УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Смирнова Е.С. Регулирование правового статуса иностранцев в России с начала XIX века до октября 1917 года

// Журнал российского права, 2004, № 10.

 

Конец XVIII века в Европе был ознаменован Великой французской буржуазной революцией и приходом к власти Наполеона, завоевательные войны которого послужили причиной ужесточения законов об иностранцах. В период 1789-1820 гг. был затруднен въезд иностранцев в Россию, устанавливался особый надзор за приезжающими, ужесточались правила пропуска их в пределы империи.
В 1806 году последовал Указ Александра I "О высылке из России всех подданных Французских и разных немецких областей, которые не пожелают вступить в подданство; о непропуске оных в Россию без паспортов Министра иностранных дел; о прекращении действия торгового договора с Францией и об учреждении комиссии для разбора иностранцев". Манифестом от 1 января 1807 г. существенно ограничивались права иностранных купцов, но подданные тех держав, с которыми Россия имела торговые договоры, продолжали пользоваться преимущественными правами по сравнению с другими иностранцами.
Блистательная победа русского оружия в Европе, завершившая правление Наполеона, послужила возвращению в мирное русло жизни европейских государств и России. Систематизация российского законодательства, проведенная при Николае I, в области уголовного права завершилась изданием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно ст. 175 Уложения "иностранцы, в России живущие или временно пребывающие, подлежат действию законов о наказаниях уголовных и исправительных на том же основании, как и подданные российские, если какого-либо изъятия не сделано в договоре с той державою, в подданстве которой они состоят". Вопрос о последствиях совершения преступления лицом, принадлежащим к обыкновенным или чрезвычайным посольствам и миссиям (ст. 176), решался на уровне правительства. Лица, находящиеся в услужении послов, будучи изобличены в совершении преступлений, привлекались к суду через Министерство иностранных дел (ст. 178).
Преступление, совершенное иностранцем вне территории Российской империи, подлежало правовой регламентации, если "он посягал на права державной власти в России, или на права одного или нескольких подданных"(1). В соответствии с действующим Уложением предусматривались выдача такого лица и его осуждение. Таким образом, в национальном законодательстве была закреплена норма экстерриториальной подсудности лиц (ст. 178). В Уложении впервые регламентировались вопросы привлечения к ответственности на территории России военнослужащих иностранных армий.
Ограничения прав иностранцев в торговле и в других сферах деятельности продолжали действовать до 1860 года, когда Александр II Указом "О правах пребывающих в России иностранцев" предписал, что занимающимся торговлей, земледелием и промышленностью иностранцам даруются такие же права, которыми пользуются русские подданные. Именно в этот период делаются попытки устранить введенную Екатериной II обособленность иностранных колонистов. В Высочайше утвержденных 8 ноября 1860 г. правилах "О порядке заселения владельческих в Крыму земель заграничными выходцами" оговорено, что "принимаемые землевладельцами заграничные выходцы должны быть водворяемы не целыми массами или сплошными округами, а лишь селениями или деревнями, наряду с русскими поселенцами, или же на фермах и хуторах, подчиняясь во всяком случае не отдельному, а общему для прочих сословий местному заведыванию и управлению"(2). В проживающих в Российской империи колонистах было настолько развито сознание своей обособленности и привилегированности, что, когда в 1871 году было принято решение о приравнивании их к статусу сельских обывателей, многие из них усмотрели в этом посягательство на свои права и стали уезжать из России. Однако, будучи не в состоянии равноценно организовать свою жизнь за границей, многие колонисты вернулись обратно(3).
Анализ законодательства Российской империи во второй половине ХIХ века позволяет выделить следующие права состояния: "1) для природных обывателей составляющих городское и сельское население; 2) для инородцев оседлых и неоседлых (кочевых и бродячих); 3) для иностранцев, в Империи пребывающих"(4). Городовое положение 1870 г. предоставляло городскому жителю избирательное право только при наличии у него российского подданства(5). Закон о состояниях вводил ряд упорядочивающих правовой статус иностранных подданных норм, которые имели преимущественно классовый и имущественный ценз. Для принятия иностранца в русское подданство требовалось его предварительное поселение на территории империи (ст. 836). Срок проживания для этого исчислялся пятью годами, но для лиц, имеющих особые заслуги, он мог быть сокращен (ст. 848). Иностранцы, вступившие в российское подданство, обязаны были "избрать род жизни, какой сам рассудят на пользу общую и собственную" (ст. 1545 Закона о состояниях).
Высокая оценка деятельности иностранных ученых, художников, предпринимателей заключалась в возможности дарования им звания почетного гражданства. После десятилетнего пребывания в этом качестве и вступления в российское подданство они могли ходатайствовать о присвоении этого статуса потомственно (ст. 584). Приобретение иностранцем законным порядком ученой или академической степени давало ему право поступления на гражданскую службу (ст. 4, п. 1 ст. 5 Устава о службе гражданской)(6).
Вопросы правового статуса иностранцев нашли свое отражение в таких актах Российского государства, как Устав о паспортах, Устав таможенный, Устав горный, Устав промышленный, Устав иностранных исповеданий, Устав о службе, Устав торговый, а также во многих других законах, в том числе местных (окраинных территорий).
Регламентация деятельности иностранных религиозных миссионеров была включена в Высочайшее мнение Государственного Совета 12 сентября 1879 г. "О временных правилах о ведении метрических записей браков, рождения и смерти баптистов", где отмечалось, что ":духовные наставники из иностранцев обязаны принести присягу на время службы во время пребывания в России"(7).
В соответствии с Законом о состояниях, в случае брака с иностранцем, русская подданная, вступая в иностранное подданство, была обязана продать недвижимое имущество в течение полугода. В отношении вывозимого ею денежного капитала в государственный доход удерживалась десятая часть (если по "трактату" это не было отменено).
В праве приобретения движимой и недвижимой собственности иностранцы были приравнены к русским подданным за некоторыми исключениями. Даже состоящие на государственной службе иностранцы-дворяне не могли владеть имениями, населенными крепостными (ст. 1525 Закона о состояниях). Без особых привилегий они не могли приобретать незаселенные земли вне городов. В виде исключения это делалось в Закавказском крае и ранее - в Севастопольском порту (ст. 1528 Закона о состояниях).
Тем из иностранцев, кто организовывал фабрики и заводы, разрешалось приобретать землю, но при условии, что через десять лет они или вступят в подданство, или продадут недвижимость лицу, имеющему на это право (ст. 633 Закона о состояниях).
Были установлены ограничения на приобретение в собственность, владение или пользование имуществом в губерниях западной части России и десяти губерниях Царства Польского (Высочайший указ от 14 марта 1887 г.). Имелись определенные ограничения на наследование имущества в этих регионах России. Запрещалось приобретение иностранцами недвижимого имущества в Туркестанском крае и ограничивалось право приобретения ими земельной собственности в некоторых областях Крымского полуострова. Эти ограничения не являлись исключением, так как другие государства в тот период имели и более жесткие правила.
Вопросы юрисдикции иностранцев в приграничных (окраинных) территориях Российской империи (Царстве Польском, Великом Княжестве Финляндском, в Бухарском ханстве и Туркестанском крае) имели свои особенности при осуществлении уголовного судопроизводства и наказании иностранцев.
С 1890 года иностранцы были лишены права на службу в российской армии. Они не имели права занимать должности учителей приходских училищ, им запрещалось занимать должности в правоохранительной и судебной сферах, а также в выборной службе. В то же время иностранцы могли быть приняты "на службу ученую и учебную"(8), наравне с русскими подданными они могли получать ученые степени(9). В соответствии с Положением "Об авторском праве" 1911 г. за иностранцами, наравне с русскими подданными, признавались авторские права, уравнивались они также в привилегиях на изобретения и усовершенствования (ст. 1 Положения о привилегиях 1896 г.). Состоящие на службе иностранцы имели право на пенсии и единовременные пособия(10). Незначительные исключения распространялись на иностранцев, занимающихся предпринимательской деятельностью (торговлей и промыслами).
Переходя к вопросам международно-правовой регламентации статуса иностранцев, следует отметить, что в ХIХ веке международные договоры, заключенные Россией с рядом иностранных государств по вопросам правового положения подданных, большое внимание уделяли проблеме оптации. После завершения войн и заключения мира неизбежно наступало время, когда нужно было решать проблемы населения, изгнанного из мест проживания в ходе военных действий. Так, Мирный договор, заключенный между Россией и Швецией в Фридрихсгаме 5 (17) сентября 1809 г., предусматривал возможность возвращения финнов и шведов в свое отечество в течение трех лет. Предусматривалась также возможность свободного распоряжения ими своим имуществом в течение указанного срока (ст. 5). Конвенция о границах между Россией и Норвегией для подданных двух государств, проживающих в иностранных государствах, заключенная в 1826 году, предоставляла населению право беспрепятственного отправления богослужений. В течение трех лет "семейства двух государств имели право оставления или переселения беспошлинно" (ст. 5)(11).
Право оптации, закрепленное в международно-правовой практике Российского государства, определяло срок, необходимый для этого, в шесть лет (Трактат дружбы, заключенный между Россией и Пруссией в Вене 21 апреля (3 мая) 1815 г. (ст. 4). В этом документе впервые оговаривалось право свободного общения пограничных жителей двух государств (ст. 21). Для них допускалось беспрепятственное и без всякого учета право перевоза имущества в случае переезда в другую страну.
Предоставление прав иностранцам в России регулировалось также на основе международных соглашений: с Персией - 1828 г.; Северо-Американскими Соединенными Штатами - 1832; Сардинией - 1845; Турцией - 1846; Нидерландами - 1846; Грецией - 1850; Португалией - 1851; Францией - 1857; Бельгией и Великобританией - 1858 г. и рядом других стран(12).
В конце XIX века, по мнению Л.А. Камаровского, весьма подробной международной регламентации подверглась взаимная выдача государствами лиц, совершивших преступления на их территории. В установленный принцип о невыдаче политических преступников было включено исключение в случае осложнения этих деяний общими тяжкими преступлениями(13).
Вопросы выдачи иностранных подданных регулировались в заключенном 8 (20) ноября 1810 г. Акте разграничения между Россией и Швецией (ст. 17), а также в Дополнительном трактате о Кракове, области и его конституции, заключенном в Вене между Россией, Австрией и Пруссией 3 мая (21 апреля) 1815 г. В указанном документе отмечается, что "ни в вольном городе Кракове, ни в его области не будет дано укрывательство людям, преследуемым по законам трех стран"(14). Немедленная выдача таких лиц должна была осуществляться на границе.
В XIX веке Россия заключила договоры о выдаче преступников с: Австрией (в 1808 году), Пруссией (в 1804 году), Баварией (в 1885 году), а также договоры о выдаче политических преступников - с Пруссией (1885 г.) и Баварией (1869 г.)(15). В 1860 году между Россией, Швецией и Норвегией была заключена Конвенция о взаимной высылке бродяг, нищих и преступников. Аналогичные соглашения были заключены в тот же период с Германией, Данией, Бельгией, Швейцарией и другими странами(16). Соглашение, заключенное в 1886 году с Австро-Венгрией, обязывало стороны препровождать в страны их подданства лиц, "не имеющих достаточных средств к существованию и бродяг, не имеющих паспортов"(17).
На национальном уровне вопросы взаимной выдачи лиц, совершивших преступления, регламентировались Уложением о наказаниях, Уставом о предупреждении и пресечении преступлений, рядом других законов. Учитывая возрастающие потребности практики, договоры регламентировали отдельные вопросы обеспечения явки свидетелей, проведения очных ставок и некоторые другие.
Были заключены конвенции о непосредственных сношениях между русскими пограничными судебными учреждениями и иностранными судебными местами по делам гражданским и уголовным: с Германией (1897 г.), Австрией (1884 г.) и Румынией (1894 г.). Во многих своих положениях эти документы являлись предшественниками международных договоренностей о правовой помощи.
Русско-турецкая война 1877-1878 гг. повлекла за собой заключение ряда международных договоров, в которых содержались нормы, регулирующие правовое положение граждан приграничных территорий. Трактат между Россией и Турцией, заключенный в Константинополе в 1879 году, регулировал вопросы переселения жителей местностей, уступаемых России, которые пожелали бы поселиться вне территории государства (ст. VII). Им был предоставлен трехгодичный срок для продажи движимого и недвижимого имущества, а также было определено, что по истечении указанного времени они "остаются Русскими подданными". В данном случае применена все та же процедура оптации, которая в дальнейшем встречается в Мирном договоре России и Турции от 19 февраля 1878 г. (условия для жителей те же: три года на переезд, затем - получение российского подданства).
Следует отметить, что ограничения в правах натурализованных в России лиц распространялись даже на тех из них, которые в силу территориальных изменений приняли российское подданство. В 1879 году было введено положение "О разрешении практики местным врачам, фармацевтам, повивальным бабкам и фельдшерам в присоединенной к России Бессарабии". В документе отмечалось, что ":ввиду исключительных обстоятельств и переходного состояния: сохранить за не имеющими собственных русских дипломов и свидетельств: не подвергая их проверочному испытанию, право продолжать заниматься медицинской и фармацевтической практикой в присоединенной части Бесарабии". В случае поступления на государственную общественную службу в другой части России указанные специалисты были обязаны "приобрести установленные российскими законами дипломы и свидетельства на свои знания"(18).
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в XIX веке в России действовала развитая международно-правовая система регулирования проблем населения путем оптации, сроки которой варьировались от трех до шести лет. При этом правовой регламентации подлежали имущественные и финансовые вопросы. В тот же период вырабатываются правовые основы пограничной политики государства в отношении жителей соседствующих территорий, свидетельствующие о гуманистическом подходе к решению проблемы.
В первой половине XIX века в России со всей очевидностью проявила себя необходимость реформы государственной системы. Существование в европейских странах конституционных монархий и республик давало российским мыслителям и государственным деятелям повод к размышлениям над способами реформирования собственного государства. Речь Александра I в сейме Польши в 1818 году послужила основанием к написанию конституционных проектов. Ряд из них включал вопросы регулирования статуса иностранцев. По оценкам зарубежных исследователей, российский конституционализм указанного периода оставался чистым идеологическим явлением, стремившимся преобразовать структуру власти по идейным причинам(19).
Переломным моментом в развитии русского, как и западноевропейского конституционализма, по мнению А.Д. Сахарова, следует признать "появление концепции индивидуальных прав личности, создающих основу гражданского общества и правового государства"(20). В целостном виде эта концепция была реализована в либеральных проектах начала ХIХ века.
М.М. Сперанский существенно обогащает теоретическое обоснование конституционного порядка, вводя четкие различия политических и гражданских свобод и прав человека, обосновывая идеи правового государства. В записке М.М. Сперанского "Об образе правления" 1804 г. устанавливалось, что "каждое лицо имеет отношение ко всему государству, и все лица: имеют отношения между собой". Высказывалась идея о том, что "безопасность лица и имущества, суть первое и неотъемлемое достояние всякого человека, входящего в общество. Противно природе человека предполагать, чтоб кто-нибудь согласился жить в таком обществе, где ни жизнь, ни имущество его ничем не обеспечены"(21). Впервые вопросы безопасности связывались с правами человека.
Проект Н.И. Панина о фундаментальных государственных законах, который содержал идею о том, что там, где произвол одного есть закон, "прочная общая связь и существовать не может, тамо есть государство, но нет отечества; есть подданные, но нет граждан, нет иного политического тела, которого члены соединились бы узлом взаимных прав и должностей".
В проекте Н.Н. Новосильцева под названием "Государственная уставная грамота Российской империи" 1820 г. отмечалось, что "каждый иностранец, предъявивший законные виды, будет пользоваться, наравне с другими жителями государства, покровительством законов и выгодами, законами обеспеченными" (ст. 93).
Конституционный проект Н.М. Муравьева 1825 г. дает определение гражданства (ст. 4-5), а также условия для признания иностранцев гражданами Российской империи, среди которых: возрастной ценз - 21 год; постоянное и известное место жительства; дееспособность; уплата налогов; наличие собственности (ст. 6). В проекте содержится следующее положение: "Всякий природный житель Государства Российского, который не был гражданином, но достиг своими трудами до того, что составил себе требуемое состояние, если он в других отношениях ответствует вышеозначенным условиям, - поступает немедленно в Граждане" (ст. 7). Для натурализации требовалось знание русского языка (ст. 10).
В проекте Н.М. Муравьева впервые был включен "отказ иностранцу в гражданской и военной должностях" (ст. 9). Предусматривалась возможность утраты прав гражданства в связи с: 1) "вступлением в подданство иностранное"; 2) "принятием службы или должности в чужой земле без согласия своего Правительства"; 3) "приговором суда к бесчестному наказанию, влекущему за собою лишение прав гражданских". Русскими признавались все коренные жители России и дети иностранцев, родившиеся в России, достигшие совершеннолетия, если они объявили желание остаться в России. Конституционный проект Н.М. Муравьева предусматривал процедуру выдачи (ст. 80), а также ряд ограничений в реализации избирательных прав натурализованных иностранцев, в том числе семи- и девятилетний срок проживания для участвующих в выборах в палату представителей и в Верховную Думу. Анализируемый конституционный проект относится к числу наиболее содержательных в плане регламентации вопросов правового положения иностранных граждан в России.
"Русская правда" (конституционный проект П.И. Пестеля) 1825 г. содержала такие понятия, как "народ" и "государственное Благоденствие" (состоящее из Безопасности и Благосостояния). Конституционный проект включал положения, не утратившие актуальности до сих пор. В нем, в частности, утверждалась идея о невозможности самостоятельности Крыма, Грузии, Малороссии и т.д. В качестве основного принципа государства провозглашалась неделимость - "невозможно издавать законы областей". Представляет интерес идея о создании на Кавказе русских селений (§ 1 гл. II).
Характеризуя конституционные проекты в вопросах регулирования правового статуса иностранцев, следует сделать вывод о том, что все они в той или иной форме содержали регламентацию, затрагивающую проблемы натурализации, наличия собственности при натурализации в России, а также ограничения, связанные с наличием у лица иностранного гражданства. Можно сказать, что эта тема была весьма злободневной для России того времени, так как ни один последующий конституционный проект (тем более конституции) не содержал такого подхода к проблеме.
В конце XIX века в России растет активность иностранцев в предпринимательской сфере. Правовое положение их, как уже отмечалось, не было ущемлено, за исключением некоторых ограничений - в горном, золотом и нефтяном промыслах, а также территориальных ограничений в отношении проживания в Приморской области, на Сахалине и в Туркестанском крае. Иностранцы осуществляли различные виды деятельности через различные акционерные ("анонимные") общества и товарищества (торговые, промышленные, финансовые, страховые, а также кампании судостроения и мореплавания). В период с 1863 по 1904 гг. Россия заключила ряд международных договоров о взаимном признании и обеспечении прав иностранных акционерных обществ(22).
Началом международного регулирования трудовых вопросов с участием России можно назвать Декларацию о порядке уплаты жалованья русским и французским мореходцам, а также выдачи наследства мореходцам - подданным одного из означенных государств, заключенную между Россией и Францией в 1891 году. Декларация предусматривала передачу жалованья и вещей иностранных моряков через консульские службы двух государств (ст. 1).
На рубеже ХIХ-ХХ веков появляются новые виды деятельности, имеющие международный характер и требующие правовой регламентации. Одним из них стало развитие авиации. Вслед за Америкой и Европой Я. Гаккель, Д. Григорович, И. Сикорский начинают строить самолеты и в России. В 1908-1910 гг. специальную подготовку во французских авиашколах завершили более 350 пилотов-иностранцев, среди которых были и уроженцы России(23).
Одновременно с возрастанием экономической активности российских предпринимателей в среде политических и государственных деятелей возникает осознание возможности начала новой империалистической войны, и, в частности, войны с Германией. Поскольку в России в конце XIX века проживало значительное число иностранцев (в 1897 году было зафиксировано свыше 600 тыс. иностранных подданных - 0,5 процента всего населения), то вопрос их правового положения имел важнейшее как экономическое, так и политическое значение. Высказывались мысли, направленные на необходимость усиления охранительной государственной политики в вопросах регламентации статуса иностранцев. В качестве негативных аргументов выступали их религиозная и культурная обособленность, неуважение к российским законам, тесные контакты с зарубежьем.
С началом войны правовой статус иностранцев получил существенные ограничения. Был издан целый ряд нормативных актов, относящихся к чрезвычайному законодательству, среди которых особое положение занимал Указ от 28 июня 1914 г. "О правилах, коими Россия будет руководствоваться во время войны 1914 года". Все большую актуальность, в том числе и в правительственных кругах, приобретали вопросы защиты национальных экономических интересов России.
Социальные потрясения начала ХХ столетия в России вызвали появление ряда основополагающих документов, на базе которых в стране начался переход от абсолютной монархии к монархии конституционной, с созданием парламентских учреждений, провозглашением многих основных прав и свобод граждан. По мнению Е.А. Лукьяновой, российский абсолютизм долго и мучительно эволюционировал в сторону конституционной монархии. И хотя история свидетельствует о том, что преобразование государственного и политического строя в России было назревшим делом уже в конце ХVIII-начале ХIХ века, с абсолютной монархией покончила только Февральская революция 1917 года(24). Права иностранных граждан в те революционные для государства времена востребованы не были. Имелось достаточно сложностей и с определением круга прав граждан Российской империи.
И все же есть все основания утверждать, что первые шаги по пути учреждения конституционализма Россия сделала именно в начале ХХ века. Первым в этом ряду стоит Манифест от 17 октября 1905 г. "Об усовершенствовании государственного порядка". Царь даровал населению "незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности". В Проекте Основного Закона Российской империи 1905 г. мы не встретим статей, регулирующих проблему иностранцев. В ст. 2 Проекта дается определение понятия гражданства (а не подданства) Российской империи, а также делается ссылка на законы, определяющие условия приобретения такового. Терминологически использованы понятия "русские граждане", "лицо". Глава III посвящена вопросам предоставления прав гражданам государства, в ст. 6 которой определяются равенство граждан перед законом, свобода передвижения распространяется только "на русских граждан" (ст. 13). Единственное использование нормы ст. 7 - "свобода каждого обеспечена законом" - позволяет отнести ее ко всем пребывающим на территории государства лицам, как русским подданным, так и иностранцам.
В Проекте Основного Закона Российской империи в редакции С.А. Муромцева содержалась норма, регулирующая пользование иностранцами правами, предоставленными российским гражданам, с соблюдением ограничений, установленных в законах (ст. 34)(25).
"Основные государственные законы", утвержденные царем 23 апреля 1906 г., содержали ряд положений о правах и обязанностях российских подданных (гл. 8). В то же время в отношении всех лиц применялись такие положения, как "никто: не может подлежать преследованию" (ст. 72), "никто: не может быть задержан под стражей" (ст. 73). В отношении правил приобретения и утраты прав российского подданства предполагалось применение закона (ст. 69). Правами российских подданных иностранцы, пребывающие в России, могли пользоваться с соблюдением ограничений, установленных законом (ст. 82). Таким образом, можно сделать вывод, что в дальнейшем предполагались разработка и введение законов, регламентирующих вопросы натурализации и права иностранцев.
Вопрос предоставления избирательных прав в России также решался в соответствии с общепризнанным правилом исключения из этого процесса "неграждан". Положением о выборах в Государственную Думу 1905 г. определялось, что политическими правами обладают только граждане государства.
Завершая анализ правовых документов дореволюционного периода российской государственности, следует отметить, что процесс закрепления в России идей равенства, справедливости и прав человека в силу объективных причин протекал весьма сложно. Права подданных империи еще только начинали закрепляться в проектах соответствующих документов. В дальнейшем, благодаря теориям, разработанным передовыми российскими учеными того времени, идеи о всеобщности прав каждого человека на реализацию основных его прав, независимо от гражданской принадлежности, найдут свое воплощение.
 

Примечания

 

(1) Российское законодательство Х-ХХ веков. Законодательство Древней Руси / Под общ. ред. О.Н. Чистякова. М., 1984. С. 209.
(2) ПСЗ РИ. 1860. Ст. 3.
(3) Статья 1554 Закона о состояниях предусматривала выход из подданства при условии продажи недвижимого имущества, уплаты трехлетней подати, казенного долга и недоимки. Предусматривалось право возвращения в Россию.
(4) СЗ РИ. Т. IХ. СПб. 1876. С. 315.
(5) См.: ПСЗ РИ. Т. 50. 1875. N 54640. Ст. 35.
(6) См.: Обозрение действующих в России Узаконений о иностранцах. СПб., 1889.
(7) Там же. С. 277.
(8) Устав о службе по определению правительства // СЗ РИ. 1896. Т. 3. Ст. 41.
(9) См.: Устав учебных заведений // СЗ РИ. 1893. Т. IX. Ч. 1. Ст. 3474.
(10) См.: Устав о пенсиях // СЗ РИ. 1896. Т. 3. Ст. 9.
(11) Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами и касающихся различных вопросов частного международного права. Т. III. СПб., 1891. С. 27.
(12) См. подробнее: Обозрение действующих в России Узаконений о иностранцах. СПб., 1889.
(13) См.: Камаровский Л.А. Международное Право в XIX веке. М., 1901. С. 29.
(14) Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами / Сост. Ф. Мартенс. Т. III. СПб., 1876. С. 363.
(15) См.: Волеводз А.Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества. Правовые основы и методика. М., 2000. С. 9.
(16) См. подробнее: Сборник заключенных Россией, действующих конвенций о выдаче преступников и непосредственных сношениях русских пограничных судебных учреждений с иностранными судебными местами. Особое приложение к настольной книге криминалиста-практика. СПб., 1898.
(17) Собрание важнейших трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами (1774-1906). С введением и примечаниями проф. В.М. Александренко. Варшава, 1906. С. 417.
(18) ПCЗ РИ. Собр. второе. Т. LIV. СПб., 1881. С. 27.
(19) См.: Шайо А., Шишак Г. Конституционные проекты в России XVIII - начала XX века. М., 2000.
(20) Там же. С. 165.
(21) Шайо А., Шишак Г. Указ. соч. С. 349, 431.
(22) См.: Тесленко А.М. Правовой статус иностранцев в России (вторая половина XVII-начало XX вв.): Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 17.
(23) См.: Бойко Ю.В. Русские авиаторы во Франции // Вопросы истории. 2001. N 8. С. 142.
(24) См.: Лукьянова Е.А. Российская государственность и конституционное законодательство в России (1917-1993). М., 2000. С. 5.
(25) См.: Там же. С. 675-676, 695.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU