УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Бушуева Светлана Вадимовна
 

Проблема святых мест в ближневосточной политике Российской империи XIX века
 

Специальность 07.00,15— история внешней политики и международных отношений
 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук
 

Нижний Новгород 1999
 

Работа выполнена на кафедре международных отношений исторического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского.
 

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ
 

Палестина - средоточие трех религий - христианства, ислама, иудаизма. Прошлое и настоящее взаимоотношений русского народа со странами Востока служит показателем важности изучения этой древней земли. Занимая исключительно важное стратегическое положение, Палестина всегда привлекала внимание ведущих держав мира. Возникновение и обострение проблемы Святых мест в международных отношениях европейских государств в XIX веке является наглядным тому доказательством.
Предмет исследования. Предметом исследования данной работы явилось изучение возникновения и динамики проблемы Святых мест во внешнеполитической деятельности Российской империи, а также влияние русского паломнического движения на принятие решений императорским правительством по отношению к ближневосточному региону.
Актуальность исследования. Актуальность темы связана с насущной потребностью детального рассмотрения сложных проблем внешней политики России в XIX столетии. XIX век для дипломатии Российской империи очень показателен и динамичен. Он не только ознаменовался радикальными изменениями в международной системе, но и модифицировал расстановку сил на Ближнем Востоке. Это было связано с обострением Восточного вопроса и заинтересованностью всех ведущих держав в разделе Османской империи. Россия, будучи в авангарде международной дипломатии, также не хотела отстать от общего натиска Запада на Восток. Но в своих конкретных устремлениях, она постоянно наталкивалась на противодействие просвещенной Европы, оставаясь к тому же постоянным соперником Османской империи при ярко выраженном стремлении оказать посильную помощь тем народам Востока, которые исповедовали Святое Православие.
Исторический опыт сбалансированной политики Российской империи для нынешнего поколения является весьма поучительным. Его правильная оценка с учетом проблемы Святых мест может положительно повлиять на стратегию ближневосточной политики обновляющейся России и разработку концепции применительно к новому мировому порядку.
Таким образом, довольно актуально и чрезвычайно важно рассмотреть динамику отечественной дипломатии прошедшего столетия, чтобы избежать ошибок в принятии решений и разработке концепций государственной внешней политики России в третьем тысячелетии.
Цель и задачи исследования. Цель данной работы состоит в том, чтобы дать комплексный анализ истории развития ближневосточной внешней политики Российской Империи с акцентом на проблему Святых мест и русского паломничества. Для ее достижения автор ставит следующие задачи:
• Определение места и роли проблемы Святых мест в международных отношениях России XIX века,
• Выявление специфики внешней политики Российской Империи в ближневосточном регионе;
• Характеристика паломнического движения в рамках общественно-политической жизни России XIX века;
• Классификация основных этапов русского паломничества;
• Конкретный анализ мероприятий российских правительственных уч-реждений по решению паломнического вопроса на Ближнем Востоке;
• Оценка деятельность церковных и гражданских организаций непо-средственно на Святой Земле.
Обоснование хронологических рамок работы. Хронология данной работы охватывает XIX столетие. Это не случайно. Рассматриваемый исторический период является показательным в установлении и укреплении связи России и Палестины, русского и арабского народов в религиознее, научном, культурном отношениях, что отражено в решении императорским правительством проблемы русского паломнического движения и образованием, в этой связи, первых русских церковных и гражданских учреждений в Палестине.
Рассмотрение динамики внешней политики Российской империи в ближневосточной регионе начинается с политики Александра 1, который не чуждался заниматься решением проблем т.н. периферийных политических зон, которой и являлась Палестина. В последние годы своего царствования Александр 1 приступил к разработке внешнеполитической концепции присутствия России на Ближнем Востоке, применительно к вопросу о положении православных народов, но не успел претворить ее в жизнь. Этот период, по нашему мнению, и является нижней границей данного исследования.
Верхней границей - мы считаем последние годы XIX века царствования Николая II. После смерти Александра JQ. вступивший на престол Николай II, не только не продолжил внешнеполитическую линию отца, а, напротив, круто повернул вспять, в сторону монархической солидарности и европейского концерта. При этом приоритетность приобрела не политика на Ближнем Востоке, а дальневосточная дипломатия.
Научная новизна. Научная новизна данного исследования заключается, прежде всего в том, что автором впервые предпринята попытка синтеза формального и неформального факторов международных отношений, а также их взаимовлияния, применительно к ближневосточной политике Российской Империи в XIX веке. Эта попытка прослеживается особенно в вопросе, связанном с русским паломническим движением, которое сильно воздействовало на принятие внешнеполитических решений российским правительством по отношению к Палестине и другим странам Ближнего Востока.
Кроме того, автором дается собственная хронологизация российского паломнического движения.
Методологическая основа работы. В качестве методологической основы для написания диссертации нами использовалась «теория факторов» - социологическая концепция, объясняющая суть общественного развития воздействием на нее тех или иных факторов, таких как политика, экономика, культура, идеология, религия. «Теорию факторов» разработали известные ученые М. Вебер, Г. Моска, М.М. Ковалевский. При написании данной работы мы считаем, что этот концептуальный подход наиболее целесообразен, так как разработка внешнеполитической линии императорским правительством на протяжении XIX века находилась в прямой зависимости от политических, экономических, религиозных процессов. Для достижения основной цели данного исследования и решения, в этой связи, вспомогательных задач нами были также использованы общенаучные методы, специальные исторические методы, методы других общественных наук, источниковедческие методы.
Общенаучные методы - анализ и синтез применимы в изучении спе-цифики международных отношений на протяжении XIX века по отношению к ближневосточному региону, а для исследования межгосударственных связей вполне применим системный анализ.
Индуктивный метод, по принципу факт-факт-вывод применялся в каждой главе работы.
Применение специально-исторических методов, таких как хроноло-гический, синхронный, диахронный (метод периодизации), прослеживается на примере конкретной истории изучения русского паломнического движения.
Источниковая 6aзa исследования. Настоящее исследование написано на основе анализа оригинальных источников, некоторые из которых до сих пор не вводились в научный оборот.
К первой группе источников относятся архивные материалы, которые включают документы:
— Государственного Архива Российской Федерации (г. Москва) (Фонд "Александр III" содержит материал о русской политике на Востоке);
— Российского Государственного Военно-Исторического Архива (г. Москва) (Фонд «Русско-турецкая война 1877-78гг.)>, в котором хранятся копии докладных записок действующих генералов Обручева и Фадеева о политическом положении России - дают четкое представление о политическом положении Российского государства в период обострения русско-турецких отношений;
— Центрального Государственного Исторического Архива (г. Санкт-Петербург) (Фонд «Рукописи Синода» содержит обширный материал о путешественниках в Святую Землю и, непосредственно, воспоминания самих паломников, а также программу деятельности Русской Духовной Миссии в Иерусалиме;
— Архива Внешней Политики Российской Империи (АВПРИ, г. Москва). Они составляют важную группу источников о деятельности протестантских и католических организаций в Палестине - «Материалы Палестинской Комиссии» содержат сведения о закупке земельных участков, постройке домов для паломников и улучшении их быта и т.д. Сюда же включается Фонд «Посольство в Константинополе», который содержит ценный материал о взаимоотношениях Консульства и Палестинского Общества и Фонд «Консульство и Духовная Миссия» — содержит сведения о деятельности РДМ в Иерусалиме.
К следующей группе источников относятся Отчеты и Сообщения Православного Палестинского Общества, начиная с 1881г. по 1916 г., хранящиеся в Отделениях ИППО г. Санкт-Петербурга и г. Москвы (Данные документы дают полную информацию о русском политическом присутствии в Палестине, деятельности первых церковных и гражданских организаций на Святой Земле, а главное - сведения о российских паломниках, их качественные и количественные характеристики).
Весьма ценным собранием неопубликованных документов являются материалы документального Фонда Маргариты Елизаровой и Фонда Нижегородского отделения ИППО, находящиеся в библиотеке Центра изучения проблем мира и разрешения конфликтов исторического факультета ННГУ. Автор имела непосредственное отношение к систематизации данных источников и введению их в научный оборот.
При разработке проблемы была изучена многочисленная мемуарная литература: (Воспоминания военного министра Д.А. Милютина, министра финансов С.Ю. Вялте, дневники командующего войсками 1877-78гг. М.А. Газенкампфа, записки советника министра иностранных дел А.А. Гирса, Дневники министра иностранных дел В.Н. Ламздорфа, известного дипломата Н.П. Игнатьева, министра иностранных дел А.Б. Лобанова-Ростовского). Данные материалы довольно субъективно освещают закулисную сторону принятия политических решений МИД России и деятельность различных министерств и ведомств Российской империи. Но без них обойтись невозможно, ибо личность в истории дипломатии внешней политики всегда играет особенную роль.
Обширную источниковую базу хорошо дополняют материалы прессы. прежде всего, церковной («Церковные ведомости», «Прибавления к церковным Ведомостям», издаваемые при Святейшем правительствующем Синоде); гражданской («Русский Архив», «Северные цветы» приложение к Русскому Архиву издаваемые в г. Москве, «Русский вестник» изд. в г. Санкт-Петербурге, «Исторический вестник», изд. в г. Санкт-Петербурге).
Историография проблемы. Приступая к историографическому обзору литературы, следует отметить, что в отечественной историографии до сих пор не существует фундаментальных работ, посвященных непосредственно изучению роли палестинского фактора во внешней политике Российской империи. Тем не менее, историография общих вопросов внешней политики России XIX века — обширна. Нужно отметитъ работы В.М. Хевролина, А.В. Игнатьева, Н.С. Кинялиной, И.С. Рыбаченка, К.Б. Виноградова, М.Н. Покровского, А.Д. Новичева, В.М. Хвостова. Огромный фактический материал по разным направлениям внешней политики России содержится в пятитомнике «История внешней политики России», опубликованном и издательством «Международные отношения».
Другая группа исследований посвящена разработке восточного на-правления внешней политики России, ее взаимоотношениям с Османской Империей в период обострения Восточного вопроса. Несомненно,
нельзя не отдать должное фундаментальным трудам историков-восточников XIX века, таким как: С. Жигарев, Б.М. Данциг, А. Дебидур, А.М. Зайончковский, С.С. Татищев; ученым (многие из них — члены ИППО). исследовавшим историю развития стран Ближнего Востока и их связи с Россией, таким как: архим. Порфирий Успенский, архим. Кирилл Наумов, архим. Антонин Капустин, А. А. Дмитриевский, В.Н. Хитрово, Н.А. Медников, К.М. Базили, А.В. Елисеев, Д.Д. Смышляев, А. Цагарели, И.Ю. Крачковский, Н.Я. Марр. Все эти работы имеют непреходящее значение, так как авторы были современниками и участниками происходящих событий в Европе и России в XIX веке, и, иногда, несмотря на довольно субъективную оценку тех или иных событий, являются серьезной научной литературой. Нельзя не отметить работы Ф.И. Успенского, П.А. Чихачева. М.Т.'Панченковой, А. А. Тюнина, В.Н. Виноградова, посвященные изучению механизма выработки внешней политики Российской империи с учетом влияния на нее различных сил в XIX веке.
Возрождение интереса к истокам Святого Православия в современном Отечестве, привело к появлению отдельных исследований по истории русского паломнического движения, деятельности Русской Духовной Миссии, Императорского Православного Палестинского Общества. Изучением этих вопросов занимались как церковные деятели, во главе с Патриархом Московским и всея Руси Алексием и начальником Русской Миссии архимандритом Феодосием (Васневым), а также членом РДМ в Иерусалиме иеромонахом Марком (Головковым), так и ученые-историки, такие как: О.Г. Пересыпкин, В.Г. Солодовников, Н. Лисовой, Е.С. Евсеев. Особо хочется отметить научный вклад членов ИППО Нижегородского отделения — Е.В. Кузнецова, О.А. Колобова, А. А. Корнилова. Здесь же нужно упомянуть работы таких зарубежных исследователей различных культурно-просветительских и научных проблем взаимоотношений России и Палестины, как Дерек Хопвуд (Великобритания), Стефен К. Баталден (США), Сухейль Фарах (Ливан), д-р Ставроу (США). В целом историографический обзор динамики развития внешней политики Российской Империи по отношению к странам Ближнего Востока выглядит объемным, но разработок посвященных непосредственно проблеме Святых мест и роли русского паломничества во внешнеполитической деятельности России XIX века нет. Имеющийся пробел в какой-то мере восполняет настоящая диссертация.
II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения. Работа снабжена соответствующими примечаниями, приложениями, библио-графическим списком.
Во введении обосновывается актуальность изучения проблемы Святых мест во внешней политике Российской империи XIX века, определяются предмет, цели и задачи исследования, его хронологические рамки, дается анализ источников и литературы, историографический обзор, раскрывается методологическая основа работы.
Первая глава «Проблема Святых мест в международных отношениях Российской Империи» посвящена анализу динамики внешнеполитической деятельности России на Ближнем Востоке.
Рассмотрение динамики внешней политики Российской империи в ближневосточной регионе начинается с политики Александра 1.
Разрабатывая политику русского присутствия в ближневосточном регионе, русское правительство делало основной акцент на соблюдении и поддержании прав православного христианского населения Османской империи. Но Турция оставалась соперником России в ее постоянном стремлении оказывать духовную помощь православным христианам Востока, несмотря на сильные позиции Российской империи в восточных делах. В последние годы своего царствования Александр 1 приступил к разработке внешнеполитической концепции присутствия России на Ближнем Востоке, применительно к вопросу о положении православных, но не успел претворить ее в жизнь. Продолжателем этой политики стал его брат и преемник Николай 1. который активизировал восточную политику, вообще, а ближневосточный фактор, связанный с обострением проблемы Святых мест, в особенности.
30-40-е годы XIX столетия ознаменовались радом событий, давшим России приоритет в укреплении своего влияния в Турции. Прежде всего, это вмешательство русского десанта, доставившего немало волнений западным державам, в турецко-египетском конфликте 1832 г., когда английский и французский послы в Константинополе использовали все свое влияния, требуя немедленного вывода русских войск с берегов Босфора. Решение оказать Турции поддержку диктовалось, с одной стороны, общей политической линией царского правительства на сохранение устойчивости Османской Империи, с другой - стремлением усилить русское влияние на Ближнем Востоке. Заключение Ункяр-Искелесийского договора об оборонительном союзе между Россией и
Турцией 8 июля 183 3 г. было крупным успехом российской дипломатии на Ближнем Востоке. Договор укрепил положение России в этом стратегически важном регионе, открыл Русской Православной церкви доступ к Святым местам. Международное положение существенно изменилось, и до конца 30-х гг. русское правительство предпочитало сохранять свободу рук на Ближнем Востоке. Более того, правящие круги России не терпели вмешательство других держав в свои международные дела.
К середине 40-х гг. наметилась новая тенденция. Она была связана с ослаблением экономических и политических позиций России в Турции.
Блестящая дипломатия Англии и уступчивость России привели к за-ключению лондонских конвенций 1840 и 1841 гг., которые лишили Россию многих политических и экономических прав в ближневосточном регионе. Но российское правительство не хотело с этим мириться и выход из создавшегося положения оно увидело в усилении позиций Русской Православной Церкви на Востоке, права которой были ограничены, но все же оставляли некоторые возможности для поддержания Православия в Палестине. Лондонские трактаты радикально изменили условия жизни Палестины, на которой теперь было сосредоточено особое внимание западных держав.
По мере усиления позиций Англии и Пруссии в вопросе о защите протестантов на Востоке. Франции - католиков, права православных остаются самыми незащищенными, позиции Русской Православной Церкви довольно шаткими. Наступил момент, когда политико-религиозный фактор стал решающим в обострении межимпериалистических противоречий на Ближнем Востоке за обладание и покровительство иерусалимскими святынями.
Спор о Святых Местах, в котором главенствующая роль изначально отводилась религиозному фактору - защите угнетенных христиан - перерос сначала в дипломатический скандал, а затем в международный военно-политический затяжной кризис, основой которого, стал вопрос о политическом преобладании России на Востоке, с чем естественно не могли согласиться западные державы.
Крымская (Восточная) война (1853-1856гг.) явилась переломным моментом во взаимоотношениях европейских держав по отношению к ближневосточному региону.
Итак, за один год, политическое положение Европы подверглось ко-ренному изменению. Россия увидела направленным против себя единодушное сопротивление всех ведущих держав мира и единодушное, со стороны каждой из них, порицание ее действий. Держась начал «Священного Союза», император Николай 1 потратил большую часть своего царствования искреннему служению интересам Европы, благодаря чему не имел времени заняться внутренними реформами государственного устройства России и только неудачная борьба с половиной Европы заставила его увидеть недостатки своей внутренней политики. Но он не успел осуществить преобразования в сфере государственной деятельности России. Эти задачи оказались возложенными на Александра II, годы правления которого (1855-1881 гг.), открыли новую эру в русской истории.
Наряду с внутренними реформами Александр II продолжал и восточную политику, где на первом плане, по его мнению, по-прежнему, оставались религиозно-национальные и материальные интересы России на Востоке в целом. Восточная политика Александра II включала в себя 2 этапа: — период собирания сил был направлен на ликвидацию унизительного и ограничительного Парижского мира; — период восстановления русского влияния на Востоке. Отмены нейтрализации Черного моря Россия добилась в 1871г. на Лондонской конференции. Второй период закончился победой России в русско-турецкой войне и подписанием Адрианопольского мира 31 января 1878г„ а 14 февраля того же года начались окончательные переговоры в Сан-Стефано. «Легко понять. — пишет в этой связи известный исследователь Восточного вопроса Ф.И. Успенский, — что выполнение Сан-Стефанского договора наносило Турции удар, от которого она никогда не могла оправиться, и передавало все влияние на Ближнем Востоке России». Это была несомненная заслуга царского правительства в обеспечении прав и привилегий христианского населения Османской империи. Своеобразие позиции российского государства на Ближнем Востоке заключалось в том, что оно, являясь защитником угнетенных христиан Османской империи, ставило во главу угла своей политики непосредственную поддержку русского православия в Палестине.
Ближневосточный кризис 70-х гг. XIX века, русско-турецкая война 1877-78 гг. и Берлинский конгресс 1878 г. сильно изменили международную обстановку, оказав существенное влияние на внешнюю политику правящих кругов Российской империи в последующий период. В последние годы царствования Александра II (1878-1881 гг.) внутренняя политика была направлена на восстановление сил после войны, а внешняя - на преодоление антагонизма с Англией и сближение с Германией, которое закончилось подписанием австро-русско-германского договора 1881 г.
Восшествие на престол Александра III (1881-1894 гг.) и время его правления ознаменовались целым рядом внутри- и внешнеполитических изменений. Своеобразие внутренней политики этого русского самодержца, по определению современников, заключалось в активизации позиций русской православной церкви и полному ее подчинению непосредственно государству, т.е. государю. Оживление церковной жизни в Росси проявилось в создании церковных братств, возникновении обществ. ставящих своей задачей духовно-нравственное просвещение малограмотного русского народа, восстановление и постройка новых монастырей, сбор огромных денежных пожертвований, а также воссоздание церковно-приходских школ. Немаловажную роль в проведении религиозной политики сыграл ближайший помощник и наставник Александра III, Константин Петрович Победоносцев. Пропаганда «воинст-вующего православия» внутри страны послужила активизации церковной деятельности за ее пределами. Ближневосточный регион не являлся исключением. Боязнь потери своих привилегий внутри страны «погнала» церковнослужителей в паломничество по святым местам. Именно этот временной период является апогеем русского паломнического движения. Количество паломников с 1881 по 1894гг. составило свыше 15000 человек, чему способствовало созданное в 1882 г. Православное Палестинское Общество, принявшее на себя заботу о российских паломниках в Палестине
После смерти Александра III, вступивший на престол Николай II, не продолжил внешнеполитическую линию отца, а. напротив, круто повернул вспять, в сторону монархической солидарности и европейского концерта. Внешняя политика сменила свое направление с Ближнего Востока на Дальний Восток. Но несмотря на потерю интереса официальной государственной дипломатии к Святой Земле, народная дипломатия в лице русского паломничества продолжала связь с Палестиной.
Вторая глава «Паломнический вопрос и его роль в общественно-политической жизни России» посвящена изучению русского паломнического движения, его основных этапов развития, качественных и количественных характеристик, а также основных мероприятий правительственных учреждений Российской империи по решению этого вопроса.
Паломничество в Палестину русских людей является одним из зна-менательных явлений в российской истории. С древнейших времен и до наших дней совершают хождения к Святым местам наши соотечественники. В различные периоды времени меняется количество русских поклонников. Это связано с рядом объективных и субъективных причин,после изучения которых, нами была предпринята попытка периодизации русского паломнического движения.
1 этап — «Византийский» —с Х по XVI вв. — период зарождения, становления и укрепления связей Руси с Византией. Период зависимости русской церкви от Константинополя. Начальный этап паломнического движения русских людей. Нижняя граница — принятие христианства на Руси, верхняя граница — утверждение Московского Патриаршества (988-1589/90гг.)
II этап - «Московский» - с конца XYI по 50-е гг. XIX вв., период самостоятельности Русской Церкви, установление новых задач Православия. «возникновение взгляда на Русь, как на представительницу и хранительницу истинного, неповрежденного православия, на Москву -как наследницу павшей Византии, как на новый «Третий Рим». С поднятием международного престижа Русской Православной Церкви наблюдается прямо противоположная тенденция — упадок паломнического движения, но не исчезновение его совсем. Это произошло по многим причинам, например, - изменение национального самосознания русских людей, изменение политической обстановки (обострение взаимоотношений России и Турции), вследствие этого усиление ненависти мусульманского населения по отношению к православным, возрастание опасности в пути и т.д. Вместе с тем. это период начала официального изучения стран Востока в целом, и Палестины, в частности. На завершающей стадии «Московского этапа» в Иерусалиме появилась первая Русская Духовная Миссия (приезд архимандрита Порфирия в 1847 г. в Святой Город).
Ill этап — «Державно-православный» под условным названием «Ключ к Вифлеему» — со второй половины Х1Хв. по 1914 г.— период непосредственного государственного интереса России к странам Ближнего Востока. Это связано с обострением Восточного вопроса, в решении которого были задействованы все ведущие державы. Проблема Святых мест, существовавшая много веков, наконец, получила свое разрешение. Перемещение центра тяжести из Европы на Восток обнаружило отсутствие полноты информации у российского МИД об обстановке в восточных странах. Осложнение политической ситуации заставило российских политиков искать защиту своих интересов в Османской империи в лице паломников. Это было время наивысшего расцвета паломничества русских людей в Палестину, что способствовало появлению новых государственных и церковных учреждений (Русская Духовная
Миссия. Палестинская комиссия. Палестинский комитет. Императорское Православное Палестинское Общество).
Конкретные рамки третьего периода могут быть обоснованы: нижняя граница - 1847г. послание первой Духовной миссии, затем второй (1857г.), учреждение русского консульства в Иерусалиме (1858г.), т.е. создание первых российских организаций в Палестине; верхняя граница - 1914г.- начало первой мировой войны, а затем 1917г.- социалистическая революция в России, что на долгие 70 лет прекратило религиозную связь России и Палестины.
IV этап охватывает период с 1917г.—до начала 90-х гг. XX века и является «Советским» по сути своей. Это время лишь некоторого вос-становления научно-культурных связей русского и арабского народов, в чем немалая заслуга Российского Палестинского Общества, действовавшего под эгидой АН СССР. Дипломатическая активность в районе Святой Земли была направлена на обеспечение военно-политических и отчасти экономических интересов Советского Союза. Подобная активность оказалась слишком арабоцентричной и антиизраильской, что существенно понижало возможности наследника Российской империи распространить влияние на территорию собственно Палестины.
V этап приходится непосредственно на 90-е гг. XX века. Он про-должается по сей день. Его условно можно определить как «Возвращение к истокам», этап возрождения религиозно-нравственного воспитания, поднятие престижа Русской Православной Церкви, восстановление научно-культурных и церковных связей России и Палестины.
Несомненно, что паломничество есть одно из важнейших явлений российской истории, а также самобытный фактор религиозной жизни русского народа. На наш взгляд, паломничество можно рассматривать и изучать в широком и узком смысле слова. В широком смысле слова паломничество - это посещение любого святого места с целью молитвы и приобщения Святых Христовых Тайн. Святым для православного христианина местом традиционно считается храм, монастырь, освященный источник воды, дома, в которых подвизались святые. Поэтому путь к любому такому святому месту с целью очищения души, молитвы, исповеди, причащения Святых Тайн уже является паломничеством. В узком смысле слова паломничество — это поход (поездка) в Палестину для богомолья у Гроба Господня в Иерусалиме, который завершается духовным результатом - очищением души и видимым приобретением — пальмовой ветвью, которая есть некий символ пальмовых ветвей, кидаемых под ноги Иисуса Христа, входящего в Иерусалим. Эти два смысла или понимания паломничества следует иметь ввиду тем более, что православные письменные источники дают нам совершенно разные названия участников одного и того же движения: «паломник», «поклонник» (тот, кто пришел поклониться святыне), «богомолец» (тот, кто пришел в святое место помолиться). Однако в паломническом движении участвовали лица и с другими намерениями. Во-первых, мотивы и побуждения паломников носят не всегда чисто религиозный характер. Иногда эти походы не совсем бескорыстны, а для некоторых поклонничество становится профессией. Во-вторых, основным мотивом для паломников все-таки можно считать искупление своих жизненных грехов в надежде на полное прощение. В-третьих, трудности, преодолеваемые русскими путешественниками для достижения Святой Земли, делают паломничество подвигом. В-четвертых, т.н. мотив «бессознательного стремления к Богу» на самом деле является осознанным движением русского человека к достижению своего идеала, заложенного с рождения. В-пятых, одним из мотивов паломничества является стремление к научным изысканиям. В-шестых, небольшую категорию лиц составляют люди, посещающие Палестину с коммерческими целями. В-седьмых, мотивом совсем небольшой группы поклонников служит любопытство и, как ни странно, зависть. Встречаются путешественники, идущие в Палестину, выполняя данное обещание своим родным и близким перед смертью, чтобы замолить их грехи.
Таким образом, паломническое движение необходимо воспринимать как довольно противоречивое историческое явление в развитии государства Российского, которое затронуло все слои и различные социальные структуры русского общества.
Возросшее русское паломничество в Святую Землю, вынудило рос-сийское правительство к принятию ответственных решений в отношении русского присутствия в Палестине. Образование первых государственных организаций в Палестине, Русского консульства в Иерусалиме (1858 г.). Русского Общества Пароходства и Торговли (РОПИТ) и Палестинского Комитета (1858 г.) в Петербурге, и в конце концов — Императорского Православного Палестинского Общества (1882г.) — явилось отражением заинтересованности российского правительства проблемами ближневосточного региона.
Третья глава «Образование и деятельность российских организаций в Палестине» посвящена деятельности Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и ее вкладу в защиту Православия на Святой Земле, а также созданию Императорского Православного Палестинского Общества и его роли в укреплении связей России и стран Ближнего Востока. В 1847г. для изучения положения православной веры в Палестину под видом богомольца был послан архимандрит Порфирий (Успенский), бывший настоятелем посольской церкви в Вене. Изучив ситуацию в Палестине, архимандрит пришел к определенному выводу: «... если не будет оказана как материальная, так и моральная помощь Церкви и в Палестине, и в Сирии (ибо нужды обеих Церквей совершенно одинаковы), то православию грозит опасность быть постепенно поглощенным католицизмом и протестантизмом». По возвращении архимандрита Порфирия с Востока и сделанного им доклада государственный канцлер К.В. Нессельроде после обсуждения с обер-прокурором Синода Протасовым сделал представление об учреждении Русской Духовной Миссии (РДМ) в Иерусалиме. Оно было одобрено и утверждено Николаем 1. 31 июля 1847г. постановлением Святейшего Синода Русская Духовная Миссии (РДМ) получила свое основание. Миссия должна была заниматься миссионерством, утверждением в Православии постоянно колеблющихся местных жителей, духовным воспитанием русских паломников. Со времени основания РДМ и до 1914 г., когда она .закончила свое существование. Миссия провела огромную просветительскую, научную и практическую работу по приобретению земельных участков, строительству церквей, приютов для российских паломников. Имена начальников Миссии — Порфирий Успенский, Кирилл Наумов, Антонин Капустин навсегда запечатлены не только в истории Русской Православной Церкви, но и в истории искусства, науки, картографии, этно-логии. РДМ оказала большую поддержку русскому православию на Востоке и сыграла немаловажную роль в установлении и укреплении связи русского народа с народами Востока. Миссия стала духовным стержнем многоплановой работы учреждений Российской империи в Палестине, Сирии, Ливане, Заиорданье и Египте.
Русской Духовной Миссии было тяжело одной противостоять усиленной протестантской и католической пропаганде на Востоке. В 1882 г. в результате энергичной деятельности частных лиц было образовано Православное Палестинское Общество (с 1889 г. Императорское). Основными целями Общества были: 1. Поддержание Православия в Святой Земле; 2. Помощь русским паломникам. Кроме основных целей, Общество в качестве вспомогательной задачи ставило себе ознакомление российского общества с положением Православия в Святой Земле, прошлым и настоящим русского паломнического движения, а также установление и поддержание культурных связей между двумя народами — русским и арабским. В связи с этим — развитие научных исследований, издание книг, ежегодных отчетов о работе Общества и печатание в них сведений о Святой Земле. По социальному составу Общество делилось на три группы: высшую знать (во главе которой стояли 7 человек из царствующего дома Романовых), гражданских и духовных чиновни-ков, академическую элиту. Общество располагало большими средствами по тем временам, которые складывались, как уже отмечалось из ежегодных взносов, частных пожертвований и кружечного сбора.
2 марта 1885г. были внесены дополнения к Уставу, которые гласили: «ППО имеет право открывать, по мере надобности, свои Отделы в городах Империи». 9 февраля 1897 года было открыто Нижегородское отделение Императорского Православного Палестинского Общества, которое успешно и продуктивно действовало до 1917г.
Таким образом, обе организации (РДМ и ИППО), вне зависимости от принадлежности к Церкви или просвещенному обществу, выполняли в ближневосточном регионе функцию распространителей и проповедников учений Святого Православия, мужественно противостоя сильным католическим и протестантским центрам стран Европы и США. Во-вторых, как организации, состоящие из разных людей, РДМ и ИППО имели свои недостатки и изъяны, в том числе межведомственные противорчия. Тем не менее, энтузиазм, энергия и бескорыстность руководителей и соруководителей этих учреждений послужили их длительному существованию на Святой Земле и принесенной пользе для государства Российского. В-третьих, как Русская Духовная Миссия стала духовным стержнем, так и Императорское Православное Палестинское Общество стало научно-культурным стержнем многоплановой работы учреждений Российской Империи в странах Востока. В-четвертых, приобретенные Российской Империей земли, с находящимися там зданиями РДМ и Палестинского Общества, существуют и поныне, являясь Центром русской культуры в Палестине.
В заключении подводятся основные итоги и выводы исследования, которые сводятся к следующему:
1. Получив сильный импульс к развитию в начале XIX века, устояв-шаяся система международных отношений к середине XIX века стала анахронизмом. Последним ее представителем оказался русский император Николай 1. Годы его правления послужили своеобразным переломным моментом как в структуре взаимоотношений между ведущими державами, которые поддерживали относительную стабильность в Европе, при значительной свободе рук в других регионах, так и во внешнеполитической деятельности российского государства, динамика которой встает в прямую зависимость от международной ситуации.
2. Вторая половина XIX столетия знаменует собой обострение «Вос-точного вопроса», перенесение центра тяжести из Европы на Восток и в связи с этим вовлечение России в международные дипломатические и военные перипетии с европейскими государствами и Османской империей. Россия, занимавшая прочные позиции на Востоке, утратила их в результате борьбы с Европой, которая объединилась против русских, используя спор о Святых местах.
3. Политика Российской Империи на протяжении всего XIX века в целом, а во второй половине XIX века в особенности, была не более агрессивной, чем политика ведущих европейских держав. Своеобразие внешней политики России на Востоке в XIX веке заключалось в попытках преодолеть устойчивый антирусский компонент внешней политики стран Запада. Данные усилия получили непосредственное отражение в экономическом росте государства российского и конкретизацией его имперских интересов, а также в политике расширения сферы духовного влияния Русской Православной Церкви.
4. Немаловажное, а порой и решающее значение в принятии внеш-неполитических решений в российском правительстве играл личностный фактор русских императоров и его окружения. Это обстоятельство характерно для всего XIX века.
5. Политика России на Ближнем Востоке в XIX веке определялась приматом религиозных мотивов над национальными интересами русского народа. Последовательная политика в защиту восточных православных христиан, проводимая российским государством, на наш взгляд не являлась защитой и отстаиванием правительство решало свои специфические ближневосточные задачи: регулярный сбор разведывательной информации на Святой Земле, формирование благожелательного к России общественного мнения в регионах Османской империи, борьба с влиянием держав-соперниц в Палестине, Сирии и Ливане, создание прочных структур российского присутствия по схеме РДМ - Консульство - ИППО.
Нередко задачи и деятельность учреждений правительства и РДМ-ИППО вступали в очень серьезное противоречие, однако, по нашему мнению, это противоречие не было антагонистическим. Разногласия были связаны с выработкой конкретных мер по усилению влияния Российской империи, концептуальные же противоречия были в свое время разрешены упразднением Палестинского Комитета (Комиссии) МИД и
созданием более эффективного ИППО. Следовательно, правительство использовало в политических целях естественные, закономерные процессы паломничества и поддержки Восточного Православия, но при этом оно оказалось не в состоянии свести деятельность РДМ-ИППО к осуществлению исключительно политических задач: мы определяем это неправительственное движение как самостоятельную устойчивую тенденцию ближневосточной политики Российской империи, проявившуюся в последней четверти XIX - начале XX веков.
6. На протяжении 60-х гг. и до конца XIX столетия для достижения внешнеполитических целей российское правительство использовало все методы борьбы за свои интересы: дипломатические комбинации, силовое давление, войны, религиозное проникновение.
В дополнение к основным выводам по работе, автор выделяет ряд вспомогательных заключений, которые являются важным дополнением к проделанному исследованию.
Показательным является тот факт, что именно неформальный фактор в лице народного паломничества к Святым местам подтолкнул официальные правящие круги к принятию ответственных решений по отношению к ближневосточному региону.
Таким образом, фактор Палестины во внешнеполитической деятельности России играл больше культурно-просветительскую роль, чем политическую. Защита интересов Российской империи на Востоке была представлена тремя аспектами русского присутствия на Земле обетованной: — дипломатическим — в лице Генерального Российского Консульства в Иерусалиме; — духовным — в лице Русской Духовной Миссии. — общественным — в лице Императорского Православного Палестинского Общества. Эффективная деятельность всех этих учреждений отражала заинтересованность российского правительства восточными делами и поднимала престиж страны не только на Востоке, но и в мире.
Апробация и публикации по теме исследования. Основные положения диссертации нашли свое отражение в выступлениях автора на международных, всероссийских, региональных семинарах и конференциях, включая международный симпозиум «Россия и Палестина: культурно-религиозные связи и контакты в прошлом, настоящем и будущем» (г. Москва, 1990 г.), где она выступила с сообщением — "Проблема Святых мест во внешней политике России в конце XIX-нач. XX вв." и ежегодно проводимые на историческом факультете совместно с Нижегородской епархией РПЦ — "Елисаветинские чтения".
Работа обсуждалась на кафедре международных отношений Ниже-городского государственного университета им. Н.И. Лобачевского и рекомендована к защите.
Содержание диссертации нашло отражение в следующих публикациях:
1. Коптилина (Бушуева) С.В. "Религиозный фактор во внешней полити-ке России в конце XlX-начале XX вв."// Тезисы конференции. Н. Новгород; 1998. 0,2 п.л..
2. Коптилина (Бушуева) С.В. "Проблема Святых мест во внешней поли-тике России в конце XIX-нач.ХХвв." // Православный Палестинский сборник 31й(94й) выпуск. М., Изд-ие ИППО, 1992. 0,5 п.л.
3. Бушуева С.В. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме и ее вклад в защиту Православия на Святой Земле // Ангелос. Вестник мира. Бюллетень Центра изучения проблем мира и разрешения конфликтов ННГУ. Сентябрь, 1999. 1 п.л.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU