УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Московский государственный университет имени М.В Ломоносова
 

Бумбажай Айлана Кызыл-Ооловна


Россия и Тува: проблема становления связей в конце XIX - начале XX веков.


Специальность: 07.00.02. - Отечественная история


Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Москва –1999


Работа выполнена на кафедре истории Российского государства Института государственного управления и социальных исследований Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Активность и сложность современных политических процессов, распад в 1991 году СССР и преобразование бывших союзных республик в суверенные государства, заставил исследователей обратиться к анализу истории и механизмов складывания Российского многонационального государства. Более полному и объективному их освещению во многом содействуют исследования, основанные на новых подходах, свободных от заданности и идеологизированное, посвященные процессу включения отдельных народов или групп в состав России. Одним из кирпичиков, составивших здание Российской империи, стала Тува, вошедшая в ее состав восемьдесят пять лег назад. На первый взгляд, присоединение к России этой относительно небольшой территории с малочисленным населением было несущественным эпизодом в ходе, как всемирной, так и российской истории. Между тем, это событие не только стало судьбоносным для самой Тувы, не только расширило пределы Российской империи, но и во многом изменило геополитическую ситуацию в данном регионе, ибо непосредственно затронуло интересы России, Китая, Монголии и косвенно — таких держав, как Англия, Франция, Япония, США.
Вхождению Тувы в состав Российской империи предшествовал длительный, продолжавшийся не одно столетие, процесс становления русско-тувинских связей, в ходе которого зародилась, окрепла и реализовалась тенденция к объединению.
Данная проблема, несомненно, имеет и практически-политическую актуальность, так как изучение и анализ конкретного опыта русско-тувинских взаимоотношений может оказаться полезным в решении современных этнических конфликтов. Сегодня, когда идет процесс переосмысления истории, есть резон обратиться к прошлому, что даст возможность, не повторяя ошибок прошлого, выработать пути взаимодействия и сотрудничества России с ее регионами, и разработать общую стратегию новых путей выхода из кризиса. И хотя кажется, что система демократии и свободного рынка развиваются, все же анализ современного состояния российского общества показывает, что в нем проявляются несогласие, агрессивность и этнические конфликты.
Хронологические рамки исследования. Они охватывают конец XIX -начало XX в. (1880-1914 гг.). Нижняя граница определена 1880-ми годами -временем интенсивного хозяйственного и торгово-промышленного освоения Тувы русскими людьми - купцами, промышленниками и крестьянами-переселенцами. Верхняя граница - определена 1914 г., когда Тува вошла под протекторат России.
Территориальные рамки исследования охватывают территорию России и современной республики Тыва.
Республика Тыва расположена в бассейне верхнего Енисея, граничит на юге с Монголией, на западе - с Алтайским, на севере - Красноярскими краями, на северо-востоке с Иркутской областью, на востоке - с Бурятией.
Столица республики г. Кызыл основана в'1914 г., в месте слияния верхнего (Каа-Хем) и нижнего (Бий-хем) истоками Енисея. В непосредственной близости от этого^места, на берегу Енисея находится географический центр Азии. По площади республика Тыва занимает 170 тыс. кв. км. Ее население на 1 января 1996 г., составляло 309,9 тыс. человек '.
В конце XIX - начале XX веков Урянхайский край (Тува) занимал территорию современной республики Тыва.
Степень изученности темы. Несмотря на наличие литературы, которая, так или иначе, касается истории русско-тувинских связей, проблема их становления и развития в конце XIX - начале XX вв. не была предметом специального иследования.
' Балакина. Г.Ф. Республика Тына: Экономика региона в период реформ. Новосибирск, 1996. С. 6.
История русско-тувинских связей конца XIX — начала XX вв., в разное время в отдельных аспектах привлекала внимание исследователей. Дореволюционные авторы затрагивали эту проблему, но лишь попутно, изучая историю и культуру народов Восточной Азии зарубежного региона. Подобные работы, как правило, носили общий характер. Обращение к истории русско-тувинских связей в них было разовым и не отличалось глубиной исследования.
В дореволюционной историографии темы немалое внимание уделялось внешней политике России на Дальнем Востоке, а именно ее составной части -«Урянхайскому пограничному вопросу». Определение пограничной черты по Саянскому хребту или по хребту Танну-Ола стало предметом изучения военными и чиновниками Иркутского генерал-губернаторства. В связи с неопределенностью пограничной линии в Урянхайский край направлялись специальные экспедиции, изучавшие пограничный вопрос. Результаты этих и других экспедиций были собраны и опубликованы в работах В. Ошуркова, А. Адрианова, П.Е. Островских и других авторов^ . В публикациях 80-90-х гг. XIX в. Урянхайский край рассматривается как часть Китая, его особая провинция, куда требовался заграничный паспорт. Тем не менее, авторы этих работ пытаются доказать, что граница была установлена неверно и Урянхайский край принадлежит России. Вышеупомянутые работы носили практически - прикладной или публицистический характер, что объясняется, по-видимому, хронологической близостью предмета исследования, в них нет теоретических обобщений и выводов и. п целом, их научный уровень невысок.
' Oiii^pKOR В. Отчет о поездке совершенной в Западные Саяны и западную часть хребта Танну-Ола. Записки Красноярского подотдела ВСОИРГО. Т. 1, вып. 1, СПб., 1902; Адрианов. А. Путешествие на Алтай и за Саяны. СПб., 1886; Островских. П.Е. Значение Урянхайской земли для Южной Сибири. Известия ИР1 О, 1899. т. XXXV. вып. 3; Райков. М. Отчет о поездке в верховья реки Енисея, совершенное в 18Ч7г. Известия ИРГО. 1898. т. XXXIV. вып. [V; Орлов. II. Топографическое описание пути, пройденного по Северо-Западной Монголии в 1889г. Сборник этнографических, топографических и сгатистических материалов по Азии. Вып. VII. СПб., 1889; Апакидзе. Поездка к границам Монголии. Известия Санкт-Петсроургского отдела ИРГО. 1880. т. 1. № 2-3.
В работах дореволюционных авторов в связи с «Урянхайским пограничным вопросом» немалое значение придавалось русско-тувинской торговле. Нередко их авторами являлись сами купцы, например, Г.П. Сафьянов, Н.Ф. Веселков. В этих статьях даются и обосновываются рекомендации русским промышленникам и купцам, стремившимся найти выгодные сферы приложения капитала и рынки сбыта. Здесь исследователь находит сведения о структуре и объемах русско-тувинской торговли, ее направления, цены на товары, стоимость перевозки и другие .
Освоение Тувы русскими поселенцами и торговцами, обострение в этой связи русско-китайских отношений постепенно вело к появлению и распространению идей об исторической принадлежности Урянхая России, согласно договору 1727 г. Так, автор «Краткого предварительного отчета об экспедиции в Монголию в 1903 г» В.Л. Попов обосновывал спорность принадлежности Китаю Урянхайской земли, и считал неотложной необходимостью пересмотр границы в этом месте .
Ряд работ по проблеме исследования, вышедших в дореволюционный период, посвящен торговому соперничеству русских и китайских купцов в начале XX й~ Главная тема «Очерков русско-монгольской торговли», написанной томскими профессорами М.Н. Боголеповым и М.П. Соболевым и публикации московских промышленников в Торгово-промышленном ежегоднике за 191 1 г. -активизация деятельности китайского торгово-ростовщического капитала в Туве, ослабление позиций русского купечества. Эти работы представляют для нас
' Веселков Н.Ф. Зарождение нашей торговли с западной стороной Китая со стороны Минусинского округа Енисейской губернии. В издании Долинского В. «О средствах к устранению экономических и финансовых затруднений в России». СПб., 1871; Сафьянов. Г.П. Торговля Минусинска с сойотами. Известия ВСОИРГО. 1880. т. XI. № 3-4; Певцов. М.В. Очерки путешествия по Монголии и северным провинциям Внутреннего Китая. Омск, 1883; Радлов. В. Торговые сношения России с Западной Монголией и их будущность. Записки ИРГО. СПб., 1871.
' Попов. В.Л. Краткий предварительный отчет об экспедиции в Монголию в 1903 году. Отчет о деятельности Западно-сибирского отдела ИРГО за 1903г. Омск, 1905. " Боголепов. М.Н. и Соболев. М.П. Очерки русско-монгольской торговли. Томск, 191 1; Московский торгово-промышленный ежегодник. 1911.
большую ценность в плане изучения вопросов русско-тувинской торговли в интересующий нас период, поскольку содержат большой фактический материал по долговой торговле, неэквивалентному обмену и другим вопросам.
По мере накопления материала появляются работы и обобщающего характера. Таковой явилась работа В. Родевича «Очерки Урянхайского края»*-ценный и наиболее используемый последующими исследователями труд. Работа В. Родевича - первая, где автор попытался рассмотреть русско-тувинские взаимоотношения. Помимо рассмотрения русско-тувинской торговли, автор предпринимает попытку проследить историю проникновения в край русских людей с целью добычи полезных ископаемых, то есть начало промышленной колонизации Тувы. Что касается точки зрения Родевича на Урянхайскую проблему, то она совпадает с позицией В.Л. Попова.
Значительный интерес России к Урянхайскому краю наблюдается в период с 191 1-1914 IT. ОБСУЖДЕние «Урянхайского вопроса» вылилось на страницы газет «Нового времени», «Минусинского края», «Енисейской мысли», «Сибирского студента» и других, где широко обсуждались перспективы освоения русскими переселенцами Урянхайского края, имеющего огромные массивы земли, дающего возможности развития и расширения русской торговли. Было опубликовано значительное число работ, посвященных «Урянхайскому вопросу». По-прежнему в центре внимания авторов оставалась проблема происхождения русско-китайской границы.
Некоторые работы дореволюционных авторов посвящены вопросам колонизации и хозяйственного освоения Тувы русскими переселенцами.
° Родевич. В.М. Очерки Урянхайского края. СПб., 1910.
' Попов. В.Л. Второе путешествие в Монголию в 1910 году. Иркутск, 1910; Баранов. А Урянхайский вопрос. Харбин, 1913; Шишкин. В.К. Очерки Урянхайского края. Томск. 1914; Минцпов. С.Р. Секретное 110ручение:Путешествие в Урянхай. Спб. 1910; Васильев. В.Н. Урянхайский пограничный вопрос.// Журчал министерства народного просвещения. Новая серия. Ч. XXXVIII. № 4. Современная летопись. 1912. С. 55-103; Кайский. М..Урянхайский вопрос.//Северная Азия. 1926. №4. С. 16-25.
Одной из них явилась работа Ф.Я. Кона, где автор характеризует начальный этап колонизации русскими Тувы и отмечает, что переселенческое движение достигло тогда довольно больших размеров*. Автор также отмечает, что Урянхайский край является удобным колонизационным районом, способным вселить большое количество безземельных крестьян Центра России. Ценность работы Кона заключается в том, что автор на обширном материале Минусинского архива осветил начальный этап заселения русскими крестьянами долины р. Уса и Урянхайского края. Таким образом, дореволюционная литература положила начало изучению русско-тувинских связей в отдельных ее аспектах. Наибольшее освещение получил «Урянхайский пограничный вопрос», появилось несколько работ по русско-тувинской торговле, и работы, осветившие начало заселения русскими крестьянами Тувы. В основном это были публицистика, отчеты чиновников, заметки путешественников, которые носили, в основном, описательный характер.
Первые работы, претендующие на научное осмысление тех или иных вопросов, связанных с историей русско-тувинских связей, появляются после Октябрьской революции 1917 г. Второй период историографии темы (1917 -середина 30-х гг.) был временем становления советской исторической науки и утверждения марксистско-ленинской методологии.
В этот период отечественные исследователи уделили внимание переселенческому движению русских крестьян в Туву, освещению «Урянхайского вопроса» в рамках русско-монгольских отношений начала века, присоединению Тувы к России в 1914 г. Среди трудов данного периода следует выделить монографию Г.Е. Грумм-Гржимайло. В ней содержится богатый фактический материал по истории русско-тувинских связей: о проникновении и заселении
" Кок. Ф.Я. Усинский край. Записки Красноярского подотдела ИРГО. Записки по географии, т. II. Вып. 1. Красноярск, 1914.
' Грумм-Гржимайло. Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. III. Вып. 1.Л., 1926; т. III. Вып 2.Л., 1930.
русских крестьян в Туву, о торговых сношениях Тувы с Россией. Грумм-Гржимайло также довольно подробно останавливается на внешней политике России на Дальнем Востоке, а именно русско-китайских отношениях, пограничных спорах этих государств. В отличии от В.Л. Попова и В. Родевича и других авторов, Грумм-Гржимайло считает, что граница правильно установлена по Саянскому хребту, и на основе архивных материалов МИДа доказывает ошибочность мнения вышеназванных авторов. По мнению Грумм-Гржимайло объявление протектората России над Тувой в 1914 г., было подготовлено длительным периодом исследования пограничного вопроса, обоснования ее принадлежности России.
В работе С.А. Шойжелова исследуемой в диссертации проблеме посвящен раздел - «Колониальная политика русского царизма». Шойжелов указал на такой побудительный мотив правительственной колонизации Тувы, как возможность использовать ее в качестве транзитного пути для торговли с Монголией, и как следствие, усиления экономического и политического влияния России в Монголии.
Говоря о введении в научный оборот новых материалов, следует особо выделить монографию P.M. Кабо". Ценность ее состоит в использовании материалов не только архива МИДа, но и сибирских архивов. Это позволило автору изучить историю проникновения в Туву русских золотопромышленников, торговцев и крестьян, исследовать экономические связи Тувы с царской Россией, осветить историю объявления протектората России над Тувой в 1914 г. P.M. Кабо, как и С.А. Шойжелов, развивает господствовавшую в советской исторической науке 20-30-х гг. концепцию об агрессивной, захватнической и грабительской природе российской внешней политики по отношению к Туве.
' Шойжелов. С.А. Тувинская народная республика. 1930. " Кабо P.M. Очерки истории и экономики Тувы. ч. 1. Дореволюционная Тува. М-Л„ 1934.
В период со второй половины 50-х - до середины 80-х гг. начали всерьез разрабатываться проблемы истории складывания российского государства, в том числе и те, которые связаны с темой данного исследования. Поскольку в этот период был приоткрыт доступ к архивным материалам, большинство трудов написано на основе изучения широкого круга источников, что позволило углубить представление об истории становления русско-тувинских связей конца XIX -начала XX вв.
В 50-х гг. отдельные аспекты нашей проблемы, а именно присоединение Тувы к России в 1914 г., затрагивались в работах, посвященных истории Тувы. Научные труды, выполненные в этот период, делали акцент на добровольности вступления Тувы в состав России. Таким образом, преодолев односторонность оценок по «урянхайскому вопросу», русскую политику стали определять как двойственную, имевшую как положительные, так и отрицательную стороны . Это отразилось, в частности, на работе В. И. Дулова в которой автор коснулся ряда аспектов исследуемой темы'. В этой монографии, в контексте тувинской истории, рассматриваются вопросы экономических отношений Тувы и России, а также проблемы русской крестьянской колонизации Тувы. В качестве источников впервые были привлечены архивные материалы и документы Иркутского госархива и архива Новосибирской области. Однако, рассмотрение русско-тувинских связей для В.И. Дулова не было основной целью исследования, интересующие нас вопросы были освещены вскользь и попутно, в связи с решением других задач. В 1964 году издана коллективная монография написанная авторским коллективом ученых Москвы, Ленинграда'". В ней рассматриваются русско-тувинские экономические отношения. Эта работа внесла ценный вклад в
~ Лранчин. Ю-Л. Историческое значение присоединения Тувы к России в 1914 г. //УЗ ТНИИЯЛИ. Кызыл. 1957.вып.V.С. 142-158; Дулов.В. И. ПрисоединениеТувыкРоссиив 1914г.//УЗТНИИЯЛИ. Ki>ni.i.i. 1953. вып. VII. С. 1 1: Сейфулин. X. М. Обраэдвание Тувинской автономной области РСФСР. Кьпыл. 1954.
' Дулов. В.И. Социально-экономическая история Тувы. XIX - начало XX в, М„ 1956. ' История Тувы. т. 1. М., 1964.
разработку данной проблемы. Монография привлекает внимание документальной фундированностью. В ее основе лежат документы, извлеченные из Новосибирского, Иркутского, Красноярского, Минусинского и Санкт-Петербургского архивов, материалы сибирской и центральной периодической печати, справочная литература.
Одним из последних трудов, которые затрагивают тему диссертации, является монография Ю.Л. Аранчина^. В этой работе хотя и отрывочно, но нашли свое отражение вопросы развития отношений между русскими и тувинцами на рубеже веков.
Таким образом, развитие исторической науки в СССР в 50-х - середине 80-х гг. привело к появлению ряда крупных обобщающих исследований, в которых получили свое освещение некоторые аспекты истории русско-тувинских связей, причем целый ряд работ был написан на основе привлечения широкого круга источников. Фактически вплоть до середины 80-х гг. исторические исследования проводились исключительно на основе марксистской методологии. Со второй половины 80-х годов начался новый этап развития исторической науки, связанный с пересмотром и переосмыслением методологических и концептуальных основ изучения отечественной истории. Для нового периода историографии исследуемой темы, характерно, прежде всего, появление публикаций по «Урянхайскому вопросу». Вначале они в основном были представлены журнальными статьями, главным образом публицистического характера^. Однако в последние годы статьи, в которых находили отражение отдельные стороны рассматриваемой проблемы, стали уступать место системным, обобщающим трудам. В них на основе уже известного и впервые вводимого в оборот фактического материала продолжают формироваться новые подходы и оценки,
" Аранчин ЮЛ. Исторический путь тувинского народа к социализму. Новосибирск, 1982. "' Кузьмин. Ю.В. Урянхай в системе русско-монголо-китайских отношений. (1911-1916 гг.). // Взаимоотношения народов России, Сибири и стран Востока: история и современность. Иркутск, 1995.; Кузьмин. К) 13. Урянхай в общественной мысли России: взгляды из Сибири. Иркутск, 1996.
оспариваются существовавшие ранее положения, ставшие аксиомой предыдущей отечественной историографии.
В числе подобного рода новейших исследований обращает на себя внимание монография Е.А. Белова, где одна из глав посвящена «Урянхайскому вопросу». Автор на основе обширного архивного материала пытается по-новому оценить историю «Урянхайского вопроса» в контексте русско-китайских и русско-монгольских отношений в 1911-1915 гг. Значительным явлением в исследовании проблемы является научный анализ взаимоотношений российского и монгольского правительств, которые пытались поставить под свой контроль Урянхайский край. Основное же внимание Е.А. Белов уделяет проблеме отношений между тувинцами и монголами в 1912-1914 гг . В только что вышедшей монографии Е.А. Белова «Россия и Монголия (1911-1915 гг.)» дается краткая история борьбы России, Монголии и Китая за Урянхайский край в период с 1915-1919 гг'".
В 1997 году С.Г. Лузяниным была защищена докторская диссертация в которой уделяется внимание Урянхайской проблеме, но в контексте русско-монголо-китайских противоречий по монгольскому вопросу. В работе над диссертацией автором был использован широкий круг источников из различных архивов России, многие из которых до недавнего времени были недоступны.
Из общих трудов посвященных внешней политике России, следует выделить коллективную монографию^, написанную авторским коллективом ученых Института российской истории РАН, МГУ и МГПУ. Ее авторы считают, что вхождение под протекторат России Урянхайского края в 1914 году, является результатом целенаправленной политики царского правительства, которое на
" Белов Е.А. Россия и Китай в начале XX а.: русско-китайские противоречия в 1911-1915 гг. М„ 1917. С. 181-197.
'" Белов L.A. Россия и Монголия (191 1-1919 гг). М.,Инс-т Вост. РАН. 1999. С. 153-168. " Луинни С.Г. Россия-Мокголия-Китай (внешнеполитические отношения в 1911-1946 гг.): Дисс. докт. ис. наук:/ РАН. Ипст. Вост. М.. 1997.
'•" «История внешней политики России (конец XV-1917r.)», М.,: «Международные отношения» 1997. Т. 5. С.366.
протяжении нескольких лет втайне разрабатывало планы присоединения к империи богатого золотом, мехами и плодородными почвами Урянхайского края. Можно согласиться с их мнением, что, несмотря на негативные моменты, сопровождавшие царскую колонизацию, включение в состав России новых земель на Востоке, в том числе и Урянхайского края, способствовало экономическому и культурному возрождению этих земель.
Урянхайский вопрос являлся предметом исследования также и зарубежных историков. В частности, в 60 - 80-х годах учеными КНР было опубликован ряд книг о политике царской России в отношении Китая". Их авторы придерживаются мнения, что по приказу из Петербурга монгольские войска были введены в Урянхайский край, для изгнания оттуда китайцев. Автор диссертации не может согласиться с подобным мнением, ибо, урянхайцы под влиянием монгольского национально-освободительного движения сами, без помощи монголов, в феврале 1912 г. изгнали всех китайцев из своего края, и тем самым, освободились от зависимости Китая. Ошибочным является также утверждение историков КНР, что российский протекторат Урянхайскому краю был навязан военной силой. Россия в 1914 году не вводила в Урянхай свои войска. Комиссар по Урянхайским делам А. Церерин имел конвой, насчитывающий не более 10 казаков. Вопрос о протекторате Урянхайского края решался царским правительством только политическими и дипломатическими методами.
Урянхайский вопрос затрагивался также и в работах западных историков -Дж. Фриттерса, Ч. Боудена, Р. Рупена" и других. Однако, в них он лишь упоминается в связи с тем, что халхасские (Халха - Северная Монголия) ламы и князья стремились создать великомонгольское государство, куда бы вошел и
" Ф\ Суньмин. э цинь Хуа щи нзяньбянь (Очерки истории агрессии царской России против Китая). Чанчунь. 1482.: ilia :) цинь Хуа ши (История агрессии царской России против Китая). Шанхай, Ист. ф-т Фуданьского ун-та, 1986.; Ilia Э цинь Хуа 1Ли (История агрессии царской России против Китая). Пекин, 1981. Сост. - Институт новой и новейшей истории АОН (Академии общественных наук). " Bawden Ch. The Modern History of Mongolia. N.Y., 1968.; Friters G.M. Onter Mongolia and ils International Position. London.. 1951.; Rupen R. The Mongols of the Twentieth Centuri. Pt. 1-2. Bloomington, 1964.
Урянхайский край. Однако, существенного вклада в изучение Урянхайской проблемы западные историки пока не внесли, и их труды содержат лишь самые общие данные об Урянхайском крае.
Обзор историографии темы диссертации позволяет сделать вывод о том, что проблема становления русско-тувинских связей конца XIX - начала XX вв., в комплексе, не являлась предметом специального научного анализа. Вопросы, связанные с «Урянхайским пограничным вопросом», русско-тувинской торговлей, протекторатом России над Тувой в 1914 г. и другими, затрагивались в литературе, но обычно в другом ракурсе, под другим углом зрения. В обстоятельном исследовании нуждаются не только проблемы становления русско-тувинских торгово-зкономических связей, заселения и хозяйственного освоения русскими людьми территории Тувы, но и механизмы негосударственных связей, подготовивших вхождение тувинцев под протекторат России в 1914г., - все эти и другие аспекты проблемы до сих пор оставались вне поля зрения исследователей, и нуждаются в специальном внимании ученых.
Источниковая база исследования. ' Доступный современному исследователю комплекс источников позволяет с достаточной полнотой изучить проблемы становления связей России и Тувы в конце XIX -начале XX вв. В диссертации содержится анализ архивных материалов и документов на русском и тувинском языках, изученных в процессе исследования темы. При написании данной работы автором были использованы фонды пяти хранилищ исторических документов: Архива внешней политики Российской империи (АВ11РИ), Российского государственного архива Древних актов (РГАДА), Государственного архива Иркутской Области (1'АИО), Центрального государственного архива Республики Тыва (ЦГА РТ), Рукописного фонда Тувинского НИИ языка, литературы и истории (ТНИИЯЛИ).
Значительная часть материалов по «Урянхайскому пограничному вопросу» находится в АВПРИ. Фонд «Китайский стол» включает 3.438 единиц хранения.
Автором работы были использованы дела 761, 3108-3116, 3186, 3188., которые включают документы датированные 1644-1917гг. Большая их часть впервые вводится в научный оборот. Среди них источники, содержащие важную информацию о взаимоотношениях России, Китая и Монголии в связи с Тувой, о политике российского правительства по присоединению Урянхайского края, о становлении русско-тувинских связей еще в XVII в. Особый интерес представляют журналы Особых совещаний Совета министров России, в которых обсуждались наиболее актуальные и важные проблемы внешней политики России, и которые явились важным источником, позволившим автору осветить проблему Урянхайского края.
Ценнейшим источником явились материалы и документы, содержащиеся в Иркутском областном архиве. В фонде «Канцелярия Генерал-губернатора Восточной Сибири» (ф.ф. 24, 25.) большая группа документов содержит ценные сведения по истории русско-тувинских связей, а также политике России по отношению к Туве. Иркутский архив располагает также богатым собранием документов по земельным отношениям между тувинцами и русскими крестьянами, что позволило автору восстановить процесс заселения Урянхайского края.
Материалы АВПРИ И ГАИО были дополнены и подтверждены документами из фондов Центрального государственного архива Республики Тыва (ЦГА РТ). В работе использованы фонды «Заведующего устройством русского населения в Урянхайском крае» (ф. 123.) и «Управление амбын-нойона Танну-Урянхая» (ф. 115.), в котором содержатся материалы о хозяйственных и экономических связях русских переселенцев с тувинцами. Также были привлечены материалы рукописного фонда Тувинского НИИ языка, литературы и истории (Папка М. Сафьянова.), а именно документы, освещающие политические и экономические связи России и Тувы в изучаемый период.
В фондах Российского архива древних актов (РГАДА, ф.ф. Монгольские дела. Сибирский приказ) автором найдены материалы по ранней истории русско-тувинских связей (XVII в.), когда Тува входила в состав монгольского государства Алтын-Ханов.
Важную для исследования группу источников представляют опубликованные документы на русском языке, которые касаются политических отношений России, Китая и Монголии в отношении Тувы. Сборник «Международные отношения в эпоху империализма. Документы из архивов царского и временного правительств 1878-1917 гг.» документально характеризует внешнюю политику России, на рубеже XIX - XX веков. Большое место в сборнике уделено документам по проблеме русско-китайских отношений, освещены также русско-китайско-монгольские противоречия по Урянхайскому вопросу, отражено отношение российского правительства к китайской революции 1911-1913 IT".
В 1993 и 1995 г. В.А. Дубровский опубликовал сборники архивных документов". Эти издания включают как неопубликованные, так и опубликованные ранее архивные документы, извлеченные из РГАДА, АВПРИ, ЦГА РТ. Ценность данных работ заключается в том, что впервые под одной «крышей» были собраны и систематизированы важнейшие документы, которые составляют как бы свод источников по истории русско-тувинских связей, начиная с XVII в. и заканчивая 1915 годом.
Кроме опубликованных сборников документов, источниками для данной работы явились материалы журналов «Вестник Азии», «Сводка сведений о государствах Дальнего Востока»", из которых автор черпал информацию о
Международные отношения в эпоху империализма. Документы из архивов царского и временного правительств. 1878-1917. Серия III. 1914-1917. Т. 2. М-Л., 1933. С. 281.
" Дубровский. В.А. Установление покровительства России над Тувой в 1914 году. Сб. Док. Кызыл, 1993; Он ,ке. 3.1 Три века: тувинско-русские-монгольские-китайские отношения (1616-1015 гг.). Сб. док. Кызыл. 1995. ' Вестник Азии, Сводка сведений о государствах Дальнего Востока. Иркутск, февраль. 1912. С. 4, 13-16.
событиях происходивших на рубеже веков в дальневосточном регионе, некоторые статистические данные и многое другое.
Существенное значение для изучения русско-тувинских связей конца XIX— начала XX вв., имеет русская пресса - центральные и сибирские газеты. Газетный материал дополнил архивные документы массой фактических подробностей, а иногда свежим взглядом корреспондента на события, которые он описывает. Нами изучены газеты: «Новое время», «Московские ведомости», «Сибирский листок», «Сибирская торговая газета», «Сибирский студент», «Сибирский край», «Минусинский листок» и другие.
Таким образом, имеющаяся в распоряжении исследователя источниковая база позволяет осветить поставленную проблему, и подойти к решению исследовательских задач.
Учитывая актуальность проблемы и степень ее изученности, автор определил следующие цель и задачи исследования.
Целью диссертации является изучение русско-тувинских связей конца XIX - начала XX вв. в контексте российской истории, геополитической ситуации, сложившейся на Дальнем Востоке. Задачи исследования заключаются в следующем:
- выявить, на основе анализа международной обстановки, сложившейся на Дальнем Востоке, суть противоречий между Россией, Монголией и Китаем в отношении Урянхайского края ("Урянхайский пограничный вопрос").
- проанализировать отличительные черты и особенности политики России в Урянхайском крае, ее характер и цели; изучить взгляды официальных кругов России и их влияние на политику в этом регионе.
- выяснить степень обоснованности национальных интересов России в Туве; проанализировать механизмы негосударственных связей, подготовивших вхождение тувинцев под протекторат России в 1914 г;
- проанализировать опыт политических решений российского правительства по преодолению аграрного кризиса в Центре России, выделив проблему переселения крестьян па окраины страны (в том числе и в Туву), исследовать особенности процесса заселения и хозяйственного освоения Тувы русским крестьянами-переселенцами.
- проследить эволюцию хозяйственной деятельности тувинцев (сельского хозяйства, промыслов) под воздействием русских переселенцев;
- изучить состояние и проблемы русско-тувинской торговли, выявив ее динамику, изменения в структуре ввоза и вывоза, определив ее экономическую эффективность и значение в установлении русско-тувинских связей.
Научная новизна исследования. Данная диссертация является первой работой, в которой становление и развитие русско-тувинских связей на рубеже Х 1 Х - XX веков стало объектом специального научного исследования. Отдельные аспекты изучаемой проблемы в той или иной степени уже затрагивались и освещались в отечественной историографии, однако, в ином контексте. Автор впервые рассматривает проблему в комплексе, как единый процесс становления и развития связей между Россией и Тувой. В диссертации впервые вводится в научный оборот значительный фактический материал, хранящийся в местных и центральных архивах и выявленный автором (в частности, документы АВПРИ и ГДИО по «Урянхайскому пограничному вопросу»: Журнал Совета Министров от 1 февраля 1913 г., донесения Иркутского генерал-губернатора министру Иностранных Дел С.Д. Сазонову «О мерах к укреплению русского влияния в Урянхайском крае», «Всеподданнейший отчет Иркутского генерал-губернатора за 1908-1909 гг.» и другие документы).
Указанный ракурс рассмотрения проблемы и привлечение ранее не использовавшегося документального материала позволили автору оспорить некоторые, ставшие аксиомой, положения нашей историографии и сформулировать свои выводы относительно характера политики России по
отношению к Туве, схемы их взаимоотношений и другое. Так, в отечественной и зарубежной историографии сложилось мнение о насильственном, военном присоединении Урянхайского края к России. Автор на основе анализа архивных документов приходит к выводу, что протекторат России устанавливался исключительно мирными, дипломатическими методами.
Методологическую основу работы составляет принцип историзма, объективности и многомерности исторического процесса.
Практическая значимость диссертации. Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории Российского государства ИГУиСИ МГУ им. М.В. Ломоносова и рекомендована к защите. Основные положения работы изложены в двух статьях и в выступлениях на двух научных конференциях.
Материалы данной работы могут быть использованы при изучении истории России и Тувы конца XIX - начала XX вв., для написания учебных пособий и методических рекомендаций, при подготовке спецкурсов и лекций по истории дореволюционной России и Тувы.
Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, приложения, списка источников и литературы.


II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, обоснованы его хронологические рамки, осуществлен обзор источников и литературы.
Первая глава диссертации - «Русско-тувинские торгово-экономические связи в конце XIX - начале XX веков: особенности формирования, масштабы, характер» - посвящена изучению предпосылок возникновения, становления и развития русско-тувинских торгово-экономических взаимоотношений, а также роли торгово-экономического канала в установлении связей между Россией и Тувой в конце XIX — начале XX вв.
Специальное внимание в этой главе посвящено анализу особенностей экономического развития России и Тувы во второй половине Х 1 Х века.
Известно, что характер, объем, интенсивность торгово-экономических связей между народами и государствами определяются множеством факторов. Автор выделил один из них - специфику экономики каждой из сторон, участвующих в этом процессе. В то время, когда ведущим процессом в экономике пореформенной России являлось развитие капиталистического уклада, Тува представляла собой патриархально-феодальное общество. Основным хозяйственным занятием тувинцев являлось кочевое скотоводство. Эта особенность определяла общее состояние производительных сил Тувы. В силу того. что хозяйство тувинцев было экстенсивным, оно держало в зависимости от себя другие виды хозяйства (земледелие, охота, промыслы, ремесло) Народное хозяйство Тувы изучаемого периода оставалось натуральным, замкнутым, и это делает экономику Тувы неустойчивой и зависящей от природной стихии.
По мнению автора, малая заселенность Тувы, отдаленность ее поселений друг от друга (что тормозило развитие внутреннего рынка), политика изоляции Тувы китайскими властями являлись причинами отсталости тувинской экономики. На основе разнообразных источников автор показывает картину внутреннего обмена и торговлю тувинцев с соседними народами^.
'" Сафьянов 1'.П. Эпизод из странствий по Монголии.//Восточное обозрение. 1883. № 7,8.; Потанин Г.Н. Очерки Северо-западной Монголии. Вып. IV. СПб., 1883. С.298.; Шишмарев Я.П. Сведения…. Изв. ВСОИРГО. № 3. С.42; Радлов В.В. Этнографический обзор тюркских племен Сибири и Монголии. Иркутск, 1927. С.47.
В работе на основе изученного материала , автором сделана попытка выявить предпосылки, причины возникновения, характер и масштабы русско-тувинского обмена, возникшего во второй четверти XVIII века. В главе делается вывод о наличии тенденции к расширению русско-тувинских торговых связей, несмотря на препятствия, чинимые государственными органами Китая, России и местными тувинскими чиновниками. Установлено, что важнейшей предпосылкой становления регулярных и прочных торгово-экономических отношений русских и тувинцев, увеличения их масштаба стало обращение государства к этой проблеме с 60-х годов XIX века. Этот вывод подтверждается анализом таких документов, как Договор России с Китаем 1860 года. Правила для сухопутной торговли 1862 г., Чугучакский протокол 1864 г.^, которыми была создана правовая основа для развития торговли России с Тувой, что также явилось серьезной предпосылкой для ускоренного развития связей между ними.
Анализ источникового материала, в частности, архивных документов, заметок путешественников и купцов показал^", что если раньше торговля с русскими не была преобладающей во внешней торговле Тувы, то с 80-х гг. XIX в. она превалирует и остается таковой до появления китайских купцов в начале XX в. В основе прибыли русских купцов лежал неэквивалентный обмен с Тувой, долговая торговля и соседствовавшие с ними неприкрытый грабеж и закабаление тувинцев.
В главе подробно анализируется динамика и структура русско-тувинской торговли. Имевшиеся в распоряжении исследователя статистические данные позволили выявить, что в период с конца XIX - начала XX вв. обороты русско-
" Костров А.К. Заметки о бассейне р. Ус.Изв. ВСОИРГО. № 7-8. 1887. С. 134.; ТНИНЯЛИ. Рукописный фонд. Папка М.Сафьянова.; Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. 3. Вып.
2. JТ. 1030.
" Р\сско,китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. М., 1958. С.34. "' 1ЛИО. ф 25.011. 8. Л. 1410. Лл. 2-5; АВ11РИ, ф. «Китайский стол», оп. 491.Д. 3111. Лл. 4-5.; Влалимириов В. Русская торговля с Урянхасм и в Усинском округе.//Енисейская мысль, 1914. №74. С.
3.. Сафьянов 1'.П. Торговля Минусинска с сойотами. Изв. ВСОИРГО, 1883, т.Х1, №3-4, с. 33-38.
тувинской торговли выросли в три раза, что свидетельствует об упрочении позиций русскою торгового капитала на тувинском рынке^.
Спецификой русско-тувинской торговли было то, что она носила натуральный меновый характер, при совершении сделок «деньги были не в почете». Автор приходит к выводу, что меновые обороты страны не обходились без денежной формы. В качестве денежной единицы фигурировали плиточный зеленый чай, шкурка белки, «торбак» (годовалый бычок). Автор считает, что выделение этих предметов в качестве денежной единицы является показателем примитивности торговых операций.
Большое место в данной главе уделено анализу института долговой торговли. Автором предпринята попытка выяснить причины, методы и приемы этой системы. В результате делается вывод, что долговая торговля была неизбежна в условиях существовавшего уровня экономического развития Тувы. Своеобразие «денежной системы», неразвитость путей сообщения, постоянная нужда тувинцев в кредите создали ситуацию, при которой долговая торговля являлась необходимым средством при осуществлении торговых сделок.
В главе подробно анализируются преимущества и особенности деятельности китайского торгового капитала, который появился в Туве в 1903г. и значительно потеснил русскую торговлю на тувинском рынке, показано, как отразилась его деятельность па русско-тувинских торгово-экономических отношениях. По мнению автора, китайские купцы добились значительного преимущества перед русскими купцами благодаря своей отлаженной системе торговли (множество торговых пунктов, расположенных почти по всей территории Тувы, своевременные поставки товаров, наличие скидок и другое), а главное, имели в своих руках товары первой необходимости (чай, табак, недорогие хлопчатобумажные ткани), и при всем этом пользовались поддержкой китайского
'° ГАИО, ф. 24. д. 52, л. 43-4506.; ГАИО, ф. 25, on. 8, д. 62. Лл. 127-129; ТНИИЯЛИ. Рукописный фонд. Сафьянова М.
правительства. В результате китайский торговый капитал оказал серьезное противодействие русско-тувинским связям, пытаясь нарушить механизмы их взаимодействия. Однако, эти связи, несмотря на вмешательство китайского торгового капитала, не только не исчезли, но имели тенденцию к расширению в силу общности экономических интересов России и Тувы. Экономическое развитие России, дальнейшее формирование капиталистического уклада определило сдвиги в экономике Тувы. Под влиянием этого процесса в экономике региона нарождались новые экономические отношения. Вместе с тем, торгово-экономический канал, явился тем фундаментом, на котором развивались политические, хозяйственные и культурные связи России и Тувы в изучаемый период.
Во второй главе «Переселенческое движение русских крестьян как канал формирования связей России и Тувы в конце XIX — начале XX веков» -рассматривается место сибирско-тувинского направления среди миграционных маршрутов крестьянского населения России, анализируется переселенческая политика российского правительства, а также процесс заселения и хозяйственного освоения русскими мигрантами территории Тувы.
Подчеркивается, что проблема переселения россиян в Туву, особенно в конце XIX — начале XX вв. неразрывно связана с вопросом о миграции населения России в Сибирь. Особенность Тувы как региона миграции, заключалась в том, что переселение туда шло не непосредственно из Европейской части России, а через Сибирь. Поэтому автором были сделаны попытки более подробного рассмотрения динамики переселенческого процесса в направлении Сибири. На основании изучения литературы, материалов периодической печати по переселенческому делу, в диссертации показаны положительные и негативные
'' Кауфман А.А. Переселение и колонизация. СПб., 1905. С. 24.; Колонизация Сибири с общим переселенческим вопросом. Изд. Комитета Сибирской железной дороги, СПб., 1900.С. 271. ^/Вопросы колонизации. 191 1. № 8. С.285.
стороны этого процесса, раскрыта роль Сибири как центра, через который проходили переселенцы.
Автором выделяется ряд обстоятельств, препятствовавших активной миграции в эти регионы. Среди них - удаленность, труднодоступность сибирского региона. Особое внимание уделено аграрной политике правительства России. В главе охарактеризовано отношение правительства к крестьянской миграции, определено место переселенческого вопроса в аграрной политике и выявлены факторы, влиявшие на формирование переселенческой политики правительства. В результате анализа документов установлено", что игнорирование правительством переселенческого вопроса объяснялось, прежде всего, опасением, что провозглашение принципа свободы переселений повлечет за собой миграционную мобильность населения, а это создаст угрозу социальной и экономической стабильности страны. Поиск оптимального решения переселенческого вопроса повлек за собой противоречивость и непоследовательность мероприятий, последовавших после издания положений 19 февраля 1861г. С одной стороны, правительство было вынуждено решать военно-стратегические и экономические задачи освоения малонаселенных окраинных регионов страны, с другой -сохранили, экономическую и социальную стабильность в Центре России.
Автор приходит к выводу, что отношение высшей бюрократии к сибирскому переселению отличалось непоследовательностью и колебаниями. В первые годы либерально-буржуазных реформ правительство было уверенно, что для сохранения стабильности в государстве не следует поощрять миграционное движение. Однако с начала 1880-х гг. переселенческий вопрос стал ареной споров. Часть правительства связывала будущее России с экономическим и культурным подъемом восточной окраины, надеясь на смягчение аграрного кризиса в центре страны с помощью увеличения размеров переселенческого движения в многоземельные сибирские губернии. Другая же часть правительства опасалась
'•'ПЗС. И-1л. III. Т. IX. №6198.; ПЗС. Изд. III. т. XXIV. №24701.
того, что крестьянские миграции могут привести к экономическим и социальным потрясениям, оттоку дешевой рабочей силы из европейской части страны. В результате, колебания правительства эволюционировали от запрещения крестьянских переселений, как экономически вредного явления, до плановой организации переселенческого движения в осваиваемые окраинные регионы.
Автор выделил два этапа переселенческого движения русского крестьянства в Туву (1 этап - с 1880-х гг. - 1906г„ П этап -с 1907 – 1917 гг.), которые различаются характером социально-экономических и политических условий. Но поскольку не весь второй период входит в хронологические рамки данного исследования, автор ограничился подробным рассмотрением той его части, которая заканчивается 1914 годом.
В главе дана подробная характеристика хода миграционного движения русских крестьян в Туву, установлены его динамика и масштабы, выявлены особенности обоих этапов. На основании статистических данных автор сделал вывод, что масштабы второго этапа превосходят первый в три раза, и составили 78,9 "Л от общего числа переселившихся в Туву". В качестве причины этого с одной стороны, выступила Столыпинская аграрная реформа, которая стимулировала переселенческое движение на окраины страны, с другой — резкое истощение земельного фонда Сибири, в результате чего переселенцы в поисках свободных земель устремились на восток, в том числе и в Туву.
В работе четко прослеживается зависимость миграционного движения в Туву от роста малоземелья крестьян европейской части России после реформы 1861 г., влияние столыпинской аграрной реформы, а также от внешнеполитических интересов страны.
Одним из важных факторов в развитии переселенческого процесса стало создание Переселенческого Управления в Туве, целью которого было оказание хозяйственно-административной и культурной помощи переселенцам. В главе
"ГАИО.Ф. 25,011. 13. Д. 61, л. 8.; Там же, oil. 9, св. 105, д. 376, лл. 32-35.
прослеживается деятельность управления, показана роль этого органа в деле укрепления позиций России в Туве. В диссертации показано, что с созданием Переселенческого управления, миграционный поток резко увеличивается. К 1917 году русское население Тувы составило 15 % от общего числа тувинцев и составляло свыше 12 тысяч человек. С другой стороны, резкий наплыв крестьян из России повлек за собой проблему нехватки земли, что вызвало многочисленные земельные споры, которые, по возможности, решалось переселенческим управлением. Тем не менее, переселенческий канал установления связей России и [увы в конце XIX - начале XX в., стал важным фактором в решении тувинцев добровольно войти в состав России в 1914 году. Аграрные миграции оказали существенное влияние на социально-экономическую ситуацию, демографическую структуру населения, на развитие производительных сил Тувы, способствовали агрономическим нововведениям и хозяйственному освоению ее территории. Одним из важных следствий переселенческого движения явилось то, что расселение русских по всей территории Тувы, благоприятствовало общению коренного и русского населения.
В третьей главе « Урянхайский пограничный вопрос во внешней политике России, в конце XIX - начале XX вв.: от вялотекущей экспансии к активной деятельности по присоединению Тувы» - рассматривается политика России в спорах с Китаем о государственной принадлежности территории Тувы.
Анализ Урянхайского пограничного вопроса во внешней политике России в конце XIX - начале XX вв., проведен автором работы на основе проблемно-хронологического принципа. «Урянхайский вопрос» рассматривается с момента своего возникновения - первой половины XVIII в. Он был связан с различными трактовками Бурино-Кяхтинского договора по определению пограничной линии между Китаем и Российской империей. Эта линия и явилась предметом споров и дискуссий среди политиков и военных России.
На основании изучения литературы и архивных документов автором прослеживаются как причины зарождения территориального конфликта между Россией и Китаем, так и шаги российского правительства по его решению^. При этом автор рассматривает Урянхайский вопрос как часть международной и внутренней политики России, выделяя при этом политическое и хозяйственное значение Тувинского региона для нее. В работе подчеркивается, что переход российского правительства от вялотекущей экспансии к активной деятельности по присоединению Тувы был обусловлен, во-первых, стремлением защитить свои территории в Сибири и на Дальнем Востоке, создав в Урянхае военно-стратегический плацдарм, а также желанием разрешить аграрное перенаселение в Центре России путем переселения крестьян в Урянхайский край, стремлением найти новые сферы приложения капитала. В главе анализируется весь спектр мнений но Урянхайской проблеме как дипломатических кругов, правительства России, местных органов управления, так и непосредственно правителей Тувы. В результате делается вывод, что во внешнеполитических взглядах российского руководства определилось два основных направления: первое — наступательное (агрессивное), ориентированное на присоединение к России Урянхайского края, второе - сдержанное и осторожное, направленное на проведение взвешенной и сбалансированной политики России в дальневосточном регионе.
Предметом специального анализа стала проблема национального самоопределения Тувы. Этот регион вслед за Внешней Монголией отделился от Китая и в поисках своего места в мире в период с 1912-1914 гг. балансировал между Россией и Монголией. Такая ситуация привела к активизации сторон и осложнению русско-монголо-китайских отношений. В итоге тувинские правители смогли противостоять давлению с севера и с юга, сохранив самобытность страны, выработали адекватный политический курс, как ответ на угрозу монголо-
"АВПРИ.ф. «Китайский стол», оп. 491, д. 3188, лл. 1-5.; Там же, д. 761. Лл. 44, 161; Баранов А. Урянхайский вопрос. Харбин, 1913. С. 5.; Попов. В. Л. Второе путешествие в Монголию. Иркутск. 1911. С. 1 1., Кабо РМ. Очерки истории и экономики Тувы. ч. 1. Дореволюционная Тува. M-JI., 1934. С. 149.
китайской ассимиляции. Вся предшествующая история тувинского и русского народов, развитие их связей, с XVII в., больше ориентировали Туву на полиэтничную Россию. Как отмечается в архивных документах, статьях и брошюрах того времени, протекторат России над Тувой устанавливался постепенно, уже с 1912 г. в этом направлении велась политика царской администрации и обсуждался Урянхайский вопрос . В конце концов, тувинские правители подали прошения на имя российского императора с просьбой принять их хошуны (районы Тувы) в состав России. Тем самым. Урянхайский вопрос был решен в пользу России в 1914 г. объявлением российского протектората над Тувой. Это был «средний вариант» в диапазоне высказанных мнений в правительственных и военных кругах России. Протекторат России отвечал национальным интересам большей части тувинского населения и был значительным шагом в направлении экономического и культурного развития Тувы в дальнейшем.
В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.
Анализ исторической эволюции русско-тувинских связей доказывает, что они опирались на идущие из глубины веков корни общения двух народов, определявшиеся в разное время - географией, геополитикой, военной стратегией, экономическими, хозяйственными и культурными связями.
Начиная с 80-х годов XIX в. фундаментом становления связей между Россией и Тувой стали существенно укреплявшиеся торгово-экономические отношения. Однако наиболее эффективным каналом в установлении русско-тувинских связей явилось переселенческое движение, которое способствовало более тесному сближению и общению русского населения с тувинским.
Васильев В.Н. Урянхайский пограничный вопрос. //Журнал министерства народного просвещения. Новая серия. Ч. XXXVIII. № 4. Современная летопись. С. 5.; Шостакович. С.М. Политический строй и международное положение Танну-Тувы в прошлом и настоящем. Иркутск, 1929. С. 21.; Кайский М. Урянхайский вопрос. //Северная Азия, 1926. К" 4. С. 16. и др.
Укрепление этих взаимоотношений стало впоследствии важным фактором в добровольном вхождении Тувы в состав России.
Проблемы торгово-экономических отношений и крестьянских переселений в Туву с 80-х гг. XIX в. стали составными частями так называемого «Урянхайского вопроса». Таким образом, изменение геополитической ситуации в мире перевело эти естественные, объективные социально-экономические процессы в плоскость политических проблем.
Автором подчеркивается что, присоединение Тувы к России в 1914 г. не носило характер колониального захвата чужой территории, а являлось взаимовыгодным решением двух сторон.
Объявлением протектората над Тувой Россия укрепила свои позиции в этом регионе и доказала, что способна разрешать международные противоречия в Восточной Азии в мирным путем.
Для тогдашней Тувы было предпочтительнее присоединиться к России, чем к Монголии. Это полностью отвечало интересам тувинского народа и совершилось добровольно, более того, в результате неоднократных просьб тувинских правителей принять их в состав России. Связав свою судьбу с Россией Тува получила возможность сохранить свою самобытность, традиции и культуру, которые бы она не смогла сохранить, находясь в составе моноэтничного монгольского государства.
Установление протектората способствовало дальнейшему развитию торгово-зкономических, политических и хозяйственных связей между Россией и Тувой.
В приложении автором дается краткий историко-географический очерк Тувы.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:
1. "Урянхайский пограничный вопрос" во внешней политике России в конце XIX- начале XX вв. - Деп. В ИНИОН РАН. - М., 1999. - № 55033. (1,0п.л.)
2. Переселенческое движение русских крестьян как канал формирования связей России и Тувы в конце Х 1 Х - начале XX вв. - Деп. В ИНИОН РАН. - М., 1999. № 55032. (1,0 п.л.)



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU