УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Московский педагогический университет

Белов Алексей Викторович

Интеграция пригородных поселений в урбанистическую структуру Москвы во второй половине XIX - начале XX века


Специальность 07.00.02 - отечественная история


Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Москва -1999


Работа выполнена на кафедре истории России средних веков и нового времени Московского педагогического университета


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 

Актуальность проблемы определяется недостаточной изученностью как в масштабе России, так и применительно к Москве, урбанистических процессов второй половины XIX - начала XX вв. Это в особенности относится к трансформации характера поселенческих структур прилегающей к городу округи. Данный аспект горо-дообразования исследован мало. Рассмотрение конкретных путей и «механизмов» влияния Москвы на близлежащую сельскую округу и этапов расширения московских территориальных пределов позволяет выяснить как локальную специфику, так и общие тенденции урбанистических процессов не только в прошлом, но даже в какой-то мере и современном развитии российских городов. Зачастую именно на локальном уровне выявляются закономерности урбанистического развития.
Одна из причин слабой изученности обозначенной проблемы заключается в том, что в арсенале российской историографической практики нет общепринятой методики анализа урбанизации пригородных поселений, отработанной на краеведческом уровне. Подходы западных специалистов созданы на ином, порой не имеющим аналога в нашей стране, материале. Следовательно, необходим поиск собственных методик анализа, который может проходить только в ходе, локальных исследований.
Степень изученности проблемы. В литературе отсугствуют не только специальные работы по проблеме интеграции пригородных поселений в городскую структуру Москвы. Не получил должного освещения ряд вопросов, связанных с этой темой: характер урбаниза-ции, составляющие ее элементы, пути ее осуществления и др. Между тем, эти вопросы не только чрезвычайно сложны, но и необыкновенно важны для исследования. Отдельные их аспекты наличествуют в раде работ, написанных представителями различных дисциплин, и являются итогами развития разных научных направлений.
Относящуюся к теме литературу можно разделить на две группы: труды по истории Москвы и пригородных поселений и работы, раскрывающие проблему урбанизации и (или) подходы к ее изучению.
Анализ изменения характера пригородных поселений и их включения в структуру города с самого начала шел двумя путями: через доминанту развития Москвы (градоцентрический подход) или с точки зрения трансформации сельских, территорий (земско-уездный подход).
Впервые попытку проследить рост территории города, исходя из принципов градоиентрического подхода, предпринял еще в 1865 г. «гражданский топограф Белоусов».1 Он стремился доказать правомерность притязаний Москвы на близлежащие поселения. Одним из явных достоинств этой работы стало обоснование взаимосвязи между столицей и ее округой. Первым же опубликованным трудом, раскрывающим процесс территориального расширения города, стала книга М.П. Щепкина.2 В ней автор осуществлял исследование в рамках истории «муниципальной собственности». В том же ключе составлена в начале XX в. аналитическая записка «Пригороды. Историческая справка».3 Ее создатель не стремился к рассмотрению внутренних причин расширения московских границ и определял этот процесс как следствие «исторического роста столицы».4
Первой работой, затронувшей вопросы не только этапов, но и явлений, обусловивших тенденции городского территориального роста, можно считать работу А.С. Нифонтова. В качестве одного из важнейших факторов территориального роста столицы, он выделяет экономическое и, прежде всего, промышленное развитие «заводских окраин» и пригородов, которое вело к их смыканию с городом. В качестве причины расширения территории города называется переселение жителей Москвы на окраины. Но при этом автор не рассматривал изменения социального статуса жителей поселков, вошедших в состав города.5
Вскоре после публикации работы А.С. Нифонтова выходят четвертый и пятый тома «Истории Москвы». В качестве главных факторов, приведших к расширению границ Москвы, называются усиленная застройка территории города, которая вела к его слиянию с пригородом, и «превращение московских пригородных селений в фабрично-заводские районы Москвы, фактически с ней слившиеся». Таким образом, в 50-е годы нашего века в москвовёдческой литературе окончательно утверждается представление о развитии промышленности города и округи как главного фактора урбанизации
1 ЦИАМ. Ф. 179. О. 21. Д. 94. Л. 15-16.
2 Щепкин М.П. Общественное хозяйство города Москвы в 1863 - 1887 годах. Исто-рико-статистическое описание. Часть 1. Вып. 1. М., 1888; Он же. Общественное хозяйство города Москвы в 1863 -1887 годах. Историко-статистическое описание. Часть 1. Вып. 2. М., 1890; Он же. Общественное хозяйство города Москвы в 1863 - 1892 годах. Историко-статистическое описание. Часть 2. М., 1895.
3 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 3. Д. 2208. Л. 4-10.
4 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 3. Д. 2208. Л. 4.
5 Нифонтов А.С. Москва во второй половине XDC столетия. М., 1947. С. 15-17.
6 История Москвы. Период промышленного капитализма. Т. 4. М., 1954. С. 58, 60, 64.
пригородных поселений. Заслугой авторов вышеназванных работ стало формулирование положения о фактическом существовании наряду с пятью официальными районами Москвы в черте Камер-Коллежского вала, шестого - кольца пригородов за его пределами.7 Однако, несмотря на то, что в «Истории Москвы» было дано обстоятельное описание этапов территориальных приращений, здесь отсутствует единая картина формирования городской территории, исходя даже из градоцешрического подхода.8 В частности, не рассматривалось расширение границ после решения городской Думы от 23 мая 1917 г. В первой части 6-го тома «Истории Москвы» дается описание территории до присоединения пригородов.9 В следующей второй книге речь уже идет о росте территории с 1926 г. по 1931 г.10
Наиболее ярким примером литературы градоцентрического направления являются работы П.В. Сытина,11 заслугой которого стало детальное изучение формирования городской территории, исходя из развития дорожной сети Москвы до 1861 г. Благодаря его усилиям был окончательно сформирован градоцентрический подход, как прием изучения процесса урбанизации окрестных территорий. Несмотря на все свои -плюсы, этот исследовательский путь упускает из внимания роль, которую играли подмосковные поселения в процессе урбанизации. Но до сегодняшнего дня именно он является основным в отечественной исторической науке. Так, совсем недавно увидел свет новый фундаментальный труд, посвященный истории города, который стал важным этапом в изучении прошлого столицы. Однако в нем, как и полвека назад, осталась не затронутой тема развития пригородов и формирование территории Москвы во второй половине XIX в.12 Между тем проблема взаимообусловленности в развитии города и деревни поднималась и подробно разбиралась П.Г. Рындзюнским,13 который отметил усиленное промышленное и аграрное, в первую очередь огородное, развитие «московского пригорода» и уезда как следствие влияния города.14 Им же был проана-
7 Там же. С. 65; История Москвы. Период империализма и буржуазно-демократической революции. Т. 5. М., 1955. С. 13.
1 Там же. Т. 4. М., 1954. С. 66, 79; Т. 5. М., 1955. С. 13.
9 История Москвы. Период построения социализма (1917 год - июнь 1941 года). Т. 6. Кн. 1. М., 1957. С. 16.
10 Там же.
11 Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. Т. 1-3. М., 1957-1972; Он же. Из истории московских улиц. Изд. 3. М., 1958.
12 История Москвы с древнейших времен до наших дней. Т. 2. М., 1997. С. 251-255.
13 Рьшдзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй поло-вины XIX века. М., 1983.
14 Там же. С. 96-97.
кий,17
лизирован вопрос «участия» в процессах городообразования пригородного (в том числе и подмосковного) крестьянства.15
Развитие другого земско-уездного подхода берет свое начало во второй половине XIX в. Оно связано с деятельностью статистиков Московского уезда и губернии. В это время перед органами местного самоуправления остро встали вопросы присоединения «пригород-ного кольца». Оттого, вероятно, для исследований этого периода характерно рассмотрение самого широкого круга вопросов развития земского хозяйства:16
Одним из первых изучал историю пригородов В.А. Левиц-сформулировавший понятие «пригородного кольца» и давший характеристику поселениям, находящимся на этой территории. Его работа демонстрирует углубление представлений о процессах, развернувшихся на землях вокруг Москвы. Одним из результатов более детального анализа стало возникновение специальной терминологии и развернутой классификации пригородных поселений.18
Новым в работах земских исследователей было и то, что в качестве основы процессов, протекающих на территории пригорода и ведущих к его трансформации, им виделась борьба двух укладов: городского и негородского.19 Уездные статистики впервые заговорили о процессах урбанизации (в том числе и на землях округи), обратив внимание на социальную трансформацию населения пригородов,20 Бесспорным достижением их деятельности является и то, что они, ввиду особенностей развития своей территории, указали на процессы урбанизации, протекавшие внутри пригородных поселений. Одной из последних работ, написанных в русле исследований уездных и городских статистических органов, можно считать очерк П.Н. Дурили-на об особенностях формирования городских пригородов.21
15 Там же. С. 204-264.
16 Поселковая жизнь в 1910 году // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1910. С. 2-77; Кредитная кооперация в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вьш. 2. М., 1911.С.4-18; Огородничество и садоводство в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вып. 7. М., 1913.; Молочное хозяйство в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вып. 7. М., 1911; и др.
17 Левицкий В.А. История пригородов Москвы, их санитарное состояние, заразная заболеваемость и население // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1911 С. 28-48.
18 Общий очерк поселкового землевладения в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1911. С. 91-150.
19 Там же. С. 31, 32.
20 Там же. С. 33.
21 Дурилин П.Н. Московские пригороды и дачные поселки в связи с развитием го-родской жизни. М., 1918. С. 6.
Революция 1917 г. привела к исчезновению системы местного самоуправления. Вместе с ней прекратилась работа статистических комитетов. В результате интерес к вопросам, поставленным земскими работниками, заметно ослаб. В официальной науке в 1920-1930-е гг. все больше наблюдался отказ от рассмотрения крупных исторических тем через анализ локально-исторического материала. Эта сфера деятельности становится предметом внимания в первую очередь краеведения, которое вступает в период своего расцвета («золотое десятилетие» 1920-х гг.). Работы, выполненные в рамках данного направления, и, освещавшие историю развития пригородных поселений, появились еще в конце XIX в. В первую очередь надо назвать В.И. и Г.И. Холмогоровых, обобщивших обширное количество ис-точникового материала по истории церквей и сел московской земли. В том числе и вошедших в начале XX в. в состав города: Богородское, Всехсвятское, Марьина, Петровско-Разумовское.22 Большой интерес представляют работы В.А. Капустина 23 и И.Ф. Токмакова,24 а так же ряда других авторов.25 Для основной части краеведческих работ конца XIX - начала XX в. свойственна описательность. Их авторы не претендуют на анализ процессов, направлявших исторический путь сел и деревень. По этим причинам их вхождение в состав Москвы оценивается только как факт, а не цепь причин и следствий. Однако поиск, аккумуляция и обработка документального материала по истории конкретных сел, деревень и слобод стала возможна благодаря расцвету краеведческой школы. Не случайно ее разгром в 1920-1930-е гг.26 привел к приостановке исследований в области ис-тории пригородных поселений.
Недостаточное внимание к прошлому пригородных подмосковных сел и деревень наблюдается с начала 1930-х вплоть до 1980-х
22 Холмогоровы В.И и Г.И. Исторические материалы о церквях и селах XVII - XVIII столетиях. Вып. 5. М.,. 1886. С. 292; Вып. 4. М... 1886. С. 55-59; Вып. 5. М., 1887. С. 7-9; Вып. 4. М., 1885. С. 125-128.
23 Капустин В.А. Леонове. Подмосковное поместье боярина, князя Ивана Никитича Хованского. М., 1908; Капустин В.А. Десятилетие (1910-1913) оценочного производства по отчуждению участка земли в селе Леонове для Московской Окружной железной дороги (выяснение владельцем своих убытков посредством личных объяснений, планов, документов и фотографических снимков). М., 1913.
24 Токмаков И.Ф. Историко-статистическое и археологическое описание села Все-хсвятского Московской губернии и уезда. М., 1898.
25 Виноградов К.Я. Деревня Марьино. М. 1929; ОР. РГБ. (Отдел рукописей россий-ской государственной библиотеки). Ф. 177. К. 2. Д. 6. № 378. Виноградов К.Я. Некоторые моменты из истории деревни Марьино, в связи с историей Останкино; ОР. РГБ. Ф. 177. К. 2. Д. 6. № 378. Мочалин С.А. Об эволюции хозяйства и развитии цветоводства в деревне Марьино, бывшей вотчине Шереметевых; и некоторые др.
26 Рюмина Т.Д. История краеведения Москвы. М., 1998. С. 116.
гг. Главным предметом изучения в это время становится социально-экономическая история27 села и усадьбы Останкино, а также тесно связанной с ее хозяйством деревни Марьина.28
В наши дни происходит возвращение научного интереса к прошлому конкретных регионов и поселений.29 В 1992 г. вышел первый сборник статей, где затронуты вопросы истории ряда пригородных сел, деревень и слобод.30 Эта работа получила свое продолжение в 1995 г., когда увидела свет книга «Северный округ Москвы». Сюда вошли очерки по истории ряда поселений, территория которых стала частью столицы.31 Их авторами был привлечен более широкий, нежели ранее, круг источников, обращено внимание на села и деревни, не являвшиеся до того предметом пристального изучения. Однако проект не предусматривает исследования как по проблеме интеграции «пригородного кольца», так и истории целого ряда поселений.32
Вторая группа работ посвящена изучению процесса урбанизации. Задача выделения городских признаков, была поставлена представителями отечественной науки уже в начале XX в.33 Несмотря на достигнутые результаты, авторы или обращали внимание на ёдну черту (например, город как центр культуры34), или выделяли массу
27 Дедюхин B.C. История формирования села Останкино // Проблемы истории СССР. Вып. 10. М., 1979. С. 76-84.
28 С 1918 г. усадебный комплекс стал музеем. Благодаря этому обстоятельству ис-следование истории Останкино (в отличие от других пригородных поселений) не пре-кращалось.
29 Об этом, в частности, говорит активная и продуктивная деятельность как отдельных исследователей, так и краеведческих центров и объединений: Союз краеведов России (председатель С.О. Шмидт), Московское краеведческое общество (председатель В.Ф. Козлов), Общество «Старая Москва» (председатель В.Б. Муравьев), Краеведческая комиссия при Русском географическом обществе (председатель Никонова М.А.) и др.
30 История сел и деревень Подмосковья XIV - XX веков. Вып. 2. М., 1992. С. 6-9, 64-68; Вып. 3. М., 1992. С. 138-144; Вып. 4. М., 1993. С. 55-59; Вып. 5. М., 1993. С. 84-87; Вып. 6. М., 1994. С. 15-19; Вьш. 8. М., 1994. С. 42-47; Вып. 10. М., 1995. С. 42-47.
31 Северный округ Москвы. М., 1995.
32 История сел и деревень Подмосковья. М., 1995. № 11. С. 65; Северный округ Мо-сквы. М.; 1995. С. 381-382.
33 Озеров И.Х. Большие города, их задачи и средства управления. М., 1906; Рожков НА Город и деревня в русской истории (Краткий очерк экономической истории России). СПб., 1902; Семенов-Тян-Шавский В.П. Город и деревня в Европейской России // Записки Императорского русского географического общества по отделению статистики. Т. 10. Вьш. 2. СПб., 1910.
34 Рожков Н.А. Город и деревня в русской истории (Краткий очерк экономической истории России). СПб., 1902.
неравнозначных признаков.35 По замечанию одного из исследователей этой проблемы В.П. Семенова-Тян-Шанского, они отличались «малой пригодностью... для определения города в России».36
Выделение наиболее общих черт процесса урбанизации было осуществлено представителями, в первую очередь, социологической науки во второй половине XX в. К их числу относится О.Н. Яниц-кий, в книге которого, кроме анализа западных научных направлений, дается авторская оценка процесса.37 В целом ряде диссертационных исследований38 предпринимались попытки рассмотрения таких базовых компонентов урбанизации, как социально-поселенческая структура общества, городской образ жизни и городская среда, взаимоотношение города и деревни, В них же поставлена проблема комплексного исследования городообразовательных процессов и подведены итоги изучения урбанизации представителями различных наук.
С середины 1980-ых гг. была осознана необходимость использования «синтетического подхода» к процессам урбанизации, с учетом многообразия роли городов, усилился интерес к вопросам культурного своеобразия и национальной специфики урбанизации.39
В работах, посвященных зарубежным концепциям урбаниза-
40 ~
ции, давалась оценка «чикагской школы» на основе анализа
35 Так, в аналитическом труде «Города России в 1904 году» указывается 35 признаков города (Города России в 1904 году. СПб., 1906).
36 Семенов-fte-Шанский В.П. Указ. соч. С. 55.
3/ Яницкнй О.Н. Урбанизация, город, человек. М., 1974.
38 Тонкий К.К О взаимосвязи развитая производства, форм расселения и быта семьи. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Киев, 1971; Пивоваров Ю.Л. Современная урбанизация: сущность, факторы и особенности изучения^/ Проблемы современной урбанизации. М., 1972, Виногрцдский ВТ Городской образ жизни: Методологические проблемы. Дис. ... канд. филос наук. Саратов, 1977; Шеифельд Г.О, Влияние урбанизации на взаимоотношение города и деревни. Дис.... канд. филос. наук. Джамбул, 1985; Панфилова В.Н. Социально-поселенческая структура общества: формационньш анализ. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 1987; Лавричеико С.Л. Город как объект социального сознания: Методологический анализ. Дис.... канд. фнлос. наук. Киев. 1991; Демиденко Э.С. Урбанизация: концепция и политика городского развития. Дис. ... д-ра, филос. наук. М., 1992; Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1890-е годы. Л., 1990. -.-..•-.-
39 Демиденко Э.С. О периодизации и особенностях урбанизации в России и СССР // Историческая поступь культуры: земледельческая, урбанистическая, ноосферная Брянск, 1994. С.21-33; Азшезер А.С. Город-фокусурбанизационногопроцесса//Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995. С. 21-28; Репина А.П. Город, общество, цивилизация: историческая урбанистика в поисках синтеза // Город как социокультурное явление исторического процесса, М., 1995. С.32-38; и др.
40 Куличенко Г.Г. Критика современных концепций американской урбанистичесией социологии. Чикагская школа. Дис.... канд. философ, наук. М., 1982; Трущенко О.Е.
10
взглядов ее лидеров Р. Парка, Э. Берджеса, Л. Вирта. В фокусе исследований американских социологов лежало изучение «городской среды» и «городского образа жизни», закономерностей организации городских пригородов, рассматривались механизмы коллективного поведения в городской среде.41
Большой вклад в комплексное изучение истории развития города и его округи внесли западные ученые. Среди зарубежных исследователей проблем урбанизации видное место занимают представители германской науки. Так, большой интерес представляет работа Р. Баумана, где ставится вопрос о влиянии урбанизации на изменение жизни и деятельности сельского населения. Автор уделяет особое внимание развитию инфраструктуры, обращается к вопросу развития пригорода и его разновидностей.42 В книге другого немецкого исследователя С. Груманна, урбанизация рассматривается через такое «многомерное» понятие как «образ жизни», которое выступает в качестве главного признака («Kernstuck»), отличающего поселение городского типа от не городского.43 Проблемам противоположности города и деревни посвящена книга Б. Мартвиха.44
Вопросы урбанизации и взаимообусловленности развития различных типов поселений освещались и в англоязычной литературе. Так, Т. Федор уделял внимание причинам роста городов и городского населения России. К их числу автор отнес ускорение индустриального развития, увеличение роли железных дорог, неравномерность технического совершенствования.45 Исследованием городского развития второй половины XIX в. занимался Е. Бладлеу.46
Большой интерес представляют работы главы лестерской школы Ч. Фитьяна-Адамса,47 и его учеников.48 В основе их исследова-
Городская среда и образ жизни: критика американских социологических концепций. Дне.... канд. филос. наук. М., 1983.
41 Трущенко О.Е. Указ. соч. С. 50, 41.
42 Bauman R. Sozialer Wandel: Ansetze zur Gesellschaftsverandenmg am Beispie! die Entwicktong von Stadt und Land. Kota., 1983. S. 7,73-74, 96.
43 Gnimatm S. Die Stadt. Berlin, 1984.
44 Martwih B. Vom Stadt-Land-Gegensatz zum Stadt-Umland-problem. Gottingen, 1977.
45 FedorT. St. Pattern of urban. Chicago, 1975. P. 239-245.
46 Bladleu J. Muzhik and Moscovrte. Berkeles, 1985.
47 Phythian-Adams Ch. Desolation of a City: Coventry and the Urban Crisis of the Late Middle Ages. Cambridge, 1979; Pbythian-Adams Ch. Introduction: an Agenda for English Local History //Societies, Cultures and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P. 4-23.
48 Mitson A. The Significance of Kinship Networks in the Seventeenth Century: South-West Nottinghamshire // Societies, Cultures and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P^4-76; Carter M. Town or Urban Society? St Ives in Huntingdonshire, 1630-1740 // Societies, Cultnres and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P. 77-130; Lord E.
ний лежит идея рассмотрения истории в «локальном» аспекте («Lo-kal Historia») через развитие «обществ малого и среднего масштаба» ,49 Внимание уделяется проблеме взаимодействия групп сельских и городских общин,50 распространению родственных связей,51 а так же дается характеристика источников, позволяющих проследить их взаимопроникновение.52
Таким образом, из приведенного историографического обзора видно, что проблема урбанизации пригородных, подмосковных поселений не получила достаточного освещения ни в исторической науке, ни в социологии. Однако был раскрыт ряд смежных вопросов. Достигнутые при этом результаты могут быть использованы для исследования заявленной темы.
Целью диссертации является изучение процессов, происходивших в пригородных поселениях, окружавших Москву, и, приведших к их интеграции в городскую структуру.
Для осуществления исследования необходимо решить следующие задачи:
• проследить в исторической ретроспективе особенности развития пригородных поселений, сказавшиеся впоследствии на характере их урбанизации;
• сформулировать критерии оценки степени урбанизации пригородных поселений;
• проследить., опираясь на выделенные критерии, проявления и особенности трансформации пригородных поселений, определив ее типологию;
• установить тенденции развития муниципальных, полицейских и таможенных границ города, выявить причины их расширения.
Объект исследования - пригородные традиционно аграрные поселения, существующие в этом качестве в течение ряда столетий и вошедшие к лету 1917 г. в состав Москвы.
Предметом исследования являются процессы урбанизации, заключающиеся в изменении характера хозяйственной деятельности, социального состава населения, организации жилого простран-
Communities of Common Interest: the Social Landscape of South-East Surrey, 1750-1850 // Societies, Cultures and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P. 131-199.
49 Phythian-Adams Ch. Introduction: an Agenda for English Local History // Societies. Cultures and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P. XI, XTV.
™ Phythian-Adams Ch. Op. ей. Р. XV.
51 Mitson A. The Significance of Kinship Networks in the Seventeenth Century: South-West Nottinghamshire // Societies, Cultures and Kinship, 1580-1850. London and New York, 1993. P. 22-76.
52 Mitson A. Op. cit. P. 76.
12
ства, традиционного крестьянского миропонимания и этики жителей пригородных поселений.
Определение территориальных границ. В круг рассматриваемых в работе поселений включены не все пригородные поселения, а исключительно исконно древние села, деревни и слободы. К ним относятся расположенные:
• к северо-западу от Москвы: село Всехсвятское (Всесвят-ское), сельцо Петровско-Зыкова (Петррвское-Зыково, Петровское, Зыкова);
• на север от города: села Петровско-Разумовское, Останки-'но (Ново-Останкино), деревни Марьина (Марьино), Марфина, Коптева, села Алексеевское, Ростокино, сельцо Леоново;
• на северо-востоке: села Богородское и Черкизово;
• на востоке от «первопрестольной»: деревни Новая Андро-новка (Новая Деревня Аядррновка, Новоандроновка), Хохловка (Хохлово); *
• на юге от Москвы слобода Даниловская (село Данилово).
Всего 15 поселений, расположенных в радиусе 4-5 верст от границы «городского общественного правления».53
Рпредедмтс хронологических р^мок. Нижней хронологической грающей в исследовании выступает 1564 г., когда в качестве городской муниципальной границы («границы городского общественного управления») была утверждена линия Камер-коллежского вала. Однако для полноты картины история поселений рассматривается не с этой «жесткой» и достаточно условной отметки, а в целом с середины XIX в.
В качестве верхней границы определен 1917 г., когда решением городской Думы от 23 мая муниципальная черта была передвинута в основном на линию Окружной железной дороги. Эта дата во многом условна, но она стала официальным завершением интеграции пригородных территорий.
Методологические основы. Изучение поставленной проблемы проводилось в конкретно-историческом аспекте на основе комплексного исследования как базовых, так и частных факторов урбанизации с выяснением причинно-следственной связей через призму системно-структурного подхода. При установлении тех или иных
4 К этому перечню можно отнести поселения Дубровка и Кожухово, но они вошли в состав города только в 1923 г. В то же время в круг исследуемых сел автор включил Ростокино, ставшее официальной частью города только в 1935 т. Это вызвано тем, что на рубеже веков на землях данного сельца развернулось крупномасштабное промышленное строительство, сыгравшее важную роль в ходе урбанизации прилегающей окру-
промежуточных и конечных форм широко использовались критерии оценки степени урбанизации пригородных поселений, сформулированные с учетом работ отечественных54 и зарубежных историков и социологов.55 Их анализу посвящен первый параграф второй главы диссертации.
Источники. При работе над диссертацией были использованы как опубликованные, так и архивные документы.
При проведении исследования важным условием был поиск данных по конкретным поселениям и объектам (например, фабрикам) в то время, так как основная часть документов содержит общую информацию по обширным территориям. В связи с этим особое внимание уделялось поиску и изучению переписки центра и местных, властей, в которой сохранились статистические данные по конкретным поселениям.
В том случае, если переписка не сохранилась, ее могут заменить черновики и другие материалы местных органов, где присутствуют данные о состоянии отраслей производства и аспектов жизни местного населения. Конкретный материал содержат также сборники статистических сведений?6
Важным источником являются данные о состоянии фабрик и заводов, протоколы, журналы заседаний, приговоры и т.д. московского городского самоуправления:11
Самостоятельную разновидность источников составляют налоговые документы', перепись населенных местностей, список землевладельцев-частных собственников, документы оценочной комиссии по определению доходности домов и дач.
54 О.Р. Будина, В.Г. Виноградский, Э.С. Демвденко, С.Л. Лавриченко, В.Н. Панфи-лова, Ю.Л. Пивоваров, О.Н. Яшщкий.
55 Р. Парк, Э. Берджес, Ч. Фитъян-Адамс и др.
36 Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Москов-ского уезда // Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хо-зяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1. М., 1877; Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении селений Московского уезда// Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной санитарной статистики. Т. 1. Вып. 2. М., 1882; Московский уезд. Сведения о народонаселении и его движения за 1869-1873 годы // Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Т. 1. Вып. 1. М., 1877; Московский уезд. Очерки движения населения за десятилетие с 1885 по 1894 год с 24 диорамами и 12 картами // Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Т. 6. Вып. 3. М., 1900.
57 ЦИАМ. Ф. 483. Оп. 3. Д. 165, 1346, 1646; Московская городская Дума. Доклад № 127. М., 1878; Стенографические отчеты о собраниях Московской Городской Думы. М., 1886-1916; Московская городская Управа. Доклад № 34. Б.м., 1899; и др.
14
Поиск материалов в основном велся в фондах Центрального исторического архива Москвы (ЦИАМ). Были изучены и использованы дела из фондов Московской губернской земской управы (Ф. 11), Канцелярии московского губернатора (Ф. 17), Московской гу-бернской межевой канцелярии (Ф. 18), Московской казенной палаты (Ф. 51), Московского губернского правления (Ф. 54), Московской городской Думы и Московской городской управы (Ф. 179), Московского столичного губернского статистического комитета (Ф. 199), Московского губернского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян (Ф. 362), Уездного полицейского управления Московского уезда Московской губернии (Ф. 483), Товарищества Московского металлического завода (Ф. 498), Выхинского волостного прав-ления Московского уезда (Ф. 535), Общества производства и торговли резиновыми изделиями «Богатырь» (Ф. 752), Ростокинской кра-сильно-апперетурной фабрика В.В. Фермана (Ф. 880), Товарищества Даниловского сахарорафинадного завода. (Ф. 2216), и некоторые другие. '
Важное место среди опубликованных источников занимают документы справочного характера по Москве и уезду,58 а так же многочисленные «путеводители по окрестностям Москвы», в том числе из фондов Государственной публичной исторической библиотеки, где хранится не менее трех десятков путеводителей, издававшихся с 1848 по 1915 гг.59
В ходе работы широко использовались воспоминания современников, оставивших живые свидетельства об изменении характера пригорода,60 периодические издания 61 и картографические источ-
ники.
62
58 Афанасьев В.П. Описание Московского уезда с указанием в оном станов, волостей, урядов и селений. М., 1884; Ведомости цен на землю в городе Москве для руководства при приеме в залог Московским Городским Кредитным Обществом недвижимых имуществ. М., 1910; Ведомости цен в городе Москве для руководства при приеме в залог московским Городским Кредитным обществом недвижимых имуществ, к собранию господ уполномоченных 1914 года. М., 1914.
59 Захаров М.П. Путеводитель по окрестностям Москвы и указатель их достоприме-чательностей. М., 1867; Путеводитель к знаменитым окрестностям московским, ближним и дальним. М., 1855; Долгорукий В. Путеводитель по Москве и ея окрестностям. М., 1872; Любецкий С.М. Окрестности Москвы. М., 1880; Захаров М.П. Окрестности Москвы за Сокольнической и Крестовской заставами. М., 1887; Вышеградский А. К. Москва и ее окрестности с описанием французской выстави 1891 года. М., 1891; и др.
60 Богатырев П.И. Московская старина // Московская старина: Воспоминания моск-вичей прошлого столетия. М., 1989. С. 95-171; Богословский М.М. Москва в 1870-1890-х годах // Московская старина: Воспоминания москвичей прошлого столетия. М., 1989. С.387-425.
15
Научная новизна. Работа является первым комплексным в рассмотренных хронологических рамках исследованием процессов урбанизации пригородных поселений, расположенных вокруг Москвы. В диссертации впервые предпринята попытка установить специфику урбанизации вне официальной городской черты. На основе в значительной степени впервые введенных в научный оборот источников освещается ранее не изученное воздействие города на близлежащую округу. Процессы урбанизации рассматриваются через весь спектр качественных изменений: хозяйственно-экономических, социальных, ментальных и др.63 Автор впервые разбирает три основные линии трансформационных процессов, протекавших на территории пригородных поселений: формирование рабочих поселков, выделение крупных частных огородных хозяйств, развитие на территории поселений дачных кварталов. Изучена картина расширения полицейских, таможенных и административных границ Москвы. Сделанные выводы представляют интерес при разработке проблем, связанных с процессами урбанизации пригородных поселений, роста городской территории, а так же приемами изучения глобальных явлений через призму локальной истории.
Практическая значимость. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в общеисторических трудах и краеведческой литературе, а также в учебных курсах по истории России и Московского края, для работы по повышению квалификации учителей истории, при создании учебных пособий по краеведению. Опыт изучения процессов, протекавших в XIX - начале XX вв. на стыке Москвы и уезда, может быть полезен при анализе тенденций развития современного города и его округи.
61 «Спасск» // «Московский листок». 1882 г. 10 мая. Л. 3; «Из под Москвы» // «Мос-ковский листок». 1882 г. 13 мая. Л. 3; «Богородское» // «Московский листок». 1882 г. 28 мая. Л. 3
62 Топографическая карта окружности Москвы снятая офицерами квартирмейстер-ской 1818 года. М, 1823; Военно-топографическая карта Москвы и окрестностей. М., 1860; План столичного города Москвы вновь снятый в 1859 году и гравированный при военно-топографическом депо в 1862 году. СПб., 1862; План царствующего града Москвы с показанием лежащих мест на тридцать верст в округе. СПб., 1763; План столичного города Москвы и его окрестностей (с обозначением конно-железных дорог). Составлен по последним данным межевым инженером Травиным. СПб., 1877; Полный и подробный план Москвы. С указанием границ вновь учрежденных полицейских участков с планом всероссийской выставки 1881 года. Составлен на основании новейших данных и изменений. М., 1882; План города Москвы. М., 1881; План города Москвы с пригородами. СПб. (Составлен между 1901 и 1911 гг.); План пригородов города Москвы. М., 1911; План города Москвы с окрестностями в пределах Окружной железной дороги. М., 1921; и др.
3 Подробно об этом смотри в первом параграфе второй главы.
16
Структура диссертации. Работа состоит из 3-х глав, введения и заключения.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
 

Во введении сформулированы цели и задачи работы, обоснована ее актуальность, рассмотрены историография и источниковая база исследования, определена методологическая основа диссертации, практическая значимость и научная новизна.
Первая глава «Состояние пригородных поселений Москвы к середине XIX века: характер и направление исторического развития». В ходе диссертационного исследования был проанализирован исторический путь 15-та пригородных поселений с первого упоминания о них до середины XIX в. Главной задачей стало выяснение особенностей их развития, оказавших влияние на процессы урбанизации.
Материалы главы показывают, что на протяжении многовековой истории Москвы одним из механизмов формирования ее территории было возникновение за пределами муниципальных границ тесно связанных с ней пригородов. В ряде случаев, в качестве пригородов могли выступать поселения достаточно отдаленные, но, вместе с тем, являющиеся частью города не в административном, а в хозяйственном отношении. Со временем они неизбежно перерастали в городскую структуру, а им на смену приходило новое пригородное кольцо.
К середине XIX в. в состав города вошли земли бывших пригородов - загородных слобод (Арбатец, Лефортовская, Немецкая, Преображенская, Рогожская, Семеновская, Симоновская), а так же ряд других земель. В первую очередь- это городские выгоны, которые с эпохи Екатерины II являлись фактически единственным источником пополнения городской территории за счет уезда. Освоив в значительной степени эти территории, израсходовав тем самым внутренние резервы, Москва вынужденно «перебросила» границы пригородов на неподведомственные ей пространства. Ими стали земли древнейших сел и деревень, которые, по крайней мере с XIV-ХVI вв., представляли собой особую, отличную от прочих селений Московского уезда группу. Это были близлежащие к столице русских царей вотчины, принадлежавшие представителям знатнейших боярских и дворянских родов. Престижность и близость к Москве привели к превращению поселений в крупные подмосковные резиденции, при-
званные обеспечить не только загородный отдых и тесную связь с двором, но и символизировать родовитость владельца.w
Все эти поселения можно разбить на две группы. К первой относятся те, что сохранили за собой роль престижных загородных резиденций знатных вельмож. В них вся хозяйственная деятельность местного крестьянства была обращена на содержание огромного усадебного механизма, дорогостоящего, непроизводительного и от того крайне убыточного, связанного со значительным количеством иждивенцев- дворовых людей.65 После отмены крепостной системы жители старых дворянских вотчин оказались под властью инерции усадебного хозяйства: аграрного характера деятельности, сильной общинной психологии и пассивности населения. Из-за этого процессы урбанизации не получили здесь должного развития, и вхождение данных территории в состав Москвы стало следствием городского роста, а не трансформации местного крестьянского хозяйства, социального состава членов общины, их предпринимательской активности.
К другой группе пригородных поселений относятся села, деревни и слободы, которые со временем перешли в разряд церковно-монастырских66 В конце XIX - начале XX вв. процессы урбанизации шли здесь значительно активнее. Немалую роль при этом сыграла секуляризация церковных земель. Не скованные инерцией помещичьего неэффективного хозяйства местные крестьяне обладали определенной хозяйственной независимостью и- способностью к гибкому экономическому мышлению. Именно здесь, уже к середине XIX в. стал развиваться дачный, а на его почве и квартирный промыслы, сыгравшие важную роль в ходе урбанизации пригородной территории. Подробнее об этом речь пойдет в следующей, второй главе.
Картографический анализ местоположения поселений первой и второй группы показывает, что разделяющей их «осью», в основном, является Ярославское шоссе. Это соответствует тенденциям развития Московской губернии, где восточные уезды носили в несравнимо большей степени промышленный характер, чем поселения северной его части.
Из схемы разделения поселений на две группы выбиваются деревни Новая Андроновка и Хохловка. Они возникли в значительно
64 Алексеевское, Всехсвятское, Коптева, Останкино, Петровско-Разумовское, в меньшей степени Марфина, Марьина, Леонове.
65 Известны факты, когда хозяйственная организация усадьба была налажена как со-временное и высокодоходное производство. В данном случае перед нами образцы усадебной культуры, которые требовали дополнительных вложений из-за своего особого положения вблизи «первопрестольной столицы».
66 Богородское, Даниловская слобода, Петровско-Зыкова, Черкизово, Ростокино и др.
18
более позднее время (XVIII - XIX вв.) и не были связаны с развитием ни вотчинного, ни монастырского хозяйства. Кроме того, становление этих пространственно-поселенческих структур имеет непосредственное отношение к Москве, так как и в том и в другом случае де-ревни были основаны крестьянами-переселенцами на земле городских выгонов. Поэтому с самого начала своего существования жители Новой Андроновки и Хохловки хоть и мало отличались от крестьян, но в значительно большей степени были связаны с городом. Они не только активно занимались несельскохозяйственными промыслами, но даже именовались «сельскими мещанами».
Важную роль в ускорении урбанизации пригородных сел, деревень и слобод сыграла не только их близость к городу, но и расположение на крупных магистралях. В том случае, если они оказались удалены, эти процессы протекали значительно медленнее67 даже по сравнению с непосредственными соседями, территория которых находилась на таком же расстоянии от московских границ, но прилегала к шоссе.68
Вторая глава «Социально-экономическое развитие пригородных поселений во второй половине XIX - начале XX веков». Включение в городскую структуру окрестных поселений в начале XX в. являлось естественным итогом их собственного развития. Для осуществления исследования были выделены критерии оценки процесса урбанизации, заключающиеся в изменения основополагающих характеристик пригородных поселений (наличие определенного хозяйства, социальных отношений, характерной планировки и застройки, системы управления и границ, ментальности) с неурбанистических на урбанистические. Изменение этих показателей свидетельствует о степени урбанизации и фактической интеграции пригородных поселений в состав Москвы.
Традиционно считается, что главным фактором урбанизации является промышленное развитие. Интеграция подмосковных поселений показывает, что приобретение ими городских черт - более сложный процесс. В ходе исследования выяснилось, что проявлением процессов урбанизации можно считать формирование по соседству с пригородными поселениями крупных центров промышленного производства, в том числе и такого передового для того времени как листопрокатного или резинового. Ведущее место при этом принадлежало ткацким и красильно-отбельным заведениям. В течение всего рассматриваемого периода на территории подмосковных при-
67 Коптева, Леоново, отчаста Марфина.
68 Всехсвятское, Корочарово, Ростокино, Хохловка.
19
городных сел, деревень и слобод функционировало несколько десятков фабрик и заводов. Однако, несмотря на неуклонный рост во второй половине XIX - начале XX вв. вокруг Москвы крупных мануфактур, и увеличение числа их работников, подавляющая часть сел и деревень оставалась сельскохозяйственными поселениями с крепкой, как и прежде, общиной.
Документальные свидетельства указывают на то, что случаи отходничества, которые имели место среди местных жителей, не имели массового характера. Интерес к работе на предприятиях проявляла немногочисленная группа крестьянства, по преимуществу по-терявшая значительную часть своих земельных владений. Удалось выяснить степень участия местного крестьянства в работе фабрик, расположенных на землях пригородных поселений. Она составляла ничтожную долю от числа всех лиц, занимающихся производительным трудом. Подавляющее число фабричных рабочих были выходцами из центральных губерний страны и жителями Москвы.
На основании анализа отчетов земских инспекторов, других архивных документов и отзывов современников можно сделать вывод, что в результате чрезмерной удаленности от дома и тяжелейших условий труда сотни работников не только в 1870 - 1880-ые гг., но даже в начале XX в. жили непосредственно в цехах.69 Но постепенно с ростом предприятий я увеличением численности трудового контингента вокруг производств разрастались рабочие поселки (Ново-андроньевский, Алексеевский, Ростокинский, Черкизовский). Здесь оседала значительная часть рабочих. Постоянный приток наемных работников приводил, во-первых, к расширению рабочих поселков, которые сливались с селами, и, во-вторых, к росту на территории последних количества пришлого промышленного населения. Было установлено, что уже в последней четверти XIX в. его количество в несколько раз превышало численность местного крестьянства. Спрос на квартиры в пригородных селах вел к тому, что местные жители или арендовавшие их земли лица начали активно заниматься возведением новых построек для сдачи комнат. В результате в первые десятилетия XX в. показатель роста квартирной площади в пригородах превысил муниципальный в среднем в 2,16 раза, что вело к превращению бывших сел и деревень в негласные загородные районы. Стоимость земельных участков здесь постепенно поднималась до уровня Москвы, что является важным признаком урбанизации.
Этот процесс оказался многократно ускорен перемещением на территорию рабочих поселков части городских жителей из-за роста
'ЦИАМ Ф. 880. Оп. 1. Д. 124 а. Л. 14, 15.
20
цен на землю и повышения платы за проживание. В результате резкого увеличения численности городских и полугородских слоев, спроса на квартиры, повышения цен на землю пригородные поселения все больше (но не абсолютно) теряли свой аграрный характер. Главной ценностью отныне становилась не пашня, а возможность застройки. Владельцы вели ее не в деревенских традициях, (одна-две улицы, ряд домов - ряд хозяйственных построек), а исходя из принципов линейности и секционности. Таким образом, территории пригородных сел превращались в строительную площадку городского типа, несоответствующую хозяйственным задачам сельской местности,; Важную роль в новой планировке играли проезды, соединявшие рабочие кварталы с улицами города и соседних поселений.
Наличие поблизости от поселений «регулярных» дорог имело чрезвычайное значение для ускорения процессов урбанизации. В тех поселениях, где прямая связь с Москвой была по тем или иным причинам затруднена (Коптево, Леонова, отчасти Останкино) процессы интеграции шли медленнее. Проведение городом в 1903 -1908 гг, Окружной железной дороги предопределило включение в зону усиленного влияния Москвы охваченных ею поселений. Почтя все они в скором времени стали частью города. ч
Миграция отходников и городских жителей на территорию пригородных поселений изменяла социальный состав населения. Все меньшую долю в нем составляли местные крестьяне, чей характер деятельности и тип -социальной организации остался прежним (сельскохозяйственный труд, общинное управление, сословная принадлежность). Исключение составила только Даниловская слобода, где община перестала существовать, а жители перешли в городские сословия. Следовательно, промышленное развитие оказалось важным, но не главным, и не единственным фактором урбанизации.
На основании анализа документов уездных и губернских органов управления можно с уверенностью утверждать, что к концу столетия все без исключения пригородные села и деревни оставались преимущественно аграрными. Но процессы их трансформации не могли не отразится на развитии сельскохозяйственного производства, которое продолжало играть заметную роль в жизни большинства пригородных поселений.
Из источников середины XIX в. следует, что в пореформенный период жители подмосковных сел, деревень и слобод оказались в наиболее зависимом положении: меньший надел при больших выкупных платежах. Это относилось даже к государственным и удель-ным крестьянам. Кроме того, в середине столетия земледелие и скотоводство, развивавшиеся на территории Московского уезда, нахо-
21
дались в состоянии глубокого кризиса. Это обстоятельство, а так же близость города и необходимость выплат привели к переориентировке хозяйства на нужды московского рынка. Пригородные села и деревни отходили от традиционных форм деятельности и превращались в хозяйства с массовым производством огородной продукции, в первую очередь картофеля, своеобразными «картофелеводческими фабриками». Выражением этой тенденции станет возникновение на землях пригородных поселений (Даниловская слобода, Марьина, Останкино и, вероятно, других) частных огородных хозяйств хуторского типа с живущими здесь же многочисленными наемными работниками. Новое направление сельскохозяйственной деятельности являлось порождением города и не могло существовать без его участия: стремительное развитие Москвы обусловливало постоянное увеличение потребностей городского рынка, низкие транспортные расходы обеспечивали прибыль, истощавшее почву картофелеводство было возможным только благодаря регулярному поступлению из Москвы удобрений.70 Кроме того, в значительных поступлениях сельскохозяйственной продукции нуждалась городская и полугородская часть населения пригородных сел и деревень.
Производство овощей и корнеплодов на муниципальной земле было традиционно присуще русскому городу.71 В первую очередь это относится к пригородному кольцу. Отсюда огородный промысел распространялся на территорию близлежащих сел, деревень и слобод в результате превращения их в пригороды. Процесс формирования новой пригородной зоны совпадает по времени с периодом активного развития огородничества на этих территориях и может рассматриваться как одно из проявлений урбанизации подмосковных поселений.72 Анализ картографического материала, начиная с середины XIX в., свидетельствует о том, что пригородная зона играла роль огородного придатка Москвы.
Из материалов диссертации вытекает, что концу XIX в. элементы традиционной сельскохозяйственной деятельности (основанной на хлеборобстве) сохранили села или удаленные от города (Все-хсвятское, Коптево, Ростокино), или отличавшиеся сильной общи-ной (Алексеевское, Богородское). Производство здесь серых хлебов (рожь и овес) было обусловлено как крестьянской ментальностью и необходимостью содержать рабочий скот (т.е. традиционными усло-
70 В первую очередь навоза, которого в городе было с избытком из-за многочислен-ного гужевого транспорта.
71 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического про-цесса. М, 1998. 257-299.
72 Этап трансформации в часть городского пригорода.
22
виями аграрного производства), так и возникновением в непосредственной близости от поселений новых рынков сбыта в результате невиданного роста рабочих и дачных пригородов с большой численностью населения и растущими потребностями в сельскохозяйственной продукции. Следствием этого стало сохранение производства кормов с целью обеспечения нужд молочного животноводства, которое развивалось в Алексеевском, Марьине, Ростокине и, вероятно, раде других поселений.
Иным результатом роста городского и полугородского населения на территории пригородных сел, которые фактически слились с соседними рабочими поселками или Москвой, стало увеличение численности мелкого рогатого скота. В первую очередь это явление было распространено на землях Марьина и Новой Андроновки, превратившиеся задолго до конца столетия в неофициальные районы города.
В ходе работы был сделан вывод, что вторая половина XIX -начало XX вв. - время интенсивного роста дач как вблизи, так и непосредственно на территории подмосковных сел и деревень. Важной причиной этого являлись,, многочисленные случаи продажи и аренды крестьянской земли, ставшие возможными после 1861 г., и рост предпринимательской инициативы среди как местных, так и при-щльгх лиц, оценивших перспективы «дачного промысла». Акгивное его развитие привело к тому, что ряд поселений уже к началу XX в. прибрел характер дачных поселков. В первую очередь это относилось к Петровскому-Зыково, Богородскому, Останкину, Алексеевскому и частично другим селам и деревням.73 Здесь так же, как и в рабочих поселках, наблюдалось изменение планировки и застройки по городскому образцу. Шло непрерывное увеличение численности городского населения. Проживание «в деревне» все чаще не ограничивалось летним сезоном, а продолжалось достаточно продолжительное время. Это делает со временем села, в которых дачный промысел является одним из ведущих отраслей хозяйства, негласными «спальными» районами города.74 Расширение структур подобного типа в большей или меньшей степени в разных пригородах Москвы вело к многократному ускорению здесь процессов городообразования.
73 На территории Богородского, и вероятно других поселений, возникают крупные высокодоходные дачные комплексы. Они состоят из нескольких одно и двухэтажных домов с рядом хозяйственных построек. Принципы планировки и облик застройки при этом мало отличаются от городских образцов.
74 Кроме того, оба типа поселений были схожи между собой благодаря распростра-нению по их территории планировки городского типа.
23
Массовый наплыв на территорию пригородных <яоселений пришлого населения с городским характером деятельности вел к ускорению процессов урбанизации. Их проявлением, как видно из архивных документов и воспоминаний современников, стал кризис традиционной крестьянской ментальности: падение особого отношения к обрабатыванию земли, разрушение идеи незыблемости общинного хозяйства, исчезновение авторитета не только ее старейших членов, но и власти как таковой. Следствием этого стал рост числа правонарушений, пренебрежение к власти полиции, невиданная до того жестокость преступников. Другой стороной тех же процессов было изменение места женщины в общине и рост проституции.
Третья глава «Расширение границ городской территории в процессе урбанизации» освещает последовательность интеграции пригородных поселений в состав Москвы. Результаты, полученные в ходе работы, указывают на то, что к середине XIX в. сложился механизм активного распространения городского влияния на окрестности. Его выражением стало одновременное существование нескольких официальных московских границ: основной, муниципальной (сферы влияния московского городского общественного управления) и двух «вторичных» полицейской и фискальной. Все они имели четко очер-ченные контуры и располагались в определенной иерархии. Процесс схватывания границами города новых территорий отражал не только последовательность, но и степень их вхождения в структуру города. Распространение «вторичной» официальной городской границы на то или иное село, деревню или слободу означало прохождение ими промежуточной стадии интеграции применительно к «пограничному критерию». Последним этапом было включение земель в состав муниципальной черты, после чего поселения прекращали, хотя порой только официально, свое существование в качестве неурбанистических структур.
В середине XIX в. муниципальная граница располагалась по линии Земляного города, но под влиянием давно идущих процессов интеграции в 1866 г. она была перенесена на линию Камер-Коллежского вала. Однако исследование показало, что зона, на которую городские органы власти распространили свое влияние, реально была значительно больше и составляла около 4-х верст в радиусе от официальной границы Москвы. Во второй половине XIX в. в официальной или фактической зависимости от московской полиции находились такие села, деревни и слободы как Александро-во, Богородское, Воробьеве, Троице-Голенищево, Даниловское, Дубровка, Новая Андроновка, Кожухово, Корочарово, Марьина, Черкизово, Шелепиха, Хохловка.
24
•В 1854 г. право на наличие границ, выходящих на две версты за пределы муниципальной черты, получили налоговые службы города. Между тем, фактическая «фискальная граница» Москвы была значительно шире. Согласно обнаруженным документам в ее черте на 1866 г. значились такие поселения как Богородское, Воробьеве, Даниловская слобода, Марьина, Новая Андроновка, Троице-Голенищево, Черкизово, и, вероятно, Хохловка.
Вхождение ряда территорий в состав Москвы было только делом времени. В некоторых случаях процессы интеграции зашли настолько далеко, что оставалось только оформить их фактическое слияние с городом.75 Между тем московские власти испытывали в этом вопросе сильное противодействие со стороны уездных органов. Земская администрация старалось свести на нет распространение городских границ, что вело к многочисленным пересмотрам той или иной из них. Тем более, что центральные органы власти в этом вопросе всегда поддерживали уезд. Несмотря на это, к концу ХГХ в. полицейские и налоговые органы контролировали 5 из 15 пригородных сел и деревень, ставших впоследствии частью муниципальной территории Москвы, что не только упрочило их позиции в системе городской структуры, но и являлось свидетельством углубления процессов интеграции. •• "
Из материалов третьей главы видно, что утвержденная в 1899-1900 гг. новая муниципальная граница соответствовала интересам уездного земства: в состав города не вошло ни одно из пригородных поселений. Несмотря на это, московские налоговые границы распространились на села Алексеевское, Богородское, Черкизово, сельцо Петровское-Зыково, деревни Новая Андроновка, Дубровка и Даниловскую слободу. Под контроль городской полиции перешли Воробьеве, Данилово, Новая Андроновка, Хохловка и Черкизово, а чуть позже Алексеевское, Марьина, Петровское-Зыково и, косвенно, Ростокино, что еще более упрочило степень их интеграции с Москвой.
С «высочайшим утверждением» в 1899-1900 гг. официальной городской границы московские органы власти лишились прав на дальнейшее распространение своего влияния. Поэтому они попытались обойти эту преграду и не позднее 1911 г. пошли на создание особой переходной административно-территориальной единицы-зоны официального городского пригорода. В ее составе оказались земли уезда (в том числе и рада пригородных поселений), непо-
75 В первую очередь это относится к таким восточным и юго-восточным селам как Богородское, Новая Андроновка, Черкизово и Даниловская слобода.
25
средственно примыкавшие к территории Москвы и составлявшие с ней к началу XX в. единое целое. По всем «критериям оценки» процесса урбанизации это была часть городского пространства. Официальное оформление его городского характера стало возмож-ным после февраля 1917 г., когда революционные преобразования уничтожили искусственные преграды на пути естественного роста Москвы. Решением московской городской Думы от 23 мая 1917 г. пригородные поселения, расположенные по преимуществу внутри кольца Окружной железной дороги, были признаны частью «первопрестольной». Таким образом, к 1918 г. получил свое официальное завершение очередной этап складывания городской территории. На всем его протяжении одну из ведущих ролей играли процессы урбанизации пригородных поселений и их интеграция в состав городского пространства.
В заключении подводятся итоги исследования, сделаны обобщения.
В работе были выделены три основных типа урабанизацион-ных процессов: промышленное, сельскохозяйственное и формирование непроизводственных видов деятельности (дачный и квартирный промыслы) Каждое направление хозяйственной деятельности породило свой переходный тип поселения от сельского к городскому: рабочий поселок (промышленное), частный огородный хутор (аграрное), дачный поселок (непроизводственный тип). Изменение характера хозяйственной деятельности и социального состава влекли за собой трансформацию всей структуры пригородных поселений, сближая их с городом и делая интеграцию неизбежным следствием их собственного развития под влиянием города. Тип трансформации во многом зависел от характера поселения: являлось ли оно центром крупной дворянской усадьбы, было ли частью монастырской вотчины, или возникло значительно позже на городских землях, что предопределило ее тесную взаимосвязь с Москвой.
Процесс урбанизации наряду с общими тенденциями имел свою, сугубо региональную специфику. Так, на территории пригородных сел, деревень и слобод сельскохозяйственное производство не только не исчезло, но и получило заметное развитие, органично вписавшись в городскую структуру. Вследствие этого было приостановлено разрушение общины, что, казалось бы, противоречит процессу градообразования. Изменение социального состава населения шло, главным образом, по пути увеличения доли пришлого населения. Кроме того, Москве был присущ свой устоявшийся порядок формирования городской структуры. Распространение московского -26- Интеграция пригородных поселений в состав города во второй половине XIX - начале XX вв. - это далеко не только результат распространения московской границы на территорию уезда, итог сугубо внутригородского развития. Это следствие процесса урбанизации окрестных территорий, в результате которого традиционные аграрные поселения приобретают не свойственные им ранее черты. Происходящие под влиянием Москвы трансформации вели к органичному взаимному притяжению города и округи, что делало процессы интеграции естественными и неизбежными.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Особое административное положение «московского пригорода» на рубеже XIX-XX веков // Москва в истории России. М., 1997. С. 87-89.
2. Этапы развития подмосковного села Останкино // Проблемы управления: Тезисы докладов пятого Всероссийского студенческого семинара. Вып. 3. М., 1997. С. 66-67.
3. На старой Стромынской дороге: село Елохово и Немецкая слобода // Вестник Московского педагогического университета. Серия «История». Вып. 1. М., 1998. С. 36-39.
4. Москва и пригородные уездные территории в процессе урбанизации второй половины XIX- начала XX века: проблема развития системы управления'// Управление 98: Материалы международной научно-практической конференции. Вып. 1. М., 1998. С. 111-114.
5. Проблема урбанизации в России во второй половине XIX- начале XX века // Проблемы управления. Тезисы докладов пятого Всероссийского студенческого семинара. Вып. 5. М., 1998. С. 53-55.
6. Проблема урбанизации пригородных поселений: критерии исторического анализа // Проблемы истории Московского края: тезисы докладов региональной конференции, посвященной 70-летию образования Московской области. М., 1999. С. 60-61.
7. На переломе: город и проявление кризиса сельского мировоззрения на рубеже XIX - XX веков // «Армагеддон». 1994. №. 4. С. 35-40.
Апробация работы. Автор диссертации выступал с докладами по теме исследования на 10-ти научных конференциях: 3-х внутривузовских (МПУ76), 5-и межвузовских (ГУУ,77 МИЭТ78), 1-й межрегиональной (МПУ), 1-й международной (20-24 октябрь 1998 г. ГУУ).



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU