки составления подобных законопроектов были приостановлены, но тем не менее, заложенные в них идеи оказали влияние на понимание государственными структурами путей улучшения организации охраны памятников древности. В результате в последней четверти XIX века1, ими был принят ряд указов и распоряжений, некоторые из которых положительно отразились на решении этих проблем. Анализ этих мероприятий содержит третий параграф.
Особое внимание в этом параграфе уделено вопросу взаимодействия научных обществ и госучреждений в области охраны памятников, что положительно воздействовало на эту сферу. В это время также усилилась роль Археологической комиссии, которая в 1889 г. по указу Александра III получила исключительное право проведения и разрешения археологических раскопок и, кроме того, реставрация памятников древности стала возможна только по -28- согласованию Археологической комиссии и Академии художеств. Принимавшиеся этими ведомствами меры значительно улучшали организацию охраны культурного наследия, но не решали всех её проблем. Благополучие в деле охраны памятников истории и культуры в России конца XIX века достигнуто не было. Разрушение и искажение памятников не прекращалось. Так, в 1880-х гг. был разрушен памятник архитектуры XVII в. - колокольня при церкви на Пречистенском бульваре, в 1896 г. в результате так называемой «реставрации» был сильно искажён облик одной из древнейших башен Нижегородского кремля, в конце столетия по аналогичным причинам лишились фресок XII века новгородский Софийский собор и Спасо-Преображенский собор Переяславля-Залесского. Не был составлен список. всех памятников старины, что затрудняло деятельность по их сохранению. Всё это вновь поднимало проблему разработки законопроекта об охране памятников, а также ставило задачу их выявления для' формирования сводного списка. Конкретные шаги по решению этих задач, предпринятые уже в XX веке, рассматриваются в заключительном, четвёртом параграфе.
Одним из таких шагов явилось издание в 1901 г. циркуляра МВД, предписывавшего губернаторам составить и направить в это министерство список памятников ,с приложением их подробных описаний, фотографий и планов. В результате сведения были получены из 89 губерний и областей, 9 городов и о. Сахалина, то есть почти от всех регионов страны. Всего же было, выявлено и зарегистрировано 4108 памятников, из них 2456 памятников архитектуры,. В губерниях была проведена систематизация памятников по различным видам и -29- оформлен список в виде таблицы. В данном параграфе представлены основные итоги работы над этими списками. Основное же внимание уделено подробному изложению процесса разработки правительственными комиссиями законопроекта об охране памятников древностей, внесённого на рассмотрение Государственной Думы в 19 И г., и его анализу, показавшему, что данный законопроект не отличался серьёзной проработкой и по своей сути напоминал документ, определяющий устройство нового структурного подразделения одного из центральных министерств, а не всеобъемлющий закон, призванный чётко организовать охрану памятников древности в масштабе всей страны. В силу этого, он не нашёл серьёзной поддержки ни в думских кругах, ни среди научной общественности, что не позволило довести его до принятия Государственной Думой. В итоге, к моменту падения императорской власти вопросы разработки и принятия единого законодательства по охране памятников истории и культуры в России решены не были, а следовательно, не были решены и другие проблемы организации государственной охраны российского историко-культурного наследия.
Причины подобной неудачи следует искать в нежелании различных ведомств преодолеть свои узкие интересы ради общегосударственной задачи сохранения культурного наследия, а также отсутствии такого органа, ответственного за организацию охраны памятников, который был бы способен настоять на необходимости принятия закона, обеспечивающего интересы дела сохранения российских памятников древности вне зависимости от каких бы то ни было других обстоятельств. В реальности это было
невозможно без поддержки высшей государственной власти Российской империи, отсутствие которой также сказалось на итоговом результате, так как законопроект, вызвавший серьезные разногласия в обществе и не обеспеченный поддержкой правительства, был обречён на провал. Таков основной результат государственной политики в области охраны памятников истории и культуры в императорской России. Но в то же время в начале XX века окончательно сложилось научное понимание основных вопросов охраны памятников, некоторыми государственными и большинством научных организаций были намечены пути улучшения этого дела в общегосударственном масштабе., что в значительной степени подготовило принятие будущих законов по охране российских памятников культуры.
В заключении подведены итоги работы и сформулированы основные выводы.
Исследование показало, что с самого начала XVIII века - времени осознанной постановки вопроса о необходимости сохранения российских памятников древности, деятельность государственных учреждений в этом направлении, а также общественное сознание постоянно эволюционировали в сторону более глубокого понимания ценности памятников культуры, необходимости их сохранения. Основным показателем, отражающим степень этого понимания, явилось определение понятия «памятника древности» и круга памятников, подлежащих государственной охране. Эти вопросы можно было действенно решить только на законодательном уровне, однако усилия по разработке специального законопроекта не дали результата в связи с отсутствием поддержки высшей государственной власти, а
также нежеланием различных ведомств преодолеть свои узкие интересы ради общегосударственной задачи сохранения культурного наследия.
В целом же развитие проблемы охраны памятников истории и культуры в России определяли следующие факторы:
уровень развития исторической науки;
личность российского императора и степень его понимания необходимости сохранения культурного наследия;
эволюция общественных взглядов на данную проблему;
отсутствие ограничения права частной собственности на здания-памятники и земли, содержащие в себе памятники археологии;
невозможность преодоления ведомственной разобщенности в целях сохранения памятников;
отсутствие единого центрального органа, ведающего вопросами охраны памятников;
недостаточность квалифицированных специалистов в центре и их отсутствие на местах;
неисполнительность местных властей.
Нерешённость этих проблем не позволяет говорить о благополучии в сфере охраны памятников истории и культуры в дореволюционной России. Однако в настоящее время, в связи с наличием аналогичных проблем, особенно важны выявленные в ходе исследования примеры как удачных, так и неудачных попыток решения этих вопросов, в том числе и при разработке законодательства в данной области.
Завершает диссертацию изложение перспектив дальнейшего -32- исследования исторического опыта охраны памятников истории и культуры России, которое, несомненно, должно принести пользу в решении одной из важнейших задач, стоящих сегодня перед отечественной культурой - сохранения богатейшего историко-культурного наследия страны.
По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:
1 Работкевич А.В. Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры в России в XVIII - 1-ой половине XIX вв. // Памятники истории и архитектуры Европейской России: Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» Нижегородское научно-исследовательское предприятие «Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 55 - 61. (0,5 п.л.).
2.Работкевич А.В. Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры во второй половине XIX - начале XX веков // Памятники истории, культуры и природы Европейской России: Тезисы докладов VI научной конференции «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие «Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 145 - 146. (0,1 п.л.).
3.Работкевич А.В. Архивные документы по истории Московского Страстного монастыря // Археографический ежегодник за 1997 год. М., 1997. С. 266-273. (0,5 п.л.)-33-
4.Работкевич А.В. Источники о государственной охране памятников истории и культуре в России в XIX - начале XX века // Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.): Сборник статей / Институт Российской истории РАН. М., 1998. С. 261 -271. (0,5 пл.)



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU