УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кулиев Фарман Мурруват оглы


Политическая борьба на Северном Кавказе в 1917 году (февраль-октябрь)


07.00.02. - Отечественная история
 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Саратов - 2002
 

Работа выполнена на кафедре отечественной истории новейшего периода Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского
 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 

Актуальность темы. В XXI век Россия вступила, находясь в состоянии формирования новой политической системы общества. Первоочередной задачей является создание современного демократического государства с развитой и цивилизованной политической жизнью. Как известно, политическая жизнь - это одна из основных форм функциониро-нания общества, в которой действуют политическая власть, общественно-политические силы и движения, происходят разнообразные политические процессы, реальное взаимодействие объективных и субъективных факторов в политике, политических отношениях и политической деятельности1.
Закономерностью политической жизни является возрастание ее роли и значения по мере демократизации социальных устоев общества, формирования правового государства. В таких условиях для нее становятся характерными идейный и политический плюрализм, функционирование относительно развитой системы законодательных и исполнительных органов власти, подотчетных гражданскому обществу, активная деятельность политических партий и общественных движений, вовлечение в политический процесс широких масс населения. Отсюда видно, что важнейшим фактором развитой политической жизни является цивилизованная политическая борьба,
В России еще далеко не закончено формирование политических партий и движений демократического образца, важнейшей задачей которых является выражение политических интересов тех или иных групп населения, организация и мобилизация своих сторонников на активное участие в выборах Президента страны, Государственной думы, местных органов государственной власти. Все они в своей повседневной деятельности проходят школу политической борьбы, постепенно приобщаясь к ее цивилизованным формам.
Для успеха развития цивилизованных политических процессов в современной России необходимо опираться не только на теоретические разработки политологии, но и учитывать специфику российских политических традиций, ментальности российского общества. В этом плане несомненный интерес представляет изучение исторического опыта политической борьбы в России в короткий промежуток ее демократического развития с февраля по октябрь 1917 г.
Практика политической жизни показывает, что для достижения успеха в политической борьбе любая политическая организация должна иметь широкую сеть активно действующих региональных структур. В связи с этим в общем контексте политической жизни в России 1917 г. особенно актуален анализ исторического опыта политической борьбы регио-
1 См • Политическая теория и политическая практика: Словарь-справочник М. Изд-во«ГИТИС», 1994. С. 122
иальных (местных) структур различных политических организаций России того периода, в том числе и в таком примечательном во всех отношениях регионе, как Северный Кавказ.
Объектом исследования диссертационно Л работы являются партии, организации и движения Северного Кавказа, активно включившиеся в период между февралем и октябрем 1917 г. в политическую борьбу в регионе.
Предметом исследования выступает политическая борьба этих сил во всем своем многообразии и динамике.
Историография проблемы. Историография политической борьбы на Северном Кавказе достаточно обширна, однако львиная доля составляющих ее работ, написанных в советское время, разделив участь всей советской исторической науки, ждет объективной переоценки с новых методологических позиций. Периодизация историографии политической борьбы на Северном Кавказе совпадает с периодизацией историографии общероссийской политической борьбы в 1917 году и тесно с ней перекликается. Поэтому в своем анализе мы будем рассматривать не только работы чисто регионального значения, но и те, что описывают политическую борьбу 1917 г. в общероссийском масштабе. С одной стороны, эти работы содержат отдельные фрагменты описания политической борьбы на Северном Кавказе, с другой - они позволяют нам воспроизвести в нашей работе общеисторический политический фон, а также уяснить общий методологический подход к освещению политической борьбы в России и ее регионах, господствовавший в советской историографии в тот или иной период.
Первый этап историографии рассматриваемой нами проблемы приходится на 1920-е годы. Научная разработка темы началась в начале 1920-х годов, когда были опубликованы первые исследования по политической борьбе в 1917 г. и истории ряда партий, еще сохранявших некоторое влияние в стране. Поэтому обращение к прошлому этих партий имело актуальное политическое значение. Так, в публикациях В. Быстрянского, И. В. Вардина, С. Диманштейна и др. подчеркивалось, что меньшевики в 1917 году перешли на сторону буржуазии и вели борьбу против социалистической революции.2
В 1922 году в связи с состоявшимся тогда судебным процессом мал правыми эсерами вышли из печати брошюры по истории Партии социалистов-революционеров3. Социалистам-революционерам в этих работах давалась в целом негативная оценка, осуждалась их антибольшевистская деятельность, но все-таки отмечались и заслуги партии социалистов-революционеров в политической жизни России до и после свержения самодержавия. В работе А. В. Луначарского встречаются парадоксальные заявления, например, что численный рост эсеровской партии после свер-
2 См.: Быстра иск и П В Меньшевики и эсеры в русской революции. Петроград, 1921; Варднн И Партия меньшевиков и русская революция М., 1922; Его же. Против меньшевизма! Тверь, 1924, ДиманштеГш С. Кто такие меньшевики. Харьков, 1923 и др.
1 См.: Луначарский А. Бывшие люди. Очерки истории партии эсеров. М., !922; Стек-лов Ю Партия социалистов-революционеров. М., 1922 и др.
жения царизма связан не с достоинствами ее, а недостатками: путаностью программы, политической неразборчивостью и т. п.4
В литературе тех лет весь антибольшевистский лагерь представлялся как единый, игнорировались противоречия внутри него5, внимание исследователей концентрировалось на якобы имевшем место процессе слияния мелкобуржуазной демократии с буржуазно-помещичьей контрреволюцией. Политическая борьба в стране рассматривалась как противостояние большевиков (единственной революционной силы) всем остальным партиям (контрреволюционным). В указанных выше брошюрах имеются отдельные фрагменты, иллюстрирующие деятельность региональных организаций отмеченных выше общероссийских социалистических партий на Северном Кавказе.
Одна из первых работ, специально рассматривавших политическую борьбу местных организаций общероссийских партий на Северном Кавказе в ходе 1917 г., вышла в 1924 году в Пятигорске6. Она привлекает внимание двумя аспектами. Во-первых, именно в ней впервые была предпринята попытка выявления причин «задержки социалистической революции» в регионе. Позднее это не вписывалось в концепцию «триумфального шествия Советской власти», и данный сюжет постепенно был предан забвению). Во-вторых, была обозначена проблема «трех ориентации» в Терской области в 1918 году: казачья, признававшая Советы, но не желавшая сотрудничать с большевиками; «социалистического блока», включавшего большевиков, меньшевиков и эсеров; «непримиримого» большевистского Пятигорска (долой помещиков и капиталистов и их приспешников - казаков, эсеров, меньшевиков) .
Авторы 1920-х гг. являлись очевидцами, а нередко и участниками событий, писали по свежим следам, не упрощая сложной и часто противоречивой картины революции в северокавказском регионе. Однако в целом советские историки в рассмотрении этого аспекта темы сосредоточились лишь на «огромном стратегическом и тактическом мастерстве» большевистской партии в использовании этнических и религиозных особенностей Северного Кавказа8. По вполне понятным причинам вне поля зрения историков находились взаимоотношения двух крайне непохожих цивилизаций: русско-православной и горско-мусульманской в условиях жесточайшего кризиса, охватившего Россию в XX веке.
Второй этап советской историографии рассматриваемой нами проблемы охватывает 1930-е - первую половину 1950-х гг. В исследованиях этого периода, посвященных событиям 1917 г., история социалистических, а тем более буржуазных партий даже в общероссийском масштабе мало затрагивалась. В работах ряда ученых, в частности, ростовских исто-
4 См : Луначарский А. Указ. соч. С. 20.
5 См : Стеклов Ю. Указ, соч.; Платонов А. Работа эсеров за границей. М., 1922; Мещеряков В.И. Партия соцалистов-револкшионеров. М., 1922 и др.
6 См.: История революционного движения на Тереке. Пятигорск, 1924.
7 См.: Там же. С 36-37.
8 См.: Бутась К. Борьба горцев за революцию. Владикавказ, 1922,
риков, преувеличивались масштабы деятельности большевиков, а меньшевики и эсеры оценивались однозначно как предатели . В эти годы полностью господствовала оценка политических событий 1917 г. в России, данная в «Истории ВКП(б). Краткий курс»10. Ярким примером могут служить работы И. И. Хитрова" и К. М. Ковалева12, в которых значительное место уделено революционным событиям 1917 г. на Ставрополье.
Во второй половине 1950-х - первой половине 1980-х гг. - на третьем этапе историографии рассматриваемой нами проблемы - повысился интерес к региональной тематике, вышли из печати монографии, очерки, статьи, освещавшие различные стороны политической борьбы на Северном Кавказе в 1917 г., в том числе и участие в ней горцев13. В этих трудах по-прежнему преувеличивалось значение деятельности большеви-ков, показывался их сплошной триумф, негативно оценивались меньшевики и эсеры, игнорировалась роль либеральных партий.
На рассматриваемом этапе возрос интерес к изучению истории социалистических партий России. В трудах К. В. Гусева, X. М. Астрахана, Л. М. Спирина и других14 поднимались проблемы численного и социального состава партий эсеров и меньшевиков, тактики их борьбы, содержания программных документов и др. К сожалению, в этих трудах региональный аспект деятельности партий получил слабое освещение. Но обо-значившийся научный подход к изучению социалистических партий в целом по стране помог исследованию политической борьбы в региональных масштабах. Одной из первых опубликованных в 1970-е гг. работ по исследуемому нами региону стала монография Л. А. Этенко, посвященная послефевральским политическим событиям на Дону15. Автор показал расстановку политических сил, деятельность и борьбу большевистской партии в регионе за Советскую власть, но другие политические силы представлены фрагментарно и односторонне. Спорным представляется вывод, сделанный автором по итогам выборов в Учредительное собрание (ноябрь 1917 года): «выборы свидетельствовали о крахе соглашательской полити-
9 См.: Корчин М. Н., Раенко Я. Н. Борьба большевистских организаций Дона за Великую социалистическую революцию. Ростов-на-Дону, 1939; Семернин П. В., Корчин М. Н., Раенко Я, Н. Очерки истории большевистских организаций на Дону. Ростов-на-Дону, 1948 и Др.
10 См.: История ВКЩб). Краткий курс. М., 1938.
11 См.: Хитров И. И. Борьба за Советскую власть на Ставрополье (1917 - 1920гг.). Дисс... канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1949.
12 См.: Ковалев К. М. Прошлое и настоящее крестьян Ставрополья. Ставрополь, 1947.
13 См. Киреев Е.П. Пролетариат Грозного в борьбе за победу Великой Октябрьской социалистической революции. Грозный, 1957; Колосов Л.Н. Чечено-Ингушетия накануне Великого Октября (1907-1917). Грозный, 1969; Гуров Р.Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. Нальчик, 1976 и др.
14 См. Астрахан X. М. Большевики и их политические противники в 1917 г. Л., 1973; Гусев К. В. Партия эсеров от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М., 1975; Илерицкая Е. В. Аграрный вопрос: провал аграрной политики непролетарских партий в России. М., 1981, Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России. М., 1967 и др.
15 См.: Этенко Л.А. Большевистская организация Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. Ростов-на Дону, 1972.
4
ки меньшевиков и эсеров»16.
В 1979 г. вышла книга В. Н. Сергеева «Банкротство мелкобуржуазных партий на Дону»17, в которой был сделан заметный шаг к более объективной оценке событий 1917 г. В частности, автор отметил, что самыми многочисленными и организованными после Февральской революции в регионе были меньшевики и эсеры, показал трудности, с которыми встретились большевики, рассмотрел существование в регионе «третьей силы». И все же политическая борьба в регионе представлена в работе односторонне по схеме: большевики, несмотря на огромные трудности, при поддержке трудящихся масс одержали победу. В начале 1980-х годов работу, посвященную революционным событиям 1917 г. на Дону, издал А. П. Ермолин. В труде донского исследователя рассмотрены положение рабочего класса и крестьянства, специфика политической жизни в казачьем регионе, а также борьба РСДРП(б) с политическими противниками18.
Подводя итоги рассмотрению третьего этапа советской историографии политической борьбы на Северном Кавказе в 1917 г., необходимо отметить, что, наряду с введением в оборот значительного фактического материала, с появлением некоторых новых выводов, все же работы этого периода в целом не смогли преодолеть односторонности в оценках описываемых событий, главное внимание уделяется большевикам, деятельность же других политических партий, в том числе эсеров, меньшевиков почти не получила освещения. Продолжается игнорирование своеобразия социально-экономического положения сельского населения региона, определявшего особенности политической борьбы, политическую ориентацию отдельных его категорий.
Начало четвертого этапа историографии мы относим к середине 1980-х годов, когда, в связи с перестройкой в стране, возникли условия для качественно иного уровня исследований. Историки начали рассматривать события не только в большевистском, но и в противостоявшем ему лагере, хотя почти до конца 1980-х годов концептуальных сдвигов в изучении политической борьбы не произошло.
В 1987 году В.Н. Сергеев опубликовал работу «Советы Дона в 1917 году (борьба партий в Советах)»19, в которой привел обширный фактический материал по Советам рабочих, солдатских, крестьянских депутатов, показал масштабы деятельности различных партий, а также выявил их роль в революции 1917 года. В 1988 году В.Н. Сергеев защитил докторскую диссертацию «Крах мелкобуржуазной демократии на Дону, Кубани и Тереке (1917-1920 гг.)20, в которой он собрал и обобщил сведения о
16 См.: Этенко Л.А. Большевистская организация Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. Ростов-на Дону, 1972.
17 См.: Сергеев В.Н Банкротство мелкобуржуазных партий на Дону. Ростов-на-Дону, 1979.
18 См.: Ермолин А.П. Революция и казачество. М., 1982.
19 См.: Сергеев В.Н. Советы Дона в 1917 г. (борьба партий в Советах). Ростов-на-Дону, 1987.
20 См. Сергеев В. Н. Крах мелкобуржуазной демократии на Дону, Кубани и Тереке (1917-1920 гг.). Автореф. диссерт... докт. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1988.
5
типах объединенных партийных организаций, их численности и составе, структуре, социальной базе, выявил влияние на крестьянских съездах и Советах меньшевиков и эсеров.
Существенно дополнили региональную историографию труды А. И. Козлова21. Они содержат большой статистический материал, в ходе анализа которого автор обрисовал экономическое состояние региона в 1917 г., особенности структуры сельского населения, обобщал опыт политической деятельности в его среде большевиков, эсеров. Помимо этого сделаны интересные выводы о том, что двоевластие на Дону и Кубани в силу своеобразия социально-экономических и политических обстоятельств не получило такого развития как в Центральной России .
В трудах Ю. К. Кириенко и В. П. Трута23 сделана попытка пересмотреть многие догмы и приступить к переосмыслению событий на Северном Кавказе в 1917г. Казачество уже не трактуется однозначно, как идущее только за большевиками или сплошь контрреволюционное. Показаны колебания казачества, причины по которым часть его шла за левыми эсерами. Но авторы еще, как представляется, далеко не полностью осветили проблемы взаимоотношений политических партий и казачества.
Следует отметить, что несмотря на перестроечные процессы в обществе, во второй половине 1980-х гг. продолжали выходить работы, освещавшие политическую борьбу в России 1917 г. со старых методологических позиций. К ним можно отнести переизданную почти без изменений работу Л. М. Спирина, а также труды М. И. Басманова, К. В. Гусева К.В., В. А. Полупленной и Н. Г. Думовой24. Так, в монографии М. И. Басманова, К. В. Гусева, В. А. Полушкиной25 большевики предстают как единственная революционная пролетарская партия. С прежних позиций авторы критикуют идейно-политическую платформу эсеров, преследования меньшевиков и эсеров в период Гражданской войны рассматривают как законную реакцию на якобы нарастание их враждебности к советскому строю.
Н. Г. Думова в своей работе26 со старых методологических позиций показывает, как Первая мировая война повлияла на партию кадетов, их программные положения по аграрному, рабочему вопросам, проблемам
21 См. Козлов А.И. Социально-экономические, политические отношения, классовая борьба на Юго-Востоке Европейской России накануне Октября. Ростов-на-Дону, 1988; Его же. Вандейские силы в российских революциях // Вопросы истории. 1987. № 9.
22 См. Козлов А.И. Социально-экономические, политические отношения, классовая борьба на Юго-Востоке Европейской России накануне Октября. С. 87.
23 См. Кириенко Ю.К. Революция и донское казачество. Ростов-на-Дону, 1988; Трут В.П. Казачество Дона, Кубани и Терека накануне и в ходе осуществления Великой Октябрьской социалистической революции. Диссерт канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1989.
24 См. Спирин Л.М. Россия 1917 год: Из истории борьбы политических партий. М., 1987; Басманов М.И., Гусев К.В., Полушкина В.А. Сотрудничество и борьба (из опыта отношений КПСС с непролетарскими и некоммунистическими партиями). М., 1988; Думова Н.Г. Кадетская партия в период I мировой войны и Февральской революции. М., 1988.
25 См. Басманов М.И., Гусев К.В., Полушкина В.А. Указ. соч.
26 См. Думова Н.Г. Указ. соч.
внешней политики. У Н. Г. Думовой партия кадетов выступает в качестве самостоятельного объекта исследования. Как считает автор, основной деятельностью кадетов была упорная борьба против революционных преобразований в стране, за единовластие буржуазии. Главным противником кадетов была большевистская партия, поэтому они стремились к созданию широкого антибольшевистского фронта.
Отмеченные выше работы посвящены общероссийским политическим процессам, однако содержат отдельные фрагменты, иллюстрирующие политическую борьбу в 1917 г. на Северном Кавказе.
Анализ работ четвертого и последнего периода советской историографии политической борьбы на Северном Кавказе в 1917г. позволяет сделать вывод, что многие авторы стали освещать эту проблему более объективно, разносторонне и глубоко, затрагивая, в том числе и «неудобные» для большевиков сюжеты политической ситуации в регионе, однако все же над большинством авторов в изложении материала продолжают довлеть старые стереотипы и подходы, что заметно снижает качество и уровень проведенных исследований.
Крушение коммунистического режима, распад СССР и образование новой независимой России положили начало новому этапу российской историографии политической борьбы 1917 г. как в России в целом, так и на Северном Кавказе, в частности.
В числе первых работ нового историографического периода следует выделить труды Е. М. Трусовой, рассматривающие борьбу различных
политических партий на Дону за влияние на массы27. Главное внимание исследовательница, по традиции, уделяет социалистическим партиям, показывая их влияние на массовые беспартийные организации Дона. Важным в работах представляется анализ выборов в Советы, результатом которых стало преобладание в них эсеров и меньшевиков. Приводятся данные о численности эсеров, их политических выступлениях и тактике. Автор широко и достаточно всестороннее рассматривает создание и развитие органов самоуправления в регионе, борьбу за влияние в них различных политических сил.
Проблемы организации и деятельности органов власти в центре и на местах, взаимодействия партий социальной демократии между собой и с властными структурами раскрываются в диссертационных исследованиях И. Г. Брызгаловой, Н. В. Звездовой, Е. П. Шилкиной, А. А. Коровина,
27 См. Трусова Е. М. Массовые организации трудящихся Дона и Северного Кавказа в феврале-октябре 1917 года. Ростов-на-Дону, 1992; Ее же. Возникновение и эволюция органов управления и самоуправления на Юге России в феврале-октябре 1917 гола. (Дон, Кубань, Ставрополье). Диссерт... докт. ист. наук. М., 2000;
В. В- Мельникова и др~ .
Анализ этих работ убеждает, что наибольшее внимание их авторов привлечено к проблемам деятельности на Северном Кавказе в 1917 г. партии социалистов-революционеров. Выявлен численный и социальный состав эсеров на Дону, определена социальная база партии в казачьем регионе, показаны политическая борьба между эсерами и большевиками, тактика эсеров на различных этапах демократического развития России и Северного Кавказа весной, летом и осенью 1917 г. В то же время явно не-достаточное внимание уделено деятельности в регионе несоциалистических партий, в том числе и политической борьбе различных национальных движений.
Отдельного серьезного рассмотрения заслуживает работа Б. К. Гасанова, которая наиболее близка к теме нашего исследования29. Она посвящена деятельности различных политических партий, организаций и движений на Северном Кавказе в 1917-1920 гг. Автор считает, что наиболее заметный след в регионе оставили кадеты, меньшевики и эсеры. Кадеты в период между двумя революциями в 1917 г. оказались в русле интересов и действий казачества. По мнению автора, к октябрю в Кубанской области кадеты совершили политическое самоубийство, принеся себя в жертву строительству «казачьего барьера» против распространения большевизма. Меньшевики, отмечает автор, в течение 1917 - 1918 гг. отдавали инициативу большевикам и эсерам, избрав путь политического выживания - блокирование с другими партиями. Партию эсеров автор рассматривает как казачью партию.
Б. К. Гасанов отмечает, что регион и политические партии оказались неподготовленными к проведению выборов в Учредительное собрание и видит причины этого явления в особенностях сложившейся на Северном Кавказе ситуации, которые плохо учитывались общероссийскими политическими силами. Давая общую оценку развития партийно-политической жизни на Северном Кавказе в 1917 - 1920 гг., автор делает вывод о постоянном доминировании в ней общероссийского фактора над региональным.
Отмечая большой вклад Б. К. Гасанова в исследование деятельности политических партий на Северном Кавказе в 1917 г. и значительные научные достоинства его работы, следует все-таки подчеркнуть, что в
28 См.: Брызгалова И. Г. Формирование и деятельность местных органов власти на Дону и Северном Кавказе весной 1917 г. Диссерт... канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1995; Звезлова Н. В. Местная власть в Области Войска Донского и ее реформирование в марте 1917-в феврале 1918 г. Диссерт... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1997; Шилкина Е. П. Власть и партии: органы городского самоуправления на Дону и Кубани (лето 1917 - лето 1918 гг.). Диссерт... канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1995; Коровин А. А. Государственное управление и местное самоуправление на Кубани в 1917 году. Диссерт... канд. ист. наук. Майкоп, 1998; Мельников В. В. Партия эсеров и «трудовики» на этапе буржуазно-демократических революций 1905-1907 и 1917 гг. в Ставропольской губернии и Терской области. Диссерт,.. канд. ист. наук. Ставрополь, 1999 и др.
29 См.: Гасанов Б. К. Политические движения и партии на Северном Кавказе в 1917-1920 гг.: идеология, практика, исторические судьбы и уроки. Диссерт... докт. ист. наук. М., 1997.
-8- своей работе автор акцентирует внимание на рассмотрении деятельности отдельных политических партий, их внутрипартийных проблем. В то же время автор не ставил перед собой цель исследовать саму политическую борьбу в регионе как таковую, динамику политического сотрудничества и соперничества различных политических сил и ее влияние на общее состояние политической жизни в регионе. Вызывают сомнение некоторые тезисы (неподготовленность партий к выборам в Учредительное собрание и др.).
Зарубежная историография рассматриваемой нами проблемы по сути дела представлена лишь несколькими работами эмигрантов, среди которых можно отметить книгу С. Г. Сватикова30, вышедшую в 1924 г. в Белграде. В ней в общих чертах обрисовано состояние донских кадетских комитетов. Деятельность кадетов рассматривается как важный фактор общедемократического движения за правовое переустройство Российского государства. К сожалению, автор часто допускает неточности в освещении некоторых фактов, не всегда объективен в оценке революционных событий и той роли, которую играли в них кадеты.
Отдельные фрагменты, иллюстрирующие проявление общероссийских политических процессов на Северном Кавказе, можно найти в трудах зарубежных исследователей, посвященных событиям 1917 г. в России. Многие из этих работ изданы или переизданы в России31.
Подводя итоги историографическому анализу рассматриваемой нами проблемы, можно сделать вывод, что политическая жизнь на Северном Кавказе в период с Февраля по Октябрь 1917 г. изучена достаточно глубоко, особенно в последний историографический период. Тем не менее, как представляется, общая картина политической борьбы в регионе с учетом новейших достижений политологии, а также, как это ни парадоксально, именно благодаря современным исследованиям истории региона 1917 г. требует определенного, достаточно серьезного доосмысления, прежде всего с точки зрения роли и значения различных политических сил, их влияния на характер и содержание этой борьбы в различные периоды развития политического процесса на Северном Кавказе весной, летом и осенью 1917г.
Учитывая состояние исследования проблемы и ее научно-практическую значимость, целью настоящей диссертации является комплексное исследование борьбы различных политических сил в северокавказском регионе между Февралем и Октябрем 1917 года с учетом специфических особенностей региона.
30 См.: Светиков С.Г. Россия и Дон. Белград, 1924.
31 См.: Катков Г. М. Февральская революция. Париж, 1984; Рабинович А. Большевики приходят к власти. - М., 1989; Карр Э. Большевистская революция. 1917-1923. Т. 1-2, М., 1990; Хаймсон Л. Рабочее движение: историческое происхождение и характер Февральской революции 1917 г. // Реформы или революция? СПб., 1992; Галили 3. Лидеры меньшевиков в русской революции. Социальные реалии и политическая стратегия. М., 1993; Холмс Л. Ю. Социальная история России: 1917-1941. Ростов-на-Дону, 1994; Пайпс Р. Русская революция. 4.1, 2. М., 1994 и др.
В соответствии с целью в диссертации сформулированы следующие задачи исследования: охарактеризовать основные политические силы, сложившиеся в регионе к февралю 1917 г.; рассмотреть реакцию этих политических сил, на события Февраля (падение самодержавия), и политику Временного Правительства в феврале - октябре 1917 г.; осмыслить конкретно-историческую обусловленность изменения стратегии и тактики различных политических сил в ходе развития политических процессов от Февраля к Октябрю 1917 г.; проследить изменения организационного состояния, количественного и социального состава основных политических сил региона в рассматриваемый период; изучить степень влияния политической борьбы на социально-экономическое состояние и политическую жизнь в регионе; раскрыть роль национальных политических сил региона в ходе и исходе политической борьбы; выявить региональные особенности политической борьбы в регионе и их влияние на общероссийские политические процессы; определить причины слабого политического влияния большевиков на народные массы региона и их неудач в борьбе с другими политическими силами.
Научная новизна диссертации определяется прежде всего самой постановкой проблемы. Все предшествующие авторы, главным образом, делали акцент на описание органов государственной власти, политических партий, организаций и движений, на их взаимоотношения в период с Февраля по Октябрь 1917 г. Как уже отмечалось, предметом же нашего исследования является политическая борьба в регионе во всей динамике своего развития.
В отличие от других исследований проведен всесторонний анализ социально-экономической обстановки на Северном Кавказе накануне Февральской революции, показана специфика региона, состоявшая в том, что кризисные явления носили здесь менее острый характер, чем в других регионах российской империи.
Впервые в научный оборот вводятся многие документы из местных архивов и значительное количество газетных изданий изучаемого периода, что позволяет более всесторонне раскрыть проблему.
В диссертации дана новая в историографии оценка соотношения политических сил на Северном Кавказе в ходе развития революции 1917г., сделаны выводы об относительной стабильности ситуации в регионе на фоне бурных событий в столицах и многих центральных и окраинных регионах страны.
В работе анализ политической борьбы на Северном Кавказе в феврале - октябре 1917 г. проводится с учетом достижений современной политологической науки и использованием ее методов исследования политических процессов.
Методологической основой исследования явились принципы историзма, объективности и всесторонности в изучении проблемы. При написании работы применялись как общенаучные, так и специальные методы исторического исследования. Кроме того, использовались методы ряда других наук, прежде всего политологии, а также статистики, демо-
10
графин, социальной психологии, что дало возможность осуществить меж-дисциплинарный подход к исследуемой проблеме.
Хронологические рамки исследования определяются периодом от Февральской революции до Октября 1917 г. Для выявления причин специфики Северокавказского региона автор коснулся также и процессов, происходивших там накануне революционных перемен, состояния социально-экономического и политического развития региона.
Территориальные рамки работы. В данной диссертации борьба различных политических сил рассматривается на территории Донской, Терской, Кубанской, Дагестанской областей, Ставропольской и Черноморской губернии, входивших в 1917 г. в Северо-Кавказский регион.
Источниковая база исследования достаточно широка. При этом изучались как уже известные, так и новые документы. Если первые требовали нетрадиционного подхода, то вторые обогащали изучение исследуемого объекта новыми материалами. Причем, как первые, так и вторые нуждались в критическом отношении к себе.
При подготовке диссертации автор опирался на опубликованные документы, которые можно условно разделить на три основные группы. К первой группе относятся документы, опубликованные непосредственно в 1917 г., то есть, в рассматриваемый нами период. Как правило, это документы местных органов власти и управления, протоколы съездов и заседаний различных политических партий и движений, отчеты их исполни-тельных органов и т. п.32 Ко второй группе документов относятся опубликованные в разное время, но главным образом в середине 1950-х гг., сборники документов, призванные подтвердить большевистский взгляд на содержание и характер борьбы большевиков за установление своей власти в стране и на Северном Кавказе. Такие сборники выпускались как в центре, так и в каждой из автономных республик, краев и областей Северного Кавказа33. К третьей группе опубликованных документов мы отнесли сборники документов и материалов, освещающих общероссийскую деятельность различных политических партий в 1917 г. Эти публикации, как правило, изданы в последние годы. Они не только высвечивают общий характер политической борьбы в России весной, летом и осенью 1917 г., но и содержат некоторый фрагментарный материал по Северному Кавка-
ЗУ34.
Важнейшей составной частью источниковой базы проведенного
32 См.: Долганов Б. Первый горский съезд (отчет). Владикавказ, 1917; Отчет о деятельности Донского областного исполнительного комитета (2 марта - 2 мая 1917). Новочеркасск, 1917; Постановления Донского Войскового Малого Круга 2-7 августа 1917 г. Новочеркасск, 1917 и др.
33 См.: Государственное совещание 1917 г.: в документах и материалах. М. - Л., 1930; Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917 - 1920 гг.: Сб. документов и материалов. Краснодар, 1957.; Борьба трудящихся масс за установление и упрочнение советской власти на Ставрополье (1917 - 1921 г.г). Ставрополь, 1957 и др.
34 См.: Меньшевики в 1917 г. В 3-х т. Т. 1. М., 1994; Партия социалистов - революционеров: Документы и материалы. Т. 3. М., 2000; Правые партии. 1905 - 1917: Документы и материалы. Т. 2. 1911-1917. М., 1998 и др.
11
диссертационного исследования стали архивные материалы. В диссертации использованы материалы 47 фондов 2-х центральных и 5-и местных архивов Российской Федерации.
Основная часть используемых архивных источников взята из местных архивов: Государственного архива Ростовской области (ГАРО), Центра документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО), Государственного архива Краснодарского края (ГАКК), Центра документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК), Государственного архива Ставропольского края (ГАСК). Прежде всего, это информация о создании и деятельности в период между февралем и октябрем 1917 г. как местных организаций общероссийских политических партий, так и специфических чисто региональных казачьих и горских организаций, об их внутреннем состоянии (количестве местных отделений, их численности и социальном составе, географии распространения, динамике роста рядов, принятых решениях и мерах по их выполнению, разногласиях в руководстве и т. п.). Многие из этих данных носят агентурный характер.
Важнейшими источниками для нас стали документы фонда Донского Охранного отделения (Ф. 826), Донского жандармского управления (Ф. 829) и Новочеркасской судебной палаты (Ф. 4J) ГАРО. Уникальные документы по теме исследования отложились в Государственном архиве Краснодарского края: в фонде Кубанского областного временного исполнительного комитета (Ф. 1259 Р): приговоры крестьянских сходов, протоколы совещаний Советов солдатских, крестьянско-казачьих депутатов, стенограммы первого и второго съездов иногородних Кубанской области и др. Важные для исследования документы сосредоточены в фондах исполнительного комитета Ставропольского Совета крестьянских депутатов (Фонды 65, 65Р ГАСК).
В ходе работы над диссертацией материалы местных архивов были дополнены документами двух центральных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива социально-политических исследований (РГАСПИ). Источники, почерпнутые в ГАРФе, в основном представляют собой донесения учреждений по охране общественного порядка областей и губерний Северного Кавказа, направленные в центр. Они дают достаточно подробную картину политической жизни региона, сущности и содержания политической борьбы различных сил в регионе. В РГАСПИ удалось извлечь достаточно интересные документы из фондов: 17 (Переписка секретариата ЦК РСДРП с местными партийными организациями); 274 (ЦК партии эсеров), 275 (ЦК партии меньшевиков), представляющие собой отчеты региональных организаций социалистических партий за 1917 год, а также письма, свиде-тельствующие о состоянии дел в этих организациях.
Богатый фактический материал был почерпнут из периодической печати. Как и в целом по России, в изучаемом регионе в феврале-октябре 1917 года издавалось значительное количество партийных, общественно-политических газет, особенно в Донской области. К ним относятся такие газеты, как «Рабочее дело» - партийный орган донских меньшевиков,
12
«Наше Знамя» - орган Ростоио-Нахичеванского комитета РСДРП (б), «Земля и Воля», «Голос Донской земли» - издания социалистов-революционеров, «Народная мысль» - орган Донского войскового правительства, общественно-политические газеты «Ростовская речь», «Приазовский край», редактировавшиеся кадетами. На Кубани издавались газеты: «Прикубанская правда» - орган Екатерине даре кого комитета РСДРП (б); «Народная воля» - орган Кубанского областного бюро партии социалистов-революционеров; «Земля и воля» - орган Армавирской организации эсеров; «Свободная Кубань» - издание Кубанского войскового правительства; газеты «Листок войны», «Свободное слово» и т.д. Периодическая печать Ставрополья в изучаемый период была представлена газетами «Северокавказский край», «Северокавказское слово», являвшимися органами губернского комитета социалистов-революционеров, «Заря свобо-ды», издававшаяся Ставропольским советом солдатских депутатов, а с декабря 1917 года ставшая партийным органом большевиков. Привлекают внимание интересной информацией и такие газеты, как «Народное эхо» -орган Пятигорской организации эсеров, «Голос труда», «Голос» - издания Пятигорского и Минераловодского Советов рабочих и солдатских депутатов.
В целом региональная периодика является ценнейшим источником, дающим представление о численности рассматриваемых партийных организаций, их социальной базе, о формах, методах политической борьбы и деятельности среди сельского населения. В работе с газетами учитывался субъективный характер изложения фактов, продиктованный их классовой и партийной ориентацией.
Еще одним ценным видом источников явилась мемуарная литература, в которой содержатся многие конкретные подробности происходивших в 1917 г. на Северном Кавказе политических событиях. Авторы мемуаров помогают восстановить детали политической борьбы в регионе. К сожалению, многие мемуаристы приводят факты по памяти, что требует привлечения дополнительных источников и критического анализа.
В целом собранный и проанализированный комплекс источников позволил решить поставленные в диссертации задачи.
Практическая значимость. Обобщения и фактический материал диссертации могут быть использованы при написании работ по истории Северного Кавказа, истории 1917 года в России. Материал исследования может использоваться в преподавании отечественной истории, краеведения.
Апробация. Материалы диссертационной работы были представлены на межвузовских научно-практических конференциях, проходивших в 1999 - 2001 гг. в Ессентуках и Моздоке. По проблемам диссертационной работы опубликовано шесть работ, общим объемом свыше 1,5 печатного листа.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения, списка использованных источников и литературы. -13-


СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
 

Во введении обосновываются актуальность темы, хронологические и территориальные рамки, анализируется степень ее научной разработанности, определяются новизна, цель и задачи исследования, характеризуется источниковая база.
В главе 1 «СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РЕГИОНЕ НАКАНУНЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ» отмечается специфика Северного Кавказа как региона многонационального, многосословного, многоконфессионального, преимущественно аграрного, хотя и имевшего определенное промышленное развитие. Усиливавшаяся в начале XX века социальная поляризация в регионе, сочетание традиционных аграрных и новых индустриальных отношений определяли специфику и расстановку общественно - политических и социально-классовых сил. Важнейшей социальной силой в регионе было казачество: Донское, Кубанское, Терское. Крупной силой являлось и крестьянство: коренное, иногороднее, горское. Последние две категории страдали от малоземелья. Немногочисленный рабочий класс концентрировался, главным образом, в крупных промышленных центрах.
Экономическое положение населения напрямую влияло на политические события. Проведенный анализ всего комплекса социально-экономических отношений показал их сравнительное благополучие в сравнении с другими регионами и позволил прийти к выводу, что социальное напряжение на Дону и Северном Кавказе в годы Первой мировой войны не было таким острым, как в центральных районах страны. Это сказалось на характере революционного процесса. Недовольство, проявляемое отдельными социальными группами населения, не перерастало в серьезные и массовые беспорядки, а ограничивалось отдельными, хотя порой и крупными, эксцессами.
И все же к началу 1917 г. социально-экономическая и общественно-политическая обстановка на Северном Кавказе, как и по всей стране, накалилась. Налицо были недовольство крестьян, рабочих, населения национальных районов своим экономическим положением, усталость от войны, росло недоверие к царю и правительству. Но все это проявлялось в Северокавказском регионе в менее острых формах, чем в других местно-стях Европейской части Российской империи. Имевшиеся на Северном Кавказе местные организации общероссийских политических партий были немногочисленны и особой активности накануне Февральской революции не проявляли. В то же время серьезным стабилизирующим фактором являлись казаки с их традиционным консерватизмом и военизированными формами организации жизни.
Однако в силу объективно сложившихся обстоятельств в регионе постоянно существовал взрывоопасный потенциал, связанный с серьезными противоречиями между большими социальными и национальными группами населения, разделявшими радикальные идеи и склонными к экстремистским -14- действиям (казаки - горцы, крестьяне - горцы, казаки - иногородние, рабочие - предприниматели и т. д.). В условиях ухудшавшихся социально-экономических условий, падения авторитета власти и агитации леворадикальных партий угроза взрыва приобретала все более реальный характер.
Во второй главе: «ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕСТНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ» показано, что падение монархии в России не привело к дестабилизации социально-политической обстановки на Северном Кавказе и к каким-либо эксцессам, направленным против новой власти, несмотря на наличие в регионе достаточно сильных промонархиче-ских настроений и сил, прежде всего в лице казачества. Это стало возможным, в первую очередь потому, что процесс перехода власти от царя к Временному правительству был легитимным, царь сам отказался от престола и санкционировал создание Временного правительства. Другой важной причиной сохранения спокойствия в регионе стало заметное падение за годы войны популярности царя, а вместе с ним и монархической идеи во всех слоях населения, в том числе и среди казачества, прежде всего, рядового. Наиболее ярким доказательством этому являлись падение популярности и распад местных организаций правых монархических партий еще до Февральской революции.
Смена власти во всех губерниях и областях Северного Кавказа, как и в Центре, произошла легитимным путем, при этом такие старые коллегиальные властные органы как городские думы и земские собрания (там, где они были) беспрепятственно продолжили свою деятельность.
Политическая активность населения в первые недели после падения монархии вылилась в русло активной поддержки новой власти путем создания различных общественных органов (комитетов общественной безопасности, гражданских комитетов и т. п.), призванных обеспечить успешное становление этой новой власти в лице представителей и учреждений Временного правительства на местах.
Новая власть, демократизировавшая общественную жизнь в регионе, тем самым дала мощный импульс развитию процесса самоорганизации и самоуправления различных слоев местного населения, что выразилось в создании большого числа различного рода общественных организаций по социальному, национальному, профессиональному и др. признакам. Среди них с самого начала стали выделяться своим влиянием и авторитетом местные Советы. Особенно заметна их деятельность была в крупных городах и промышленных центрах.
Демократизация общественной жизни привела к бурному процессу организационного восстановления в регионе местных организаций практически всех общероссийских партий либерального и социалистического направлений. С первых же шагов своей легальной деятельности эти партии вступили в ожесточенную политическую борьбу друг с другом, за влияние на население региона.
Среди либеральных партий наибольшего успеха добились кадеты. -15- Несмотря на их небольшую численность и деятельность в основном в крупных городах, они стали весьма влиятельной политической силой. В их рядах находились видные и авторитетные представители высших и средних слоев общества. Кроме того, что очень важно, в условиях, когда откровенная демонстрация приверженности монархическому режиму стала не в почете, многие консервативные силы сочли за лучшее поддержать кадетов. Прежде всего речь идет о казачьей верхушке.
В первые недели после падения монархии наибольший успех выпал на долю социалистов-революционеров. За относительно короткий период они создали самые многочисленные организации, которые имели широкую социальную базу и действовали как в городах, так и в аграрных районах региона. В марте - апреле им удалось захватить многие ключевые посты в органах государственной власти и в Советах. Это позволяло оказывать решающее влияние на проводимую этими органами политику. Все это стало возможным в силу того, что эсеры избрали правильную тактику ведения борьбы за массы в соперничестве с другими партиями. Они смогли воплотить в своих программных требованиях основные желания и чаяния крестьянства. Их лозунги социализации земли и уравнительного землепользования находили поддержку не только у малоземельных крестьян и иногородних, но даже среди определенной части казачества и горцев. Эсеров поддерживали практически все военные гарнизоны Северного Кавказа.
Среди рабочих крупных промышленных центров (Ростова, Таганрога, Новороссийска и др.) высокий авторитет завоевали меньшевики. Что касается большевиков, то в этот период они находились еще в стадии формирования своих самостоятельных организаций, были откровенно слабы и серьезным авторитетом не пользовались даже среди рабочих, не говоря уже о других социальных группах населения.
В рассматриваемый период зародилось и стало развиваться легальное национальное движение горцев. В целом оно демонстрировало лояльность и поддержку новому строю, однако в его среде имели место определенные панисламистские и пантюркистские настроения, враждебность к местному негорскому населению.
В целом политическая ситуация на Северном Кавказе в феврале-марте 1917 г. была относительно стабильной, однако по мере развития политической активности различных групп населения уже упоминавшаяся потенциальная угроза мощного социально-политического взрыва, всегда имевшаяся в регионе, становилась все ощутимей.
Третья глава - «ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В РЕГИОНЕ В АПРЕЛЕ - ИЮНЕ 1917 г.». В рассматриваемый период на Северном Кавказе продолжалось организационное и идейное укрепление различных политических сил, усилились их попытки влиять на политическую жизнь, а отсюда получила развитие политическая борьба, постепенно приобретавшая все более острый характер.
В этот период правые консервативные силы, хотя и имелись в регионе, но особой активности не проявляли, заняв выжидательную позицию. -16- По всем важнейшим вопросам социально-экономической и общественно-политической жизни они солидаризировались с Временным правительством.
Само правительство до первого политического кризиса основную ставку в регионе делало на кадетов. Кадеты в период с апреля по июнь не смогли заметно увеличить свое влияние, однако продолжали занимать ведущие позиции в городах, их поддерживали крупные предприниматели, часть интеллигенции и высшие слои казачества.
На первых порах, не имея прочной социальной опоры в регионе, Временное правительство пыталось наладить хорошие отношения с казачьей руководящей верхушкой и сквозь пальцы смотрело на некоторые претензии казачьего руководства представлять собой местную государственную власть. Особенно явно претензии на власть проявляло Кубанское войсковое руководство. По сути дела оно, пользуясь полученными властными правами, встало на путь свертывания демократических процессов в Кубанской области, что вызвало сопротивление местных эсеров и мень-шевиков.
С мая, когда Временное правительство стало коалиционным, в государственные органы власти и управления на Северном Кавказе стали привлекаться эсеры и меньшевики, что заметно укрепило социальную опору власти в регионе.
Внушительных успехов в борьбе за влияние на массы добились эсеры, став самой массовой, авторитетной и влиятельной партией на Северном Кавказе. Прежде всего, они подчинили своему влиянию большую часть крестьянства, значительную часть рядового казачества, местные воинские гарнизоны. К эсерам примыкал целый ряд национальных политических организаций, что заметно укрепляло их влияние в национальных районах.
Эсеры не только безраздельно господствовали в крестьянских советах и комитетах, они распространили свое влияние и на Советы рабочих и солдатских депутатов, на многие профсоюзы и другие общественные организации.
Основная часть рабочего класса в этот период находилась под влиянием меньшевиков, которые тесно сотрудничали с эсерами в Советах и других общественных организациях.
Обе партии, выступавшие за единый блок всех социалистических партий, важнейшей задачей своей деятельности в местных органах власти и советах считали развитие муниципального хозяйства и муниципального самоуправления. Они разработали и предлагали избирателям конкретные планы развития населенных пунктов, улучшения местных условий жизни и деятельности всех групп населения.
В отличие от умеренных социалистических партий большевики в течение апреля-июня 1917 г. не смогли добиться сколько-нибудь впечатляющих успехов ни в организационных вопросах, ни во влиянии на массы. В своей работе с массами они уходили от конкретных вопросов, обостряя внимание людей на нерешенных во всероссийском масштабе социально-экономических -17- и политических проблемах, широко прибегали к социальной демагогии. Их очень простые и сверхрадикальные лозунги, всемерно разжигавшие ненависть к «буржуям», как источнику всех зол, и обещавшие немедленное и полное удовлетворение всех требований рабочих, солдат, крестьян, к лету все же начали постепенно обретать в регионе некоторую популярность.
В апреле-июне в общественно политической жизни Северного Кавказа все большее место стал играть национальный фактор. Созданный в марте Союз объединенных горцев Кавказа с санкции съезда представителей горских народов получил фактический статус местного национального правительства. И хотя он постоянно декларировал свою лояльность Временному правительству, в его повседневной практической деятельности все больше и больше проявлялись тенденции к сепаратизму, питавшемуся идеями панисламизма. Наряду с жесткой консервативной позицией казачества по отношению к горцам, это привело к ухудшению отношений между ними, что стало проявляться в отдельных столкновениях.
В результате общего ухудшения социально-экономической обстановки в регионе, неудачного наступления на фронте и оттяжки реформ существовавшие в регионе противоречия стали выливаться в радикальные действия отдельных групп и слоев населения: стачки на предприятиях, захват земли крестьянами, межнациональные конфликты. Началось падение авторитета Временного правительства во всех слоях общества.
В главе 4 - «ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РЕГИОНЕ В ИЮЛЕ-ОКТЯБРЕ 1917 г.» показано, что большевистское выступление, осуществленное в начале июля в Петрограде, не только не нашло поддержки среди политических сил на Северном Кавказе, но было ими единодушно осуждено. В течение лета 1917 г. в регионе продолжала развиваться и обостряться политическая борьба.
Кадеты еще более тесно сомкнулись с казачьей верхушкой и другими правыми силами, в том числе с горцами-националами. Эта коалиция позволила им достаточно твердо отстаивать основные принципы либерального развития страны и общества с упором на создание в будущем федеративного государства, в котором казаки и горцы должны были стать равноправными субъектами федерации. Либералы достаточно сочувственно отнеслись к акции Л. Г. Корнилова, предпринятой в конце августа 1917 г., однако воздержались от прямой ее поддержки, поскольку она, во-первых, носила нелегитимный характер, а, во-вторых, ее не поддержало казачество, которое, главным образом и оказывало поддержку либерально-правой коалиции.
Несмотря на поражение Л. Г. Корнилова и падение авторитета либералов в целом по стране, на Северном Кавказе они в союзе с правыми осенью 1917 г. не только сохранили, но и смогли усилить свои позиции, представляя собой силу, активно противостоявшую надвигавшемуся хаосу и анархии.
В течение июля-октября 1917 г. самой многочисленной, авторитетной и влиятельной партией на Северном Кавказе продолжала оставаться -18- партия социалистов-революционеров. Она по-прежнему пользовалась безраздельным влиянием на крестьянство. Однако ее позиции в регионе стали несколько слабеть. Во-первых, это было связано с нараставшим стремлением крестьян явочным порядком осуществить перераспределение в свою пользу помещичьих и некоторых других земель, что входило в противоречие со стремлением эсеров решить аграрный вопрос на Учредительном собрании. Во-вторых, эсеры стали терять некоторую часть солдат тыловых гарнизонов, поддавшихся большевистской агитации и менявших свои политические убеждения в сторону их радикализации.
В состязании за влияние на рабочий класс - основную опору социал-демократии - меньшевики также стали проигрывать большевикам, особенно в крупных промышленных центрах, теряя ранее приобретенные позиции. Наибольшее влияние большевики приобрели в Ростове-на-Дону, где к осени стали пользоваться поддержкой значительной части населения, получили большинство в городском Совете и даже начали формировать вооруженные рабочие отряды. И все же они не смогли одолеть своих конкурентов. Рабочий класс Северного Кавказа в целом по-прежнему отдавал предпочтение меньшевикам.
Приход к власти в Петрограде большевиков в конце октября не нашел широкой поддержки в регионе и был осужден практически всеми политическими силами, кроме самих большевиков. Лишь большевистский Совет Ростова 26 октября провозгласил советскую власть. Такая ситуация на Северном Кавказе стала возможной прежде всего потому, что все население жило ожиданием предстоявших выборов в Учредительное собрание, считая, что именно оно сможет разрешить все накопившиеся в обществе проблемы. Что касается захвата власти большевиками, то большинство политиков и рядовых граждан в те дни надеялось, что эта авантюра завершится сама собой с избранием Учредительного собрания.
Итоги выборов в Учредительное собрание на Северном Кавказе оказались поистине уникальными. В то время как во всей России политический спектр общественной жизни резко сдвинулся влево и практически все голоса достались социалистам, прежде всего эсерам и большевикам, в Северо-Кавказском регионе половина голосов была отдана право-либеральным силам, почти 40 % голосов досталось умеренным социалистам и лишь чуть больше десятой части избирателей оказали поддержку радикалам-большевикам. С позиций современной политической теории по итогам выборов в Учредительное собрание Северный Кавказ оказался единственным с точки зрения характера и полноты политического спектра нормальным регионом в целом «ненормальной» стране - России конца 1917г.
Именно по этой причине большевикам не удалось захватить власть в регионе в конце 1917 - начале 1918 г. Более того, Северный Кавказ стал одним из главных оплотов антибольшевистского сопротивления в годы Гражданской войны. Как известно, полностью большевикам удалось покорить регион лишь вооруженным путем в начале 1920 г.
В заключении диссертации подведены итоги исследования, -19- сформулированы основные выводы. В частности, делается заключение, что опыт политической истории России свидетельствует, прежде всего, об опасности радикализма в переходные периоды общественного развития. В течение прошлого века страна дважды пережила сходные катаклизмы, приведшие к тотальному разрушению социально-экономических устоев предшествовавшего общественного устройства, которое больше напоминало искусственную подгонку повседневности под идеологическую концепцию, в лучшем случае лишь обозначавшую, пусть и верную, но отдаленную перспективу.
Во всех этих головокружительных процессах инициатива радикальных нововведений всегда принадлежала столицам. Именно столицы объективно являлись мощными политическими центрами страны, там рождались, формировались и развивались различные политические силы, там, прежде всего, шла политическая борьба, там в эту борьбу вносились непримиримость, радикализм в мыслях и действиях. Столичное общество всегда пребывало в состоянии высокой политизированности. В итоге в столицах происходило решающее и радикальное событие - смена высшей власти, которая, как показывает опыт революционных перемен XX века, в принципе осуществлялась достаточно легко и безболезненно.
Провинция, как правило, всегда была более консервативна, осторожна к радикальным социальным изменениям, там «ветер перемен» пробивал себе дорогу с большим трудом, но, в конце кондов, и она поддавалась натиску новых веяний и сил. При этом большую роль играла специфика региона. Чем более непохожим на Центр было сформировавшееся в регионе общество, чем разнообразнее и богаче было оно по своей внутренней социальной структуре, чем больше сочетало в своем образе жизни различные традиции, уклады, ментальности, тем активнее сопротивлялось радикальным изменениям. Поэтому, как показывает исторический опыт, именно попытки распространить новую власть на провинцию, на всю территорию страны, навязывание ее регионам приводили, в конце концов, к кровопролитию, вооруженным конфликтам и гражданской войне.
В свете сделанных выше обобщений особого внимания заслуживает такой российский регион, как Северный Кавказ. К февралю 1917 г. он представлял собой уникальное явление. Сформировавшийся в результате колониальной экспансии России регион являл многонациональную, многосословную, многоконфессиональную, преимущественно аграрную часть государства, в котором было реальностью исключительно сложное переплетение классовых, сословных, национальных и религиозных противоречий. Эти противоречия не раз выливались в конфликты, подчас достаточно острые и кровопролитные.
Вместе с тем, в процессе своего многолетнего совместного проживания народы, сословия, социальные группы региона научились мирно сосуществовать друг с другом, сотрудничать, совместно решать многие
пг»тт\/ия-
20
лось гладко. Этот процесс мирного сосуществования формировался медленно, постепенно, во многом объективно, на основе здорового консерватизма и порой даже не всегда осознавался некоторой частью населения региона. Тем не менее, к 1917 году он стал реальностью.
Февральская революция 1917 г. привела к бурному развитию демократических процессов в России. В условиях нерешенных многих старых социально-экономических проблем, усталости населения от тягот и лишений войны, отсутствия какого-либо предшествовавшего опыта демократического развития, значительная часть россиян под демократией стала понимать вседозволенность, а сама демократия все больше и больше стала превращаться в анархию, хаос, безвластие. В этих условиях страна стала легкой добычей радикалов-большевиков, решивших в России на практике реализовать свои утопические идеи коммунизма.
В сложившейся ситуации Северный Кавказ, в смысле социальной стабильности всегда считавшийся «слабым звеном» России, казалось бы, должен был едва ли не в первую очередь стать зоной дестабилизации и столкновения разнородных этнических и социально-политических сил. Однако этого не произошло. Более того, как показали проведенные нами исследования, в течение всего периода с февраля по октябрь 1917 г. Северный Кавказ оставался одним га самых стабильных регионов Российского государства.
Здесь также формировались и активно действовали различные политические силы, шла острая политическая борьба, обострялись межнациональные, межсословные и межсоциальные конфликты, здесь тоже не было опыта политической демократии, однако в регионе не прошел радикализм. Попытки большевиков дестабилизировать ситуацию в регионе окончились полным провалом. Более того, сами большевики не смогли получить в регионе сколько-нибудь значительного влияния, за исключением, пожалуй, лишь нескольких крупных городов.
Проведенное диссертационное исследование показало, что этот политический феномен обусловлен рядом факторов, однако главную роль в сохранении стабильности в регионе в «смутное время» февраля-октября 1917 г. сыграл именно наработанный десятилетиями опыт мирного сосуществования различных общественных сил региона, их здоровый консерватизм, осторожность в принятии тех или иных судьбоносных решений, понимание своих глубинных подлинных интересов, а не сиюминутных выгод.
Уже отмечалось, что выборы в Учредительное собрание как зеркало отразили социально-политическое лицо региона. Несмотря на все политические бури, проносившиеся над регионом весной, летом и осенью 1917 г., оно сохранилось нормальным. В спектре политической жизни региона преобладающие позиции имел центр: правые центристы (кадеты) и левый центр (умеренные социалисты) получили поддержку подавляющего большинства населения. Левые и правые радикалы, ультранационалисты получили столь же незначительное число голосов, сколько они получают и в современных демократических цивилизованных обществах. К сожалению, -21- политическое лицо самой России в тот период оказалось очень сильно перекошенным влево, что имело в дальнейшем, как мы теперь знаем, самые печальные последствия.
Конечно, в глазах победивших в России большевиков Северный Кавказ с его своеобразной и самостоятельной политической позицией не мог не стать «гнездом контрреволюции», «оплотом реакции», «своеобразной Вандеей». Эти ярлыки присутствуют во всей советской историографии и даже во многих работах современных исследователей революции на Северном Кавказе.
Мы же осмеливаемся сделать вывод о том, что опыт сохранения политической стабильности на Северном Кавказе в бурном 1917 году представляет собой уникальное достояние отечественной истории, бесценен и имеет непреходящее значение в современных условиях.
Сегодняшние масштабы политической деятельности и политической борьбы на Северном Кавказе значительно превосходят те что наблюдались в начале века: в регионе претендуют на самостоятельное место в общественной жизни множество политических партий и движений, как общероссийских, так и национальных.
Последние претендуют на монопольное представительство интересов каждой конкретной народности или групп народов, близких по языку, связанных историческими и культурными традициями. Ни одна из этих политических сил не ставит на первое место общесоциальные, общерегиональные проблемы, акцентируя внимание на национально-культурных или национально-религиозных аспектах. Как правило, эти идеи концентрируются в национально-государственном идеале разной степени суверенности.
С этой точки зрения, политическая сверхактивность национальных партий и движений - очевидный фактор нестабильности в регионе. Более того, можно утверждать, что национальный радикализм, во многом базирующийся сегодня на экстремизме в принципе чуждого горцам исламского фундаментализма, ведет в политический тупик, неизбежно переводит решение злободневных проблем экономической и социально-политической жизни из русла политических переговоров в русло военных конфликтов, чреватых кровопролитием, регрессом национального и социального развития. Ярким примером такого тупикового пути может служить трагическая судьба чеченского народа.
Как представляется, события 1917 г. на Северном Кавказе, та осторожность и взаимопонимание, с которыми действовали тогда политики -представители различных, порой далеко не дружественных друг другу сил, в стремлении сохранить стабильность общественной жизни, могут и должны стать поучительным уроком для современных политиков как в Москве, так и в регионе.
К сожалению, исследованный нами уникальный опыт взаимодействия различных политических сил на Северном Кавказе в 1917 г. был прерван большевистской экспансией в регион в ходе Гражданской войны. Однако его результаты настолько впечатляющи, что вполне заслуживают дальнейшего пристального изучения. -22-
Список работ, опубликованных по теме диссертации
1. Научно-исследовательские аспекты уроков политической истории России. Уроки политической истории 1917 г. // Ессентукский институт управления, бизнеса и права: МежвузовскнП сборник научных работ, г. Ессентуки, 1999. С. 163-166.
2. Реакция политических партий и населения Ставропольской губернии па свержение монархии в 1917г.// Там же. С. 82-86.
3. Социально-экономические связи Северного Кавказа и России: история и современность // Мир на Северном Кавказе: Тезисы докладов участников межвузовской научно-практической конференции. 7 апреля 2001 г. Моздок, 2001.C. 51-54.
4. Социально-экономическое развитие Северного Кавказа в начале XX века // Актуальные социально-экономические и правовые аспекты устойчивого развития региона Кавказских минеральных вод: Тезисы докладов и выступлений участников ежегодной студенческой научно-практической конференции. 21 апреля 2001 г. Ессентуки, 2001. С. 70-72.
5. Политические партии на Ставрополье в период между двумя революциями (февраль - октябрь 1917 г.) // Социально-экономические, правовые и экологические проблемы России на рубеже столетий: Материалы межвузовской научно-практической конференции. 19 мая 2001 г. Ессентуки, 2001. С. 80-83.
6. Отношения населения Северного Кавказа к Февральской революции и развитие местных организаций российских политических партий // Общественные науки в Поволжье, г. Саратов, 2002. №1.1 п.л. -23-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU