УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кудинов О.А. Теоретические основы Учредительного собрания в России в 1917 году

// Журнал российского права, 2002, № 3.

 

Проблемы исторических корней идеи-теории Учредительного собрания в России получили достаточно полное и всестороннее освещение в трудах профессора А. Ф. Смирнова(1). Попытаемся продолжить данную тему и остановиться на вопросах теоретических основ Учредительного собрания в России непосредственно в революционном 1917 году.
Лозунг Учредительного собрания объединил все слои и политические силы российского общества, принявшие участие в Февральской революции. Идея созыва Учредительного собрания была поддержана и многократно подтверждена в бесчисленных заявлениях и резолюциях всех демократических, либеральных, национальных партий, союзов, движений. Даже социал-демократы - большевики, которые в каждом мероприятии Временного правительства усматривали "предательство народных интересов", из тактических соображений поддерживали идею созыва Учредительного собрания(2).
Более того, одним из главных лозунгов октябрьского переворота был лозунг скорейшего созыва Учредительного собрания и обвинение Временного правительства в затягивании решения этого вопроса. Но, как мы знаем, после прихода к власти отношение большевиков к Учредительному собранию резко изменилось.
Правые силы после Февральской революции и распада старой партийной системы консерваторов не были, по существу, организационно оформлены и никак себя активно не проявляли до корниловского мятежа. В литературе существует расхожее мнение о том, что они якобы были противниками Учредительного собрания(3). Однако такие утверждения не соответствуют действительности. Правые справедливо полагали, что условия войны, революции и вызванного ими острейшего социально-политического кризиса - не лучшее время для созыва Учредительного собрания и решения стратегических вопросов конституционного устройства и социально-экономического развития России. По их мнению, выборы в Учредительное собрание следовало отложить до окончания войны. В дальнейшем эта идея стала центральным пунктом конституционных программ Белого движения - отложить выборы в новое Учредительное (Национальное) собрание до победы в гражданской войне(4).
Учредительное собрание после утраты многими людьми психологической опоры, которую они находили в монархии, стало их заветной мечтой, соединенной с представлениями о лучшей жизни. На разрешение Учредительного собрания предполагалось вынести кардинальные вопросы государственной жизни: о мире, о земле, о форме правления и государственного устройства.
Уже находясь в эмиграции, правый эсер М.В. Вишняк вспоминал, что лозунг Учредительного собрания после Февральской революции стал "наиболее близким и дорогим для всех слоев и классов, партий и групп народа"(5). В лозунг или идею Учредительного собрания основные политические партии России вкладывали свое собственное содержание, ожидая от Учредительного собрания далеко не одних и тех же результатов.
Теоретические основы Учредительного собрания разрабатывали и обосновывали ведущие российские государствоведы - профессора, принадлежавшие в основном к партии кадетов: А.А. Боголепов, М.М. Винавер, В.М. Гессен, В.Ф. Дерюжинский, С.А. Котляревский, В.Д. Набоков, Б.Э. Нольде, А.Э. Нольде, Н.И. Лазаревский, А.И. Ивановский, В.В. Водовозов, К.Н. Соколов и др. Ими детально были проанализированы проблемы юридической природы Учредительного собрания, порядка организации выборов, объема полномочий, основных вопросов, подлежащих рассмотрению Учредительным собранием, включая проект Основных законов (Конституции) Российской республики, порядка открытия и работы Собрания и др.
Правоведы отмечали, что любая революция с точки зрения государственного права есть акт нелегитимный. И, соответственно, характер новой революционной власти - временный, до стабилизации конституционного строя путем народного волеизъявления. Наряду с референдумом тогдашнее конституционное право отдавало предпочтение Учредительному собранию как форме народного волеизъявления.
В этой связи, определяя юридическую природу Учредительного собрания, профессор В.В. Водовозов писал: "Почин их (учредительных собраний. - О.К.) созыва принадлежит обыкновенно временному правительству, которое издает и избирательный закон для них. Они всегда состоят из одной палаты и, по большей части, избираются на основе всеобщего избирательного права.
Им принадлежит вся власть учредительная, законодательная, исполнительная и судебная, во всей ее полноте. Они полновластны (суверенны), и никакая другая власть их законодательным образом не ограничивает. Поэтому их постановления не идут на утверждение какой бы то ни было другой власти, конечно, если само Учредительное собрание не постановит, что выработанная им конституция или какое другое постановленное ею мероприятие предварительно должно подвергнуться одобрению со стороны всенародного голосования. Другими словами, если оно добровольно не отдаст ее на референдум"(6).
В свою очередь профессор В.М. Гессен отмечал: "Учредительное Собрание, как нормальный орган пересмотра основных законов, известно государственному праву многих государств...
В совершенно ином положении находится Учредительное Собрание, исторически призванное к ликвидации великой революции, переживаемой Россией. И не только потому, что задача, решение которой выпадает на его долю, является исключительно огромной и всеобъемлющей, но и потому, что нет и не может быть той власти, которая бы имела право ввести эту задачу в определенные границы, связать его деятельность определенными, наперед установленными нормами. Учредительное Собрание революционной России необходимо будет учредительной (а не учрежденною) властью, неограниченно полновластным органом народной воли. В этом своем значении оно примыкает к длинной серии революционных Учредительных Собраний, отличающихся не столько по форме, сколько по существу от Учредительных Собраний, учрежденных действующим конституционным правом современных государств"(7).
Оценивая роль Учредительного собрания, профессор К.Н. Соколов подчеркивал: "Вся организация нашей правительственной власти является в полном смысле этого слова временной. Ее единственное призвание заключается в том, чтобы ведать государственные дела до того момента, когда из рук полновластного учредительного собрания Россия получит законное, постоянное правительство. Вывести нас из этого переходного состояния может только учредительное собрание, как законный выразитель народной воли"(8).
Достаточно сложной была задача разработки избирательного законодательства и организации избирательного процесса. В этой связи профессор Б.Э. Нольде предупреждал: "... выборы в Учредительное Собрание не есть приглашение принять участие в совершении какого-то суда, какого-то особого политического таинства, а есть ответственная задача, которая оставлена здравому смыслу русского народа; пусть он трезво и спокойно обдумает дорогу, по которой должна идти его будущая власть, ибо, если он поторопится, если вместо служения свободе, справедливости и порядку Учредительное Собрание будет служить произволу, несправедливости и смуте, то ведь некому будет расхлебывать кашу русской жизни, кроме как тому же русскому народу ..."(9).
Абсолютно единодушны были российские ученые в определении демократического характера избирательного права, но высказывали различные точки зрения о самой избирательной системе - мажоритарной или пропорциональной. В частности, профессор В.В. Водовозов отмечал: "Выборы будут производиться на основе всеобщего и равного избирательного права с прямым и тайным голосованием. Право голоса будет распространено на женщин, не будут его лишены и военные, в том числе и солдаты, находящиеся в окопах. Спорны только некоторые частности закона, хотя и весьма важные, - например, вопрос о том, будут ли выборы произведены по обычной системе избрания отдельных депутатов в отдельных округах по большинству голосов или по пропорциональной системе"(10).
Подобные мысли высказывал и профессор К.Н. Соколов: "Насколько можно судить, будущая избирательная система для выборов в учредительное собрание рисуется у нас как всеобщее и равное избирательное право для лиц обоего пола и со сравнительно и очень низким возрастным цензом. Весьма важным представляется, чтобы при составлении избирательного закона были приняты во внимание справедливые пожелания отдельных политических и национальных групп, и поэтому следует приветствовать решение Временного правительства привлечь к участию в работах организуемой им комиссии представителей всех, без исключения, существующих общественных организаций и политических партий ..."(11).
Наиболее полно проблемы избирательного права по выборам в Учредительное собрание были освещены в работах одного из основных авторов избирательного законодательства профессора В.М. Гессена: "Русское Учредительное Собрание и выборы в него" и "Основы конституционного права"(12).
Анализируя различные избирательные системы, он отмечал: "... В настоящее время в среде наиболее влиятельных политических партий становится преобладающей мысль о предпочтительности, по сравнению с одноименными выборами, выборов по спискам ... страна должна быть разделена на сравнительно небольшое число крупных избирательных округов; каждым округом избирается определенное, пропорциональное числу жителей, число депутатов ..."(13).
И далее: "То, что, по общему правилу, признается существенным недостатком пропорциональной системы, а именно, чрезмерное влияние партийных комитетов на результаты выборов, - в условиях русской действительности может, по их мнению, оказаться ее ценным преимуществом ... на том уровне политического развития, на котором находятся в России широкие народные массы, партийная организация всеобщих выборов является необходимым условием их технической осуществимости.
С другой стороны, только на основе пропорциональных выборов возможно соответственное представительство многочисленных и разнообразных групп, входящих в состав русского народа. О том, что эти группы должны быть соответственно представлены в Учредительном Собрании, казалось бы, двух мнений не может быть"(14).
Эта точка зрения, далеко не бесспорная, в конечном итоге возобладала, и в основу избирательной системы по выборам в Учредительное собрание была положена пропорциональная система(15).
Практически единодушны были российские ученые в определении объема полномочий Учредительного собрания. В частности, профессор В.В.Водовозов заметил: "В руках учредительного собрания будет вся полнота учредительной, законодательной, исполнительной и судебной власти.
Оно будет полновластным (суверенным). Никакая другая власть его не будет ограничивать. Все постановления учредительного собрания войдут в силу тотчас после их принятия учредительным собранием"(16).
Но в то же время, учитывая неограниченные полномочия Учредительного собрания, ученые предупреждали как об опасности узурпации им власти (что имело место во времена Великой французской революции), так и о преступности покушений на полномочия Учредительного собрания. Тот же В.В. Водовозов отмечал: "Можно сказать, что также учредительные собрания, будучи выразителями народной воли, являются неограниченными самодержцами. Фактически всякий самодержец - монарх ограничен степенью готовности подданных к повиновению, иначе говоря, - опасностью революции ...
Само собой разумеется, что соединение всех родов власти и ее неограниченность представляют большие опасности, при том почти одинаково, как в руках одного лица (монарха), так и в руках собрания, хотя бы и выбранного. Отдельный человек и собрание почти с одинаковой легкостью упиваются вином власти и делаются склонными к деспотизму"(17).
Подобную мысль высказывал и В.М. Гессен: "Для того, чтобы в народном признании найти необходимую опору для своей власти, Учредительное Собрание должно ее ввести в определенные правовые границы. Учредительное Собрание не может быть ограничено никем; поэтому оно должно само себя ограничить. Самоограничение должно быть осуществлено им в двояком направлении: во-первых, в разделении властей законодательной, правительственной и судебной, и, во-вторых, в точнейшем определении объема и содержания своего учредительного законодательства"(18).
Профессор К.Н. Соколов не без основания опасался другой крайности - покушения на власть Учредительного собрания (что, как известно, потом осуществили большевики): "... антидемократичной и, следовательно, контрреволюционной является по существу всякая попытка так или иначе подрывать авторитет будущих решений учредительного собрания и заранее готовить им противодействие или, путем каких-либо диктаторских мероприятий, узурпировать его державные права ... совершенно недопустимо, с чьей бы то ни было стороны, самочинное создание в области компетенции учредительного собрания каких-либо "совершившихся фактов"(19).
Были и другие опасения. Например, В.В. Водовозов отмечал, что "большим недостатком учредительного собрания будет то, что оно будет избрано не от всей России ... губернии, занятые немцами, принять участие в выборах не могут. Кроме того, на фронте выборы под гром орудийной канонады произойдут далеко не правильно. Далеко не при вполне нормальных условиях произойдут они даже и в остальной стране, из которой цвет населения отвлечен в армию"(20).
Поэтому, по мнению профессора, "... очень желательно, чтобы оно (Учредительное собрание. - О.К.) не забывало о тех ненормальных условиях, при которых оно избрано. Оно не должно цепляться за свою власть. Нет, как только страна войдет в более или менее нормальное русло, оно, - даже если к этому времени оно не успеет разрешить всех лежащих на нем задач, - должно будет признать себя распущенным и предложить стране произвести новые выборы, чтобы второе собрание, выбранное при более нормальных условиях, могло закончить его дело, имея на то совершенно правовое, уже совершенно неоспоримое полномочие от всей страны"(21). (Как мы отмечали ранее, эта мысль в дальнейшем легла в основу конституционных программ Белого движения.)
В связи с возможностью повторного созыва Учредительного собрания профессор Е.В. Спекторский напоминал: "Один из авторов французской конституции 1793 г. Кондорсе ... предполагал даже обязательно созывать новое учредительное собрание через каждые 20 лет, то есть с появлением каждого нового поколения, которое могло бы сознательно пересмотреть и усовершенствовать работу предшествующего поколения"(22).
Об иллюзии быстрого решения Учредительным собранием возложенных на него задач предупреждал профессор Б.Э. Нольде: "Давно уже и сотни раз было сказано, что от Учредительного Собрания будет зависеть будущая судьба России. Не будем напрасно преувеличивать. Всемогущество и всевластие по праву не является всемогуществом и всевластием на деле. ... Учредительное Собрание только средство улучшить или ухудшить положение, хозяином которого остается в конечном счете все тот же русский народ. ... Но Учредительное Собрание, если и не будет делать чудес, все же может самым существенным образом помогать или мешать народу в его работе. Для этой работы нужна свобода, нужна справедливость и нужен порядок. И тому, и другому, и третьему Учредительное Собрание может оказать величайшую пользу или величайший вред"(23).
Подобную же идею высказывал и В.М. Гессен: "... Наивно-нетерпеливая политическая мысль от Учредительного Собрания ждет и требует решения всех политических и социальных вопросов, главных и второстепенных, общих и специальных; ждет и требует коренного и всеобъемлющего, законченного преобразования политического и социального уклада России. На этом пути неизбежны разочарования; в одно историческое мгновение нельзя вместить предстоящую многим и многим поколениям созидательную работу"(24).
У российских ученых не было разногласий по поводу круга проблем, подлежащих рассмотрению Учредительным собранием. Как отмечал В.М. Гессен, "четыре проблемы повелительно встанут перед Учредительным Собранием ... демократическая конституция, местное устройство России, земельная реформа, реформа рабочего законодательства.
Наряду с этими основными проблемами Учредительному Собранию нельзя будет не заняться вопросами о войне и мире, о финансовой системе, о возрождении подорванного войной и внутренней разрухой народного хозяйства"(25).
В.В. Водовозов уточнял: "Оно должно будет выработать конституцию государства, - для этого оно и созывается. Но эта задача, при всей ее безграничной важности, все же менее настоятельна, чем некоторые другие ...
На очереди у нас уже давно стоит вопрос громадной важности, вопрос земельный. ... Не разрешить его в интересах народных масс - значит обмануть веру народа. Учредительное собрание этого сделать не может.
Наше экономическое благосостояние подорвано безумной политикой старой власти и ужасной войной. Финансы наши находятся в чрезвычайно критическом положении. Таким образом, учредительному собранию предстоит решить ряд сложных экономических и финансовых вопросов, вопросов, которые имеют самое жизненное значение для страны.
Вообще, объем задач, лежащих на учредительном собрании, весьма широк, можно сказать, безграничен"(26).
Анализируя проблемы организации работы Учредительного собрания, профессор В.М. Гессен писал: "Приступая к работе, Учредительное Собрание должно будет создать совокупность условий, обеспечивающих ее быстроту и успешность. Оно должно будет издать наказ, определяющий внутренний распорядок его занятий; создать национальную гвардию, стоящую на страже завоеванной народом свободы, охраняющую Учредительное Собрание, свободу его суждений и решений от всякого посягательства извне"(27).
Профессор К.Н. Соколов более подробно описывал возможный порядок работы Учредительного собрания: "Временное правительство, которое к тому моменту будет управлять Россией, сложит свои полномочия в руки народных представителей. Учредительное собрание силою вещей вынуждено будет прежде всего позаботиться об организации правительственной власти на время его заседаний. Может быть, оно продолжит полномочия того правительства, которое оно найдет в должности, может быть, оно предпочтет создать какую-нибудь новую правительственную организацию. После этого, - если только обстоятельства не потребуют от него немедленных мероприятий, связанных с окончанием войны, - оно неизбежно должно будет перейти к выполнению своей основной "учредительной" миссии"(28).
Таковы были общие идейные и теоретические основы Учредительного собрания в России. И как знать, какую судьбу приготовила бы России история, не разгони большевики Учредительное собрание.
 

Примечания
 

(1) См. подробнее: Смирнов А. Ф. Государственная дума Российской Империи 1906-1917 гг.: Историко-правовой очерк. М., 1998; Его же. От Земских соборов - к Учредительному собранию // Журнал российского права. 2000. N 1, 5, 10, 16, 17; Его же. Большие ожидания // Выборы. 2001. N 4; Итог // Там же. N 5; Его же. Вступительная статья и комментарии к кн.: Чернышевский Н. Г. Письма без адреса. М., 1983 и др.
(2) См. подробнее: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С.115, 187.
(3) См. подробнее: Знаменский О.Н. Всероссийское Учредительное собрание. История созыва и политического крушения. Л., 1976; Кузнецов И. И. Большевистская партия и Учредительное собрание. М., 1951; Рубинштейн Н. Л. К истории Учредительного собрания. М.-Л., 1931.
(4) См. подробнее: Акт об образовании Всероссийской Верховной власти 26 (8)-10 (23) сентября 1918 года //Архив русской революции. М., 1991. Т. 12. С.189-193; Обращение к населению Верховного правителя адмирала А. Колчака 18 ноября 1918 года // Известия Министерства земледелия. 1919. N 1. С.4; Наказ А. И. Деникина представителям Добровольческой армии о целях ее борьбы (начало мая 1919 года) // Белое дело. М., 1992. С.226.
(5) Вишняк М.В. Всероссийское Учредительное собрание. Париж, 1932. С.65.
(6) Водовозов В.В. Учредительное собрание. Пг., 1917. С.67.
(7) Гессен В.М. Русское Учредительное Собрание и выборы в него. Пг., 1917. С.20-21.
(8) Соколов К.Н. Учредительное собрание. Пг., 1917. С.19-20.
(9) Нольде Б.Э. Учредительное Собрание и его задачи. Пг., 1917. С. 22-23.
(10) Водовозов В.В. Указ. соч. С.70.
(11) Соколов К.Н. Указ. соч. С.20.
(12) См.: Гессен В.М. Основы конституционного права. Пг., 1918.
(13) Там же. С.10.
(14) Там же. С.12.
(15) См. подробнее: Положение о выборах в Учредительное собрание. Пг., 1917.
(16) Водовозов В.В. Указ. соч. С.72.
(17) Там же. С.68-69.
(18) Гессен В.М. Русское Учредительное Собрание и выборы в него. С. 10-11.
(19) Соколов К.Н. Указ. соч. С.25-26.
(20) Водовозов В.В. Указ. соч. С.72.
(21) Там же.
(22) Спекторский Е.В. Что такое конституция? М., 1917. С.15.
(23) Нольде Б.Э. Указ. соч. С.24.
(24) Гессен В.М. Указ. соч. С.22.
(25) Там же.
(26) Водовозов В.В. Указ. соч. С.50.
(27) Гессен В.М. Указ. соч. С.23.
(28) Соколов К.Н. Указ. соч. С.29-30.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU