УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Министерство внутренних дел Российской Федерации Нижегородский юридический институт
 

Биюшкина Надежда Иосифовна
 

Проведение судебной реформы 1864 г. в российском государстве (на примере Нижегородской губернии)
 

Специальность: 12.00.01 - теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений
 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук
 

Нижний Новгород-1998
 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 

Актуальность темы обусловлена наличием ряда факторов, характери-зующих современную историко-правовую действительность. 90гг.ХХ в. можно назвать переходным этапом от социально-экономического, правового, куль-турно-образовательного, идеологического, политического монизма к плюра-лизму во всех сферах жизни общества, к осмыслению понятия свободы в ее различных аспектах, к вхождению на путь приближения к правовому государ-ству и гражданскому обществу. Исходя из данной ситуации, перед современ-ным российским государством и обществом стоят задачи качественной рекон-струкции, которая должна быть проведена эволюционным, социально-приемлемым образом, на основе права, а не насилия. Отсюда следует, что не-обходимым условием для успешного решения поставленных задач является создание такой правовой модели общества, применение которой в реальной действительности позволило бы достичь более высокого уровня развития ры-ночной экономики, что позволит совершенствовать социальную, культурно-образовательную сферу, на этой основе реализовывать остальные признаки, присущие правовому государству.
Обоснование выбора объекта и предмета настоящего исследования непо-средственно связано с актуальностью темы кандидатской диссертации. Судеб-ная реформа, начавшаяся в 1864 г., проводимая в контексте других великих преобразований 60-70-х гг. XIX в, тоже была направлена на создание правового государства. Единство целей, поставленных как перед обществом в середине прошлого века, так и перед современным социумом, обусловило постановку сходных задач для их достижения. Феномен заключается в повторяемости политико-правовой модели, к которой устремляется Российское государство, пройдя 130-летний цикл своего развития. Это явление не относится к категории случайного, а принадлежит к разряду закономерностей.
Данное утверждение доказывается объективными процессами, происхо-дившими в обществе в 60-70-е гг. XIX в., характеризовавшимися отходом от феодального способа производства, от сословной структуры, от правосознания раба и господина, от чиновничьего монополизма на все отрасли управления.
В 90-е гг. XX в. происходит отказ от социалистического способа произ-водства, от упрощенной социальной градации, от понимания права как воли господствующего класса, возведенной в закон, а также как системы общест-венных отношений, от огосударствления всех сфер политической и обществен-ной жизни и, в целом, от осознания реальной власти, как абсолютной прерога-тивы узкого круга лиц.
Исходя из понимания закономерности рассматриваемого явления, представляется продуктивным использование опыта проведения демократиче-ских преобразований, осуществлявшихся на законной, а не насильственной ос-нове. Творческая переработка восприятия проанализированной информации об особенностях правоприменения Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. с учетом современных условий позволяет избежать повторения ошибок и воспользо-ваться позитивными результатами Судебной реформы 1864 г.
Оценить степень конструктивности современной правовой модели можно лишь, изучив практический опыт ее реализации и функционирования, т.е. по прошествии значительного времени.
В настоящий момент продолжается процесс формирования юридической основы государства (например, обсуждается проект закона о мировом суде), поэтому делать выводы о результативности судебной реформы 90-х гг. XX в. в период ее внедрения не представляется возможным. Современные преобразо-вания в судоустройстве и судопроизводстве проводятся на основе принципов, уже реализованных во второй половине XIX в., что позволяет оценить вероят-ность наступления тех или иных правовых последствий, могущих произойти в ходе создания, функционирования элементов, составляющих пореформенную судебную систему. Это положение подчеркивается современными исследователями, например, С.А.Егоров отмечает, что «отдельные институты и принципы различного типа демократической государственности имеют общечеловеческий характер и заслуживают пристального изучения» .
Цель и задачи исследования. Целью данного диссертационного иссле-дования является детальное, комплексное изучение концепции проведения Су-дебной реформы 1864 г. на примере Нижегородской губернии; выяснение ис-торико-правовой действительности, в которой происходило внедрение и дея-тельность пореформенных судебных учреждений; анализ механизма простран-ственно-временного распространения; функционирования вновь созданных, либо преобразованных правовых институтов.
Необходимым условием для достижения этой цели явилось решение сле-дующих задач: 1) выяснения хронологической последовательности упразднения дореформенных судебных учреждений, их роли в социально-экономической жизни 60-х гг. XIX в.; 2) установления иерархии законодательных актов, составивших юридическую базу проведения ликвидации судебной структуры, существовавшей до принятия Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. 3) определения общего характера проведения Судебной реформы 1864 г. в Рос-сийском государстве; 4) выделения и характеристики круга проблем, постав ленных судебной реформой, носящих концептуальный характер; 5) обстоя-тельного исследования особенностей создания и функционирования окружного суда, на примере Нижегородского суда; 6) изучения фактологических и сущно-стных аспектов трансформации прокуратуры, формирования институтов су-дебных следователей, присяжных поверенных, нотариата и мировой юстиции; 7) выделения общих и особенных черт, характеризующих пространственно-временное распространение и состав этих органов.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования кандидат-ской диссертации является, в широком смысле, правовая и историческая дейст-
' Егоров С.А. Бедна ли Россия демократическими традициями // Государство и право. 1997, №6. С. 102.
вительность в центральных регионах Российской империи в пореформенный период XIX в. В более узком понимании, объектом исследования выступает Судебная реформа 20 ноября 1864 г.
Предмет диссертационного исследования представляет собой проблему внедрения новых начал судоустройства и судопроизводства, в юридическую практику Российского государства (на примере Нижегородской губернии, как региона, характерного по многим показателям для центральной России того времени).
Методологическая и теоретическая основа исследования. Раскрытие предмета диссертационного исследования, достижение его цели и поставлен-ных задач основывается на применении диалектического метода познания, от-носимого в юридической науке к категории всеобщего. Использование всеоб-щего метода позволило исследовать поставленную задачу в динамике, то есть проанализировать процесс уничтожения «старых» судебных учреждений и соз-дания и развития пореформенных «новых» судебных институтов.
Принцип историзма, неразрывно связанный с диалектическим методом познания, также составил методологическую базу настоящего исследования. Его применение предоставило возможность осмыслить процесс проведения Судебной реформы 1864 г. в связи с конкретно-историческими условиями того времени.
Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы. Этот метод исследования позволяет провести условное разделение такого сложного государственно-правового яв-ления, как внедрение Судебной реформы 1864 г. в правовую действительность Российского государств.
При написании работы был применен сравнительно-статистический ме-тод исследования. Его использование позволило систематизировать статисти-ческие данные о составе мирового суда, присяжных поверенных, судебных следователей, проследить динамику развития этих и других пореформенных
институтов, осуществить сравнительную характеристику показателей уровня развития присяжной адвокатуры, институтов судебных следователей, мировых судей, нотариата в Нижегородской губернии в сравнении с другими губерниями центральной России.
Теоретическую основу составили использованные фонды Российского государственного исторического архива Российской национальной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина, Государственного архива Нижегородской облас-ти, Полное собрание законов Российской империи. Судебные Уставы 20 ноября 1864 г.. Судебно-статистические сведения и соображения о введении судебных реформ по Нижегородской губернии и т.д.
Кроме архивных актов и других источников теоретическую базу данной кандидатской диссертации составили монографические исследования дорево-люционных авторов, таких как: Джаншиев Г., Кони А.Ф., Фойницкий И.Я., Фукс В. Арсеньев К.К., Танеев В.И., Филлипов М.А., Спасович В.Д., Тимофеев H.В, Гессен И.В., Винавер М., Леонтьев А.
Периодические издания второй половины XIX в. также легли в основу этой работы. К ним относятся журналы «Русская старина», «Российский вест-ник», «Юридический вестник», «Право», «Журнал Соединенных департа-ментов Правительствующего Сената», «Журнал гражданского и уголовного права», «Вестник права», газеты «Нижегородские губернские ведомости», «Московские ведомости».
Тщательному изучению подверглись работы, созданные в советский пе-риод исследователями Российского государства и права второй половины XIX в., такими как Чельцов-Бебутов М.А., Юшков С.В„ Виленский Б.В., Зайончков-ский П.А., Троицкий Н.А., Оржеховский И.В., Чернуха В.Г., Гадай Ю.Г., Ко-ротких А.Г. и другие. Была изучена современная литература по предмету ис-следования .
Научная новизна исследования. Научная новизна диссертационной ра-боты заключается в проведении комплексного исследования процесса практической реализации Судебной реформы 1864 г. В ходе этой работы были изучены условия, порядок и особенности пространственно-временного распространения пореформенных институтов на примере Нижегородской губернии.
Сравнительный анализ исследуемых явлений в Нижегородской и других губерниях центральной России, включая Московскую, позволил определить общие и особенные черты, характеризовавшие проведение Судебной реформы. Выделены этапы ее внедрения в Нижегородской губернии.
В научный оборот вводятся новые архивные источники в области краеведения. В ходе диссертационного исследования дана характеристика ряда проблем концептуального плана, связанных с раскрытием сущностных аспектов проведения как преобразований, начавшихся в 1864 г., так и судебной реформы, стартовавшей в 1991 г. На защиту выносятся следующие положения:
1. Процесс проведения судебной реформы происходил с учетом социально-экономических, культурно-образовательных, правовых, идеологических особенностей каждого региона.
2. Упразднение дореформенных судебных учреждений (уездных, словесных, коммерческих и органов дворянской опеки) как необходимое условие внедрения новых начал судоустройства и судопроизводства.
3. Иерархия законодательных актов, составивших юридическую базу проведения ликвидации судебной структуры, существовавшей до 1864 г. по их юридической силе соответствовала следующему перечню: 1) указы Его импера-торского величества; 2) указы Правительствующего Сената; 3) правила и ин-струкции министра юстиции статс-секретаря графа К.И.Палена; 4) распоря-жения сенатора А.Н.Шахова, ревизующего судебные места Нижегородской губернии; 5) правила и инструкции главы администрации Нижегородской губернии А.А.Одинцова.
4. Наиболее общие проблемы концептуального плана, определившие процесс проведения Судебной реформы, а именно: выяснение статуса судей в государстве; определение места и роли мировой юстиции в судебной системе; отделение суда от администрации, достижение его независимости; разграни-чение функций мирового суда, полиции и судебных следователей; принятие презумпции невиновности, как неотъемлемого атрибута гражданских прав; установление равенства сторон в процессе и другие.
5. Меры органов администрации, местного самоуправления, сенатора А.Н.Шахова, ревизовавшего судебные учреждения по созданию материально-технической базы окружного суда, формированию его кадрового корпуса. Внедрение пореформенных судебных органов в российскую юридическую практику как результат обоюдных усилий правительства и граждан.
6. Анализ процесса создания, функционирования и количественного состава прокуратуры, судебных следователей, адвокатуры, нотариата как элементов пореформенной судебной системы на губернском уровне в их взаимосвязи.
7. Анализ нормативно-правовой базы реформирования мировой юстиции на примере Нижегородской губернии, пространственно-временное распространение мирового суда, комплектование его кадрового корпуса, взаимоотношения работников мировой юстиции с полицейскими органами. Изучение опыта правоприменительной деятельности мировых судей Нижегородской губернии.
8. Социально-политические, культурно-нравственные последствия Судебной реформы 1864 г. (зарождение элементов правового государства и гражданского общества, необратимые изменения в правосознании мыслящей части социума).
Теоретическое и практическое значение проведенного исследования. С научно-теоретической точки зрения практический опыт реализации тех или иных положений рассматривается, как критерий их истинности. Исходя из та-кого видения проблемы, изучение процесса проведения Судебной реформы 1864 г. в регионах с типичным уровнем социально-экономического, культурно-образовательного развития для центральной России позволяет оценить сте-
пень результативности ее осуществления. Соотнесение позитивных и негативных аспектов функционирования пореформенных институтов делает возможным программирование перспектив внедрения положений, составляющих законодательную основу современной судебной реформы.
В практическом отношении результаты проведения исследования могут быть применены в научно-исследовательской работе преподавателей и студен-тов юридических ВУЗов МВД, юридических и исторических факультетов уни-верситетов и других гражданских ВУЗов и колледжей, в процессе изучения ис-тории отечественного государства и права.
Сравнительный анализ статистических данных является полезным мате-риалом для дальнейшего изучения истории Нижегородской области, поэтому может использоваться в архивно-музейном деле. Диссертационное исследова-ние и выводы, содержащиеся в нем, могут составить фактологическую и мето-дологическую основу спецкурса, посвященного истории развития судебных институтов в Нижегородской губернии, в частности, и в Российском государст-ве, в целом.
^Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Данное исследование рецензировалось на кафедре Теории и истории государства и права ННГУ им.Н.И.Лобачевского, обсуждалась на кафедре Государственно-правовых дисциплин НЮИ МВД РФ. Различные аспекты исследования полу-чили развитие в виде отдельных научных работ. Автор принимал участие во второй Всероссийского научной конференции: «Возрождение России: пробле-ма ценностей в диалоге культур» (Н.Новгород, 1-3 февраля 1995 г.); в регио-нальной научно-практической конференции «Проблемы государственного и муниципального управления в современной России» (Н.Новгород, 15 марта 1995 г.); во Всероссийской научно-практической конференции «Российская правовая система и международное право: современные проблемы взаимодей-ствия (Н.Новгород 20-22 сентября 1995 г.); во Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Правовая реформа в
Российской Федерации» (Москва, ноябрь 1995 г.); в историко-краеведческой конференции, посвященной 775-летию Нижнего Новгорода «Город славы и верности России» (Н.Новгород, 25 марта 1996 г.); в Проблемном семинаре «Правовые средства защиты законопослушного гражданина в экономической сфере» (Н.Новгород, 22 мая 1997 г.); в международной научно-практической конференции «Семья в новых социально-экономических условиях» (Н.Новгород, 2-4 октября 1997 г.); в научно-практической конференции молодых ученых «Российское право в период социальных реформ» (Н.Новгород, 18 ноября 1997 г.); в Чтениях памяти Н.М.Добротворова «Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории» (Н.Новгород, 24-25 апреля 1997 г.).
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее актуально-стью, показывается степень научной разработанности проблемы, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его методологическая и теоре-тическая основа, показывается научная новизна, теоретическое и практическое значение работы, содержится историографический обзор источниковедческой базы исследования.
В первой главе диссертации - «Новые начёта судоустройства и судо-производства по Судебной реформе 1864 года» - рассматриваются проблемы выбора путей, методов, принципов, форм применения Судебных Уставов 1864 г. в Российском государстве.
Становление судебной системы в Российской империи, основанной на началах Судебной реформы 1864 г., было сопряжено со значительными про-блемами, носящими формально-юридический, экономический, кадровый, мо-рально-этический характер. Оптимальный вариант решения стоявших перед правительством задач подобного рода, вероятно, заключался в необходимости многоуровневого, поэтапного распространения принципов Судебной реформы
1864 г. Очевидные различия в социально-экономическом, религиозном, образовательном уровне развития регионов препятствовали созданию пореформенной судебной системы одновременно во всем государстве. Позиция министерства юстиции, поддержанная государем, характеризует высокую степень ответственности центральных органов исполнительной власти, за последствия внедрения Судебных Уставов. Правительством был продуман и детально проработан каждый этап проведения реформы в губерниях и уездах российского государства. Попыткам реформирования губернской судебной системы посредством, так называемой, шоковой терапии был дан решительный отпор.
Процесс теоретического обсуждения путей правоприменения Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. привел к необходимости некоторой трансформации принципов внедрения пореформенных судебных органов. Например, в ряде гу-берний мировые судебные учреждения вводились отдельно от общих. Данное обстоятельство имело ряд оснований как объективного, так и субъективного плана.
Концептуальные аспекты формирования и деятельности института ми-ровых судей в современной Российской судебной системе представляют собой открытые, неразрешенные проблемы. Подобное состояние разработанности со-временного правового статуса мировой юстиции свидетельствует о необходи-мости детального изучения и анализа юридической базы, определившей про-цесс успешного функционирования мировой юстиции, а также - опыт право-применительной деятельности этого органа.
Неотъемлемой частью пореформенного судопроизводства явился инсти-тут адвокатуры. Важной коррективой, касавшейся организационной структуры присяжных поверенных, в связи с завершением процесса создания судебных округов в Российском государстве, явилось прекращение практики создания новых советов присяжных поверенных в середине 70-х гг. XIX в. Органы само-управления присяжных поверенных сыграли немаловажную роль в достижени-ях российской юридической теории и практики. К наиболее важным из которых следует отнести: пересмотр основных принципов уголовного права и процесса; развенчание формальной теории доказательств; проблема вменяемости и невменяемое ти; критика теории "врожденного преступника" Ломброзо; необходимость принятия условного и условно-досрочного освобождения; отмена принципа привлечения к уголовной ответственности за объективное во вне поведение; установление равенства сторон, как принципиально нового направления в Российской процессуальной деятельности; презумпция невиновности. Все это составило правовую основу функционирования пореформенной судебной системы, что и явилось предметом детального изучения.
Деятельность адвокатуры в современном российском государстве пре-терпела значительные изменения по сравнению с советским периодом ее суще-ствования. Эти явления способствовали предъявлению к кадровому составу данного института таких профессиональных требований, которые были при-сущи дореволюционным присяжным поверенным (широкая эрудиция, профес-сиональное красноречие и т. д.). Факторы подобного рода привели к необхо-димости изучения профессионального опыта, выработанного выдающимися дореволюционными юристами, такими как: А.Ф.Кони, К.К.Арсеньев, Ф.Н.Плевако, С.А-Андреевский, В.Д.Спасович, А.И.Урусов, И.П.Карабчевский и др.
Важным элементом Судебной реформы стало укрепление института су-дебных следователей, который был создан еще до вступления в законную силу Судебных Уставов, а именно, - 8 июня 1860 г.
В процессе обсуждения проекта Судебных Уставов и их внедрения в юридическую практику возник кадровый вопрос, а также проблема разграни-чения сфер компетенции полицейских органов и судебных следователей. Дис-сертанткой изучены позиции государственных деятелей по этим проблемам и сделаны выводы о том, что судебным следователям принадлежала решающая роль в осуществлении следствия, как в плане сохранения принципа независи-мости судопроизводства от административно-полицейских органов, так и в повышении профессионального и морально-этического уровня проведения этой стадии процесса.
Принцип несменяемости представителей судебного ведомства по праву относится к ряду важнейших достижений Судебной реформы 1864 г., свиде-тельствовавший об осознании законодателем необходимости отделения судеб-ной власти от административно-исполнительной, что является, по мнению со-искательницы, одним из атрибутов правового государства.
Эта концепция имеет непреходящее значение и для современного разви-тия судопроизводства и судоустройства, не случайно поэтому она находится в центре внимания исследователей 90-х гг. XX в.
Автором исследуется субъективный и объективный аспекты, воздейст-вующие на позицию судей и других работников судебной сферы и делается вывод о всеобщем влиянии объективного фактора и дифференцированном ха-рактере воздействия субъективного аспекта на управомоченного работника юс-тиции при вынесении того или иного судебного решения.
Проблема создания и вопросы функционирования суда присяжных засе-дателей, как в российской империи, в целом, так и в Нижегородской губернии, в частности, не рассматриваются в данном исследовании в связи со значитель-ной степенью разработанности в современной исторической науке, а так же среди исследователей отечественного права и государства .
В главе делается попытка осмысления актуальности проблем, связанных с реформированием прокуратуры, проведенным во второй половине 60-х гг.,
^ Мизулина Е.Б. Независимость суда еще не есть гарантия правосудия // Государство и право. 1992, № 4. С.52. Федотов Н.В. О судебной реформе в России // Государство и право. 1992, № 6. С. 6.
^ Петрухин ИЛ. Состязательность и правосудие (к 100-летию М.С.Строговича) // Государство и право. 1994, №10. СЛ28-137. Галкин А., Немытина М. Право на суд присяжных // Российская юстиция. 1995, №12.0.10-11. Коротких А.Г. Генезис суда присяжных в России по судебной реформе 1864 г. // Правоведение, 1988, №3.5 с. Демичев А.А. Деятельность российского суда присяжных в 1864-1917 гг.: историко-социальные аспекты (на материалах Московского судебного округа). Диссертация на соискание ученой степени канд.ист.наук. Н.Новгород, 1998.301с.
для современного периода осуществления судебной реформы 90-х гг. XX в. Вопрос о месте прокуратуры в судебной системе является предметом дискуссии среди исследователей, занимающихся изучением проблем реформирования судебной системы'.
В диссертации содержится анализ различных точек зрения исследовате-лей по данному вопросу и подводятся следующие итоги: до 1864 г. и 1917-1990 гг. прокурорский надзор в России имел юридический статус государственной власти, контролирующей весь государственный аппарат. В пореформенный период XIX в. и в современных условиях функции прокуратуры коренным образом изменяются в связи с иными целями судопроизводства.
Делается вывод, что опыт качественных преобразований,- проведенных мирным, реформаторским, приемлемым для населения способом, имеет непре-ходящее значение, и для современной российской государственности, разви-вающейся в направлении от авторитарной, командно-административной систе-мы, к внедрению правового государства и гражданского общества в историче-скую действительность конца XX в.
Вторая глава «Процесс внедрения пореформенных судебных учрежде-ний в Нижегородской губернии» содержит пять параграфов.
Первый параграф «Создание формально-юридической базы, регулиро-вавшей проведение ликвидации дореформенных судов» посвящен изучению процесса реконструкции дореформенных судебных учреждений, без которого проведение в жизнь судебной реформы 1864 г. не представлялось возможным.
В Нижегородской губернии произошла отмена дореформенных судебных установлений в соответствии с такими юридическими актами, как: указ Правительствующего Сената от 19.03. 1869 г., инструкции министра юстиции от 13
' Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М., 1884. С.27-28. Фойницкий ИЛ. Курс уголовного судопроизводства. T.I. Спб., 1912. С.526. Федоров Н.В. О судебной реформе в России // Государство и право. 1992, №6. C.I 1. Мизулина Е.Б. Независимость суда еще не есть гарантия правосудия // Государство и право. 1992, №4. С.60-61. Басков В.И. История прокуратуры Российской империи // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. М„ 1997, №2. С. 11.
марта 1869 г. и 16 марта 1869 г. и др. Изучаемые документы находились в соответствии друг с другом и обеспечивали четкое подчинение нижестоящих судебных органов вышестоящим, включая всеобъемлющую информированность относительно деятельности подведомственных инстанций. Они также определяли порядок хранения дел, по которым судопроизводство прекращалось. Они предоставляли общее руководство реконструкцией дореформенных судебных учреждений сенаторам, ревизовавшим данную губернию.
Подробно анализируется порядок ликвидации уездных, торговых и гу-бернских судов. Дела, подлежавшие возобновлению в общих судебных местах, передавались в архив окружного суда, а в мировых судебных установлениях — представителю уездного съезда мировых судей.
Исследованные факты свидетельствуют о том, что механизм руководства и контроля над процессом закрытия дореформенных судебных установлений на территории, где вводились Судебные Уставы в полном объеме, и в местностях, в которых создавались мировые судебные органы отдельно от общих, является идентичным.
Судебная реформа 1864 г. положила предел существованию узаконенно-го третейского, коммерческого и торгового судов. Автором был предпринят краткий исторический экскурс в отношении рассматриваемых судебных орга-нов. Их упразднение было унифицировано юридическими актами, такими как «Правила» министра юстиции, носящие подзаконный характер по отношению к Судебным Уставам.
С формально-юридической точки зрения, это способствовало прекраще-нию деятельности рассматриваемых судов в чрезвычайно короткий срок (так, в 11-й уездах Нижегородской губернии эти учреждения были упразднены в те-чение марта-апреля 1869 г.). Фактической причиной их быстрой ликвидации явилось отсутствие их реальной работы: дела в них либо совсем не рассматри-вались, либо их количество было незначительным.

Рассматриваемые процессы были сопряжены с решением кадрового во-проса. Государство не оставляло без внимания бывших служащих упразднен-ных уездных судов, назначая им жалование и тем самым сводя к минимуму возможное социальное недовольство в среде чиновничества, являющегося опо-рой самодержавия.
Дореформенные органы дворянской опеки продолжали свою работу. Их деятельность, анализ которой дается в этом параграфе, осуществлялась в соот-ветствии с указом Правительствующего Сената от 7 ноября 1866 г.'
С февраля по апрель 1869 г. в Нижегородской губернии были упразднены уездные суды. «Правила» министра юстиции, регулировавшее этот процесс, имели адресную форму и идентичное содержание. Следовательно, правительство Российской империи не допускало применения аналогии для правового регулирования процесса демонтажа уездных судов, т.е. закрытие дореформенных судов в каждом уезде проводилось в соответствии с юридическими актами, изданными в индивидуальном порядке.
Диссертанткой сделан вывод о двояком влиянии администрации на процесс демонтажа дореформенных судов. Нижестоящие административные органы зачастую негативно воздействовали на проведение судебной реформы, в то время, как губернские административные учреждения обеспечивали как можно более точное и своевременное выполнение пореформенного законода-тельства.
Исследовав процесс упразднения дореформенных судов, автор заключа-ет, что он не привел к социальным конфликтам, характеризовался четкой зако-нодательной регламентацией, безотлагательным выполнением соответствую-щих юридических актов, соблюдением иерархического принципа взаимодейст-вия юридических документов. Это способствовало избежанию коллизии рас-смотренных юридических актов.
' ГАНО. Ф.5. 0п.48. Д.5162. Л.5.
Прежние органы судопроизводства представляли собой во второй поло-вине 60-х гг. XIX в. рудиментарные институты, которые оказались неспособ-ными к позитивной трансформации, основанной на принципах, провозглашен-ных в Судебных Уставах 20 ноября 1864 г. В следствии чего, они подверглись уничтожению и замене пореформенной судебной системой в относительно ко-роткий исторический период.
Второй параграф «Окружной суд. Проблемы становления и развития» посвящен исследованию особенностей создания и функционирования его дея-тельности, в которой наиболее ярко отразились основные принципы Судебной реформы 1864 г., позитивно влиявшие на уровень правовой защиты населения, характеризуя гуманную направленность данных преобразований.
Согласно указу императора от 23 февраля 1869 г. в округе Одесской су-дебной палаты и Нижегородской и Полтавской губерниях окружные суды должны были начать свою работу в течение апреля 1869 г.
Проблема становления пореформенной судебной системы представляет-ся многоплановой. Она определялась необходимостью создания не только юридической, но и финансовой основы, а также решением кадрового вопроса. Для создания материально-технических условий работы первой инстанции в системе общих судов в Нижегородской губернии, например, была создана ко-миссия по судоустройству.
В параграфе изучается роль органов местного самоуправления при от-крытии окружного суда. В результате этого сформулирован вывод о том, что окружной суд создавался за счет материальных средств населения, аккумули-рованных земствами и городской думой, обоюдных усилий правительства и граждан.
С 23 апреля 1869 г. была упразднена Нижегородская гражданская палата и в тот же день окружной суд начал свою работу. Реакцию общественности на это явление нельзя назвать однозначно позитивной, о чем свидетельствовали публикации в местной и центральной печати.
В параграфе исследован порядок замены дореформенных судебных уч-реждений «новыми» судами. Делается вывод, что окружные суды создавались в период, когда дореформенные судебные учреждения аналогичного уровня продолжали свою работу, которая была прекращена лишь после официального открытия окружного суда. Этим обеспечивалась непрерывность и преемствен-ность судопроизводства по делам, входящим в сферу компетенции губернской судебной палаты, а затем — окружного суда. В то же время, замечает автор, на уездном уровне сначала ликвидировались дореформенные суды, а затем созда-вались мировые судебные органы.
В диссертации приводятся биографические сведения о работниках Нижегородского окружного суда, среди которых имела место преемственность традиций. Кадровый состав Нижегородского окружного суда отличался высоким уровнем нравственно-этических качеств, компетентностью, профессионализмом, строгим следованием букве закона. Он положительно зарекомендовал себя как в глазах общественности, так и перед правительством. О чем свидетельствовали с одной стороны благодарные, доброжелательные отзывы населения, а с другой - повышение по службе: занятие должностей в высших органах государственной власти: Правительствующем Сенате, Государственном Совете.
Рассмотрены также некоторые наиболее колоритные казусы, находив-шиеся в судопроизводстве Нижегородского окружного суда, позволяющие сделать вывод о значительном внимании общественности к пореформенному суду, о надеждах, возлагавшихся на этот орган, связанных с соблюдением за-конности, охраной прав личности.
В параграфе третьем «Реформирование прокуратуры и создание института судебных следователей» дается характеристика роли дореформенной прокуратуры и делается сравнительный анализ формы и содержания дея-тельности этого органа до и после введения Судебных Уставов 1864 г.
Диссертанткой были изучены юридические акты, регулировавшие про-цесс трансформации прокуратуры - Судебные Уставы 20 ноября 1864 г., указ
императора («Об упразднении должностей уездного и губернского прокурорского контроля в некоторых губерниях Российского государства»), указы Правительствующего Сената, инструкции министра юстиции.
При исследовании процесса реконструкции прокуратуры, было уделено значительное внимание кадровому вопросу, который разрешался следующим образом: чиновники, занимавшие должности, подлежавшие упразднению, должны были либо получить новое назначение, либо - остаться за штатом с оп-ределением им регулярного жалования или единовременных выплат.
На основании проработки архивных материалов и данных периодической печати того времени, в параграфе содержится аргументация тезиса о назначении прокуратуры, как проводника Судебной реформы 1864 г. в Российскую правовую действительность.
Внедрение в юридическую практику пореформенного судебного след-ствия происходило под руководством Правительствующего Сената. В Нижего-родской губернии с этой целью сенатор А.Н.Шахов издал распоряжение, в со-ответствии с которым с 1 января 1869 г. в (Окружном суде ведение следствия по уголовным делам должно было направляться к лицам прокурорского надзора. '
~ Проводится сравнительный анализ механизма проведения следствия органами полиции до реформы 1864 г. и судебными следователями в порефор-менный период. В результате которого было выяснено, что ликвидация моно-полии полицейских органов на процессуальную деятельность, ограничение их функций проведением дознания способствовали осуществлению квалификаци-онного ведения судебного следствия, соблюдению прав личности, их чести и достоинства. Несмотря на новые веяния, все же зачастую губернская админи-страция поддерживала полицию. Так, например, в отчете курского губернатора "О деятельности новых судебных учреждений" за 1867 г. указывалось на не-удобство подчинения полиции окружному суду, прокурору, следователю и да-же мировому суду^.
\ ГАНО. Ф.5. 0п.48. Д.5080. Л.4. " РГИА. Ф.1405. Оп.Й9. Д.36. Л.ЗЗ (об.).
Ведение судопроизводства на новых началах требовало значительного количества профессиональных кадров судебных следователей. После принятия Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. институт судебных следователей практи-чески не мог функционировать из-за невозможности его укомплектования. Об этом свидетельствует проведенный автором анализ статистических данных, показывающий, что количество неутвержденных судебных следователей пре-вышало число утвержденных во всех судебных округах, за исключением Санкт-Петербургского'. К примеру, в Московском округе оно составляло в 1870 г. - 1:1,75; а в 1880 г.- 1:6. В ряде округов (Киевский, Саратовский, Казанский) с 1866 по 1872 гг. вообще отсутствовал контингент судебных следователей, который заменялся полицией. В остальных округах с 1866 по 1869 гг. число судебных следователей было незначительным. На судебный округ приходилось порядка 10-й судебных следователей, что не могло обеспечить потребности следствия.
В 1879-1880 гг. в Московском, Одесском и Киевском округах число неутвержденных судебных следователей увеличилось соответственно в 3,8 раза; в 8,5 раза и в 22 раза. В диссертации дается объяснение этим фактам.
Расследование, проводимое судебными следователями, не всегда соот-ветствовало требованиям Судебных Уставов. Данная ситуация создавалась вследствие «неопытности судебных следователей», а в ряде случаев - отсутст-вия контроля за их деятельностью.
При создании этого института стояла проблема его пространственного распространения. Безотлагательного решения требовал вопрос об определении критерия деления уездов на следственные участки и числа судебных следова-телей в каждом из них. Некоторые губернские прокуроры, например. Нижего-родский, даже предложил собственный проект разрешения проблемы.
Процесс пространственного формирования института судебных следова-телей осуществлялся на эмпирической основе, заключавшей три составляю-
' См.: таблицу № 2. Хрулев С. Суды и судебные порядки // Юридический вестник. 1884. T.XVIL С. 118.
щих компонента. Первым из них следует считать определение оптимального количества расследуемых правонарушений 120-ю делами в год (считалось, при данном количестве дел возможно оперативное реагирование со стороны следствия на вновь возникшие дела, быстрое и успешное их ведение). В качестве второго элемента учитывалась пространственная протяженность следственного участка. Третьим элементом являлся фактор наличия или отсутствия путей сообщения, способствовавших скорейшему проведению расследования.
Например, Н.Новгород разделялся на 5 следственных участков, из них в первом участке расследовалось 145 дел, во втором - 125, в третьем - 167, в чет-вертом - 85, в пятом - 100'. Несмотря на некоторые отступления от установлен-ной нормы именно такое подразделение Н.Новгорода на следственные участки имело важное практическое значение, выраженное в том, что, например, в третьем участке в период двухмесячной работы Нижегородской ярмарки коли-чество следственных дел резко возрастало, а также требовало ускоренного про-ведения.
Разделение уездов на участки на основе юридической практики было ха-рактерно не только для института судебного следствия, но и для мирового суда. Следовательно, это представляло собой повторяющуюся закономерность. Из анализа статистических данных видно, что на один следственный участок, как правило, приходился один судебный следователь. В то время, как в одном судебно-мировом участке обычно работали один почетный и один участковый мировые судьи.
Отличительной чертой процесса создания следственных участков, по сравнению с судебно-мировыми, являлась также большая территория следст-венных участков. Такое различие можно объяснить как сферой компетенции мировых судей, не совпадавшей с подсудностью дел, расследуемых судебными следователями, так и - отличавшимися процессуальными действиями, а также
' Судебно-статистические сведения и соображения о введении судебной реформы по Нижегородской губернии. Н.Новгород. 1864. С.39-42.
более высокими требованиями, предъявляемыми к судебным следователям в Судебных Уставах по сравнению с мировыми судьями.
Несмотря на произведение четкого территориального и кадрового деле-ния следственных участков и отделения функций судебных следователей от полицейских органов, на практике все же имели место нарушения. Так, с ок-тября 1869 г. судебный следователь А.Н.Кузмин сверх исполнения своих обя-занностей по первому следственному участку Макарьевского уезда Нижего-родской губернии исполнял и должность судебного следователя по второму участку того же уезда'.
Прокуратура в пореформенном судопроизводстве России качественно изменила свое назначение, став вместо карающего меча абсолютистской мо-нархии средством соблюдения законности ведения процесса. Юридическая практика проведения Судебной реформы 1864 г. подтвердила тот факт, что чи-новники органов прокуратуры и судебного следствия стали гарантами внедре-ния пореформенного судоустройства и судопроизводства в уездах и губерниях Российской империи.
В четвертом параграфе «Создание и функционирование института при-сяжных поверенных в пореформенной России» автор, рассмотрев причинно-следственные и сущностные аспекты, связанные с раскрытием предмета изуче-ния, приходит к мнению, что в юридическом статусе адвокатуры проявлялись черты компромиссного характера. С одной стороны, само существование вы-сококвалифицированного присяжного поверенного, обеспечивало истинность, (в плане равенства сторон) процесса. С другой стороны, сфера деятельности присяжных поверенных была ограничена невозможностью влиять на ход поли-цейского дознания и следствия, на ведение дел, связанных с преступлениями, составлявшими государственную тайну и т.д.
Автором анализируется механизм деятельности присяжных поверенных, прослеживается отношение к этому органу государства и общественности.
' ГАНО. Ф.1854. 0п.2. Д.2. Л.17.
В процессе создания адвокатуры возникла проблема кадрового характе-ра. В диссертации детально исследуется процесс упразднения должностей уездных стряпчих в губерниях Российского государства и земены их профессиорнальными защитниками.
Анализ статистических данных о количестве присяжных поверенных ок-руга Московской судебной палаты с 1867 по 1881 гг., сведенных в таблицу №4, показывает, что наибольшей количественной активностью адвокатской прак-тики среди провинциальных городов округа Московской судебной палаты вы-делялись: Н.Новгород, Рязань, Калуга и Тула. Если для Москвы характерен плавно развивающийся неуклонный рост количества присяжных поверенных до 1879-1880 гг. (а затем отмечался некоторый количественный спад), то в Н.Новгороде такой закономерности не наблюдалось, скорее можно указать на некоторую периодичность, фазовую сменяемость изменения числа адвокатов',
Формирование кадрового корпуса присяжных поверенных происходило интенсивными темпами в столичных городах и крупных торговых центрах. Факты свидетельствуют о значительном преобладании числа адвокатов, имев-ших юридическую практику в Москве, по сравнению с другими городами этого судебного округа. Например, в 1880-1881 гг. соотношение присяжных пове-ренных Москвы и Владимира (Рыбинска, Ржева) составляло 118,5:1; Москвы и Шуи (Бежецка, Троицкого Посада, Ефремова, Могилева, Кашина) -237:1; Мо-сквы и Иваново-Вознесенска - 257:1; Москвы и Н.Новгорода - 21,54(5): 1; Мо-сквы и Костромы (Ярославля) - 47,4:1; Москвы и Вологды (Твери и Смоленска)
- 79:1; Москвы и Калуги - 29,625:1; Москвы и Тулы - 33,86:1; Москвы и Рязани
- 26,3(3): 1; Москвы и Витебска (Коломны) - 237:0. В диссертации дается объяснение этих тенденций, состоящих в особенностях социально-экономического и образовательного уровня регионов, входивших в состав округа Московской судебной палаты. Выявляется прямо-пропорциональная зависимость числа ад-
' Список присяжных поверенных и их помощников Московского судебного округа. М., 1890. С. 5-39.
вокатов от количества дел, проходивших в окружных судах с участием либо присяжных, либо - частных поверенных.
Анализируя перечень лиц, занявшихся адвокатской практикой в Москов-ском судебном округе с 1866-1889 гг., следует отметить, что некомпактный в территориальном плане характер этой деятельности; повышенные требования, как следствие специфической профессиональной деятельности, не способство-вали появлению принципа семейственности в среде присяжных поверенных.
Изучение статистических данных ежегодного увеличения количества помощников присяжных поверенных Московского судебного округа свидетельствуют о том, что количественный рост помощников адвокатов в Москве существенно превышал аналогичные показатели по другим городам округа Московской судебной палаты. В среднем изучаемое соотношение с 1879 по 1889 гг. соответствовало » 3,47:1. Количественное соотношение помощников присяжных поверенных в Москве и Н.Новгороде за этот период составило « 12,5:1'.
В 1884 г. начался поступательный процесс распространения института помощников присяжных поверенных в провинциальных городах Московского судебного округа. Изучение списка лиц, ставших помощниками присяжных поверенных, показало, что родственные отношения среди них отсутствовали, а уровень их материальной обеспеченности был невысок.
В диссертации содержится обоснование данных фактов, из которого следует, что в отношении кадрового корпуса присяжных поверенных действо-вал принцип, свойственный правовому государству: "что не запрещено зако-ном, то разрешено".
Изучение статистических сведений о присяжных поверенных, показало, что в среднем, каждый адвокат Московского судебного округа в рассматривае-мый период имел одного помощника. Наибольшее количество учеников за пе-риод с 1886 по 1889 гг. было у адвокатов Тростянского, Шайкевича, Гольбер-
Список присяжных поверенных Московского судебного округа и их помощников. М., 1890. С. 45-67.
штадта, Пржевальского, Муромцева, Крюкова и Протасьева. 188 присяжных поверенных имели по одному ученику, а 134- вообще не имели помощников. Эти показатели были характерны не столько для выдающихся адвокатов, сколько для присяжных поверенных, имевших педагогические способности, с помощью которых они могли передать накопленный практический опыт своим подопечным.
Соискатель прослеживает влияние присяжной адвокатуры на обществен-но-политическую жизнь страны, рассматривает позицию Министерства юсти-ции относительно роли адвокатуры, исследует вопрос о юридической природе этого органа. С этой целью анализируются точки зрения А.М.Пальховского, С.Ф.Платонова, К.К.Арсеньева, В.Д.Спасовича, А.Ф.Кони, Н.А.Троицкого. В центре их внимания находилась проблема определения роли адвоката в уго-ловном процессе.
В рассматриваемый период адвокатура составляла наиболее либеральную форму организации интеллигенции, имевшую позитивную, социально-значимую направленность. В этой связи, по мнению диссертантки, представляется закономерной концентрация выдающихся ученых-юристов и общественных деятелей именно в адвокатуре. Участие присяжных поверенных в политических процессах привело к серьезному недовольству власти ее деятельностью. Об этом свидетельствуют биографии таких присяжных поверенных, как А.И.Урусов и А.А.Ольхин.
Оценивая роль пореформенной адвокатуры в целом, необходимо отме-тить тот факт, что институт присяжных поверенных выступил в качестве га-ранта реализации основных положений Судебных Уставов 1864 г.
В пятом параграфе «Особенности правового регулирования нотариата» дается исторический обзор, показывающий развитие нотариальной деятельно-сти в Российском государстве.
До судебной реформы 1864 г. придание сделкам официального статуса носило хаотичный, аморфный характер. Резкое увеличение количества субъектов гражданско-правовых отношений не могло не повлиять на необходимость качественного изменения порядка регистрации сделок.
В работе проанализированы юридические акты, регулировавшие поре-форменную нотариальную деятельность: "Положение о нотариальной части" от 14 апреля 1868г; Указ императора от 28 января 1869 г., определивший количе-ство нотариусов в губерниях, входивших в округ Одесской судебной палаты, а так же - в Нижегородской и Полтавской губерниях, "Правила о порядке введе-ния в действие положения о нотариальной части", утвержденные императором 27 июня 1867 г.; указ 'императора от 17 июня 1869 г. "О воспрещении нотариу-сам соединять их конторы и вступать в соглашения" и др.
Рассматривается механизм определения количества нотариусов в губерн-ских, уездных городах и более мелких территориально-административных единицах. Статистические данные о числе нотариусов в губерниях Российского государства сведены в соответствующую таблицу.
Диссертанткой сделан вывод о том, что законодатель ограничивал мак-симальный количественный уровень чиновников нотариальной части. Опреде-ление числа нотариусов в установленном пределе находилось в сфере компе-тенции губернских земских собраний, а в Одессе - городской думы. Тем самым утверждалась объективная зависимость количественных характеристик нота-риальной организации в стране от уровня развития экономических отношений в данном регионе и устанавливалась субъективная зависимость числа нотариу-сов от степени социально-экономической активности граждан, проживавших в той или иной губернии. Так, число нотариусов не должно было превышать двух в уездных и заштатных городах и посадах. В губернских городах было ус-тановлено неравное их количество. Если в Херсоне число чиновников Нотари-альной службы не должно было превышать 6-ти, то в губернском городе Сем-фирополь (Таврическая губерния) нотариальная часть должна была состоять не более чем из четырех должностных лиц. Этим же числом ограничивалось ко-личество нотариусов в Екатеринославле и в Полтаве. В Таганроге назначалось не более 6-ти нотариусов. В Одессе количество должностных лиц, имевших право заниматься нотариальной деятельностью, не должно было превышать 15-ти) а в Н.Новгороде - 10-ти . Эти статистические сведения содержатся в таб-лице № 5.
Вопрос о сроках открытия нотариальной части в губерниях и уездах Рос-сии находился в сфере компетенции министра юстиции, распоряжением кото-рого в апреле 1869 г. пореформенная нотариальная служба была открыта в 7-й центральных российских губерниях.
Проведенный анализ процесса создания этого органа, показал, что он но-сил непрерывный характер. Это свидетельствует о важности систематизации и упорядоченности нотариальной деятельности для стабильного развития соци-ально-экономических отношений в стране.
Исследуются принципы функционирования нотариальной части, состо-явшие в государственном контроле нотариальной деятельности, персонифика-ции ответственности, обеспечении индивидуализации нотариальной практики. Таким образом, анализ процесса создания и функционирования нотариата в пореформенный период показал высокий уровень значимости нотариальной деятельности в капитализирующейся России.
Третья глава «Формирование и деятельность мировой юстиции в Нижегородском регионе» содержит три параграфа.
В первом параграфе «Создание формально-юридической базы процесса формирования мирового суда на губернском уровне» соискатель, исследует роль мировой юстиции в российском судопроизводстве. Появление мирового суда в России было связано с качественными изменениями, произошедшими в сфере правосознания как лиц, участвовавших в разработке и создании этого института, так и рядовых граждан Российского государства.
ГАНО. Ф.5. Оп. 48. Д. 5164. Л.2, там же, Д. 5172. Л. 1.
Введение мирового звена судебной системы обуславливалось как объек-тивными, так и субъективными факторами. Изучая мировой суд в плане его ориентации на общедемократические ценности, автор указывает, что этот орган являлся первичным институтом охраны личных и имущественных прав граждан. Впервые в Российском государстве была предпринята попытка вне-дрения норм официального права в качестве регулятора отношений в крестьян-ской среде, с целью сведения к минимуму правовых различий, существовавших в предшествующий период истории российского права.
В работе исследуется роль Правительствующего Сената, как арбитра, официального толкователя положений Судебных Уставов 1864 г. по проблемам комплектации и функционирования мировых судебных установлений, их взаи-моотношения с полицейскими органами и т.д. Например, Сенат применил ана-логию в праве, восполнив существовавший пробел, состоявший в отсутствии прямого указания на распространение действия 19, 20 и 34-й статей «Учреждения судебных установлений» по отношению к проведению после-дующих (вторых, третьих и т.д.) выборов в мировые судьи. Сенатская деятель-ность по дополнению и уточнению базовых юридических документов Судеб-ной реформы 1864 г. получала одобрение общего собрания Государственного Совета, а затем подлежала утверждению императором.
Такой порядок вступления документов в законную силу подтверждал ис-ключительную законодательную прерогативу государя, являющегося завер-шающей и вместе с тем определяющей инстанцией в законотворческом про-цессе Российской империи.
Во втором параграфе «Пространственно-временное распространение ор-ганов мирового суда» соискатель исследует процесс его территориального рас-пространения, связанный с хронологическим этапом, в ходе которого про-изошло разделение уездов на мировые участки и проводилось формирование кадрового корпуса мирового суда. В ходе исследования архивных источников по этому вопросу были сделаны следующие выводы: 1) главным критерием оформления мировых участков Сенат определил опыт юридической практики; вторичными критериями являлись: административно-территориальный при-знак, количество населения, проживавшего на данной территории, фактор компактного проживания, влиявший на криминогенную обстановку (так, Ни-жегородская ярмарка составила отдельный судебно-мировой участок); 2) каж-дый уезд подразделялся на 3-4 судебно-мировых участка; 3) количество почет-ных мировых судей превышало число участковых -« в 2 раза за исключением Горбатовского уезда, где это соотношение было 1:1; 4) допускалось наличие родственных отношений среди почетных и участковых мировых судей, соглас-но принципу, «что не запрещено законом, то разрешено»; 5) по социальному составу в уездах наблюдалось абсолютное преобладание дворянства, а в гу-бернском городе имели место представители купечества и крестьянства. Соот-ношение участковых мировых судей-дворян, находившихся ранее на военной и штатской службе в Нижегородском уезде соответствовало 1:3; в Васильском уезде - 0:3; в Семеновском -1:1; в Горбатовском - 1:4; в Лукояновском - 1:2; в Арзамасском - 1:3; в Макарьевском 3:0; 6) правительство, формируя судебно-мировые участки и округа, опиралось на активную деятельность органов мест-ного самоуправления; 7) в Нижегородской губернии органы мировой юстиции были созданы в течение 1869-1870 гг.; 8) разделение уездов на мировые участки в России приобрело массовый характер с конца апреля 1869 г. В процессе создания судебно-мировых округов был допущен ряд формальных ошибок, на-пример, указ императора «О разделении Семеновского уезда на три мировых судебных участка» от 18 апреля 1869 г. был ошибочно послан Черниговскому губернатору, который, в свою очередь, распорядился послать его Нижегород-скому губернатору, что и было сделано 23 апреля 1869 г. ; 9) пространственное распространение мирового суда происходило под влиянием и во взаимо-действии с различными институтами судебной и административной власти.
' ГАНО. Ф.5. 0п.48. Д.5186. Л.1, 3.
Таким образом, схема пространственного распространения мировой юс-тиции в России характеризовалась, строгой формальной определенностью, а так же — способностью к трансформации в зависимости от опыта юридической практики функционирования судебных мировых участков и деятельности участковых и почетных мировых судей.
Третий параграф - «Проблемы взаимоотношения судебной, административной, полицейской отраслей управления на примере Нижегородской губернии» посвящен изучению опыта функционирования ми-ровой юстиции, ее взаимоотношение с органами полиции.
Дуализм в правоохранительной деятельности, созданный судебной ре-формой, привел к конфликтной ситуации, носящей как объективный, так и субъективный характер. Она возникла из-за отсутствия строгого разграничения компетенции между становыми приставами и мировыми судьями, единого ру-ководства и дублирования их деятельности, а также - неспособности выработки совместной программы выполнения поставленных задач. В то же время, лик-видация монополии на процессуальную деятельность способствовала внутрен-нему взаимоконтролю и укреплению законности. В параграфе даны характер-ные примеры из практической деятельности мирового суда Нижегородской гу-бернии, подтверждающие эти выводы.
Мировая юстиция не являлась замкнутым звеном пореформенной судеб-ной системы, ее деятельность была непосредственно подчинена высшему су-дебному органу Российского государства, а также находилась во взаимосвязи с административными и полицейскими структурами.
В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, дела-ются обобщающие выводы о непреходящем значении приобретенного опыта правоприменения Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. и других пореформен-ных документов, а также объективных и субъективных последствий этого про-цесса.
Основные положения диссертации опубликованы в следующих научных
и учебно-методических работах:
1. К вопросу о материальных ценностях демократического общества // Возрождение России: проблема ценностей в диалоге культур. Матер. Второй Всероссийской науч. конф. Н.Новгород, 1995. 0,2 п.л.
2. К вопросу о земской организации управления в России (на примере развития Нижегородского земства - 1864-1914 гг.) // Проблемы государственного и муниципального управления в современной России. Матер, региональн. на-уч.-практ.конф. Н.Новгород, 1995. 0,2 п.л.
3. К вопросу о поисках оптимальной модели политико-правовой системы в России и на Западе // Российская правовая система, международное право: современные проблемы взаимодействия. Матер. Всероссийской науч.-практ. конф. М„ 1998. 0,2 п.л.
4. О деятельности банков в Нижегородской губернии в 1864-1917 гг. // Город славы и верности России. Матер, истор.-краев. конф., посвящ. 775-летию Н.Новгорода. Н.Новгород, 1996. 0,2 п.л.
5. Институт адвокатуры дореволюционной России // Вестник ННГУ им.Н.И.Лобачевского. Проблемы теории и истории российского государства и права. Н.Новгород, 1996. 0,4 п.л.
6. Судебник 1550 г. Соборное Уложение 1649 г. Судебная реформа 1864 г. // Трудные вопросы истории отечества, государства и права. Пособие для по-ступающих. Н.Новгород, 1997. 12 п.л. (в соавт.).
7. Влияние Судебных Уставов 1864 года на уровень правовой защищенности граждан Российской империи во второй половине XIX века. // Вестник ННГУ им.Н.И.Лобачевского. Законные интересы граждан и правовые средства их защиты в России. Н.Новгород, 1997. 0,3 п.л.
8. Упразднение дореформенных судебных учреждений в Нижегородской губернии // Матер, чтений памяти Н.М.Добротворова. Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Н.Новгород, 1998. 0,1 п.л.
9. Защита прав детей в Судебных Уставах 20 ноября 1864 г. // Семья в новых социально-экономических условиях. Матер, междун. науч.-практич. конф. Н.Новгород, 1998. 0,1 п.л. (в печати).
10. Создание нотариата - важного звена пореформенной судебной системы // Российское право в период социальных реформ. Матер, науч.-практ. конф. молодых ученых. Н.Новгород, 1998. 0,4 п.л. (в печати).
11. Хрестоматия по истории государства и права России. 4.1. Н.Новгород, 1998. 12 п.л. (в соавт.).



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU