УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Винокурова Екатерина Владимировна


Теория социального прогресса в российской социологической мысли второй половины- начала 20 веков

 

Специальность 22.00. 01- теория, методология и история социологии


Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук
 

Москва - 1999 г.
 

Работа выполнена на кафедре социологии Астраханского государственного педагогического университета
 

Общая характеристика работы

 

Актуальность темы исследования
Тема социального прогресса является стержневой в социологической мысли. На пороге третьего тысячелетия в эпоху глобальных трансформаций социальной жизни процессы, происходящие в обществе, требуют коренного переосмысления именно с точки зрения определения степени их прогрессивности, то есть выявления таких изменений в социальной сфере, при которых общество или его отдельные элементы переходят на более высокую ступень развития, что сопровождается смягчением социальных противоречий и конфликтов, упрочением социальных связей, улучшением условий жизни все более широких масс.
Существующие концепции социального прогресса не дают однозначного ответа на такие фундаментальные вопросы, как определение того, что считать прогрессивным, а также каковы его субъекты, причины, цели, факторы, типология. Кроме того, поиски "формулы" прогресса связаны также с исследованием таких проблем, как роль личности в социальном прогрессе, социальные и индивидуальные издержки, допустимые для достижения той или иной стадии.
Идея прогресса являлась одним из метатеоретических оснований российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков. Существовало магистральное направление обществоведческих построений, связанное с решением вопросов о месте России в мировом историческом процессе и о формообразуюших началах русского культурно-исторического типа. Социально востребованным является решение этих вопросов и в настоящее время. Это объясняется тем, что Россия всегда су-ществовала в условиях пограничности западного и восточного начал, ра-ционалистической и христианской традиций, не принимала однозначно ни капитализма, ни социализма как идеалов прогрессивного развития. Поэтому идентификация происходящих в ней процессов в соответствии с их прогрессивностью была особенно трудной. Проблема подобной идентификации стоит перед Россией и в настоящий момент.
Кроме того, в переломные эпохи для России всегда было важно выявить те аспекты ее социального развития, которые помогли бы ей занять достойное положение в ряду мировых цивилизаций.
В поисках ответов на данные вопросы российская социология обращается к концепциям прогресса .более раннего периода с надеждой определить идейные параллели, так как научные достижения некоторых представителей российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков (особенно религиозного типа) не были достаточно исследованы советской историко-социологической практикой. Исходя из этого, актуальность исследования определяется следующими обстоятельствами:
во-первых, необходимостью рассмотрения общей эволюции теорий социального прогресса в российской социологической мысли как секуляр-но-рационалистического, так и религиозного типа;
во-вторых, социально-практической значимостью теорий социального прогресса, разработанных российской социологической мыслью исследуемого периода, так как их изучение способствует выявлению тех особенностей русского национального сознания, которые детерминировали ее общественное развитие. Только при таком подходе весь исторический опыт России, включая и семидесятилетний социалистический период, и процессы, происходящие в современной России, не покажутся исторической случайностью;
в-третьих, необходимостью выявления специфики подходов к анализу проблем социального прогресса в российской социологической мысли конца 19 - начала 20 веков, как одного из наиболее плодотворных периодов развития социологии в России.
Степень научной разработанности проблемы исследования
Исследование проблемы социального прогресса опирается на обширную теоретико-методологическую базу как в зарубежной, так и в отечественной науке.
Проблематика социального прогресса исследуется представителями социальной философии, философии истории и социологии. Но, рассматривая одну и ту же социальную реальность (в данном случае социальный прогресс), эти науки отражают её с разных сторон, фиксируют ее различные аспекты и срезы.
Так, если в социальной философии исследуются общие законы социальной динамики человеческого общества, которые привели его на данную ступень социального прогресса, то целью социологического подхода является анализ конкретных и относительно завершенных социальных элементов, развитие которых позволит обществу перейти на более высокую ступень развития.
Одной из специфических черт всей российской социологической мысли является тесная связь социального и социально - философского подходов, что накладывает определенный отпечаток при определении ею факторов, субъектов, типологии социального прогресса.
Тема социального прогресса является определяющей в социологической мысли рубежа 19-20 веков. В ней доминировали два подхода: прогресс как индустриальное, технологическое развитие и эволюция духовно-нравственного начала.
Так, с позиций географического и биологического детерминизма ис-следоваш проблемы социального прогресса представители натуралистического направления российской социологической мысли Л.И. Мечников, А.И. Стронин, П.Ф. Лилиенфельд.
Большой вклад в исследование таких проблем социального прогресса, как роль личности в общественном развитии, экономической детерми-
нанты этого развития, его нравственно-ценностных аспектов внесли пред-ставители субъективного', психологического2 направлений российской социологической мысли.
Всестороннее освещение с позиции методологического плюрализма вопросов, связанных с причинами, факторами, законами социального движения, дано в работах М.М. Ковалевского.3
Заложенная им методология анализа была продолжена и обогащена в трудах П.А. Сорокина.4 Он одним из первых российских социологов включил в анализ социального прогресса вопрос, связанный с соотношением прогресса и счастья.
Проблематика социального прогресса исследовалась также представителями российской социально-философской мысли. Содержащиеся в их трудах выводы предполагали и частично имели социологическую интерпретацию.
В этом отношении особенно важное место занимает первая половина 19 века, так как именно в этот период в российской социальной философии были впервые сформулированы ответы на такие вопросы, как что понимать под социальным развитием и как оно должно осуществляться. В исследованиях П. Я. Чаадаева^, В. Ф. Одоевского6, а также славянофилов (А. С. Хомякова, И. В. Киреевского, К. С. Аксакова, Ю. Ф. Самарина)7 и
' Лавров П. Л. Исторические письма // Философия и социология. Избр. произведения. В. 2-х тт. М., 1965. Т.2.; Ткачев П. Н. Что такое партия прогресса? (Пр поводу "Исторических писем" П. Л. Миртова) //Сочинения. В 2-х тт. М., 1976. Т. 1. С. 461-527.
' Кареев Н. И. Основные вопросы философии истории. В 2-х тт. М., 1883. Т. 1; Кареев Н. И. Моим критикам. Зашита книги "Основные вопросы философии истории". Варшава, 1884. Кистяковский Б. А. В заши-ту права //Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М.. 1909. С. 125-155; Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991; Хвостов В. М. Социология. Введение. М, 1917. Ч. I; Хвостов В. М. Теория исторического процесса. Очерки по философии и методологии истории. М., 1919. 3 Ковалевский М. Социология. Спб. 1910. " Сорокин П. Человек. Цивилизация. Обшество. М., 1992.
* Чаадаев П. Я. Философические письма //Сочинения. М., 1989. С. 15-139: Чаадаев П. Я. Письмо к А. И. Тургеневу 1 мая 1835 гола // Там же. С. 371-375; Чаадаев П. Я. Собр. соч. 'Под ред . Гершензона. М.. 1913. Т. I. 6 Одоевский В. Ф. Русские ночи. //Соч. в 2-х тт. М., 1981. Т. 1. С. 31-248;
Хомяков А. С. Мнение иностранцев о России // О старом и новом. Статьи и очерки. М., 1988; Киреевский И. В. Сочинения в 2-х тт. М..1911; К. С. Аксаков. О русском воззрении. //Сиолкина Н. С. Россия ч
западников (В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского)8 были сформулированы два мировоззренческих подхода (секулярно-рационалистический и религиозно-мистический), которые в концепциях социального прогресса подавляющей части российских мыслителей будут во многом определять выбор типа, критериев, целей, факторов общественного развития в социологических концепциях российских мыслителей второй половины 19 - начала 20 веков.
Проблематика социального* прогресса являлась стержневой в социологических воззрениях почвенников ( Н. Я. Данилевского, Н. Н. Страхова, К. Н. Леонтьева и других)9. Их объединял интерес к проблеме исторических перспектив России и всей общечеловеческой цивилизации с точки зрения теории "культурно-исторических типов" (Н.Я. Данилевский)Логическое развитие исследования проблем прогресса в свете теории культурно-исторических типов произошло в начале 20 века в творчестве евразийцев П. Н. Савицкого и П. Л. Карсавина.
Им противостояли социальные философы, рассматривавшие проблемы прогресса в духе христианского эволюционизма (В. В. Розанов,
Запад в отечественной публицистике 19 века. Хрестоматия в 2-х гг. М., 1995; Самарин Ю. Ф. О мнениях "Современника" исторических и литературных //Избранные произведения. М., 1996. С. 4! 1-483. 8 Белинский В. Г. Письмо к Боткину 27 июня 1841 года //Полное собр. соч. в 13-ти тт. М., 1953-1959. Т. 12. С. 49-56; Белинский В. Г. Рецензия на "Сельское чтение" //Ук. соч. Т. 10. С. 365-373; Герцен А. И. С того берега //Собр. соч. в 30-ти тт. М., 1955. Т. 6. С. 7-144; Чернышевский Н. Г. Антропологический принцип в философии. //Русская философия второй половины 19 века. Хрестоматия в 2-х ч. Свердловск, 1991. Ч. 2. С. 18-149.
9 Данилевский Н. Я. Россия и Европа. Санкт-Петербург, 1995: Страхов Н. Н. Жизнь и труды Н. Я. Данилевского. //Н. Я.. Данилевский. Ук. соч. С. XXI-XX1V: Страхов Н. Н. Мир как целое. Спб., 1892; Леонтив К. Н. Византизм и славянство // Записки отшельника. М., 1992. С. 19-190; Леонтьев К. Н. Восток, Россия и славянство. М., 1855; Буташевич-Петрашевский М. В. Карманный словарь иностранных слов //Философские к общественно-политические взгляды петрашевцев. М.,1953. С. 121-358; Григорьев Ап. А. Парадоксы органической критики (письма Ф. М. Достоевскому) //Авдеева Л. Р. Русские мыслители: Ап. Григорьев. Н. Я. Данилевский, Н. Н. Страхов. (Философская культурология второй половины 19 века). М.. 1992. С. 140-156: Достоевский Ф. М. Зимние заметки о летних впечатлениях. //Собр. соч. в 15-ти тт. Л.. 1989. Т. 4. С. 388-451.
10 Савицкий П. Н. Евразийство. //Философские науки, 1991. № 12. С. 109-122; Карсавин Л.П. Философия истории. Берлин, 1923.
В. С. Соловьев, Н. О. Лосский, Н. Ф. Федоров, Е. Н. Трубецкой, Г. В. Фло-ровский, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк). "
Таким образом, вклад представителей российской социологической мысли 19 - начала 20 веков в исследовании проблематики социального прогресса был реализован в создании следующих парадигм социального прогресса - эволюционистской, исходившей из признания единства и целостности путей общественного развития, и плюралистической, исходной точкой которой была множественность как в определении субъектов, так и факторов социального развития.
Отмечая несомненную научную ценность указанных выше исследований, надо сказать, что они не носят парадигмального характера. В таких исследованиях и были сделаны отдельные попытки сравнительного анализа теорий социального прогресса, недостаточно прослеживаются общеэволюционные линии развития этих теорий на протяжении второй половины 19 - начала 20 веков.
Все это вместе взятое обусловило выбор цели, задач, объекта и предмета диссертационного исследования.
Цель диссертационного исследования - определение направлений развития и эволюции теорий социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков.
Реализация цели исследования потребовала решения следующих задач:
" Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли 19-начала 20 вв. I/O России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.,1990. С. 43-272; Бердяев Н. А. Судьба РОССИИ. Самосознание. Ростов-на-Дону, 1997; Бердяев Н. А. Судьба человека в современном мире //Новый мир. 1990. №1. С. 207-232; Федоров Н. Ф. Философия "общего дела" (отрывки) //Русская философия конца 19-начала 20 вв. Антология. 1993; Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994; Булгаков С. Н. Основные проблемы теории прогресса //Соч.: В 2-х тт. М., 1993. Т. 2.; Франк С. Л. Этика нигилизма //Вехи... С. 175-210. Розанов В. В. Эмбрионы //Юность. 1990. Л» 11. С, 2-й: Розанов В. В. Религия и культура // Религия. Философия. Культура. М., 1992. С. 11-241; Соловьев В. С. Значение государства // Философская публицистика. Чтения о богочеловечестве. В 2-х тт. М., 1989. Т. 2. С. 549-562; Философский словарь Владимира Соловьева. Ростов-на-Дону, 1947; Соловьев В. С. Собр. соч. Спб., 1901-1903. Т. 5.: Лосский Н. О. Характер русского народа. Кн.1,2. Посев. 1990; Трубецкой Е. Н. Смысл жизни. М.,1994: Флоровский Г. В. Вечное и преходящее в учении русских славянофилов. //Начала. 1991. № 3. С. 30-50.
* показать типологию теорий социального прогресса, разработанных российской социологической мыслью на протяжении второй половины 19 - начала 20 веков;
* выявить специфику и эволюцию решения проблемы человека как субъекта социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков;
* уточнить содержание понятий "человечество" и "культурно-
в
исторический тип" как субъектов социального прогресса и рассмотреть изменение соотношения этих понятий в теориях социального прогресса российских мыслителей указанного периода;
* показать основные подходы в определении исторической миссии России как субъекта прогресса в теориях социального прогресса, разработанных российскими мыслителями в исследуемый период;
* выявить эволюцию исследования вопроса о факторах социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков;
* показать, с какими элементами социального прогресса связан анализ проблемы о соотношении исторического процесса и социального прогресса в отечественной социологической мысли исследуемого периода в рамках перехода от эволюционизма к плюралистическому мировоззрению.
Объект исследования - теории социального прогресса, разработанные российской социологической мыслью во второй половине 19 - начале 20 веков.
Предмет исследования - эволюция теорий социального прогресса в российской социологической мысли на протяжении второй половины 19 -начала 20 веков.
Теоретическую и методологическую основу диссертации составляют: принципы историко-социологического анализа (объективность, системность, историзм), диалектический подход, что позволило рассмот-
10
реть теории социального прогресса российских мыслителей не только в статике, но и в динамике. Кроме того, при рассмотрении проблемы исследования мы опирались на общетеоретические концепции социального прогресса, разработанные в трудах современных ученых.12
Источниковедческую базу диссертационного исследования составляют труды П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева, Н.И. Кареева, Б.А. Кистяков-ского, П.И. Новгородцева, В.М. Хвостова, М.М. Ковалевского, П. Сорокина, П.Чаадаева, В.Ф. Одоевского, А.С Хомякова, К.С. Аксакова, Ю.Ф Самарина, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, Н. Я. Данилевского, Н.Н. Страхова, К.Н. Леонтьева, М.В. Буташевича-Петрашевского, Ап. Григорьева, Ф.М. Достоевского, П.Н. Савицкого, Л.П. Карсавина, В.В. Розанова, B.C. Соловьева, Н.О. Лосский, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Н.Ф. Федорова.
Основные научные результаты, полученные лично соискателем и их новизна:
* дан теоретический анализ концепций социального прогресса, разработанных российской социологической мыслью во второй половине 19 -начале 20 веков. В их числе: эволюционистские, плюралистические и "переходные", в которых выявляются и эволюционизм, и плюрализм как методологические подходы;
* в решении проблемы человека как субъекта социального прогресса в российской социологической мысли исследуемого периода выявлена
12 Анисимов А. Система цивилизационных кодов и,глобальная динамика // Россия 21. М., 1996. № 3-4. С. 62 - 70.; Валперстайн И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда не изменяется? // Соц. Ис. 1997. № 1. С. 8-21; Васильева Т.С. Сущность и смысл истории . Пермь, 1996; Гртшн Л.Е. Философия и социология истории: некоторые закономерности истории человечества. Волгоград, 1995; Злобнн Н.С. Культура и общественный прогресс. М., 1997.; Кантор К.М. Четвертый виток истории // Вопросы философии. 1996. № S. С. 19-41; Кантор К.М. История против прогресса. М., 1992.; Ковалев В.И. Новые подходы к альтернативной парадигме общественного развития // Формирование новой парадигмы обществоведения. М.. 1996. С. 56-61; Мчедлова М. М. Понятие цивилизации: генезис, эволюция, методологическое значение //Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты. М., 1998. С. 17-29; Федотова В.Г. Локальное воздействие на глобальные трансформации в свете изменения научных представлений о социальном развитии /У Философские науки. 1997. jfs 1. С. 16—25; Хатунцев С.В. Этапы освоения циви-лизационных ниш и перспективы исторического процесса II Соц. Ис. 1996. С. 125-128: Юдин Э.Г. Сие-
такая особенность, как социологический антииндивидуализм, который эволюционировал от идеи жертвенности и самоотречения к тезису о выведении человека из общественного развития;
* уточнено содержание понятий "человечество" и "культурно-исторический тип" как субъектов социального прогресса, выявлено изменение соотношения этих понятий в теориях социального прогресса российских мыслителей второй половины 19 - начала 20 веков. Причем наблюдается тенденция перехода от противопоставления человечества культурно-историческому типу к признанию их равноценными субъектами социального прогресса;
* показано, что в теориях социального прогресса в исследуемый период Россия как субъект прогресса не была выделена в отдельное равноценное культурно-историческое образование;
* в исследовании факторов социального прогресса в творчестве представителей российской социологической мысли второй половины 19 -начала 20 веков отмечается эволюция от монизма к плюрализму;
* выявлены элементы эволюционизма (плоский эволюционизм, исторический оптимизм, логика, закономерность, целенаправленность общественного развития, рационализм, фетишизация будущего) и плюралистического мировоззрения (мультилинейность, циклизм, дискретность, алогизм общественного развития, причинность как внутренняя детерминация общественных явлений, исторический пессимизм, провозглашение ценности настоящего момента) при решении вопроса о соотношении исторического процесса и социального- прогресса в творчестве представителей российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков.
Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть применены при изучении концепций социально-
темный подход и принцип деятельности. М., 197S.; Яковец Ю.В. Формирование постиндустриальной парадигмы: Истоки и перспективы//Вопросы философии. 1997. № 1. С. 13-17.
го прогресса других хронологических периодов, а также при осмыслении процессов, происходящих в современной России, выявлении их логики и закономерностей. Материачы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы при чтении нормативных и специальных курсов по истории социологии, философии истории и т.д.
Апробация работы. Основные положения диссертации отражены автором в публикациях и выступлениях диссертанта на ежегодных итоговых научно-практических конференциях Астраханского государственного педагогического университета в 1997, 1998, 1999 гг. Диссертация была обсуждена на кафедре социологии Астраханского государственного педагогического университета и на кафедре социальной политики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, разделенных на два параграфа, заключения и библиографического списка.
Основное содержание диссертации
Во "Введении" обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее разработанности в истории социологии, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, обозначаются теоретико-методологическая основа работы, степень научной новизны и практическая значимость полученных результатов.
В разделе 1 "Триада "человек - культурно-исторический тип - человечество" в теориях социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков "рассматривается социологическое содержание этих понятий как основных субъектов социального прогресса.
В диссертации выявляются те особенности антропоцентризма и их эволюции в российской социологической мысли, которые оказали влияние на решение проблемы человека в теориях социального прогресса.
Автор делает вывод о том, что проблема человека как субъекта социального прогресса не была решена в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков с индивидуалистических позиций, что выявилось в противоречии между этическим индивидуализмом и социологическим антииндивидуализмом в творчестве русских мыслителей.
С одной стороны, с позиций этического индивидуализма были разработаны концепции "цельного" человека.
С другой стороны, сами методологические основы (органицизм. религиозный принцип), на которых базировалось большинство этически;^, моделей, разработанных русскими мыслителями, способствовали возникновению социологического антииндивидуализма.
В диссертации отмечается, что социологический антииндивидуализм был обусловлен первичностью социального идеала по отношению к идеалу нравственному как общему направлению российской социальной мысли.
Хронологически это отразилось в теориях социального прогресса в следующих тенденциях.
- конкретным субъектом социального прогресса у большинства рос сийских обшествоведов выступает не отдельная человеческая личность, а

общество как некая социокультурная общность, чему способствовал коллективизм как черта русского национального самосознания. Место конкретного человека могло занимать и государство, причем тяготение к идее сильного, централизованного государства можно наблюдать у представителей различных, порой совершенно полярных по другим вопросам направлений российской социальной мысли (западники, младшие славянофилы Н Я Данилевский. К. Н. Леонтьев, историк С. М. Соловьев, предста-
витель философии всеединства, оппонент Данилевского по теории культурно-исторических типов Вл. С. Соловьев, евразийцы);
- социальный идеал смешивается с этическим, что выражается в не-различенни в социологической мысли человека и гражданина;
- в социальный идеал человека вводятся элементы самоотречения, жертвенности, аскетизма, отрицание значимости материального благополучия (П.Я. Чаадаев, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, В. Г. Белинский, С. М. Соловьев, Ф. М. Достоевский, Вл. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, социалистические учения), а затем и всей земной жизни (К. Н. Леонтьев);
- выведение человека из исторического процесса (Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, Н. Н. Страхов, В. В. Розанов);
- борьба человека с обществом, признание антагонистичности критериев прогресса человека и общества, то есть прогресс общества оказывается регрессом человека как личности (Н. К. Михайловский, П. Н. Новгородцев. Л. Н. Толстой, Н. А. Бердяев);
- расхождение идеалов человека и реальной действительности, что приводит к созданию совершенно фантастических моделей человека в социологических концепциях философов всеединства, русского космизма.
Кроме проблемы человека как субъекта социального прогресса в творчестве отечественных мыслителей указанного периода исследуются такие массовые субъекты социального прогресса, как человечество в целом и культурно-исторический тип (отдельное национально-культурное образование). В диссертационном исследовании выявляется наполнение этих субъектов прогресса новым содержанием и изменение их соотношения в концепциях социального прогресса отечественных мыслителей ис-следуемого периода.
Так, еще в начале 19 века в российской обшествоведческой мысли как план-установка разрабатывается концепция единства человеческого рода, человечество как единый социальный организм рассматривалось в
качестве реальной движущей силы социального прогресса. К концу 19 века понятие "человечество" было наполнено новым, более реалистичным содержанием, так как в условиях начавшейся глобальной интернационализации жизни единство человеческого рода начинает ощущаться более полно и остро.
В концепциях отечественных мыслителей уже в первой половине 19 века особое место стало уделяться другим субъектам социального прогресса - культурно-историческим типам, что означало переход от плоского эволюционизма, господствовавшего в 19 веке, к плюралистическому мировоззрению 20 века, признающему, что действительность состоит из многих сущностей, не образующих абсолютного единства. Это можно проследить в постепенном смещении акцентов в определении того, что считать основным субъектом прогресса, со всего человечества на отдельный "народный организм*. Так, западники и славянофилы признавали в качестве субъекта прогресса все человечество в целом, но считали реальным носителем истории народ как отдельное национально-культурное образование. При чем славянофилы настаивали на уникальности каждого из таких образований.
В дальнейшем переход к плюралистическому мировоззрению проявился в противопоставлении человечества и культурно-исторического типа, акцентировании их антагонистичности в концепциях прогресса An. Григорьева, и, особенно, Н. Я. Данилевского. Но даже Данилевский фактически не смог полностью отказаться от понятия "человечество", что означало незавершенность перехода от эволюционистского мировоззрения к плюралистическому, да и объективно он не мог быть завершен в 19 веке в условиях господства эволюционизма. Логическое завершение процесса перехода к новой парадигме мышления отразилось в социологической концепции евразийцев, у которых общечеловеческий план исторического
16
развития полностью исчезает и заменяется дискретными национально-культурными образованиями.
Во второй половине 19 века содержание понятия "культурно-исторический тип" меняется от этически-религиозного к сциентистски-материалистическому , лишенному нравственной оценки. Так, если старшие славянофилы, противопоставляя Россию Европе, основывались на чисто этических , духовных различиях, то у Данилевского главное содержание понятия "культурно-исторический тип" составляют особенности национального характера, у Леонтьева - государственные и церковные начала, у евразийцев - государственные и географические факторы.
Представители христианского эволюционизма, критиковавшие теорию культурно-исторических типов, в частности Вл. Соловьев, не отвергали само это понятие полностью. Но Соловьев рассматривал его с позиций чистой эмпирии, опять же лишенным нравственного значения, и, таким образом, второстепенного, а человечество наделял более высоким онтологическим статусом.
К концу 19 века и человечество, и нации стали реально существующими социокультурными явлениями. Тем закономернее выступала перед российской социологической мыслью необходимость преодолеть противопоставление "человечество - культурно-исторический тип". Попытки этого встречаются у Н. Н. Страхова и Ф. М. Достоевского, но окончательно снять это противопоставление удалось Н. А. Бердяеву. Сделать это ему позволило то, что он придал национальностям высокий онтологический статус. Он пишет: "И в царствие Божьем должно мыслить совершенное и прекрасное существование...наций-индивидуальностей" 13, и таким образом, делает, в отличие от Вл. Соловьева, национальности положительным субъектом Боюче.юьеческого процесса .
' Бердяев Н. А. Судьба России. Самосознание. Ростов-на-Доку. 1997. С.84.
17
Особое место в российской социологической мысли уделяется определению места России в качестве равноправного субъекта социального прогресса. Но до конца с этой задачей российским мыслителям справиться не удалось. Фактически всю первую половину 19 века разрабатывались концепции взаимодополнительности западноевропейских и исконно-русских начал, и, таким образом, Россия в отдельный культурно-исторический тип не выделялась. Российский мыслители затруднялись в поиске реальных оснований для -выделения современной им России в отдельное национально-культурное образование. И во второй половине 19 -начале 20 вв. многие из них указывали на болезнь подражательности, которая характерна для России, что мешает в выработке ею самобытных начал. Они указывают на якобы нетворческий характер русской нации, высшую степень поляризованности как отличительную черту русского национального характера.
Таким образом, собственно Россия не была выделена в отдельное социокулыурное образование, что говорит о том, что в этом аспекте переход от эволюционизма к плюралистическому мировоззрению в российской социологической мысли не был завершен. Элементом эволюционизма можно также считать тот факт, что у ряда русских мыслителей можно выявить идеи национальной исключительности России, противопоставление ее остальным народам, не до конца преодоленный великодержавный шовинизм.
Во разделе 2 "Факторы социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 — начала 20 веков" отмечается, что вторая половина 19 - начало 20 веков характеризуются поиском универсального фактора, критерия социального прогресса, по выражению П. Сорокина, "вполне совпадающего с историческим развитием, а. следовательно, показывающих реальность прогресса" 14. Наличие таких факторов в
" Сорокин П. Человек. Общество. Цивилизация. С. 510.
общественном развитии должно было, по мнению отечественных мыслителей, способствовать движению общества к целостности, единству, преодолению социальных конфликтов.
В российской социологической мысли исследуемого периода, развивающейся в русле позитивизма с присущим ему сциентизмом, критерии социального развития носили секуляризованный характер.
На раннем этапе развития российской социологической мысли в качестве критериев социального прогресса могли выступать не только социальные факторы, но и географические особенности (Мечников) или биологические закономерности (Стронин, Лилиенфельд).
Далее поиски универсального критерия социального прогресса были связаны со становлением субъективного метода в российской социологической мысли. Представители этико-субъективного, психологического, неокантианского направлений отечественной социологической мысли, а также "легальные марксисты" считали, что единственным критерием социального прогресса будет развитие человеческой личности.
В диссертации отмечается, что, в соответствии с традицией, заложенной еще российской обществоведческой мыслью первой половины 19 века, в исследуемый период не получили распространение идеи о росте материального благосостояния человека как о факторе социального развития. Развитие этого фактора , а также таких качеств в человеке, как прагматизм, расчетливость, утилитаризм, по мнению отечественных мыслителей, разъединяет людей. Напротив, способствует достижению целостности общества рост солидарности, взаимопомощи, равенства, которые Мечниковым, М. М. Ковалевским, П. Н. Ткачевым исследуются как факторы социального прогресса.
Кроме того, в российском позитивизме личное совершенствование могло пониматься как развитие творческих способностей человека (с метафизических позиций эта идея была переработана Бердяевым) , у Е. де
Роберти - как развитие знаний, у Б. А. Кистяковского - как развитие пра-восознания, которые также рассматривались как факторы социального прогресса.
С распространением марксистских идей связано исследование экономической детерминанты в качестве фактора социального прогресса П. Н. Ткачевым и П. Л, Лавровым.
У части народничества, русских марксистов как фактор социального прогресса рассматривалась революция (впервые эта идея в российской обществоведческой мысли была предложена декабристом П. Пестелем и поддержана революционным крылом западничества). Против толкования революции как единственного фактора социального прогресса выступали М. М. Ковалевский, Е. де Роберти, П. Сорокин.
В конце 19 - начале 20 веков у представителей российской религиозной социологической мысли возрождалось, в противовес секулярным, представление о метафизических, религиозных факторах социального прогресса. В качестве такого фактора могло выступать христианство, модернизированное в соответствии с принципами соборности, всеединства (Вл. Соловьев, Н. А. Бердяев), аскетизма (К. Н. Леонтьев), религиозного имманентизма (Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, В. Розанов). В качестве одной из главных составляющих этого фактора мог выступать принцип Любви, понимаемый не только как любовь к Богу, но и как любовь родственная, братская (Ф. М. Достоевский), либо даже связывающий любовь с полом, панэротизмом (С. Н. Булгаков, В. В. Розанов, Вл. Соловьев, Н.А. Бердяев).
Попытки синтеза перечисленных выше подходов к поиску критериев социального прогресса были предприняты М. М. Ковалевским ц П. Сорокиным.
М. М. Ковалевский, разработавший плюралистическую теорию, придерживался идеи многофакторности в объяснении социальных явлений и
20
социального прогресса. Он писал о том, что "следует говорить не об одно-стороннем влиянии, а о взаимодействиях, взаимно оказываемых друг на друга всеми явлениями, из которых слагается общественная жизнь".15 Из этого следует, что Ковалевский был близок к функционализму как методу анализа социальных явлений, характерному для плюралистического мировоззрения 20 века.
П. Сорокин пытался выявить такой компонент, который присутствует во всех факторах общественного развития, исследуемых его предшественниками, и который, таким образом, стал бы универсальным критерием социального прогресса. Таким критерием, по мнению Сорокина, является достижение счастья, несмотря на всю субъективность этого понятия. Для того, чтобы счастье стало действительным критерием социального прогресса, Сорокин предлагает синтезировать оба подхода к поиску критериев социального прогресса как эвдемонистические, так и игнорирующие принцип счастья.
Таким образом, в исследовании критериев социального прогресса в российской социологической мысли исследуемого периода наблюдается эволюция от монизма к плюрализму.
В разделе 3 "Соотношение исторического процесса и социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков" отмечается, что исследование этого вопроса было связано с изучением таких элементов социального прогресса, как движение, цель, идеал, причина, закономерность.
С позиций эволюционизма, позиции которого были очень сильны в российской социологической мысли до последней трети 19 века, вопрос о соотношении исторического процесса и прогресса решался таким образом: используются эволюционистские категории логики, закономерности, причинности исторического процесса, эволюционистское понимание идеала
" Ковалевский М.М. Социология. 1910. Т. 1. С. 15.
прогресса как достижимой цели. Модель прогресса в этом случае выступает в виде однонаправленного к идеалу процесса, и даже в мультилинейных концепциях социального прогресса долгое время сохранялся общечеловеческий план исторического развития. В рамках эволюционизма модели социального прогресса носят оптимистический характер.
В последней трети 19 века решение вопроса о соотношении исторического процесса и прогресса пересматривается с антиэволюционистских и антипрогрессистских позиций, характерных для плюралистического мировоззрения. Это выразилось в том, что:
- во-первых, пересматривается эволюционистское понимание категорий цели и идеала прогресса. Причем, ряд мыслителей (А. И. Герцен, Ап. А. Григорьев, Н. Я. Данилевский) вообще выводят эти категории из своих концепций прогресса. Во второй половине 19 века в рамках этой же тенденции достижение идеала прогресса некоторые мыслители объявляют по ряду причин невозможным и даже вредным. Вместо этого выдвигается идея бесконечного совершенствования. Целью исторического процесса становится не будущее, а настоящее. Таким образом, фетишизация будущего, характерная для эволюционизма, заменяется провозглашением ценности настоящего момента (В. М. Хвостов, П. Н. Новгородцев, П. Л. Лавров, философы всеединства). •
- во-вторых, сторонники теории культурно-исторических типов пересматривают категорию причинности в историческом процессе, которая стала пониматься не как внешняя, а как внутренняя детерминация какого-либо явления.
- в-третьих, о разрушении эволюционистской парадигмы свидетельствовал и набирающий силу в социологических концепциях антирационализм, пересмотр эволюционистских понятий логики, закономерности исторического процесса. Это выразилось во введении бессознательных факторов в исторический процесс. Причем, трагизм истории, связанный у
А. И. Герцена с введением бессознательных факторов в исторический процесс, сменяется воспеванием бессознательных сторон исторического процесса у младших славянофилов. Кроме того, в рамках плюралистической модели прогресса в исторический процесс вводятся категория случайности (Н. И. Кареев, М. М. Ковалевский).
- в-четвертых, пересматривается однолинейная эволюционистская схема развития, что могло находить выражение в критике идеалов "автоматического" прогресса, европоцентризма, однолинейности, единообразия. Сторонниками теории культурно-исторических типов критика однолинейности, единообразия была отождествлена с критикой понятия "человечество".
- в-пятых, были построены более сложные модели прогресса, в которых элементы эволюционизма сочетаются с мультилинейностью, циклиз-мом. К. Н. Леонтьев и евразийцы дали культур-философское обоснование циклизма в историческом процессе.
О переходе к плюралистической парадигме свидетельствовало также нарастание пессимистических тенденций, антипрогрессизм в социологических концепциях отечественных мыслителей конца 19 - начала 20 вв. В первой половине 19 века это выражалось в бессознательном антипрогрес-сизме, который мог выявляться в тенденции определения застойности как блага и идеалов прогресса в прошлом у славянофилов. Эти идеи были подхвачены мыслителями второй половины 19 века (К.Н. Леонтьев, Н.К. Ми-хайловский, Л.Н. Толстой, Н.Ф. Федоров). Крайним выражением этих тенденций был эсхатологический катастрофизм К.Н. Леонтьева, П.И. Новго-родцева, Вл. Соловьева, Н. Федорова, Е.Н. Трубецкого, который был преодолен позитивным эсхатологизмом Н.А. Бердяева и С.Н. Булгакова.
Таким образом, в теориях социального прогресса в российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков, шли процессы, которые свидетельствовали о переходе от плоского эволюционизма к -23- плюралистичекому мировоззрению.
В целом, до Н. Я. Данилевского все концепции социального прогресса, выработанные отечественными мыслителями, можно назвать эволюционистскими с элементами плюрализма. А теория прогресса Данилевского, напротив, - плюралистическая с непреодоленным эволюционизмом.
Тенденции дискретности исторического процесса, характерной для плюралистического мировоззрения в российской социологической мысли конца 19 - начала 20 веков противостоял христианский эволюционизм Вл. Соловьева, Н.Ф. Федорова и других российских религиозных мыслителей. Но и их модели прогресса, несмотря на эволюционизм, не были возвращением к классическим эволюционистским моделям прогресса, так как выступали с позиций религиозного мистицизма. Кроме того, с представителями теории культурно-исторических типов их объединяла принципиаль-ная критика однолинейности, одна система ценностей.
В "Заключении" диссертации приведены итоги работы и обозначены перспективы изучения проблемы социального прогресса в социологии. • В работе проанализированы основные тенденции и специфика в рассмотрении триады "человек - культурно-исторический тип - человечество" как основных субъектов прогресса в русской обществоведческой мысли 19 - начала 20 веков. Автор отмечает, что достаточно часто место конкретного человека как субъекта прогресса в этой триаде занимает кол-лектив как некая социокультурная общность, либо государство. Участвовать в прогрессе человек мог не как отдельная индивидуальность, а как член коллектива, разделяющий его социально-государственный и даже нравственный идеал. Основную ценность он представляет собой как гражданин, жертвующий ради общества своими правами и свободами, часто материальным благополучием и даже жизнью. Большую роль в жизни такого человека играла вера, если не з Бога, то в реализацию общественных идеалов. -24-
В исследовании выявлены эволюционные линии, которые свидетельствовали о том, что и в концепциях прогресса, разработанных российской социологической мыслью второй половины 19 - начала 20 веков, отразился процесс смены эволюционистской парадигмы объяснения общественного развития плюралистической.
Исходя из результатов исследования, автор считает целесообразным:
при анализе исторического развития советской России и реалий настоящего времени, решении проблем самоидентификации современной России с точки зрения прогрессивности происходящих в ней процессов более активно обращаться к духовному наследию представителей российской социологической мысли второй половины 19 - начала 20 веков, в целом, и к исследованиям по вопросам прогресса, в частности;
перспективным представляется дальнейшее исследование истории теории прогресса, заданного в более широких хронологических рамках, что, на наш взгляд, позволит выявить преемственность идей в российской социологической мысли 19 - начала 20 веков, советского и постсоветского периодов;
продолжить дискуссию последних лет по проблемным вопросам истории российской социологии. -25-


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


1. Концепция прогресса у К.Н. Леонтьева // Тезисы докладов Всероссийской научной конференции "Астраханский край и современность". -Астрахань, 1997. - 0,01 п. л.
2. Преемственность в теории прогресса Н.Я. Данилевского. // Тезисы докладов Итоговой научной конференции АГПИ. -Астрахань, 1998. - 0,01 п. л.
3. Концепция прогресса в социологии культуры Н. Я. Данилевского. //Гуманитарные науки. 1999. № I. - Астрахань: Изд-во АГПУ (в печати). -0,25 п. л.
4. Человечество и культурно-исторические образования как основные субъекты професса в рамках перехода от эволюционистской к плюралистической парадигме объяснения исторического процесса //Ученые записки. Гуманитарные науки. 1996-1998гг. - Астрахань: Изд-во АГПУ (в печати) - 0,25 п. л.
5. Человек как субъект прогресса в историософской концепции славянофилов. // Тезисы докладов Итоговой научной конференции АГПУ. Экономика. Право. Социология. - Астрахань, 1999. - 0,01 п. л.
6. Человек как субъект прогресса в историософских концепциях западников и славянофилов //Материалы докладов итоговой научной конференции АГПУ. Экономика. Право. Социология. - Астрахань: Изд-во АГПУ (в печати). - 0,25 п. л.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU