УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Хлопов М.Д. 52-й пехотный Виленский Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича полк. 1811-1911,

Феодосия: "Типография Натковича и Виниковича", 1911

 

I.
 

В начале прошлого, девятнадцатого века России пришлось вести много войн. Воевали то с турками, то с персами, то со шведами. Особенно долгая и упорная борьба велась с Французским Императором Наполеоном I-м, знаменитым полководцем своего времени. Владея прекрасной, закаленной в беспрерывных войнах, армией, солдаты которой слепо верили в счастливую звезду своего Вождя-Императора, он победоносно прошел по всей Европе и покорил своей власти почти все европейские государства. Более-же значительные из них: Австрия и Пруссия, разбитые и побеждённые Наполеоном, вынуждены были заключить с ним союзы и обязались отдавать свои войска в его распоряжение. Оставались нетронутыми только Англия, отделенная от Франции морем, да великая могущественная Россия.
Русский Император Александр I несколько раз посылал на помощь Пруссии и Австрии свою армию против Наполеона. Последний не мог этого забыть и, наконец, решив сломить могущество России, стал усиленно готовиться к войне. Он знал, что борьба предстоит трудная, что Россия не Пруссия или Австрия, с которыми ему удалось так легко справиться — и потому на подготовку к войне ушло у него несколько лет.
В то время, как грозные тучи собирались над Россией, в первопрестольной столице русской Москве-Матушке зарождалась новая часть нашей доблестной армии — 27-я пехотная дивизия.
8-го Октября 1811 года Император Александр I повелел Главнокомандующему в Москве Генерал-Фельдмаршалу -1- графу Гудовичу. приступить к формированию 27-й пехотной дивизии. В состав ее, по тогдашнему положению, должны были войти шесть полков: четыре пехотных и два егерских. Полки были названы Одесским, Тарнопольским, Виленским и Симбирским пехотными, а егерские по №№ 49 и 50. Каждые два полка составляли бригаду.
Таким образом, наш родной Виленский полк был третьим в дивизии и входил в состав 2-ой бригады. Наружным отличием полка были белые погоны. Первым днем жизни полка приказано было считать 29-е Октября 1811 г. Пехотные полки делились на три батальона, в которых первые роты назывались гренадерскими, а остальные три — мушкатерскими.
Для сформирования дивизии были выделены части из одного егерского, одного пехотного и трех гарнизонных полков. В состав нашего полка вошли три роты Московского и одна рота Казанского гарнизонных полков и прибывшие с далекого севера — из гор. Архангельска две роты Углицкого пехотного и две Архангелогородского гарнизонного полков. Всего в полк поступило старых солдат более 1100 человек да к ним добавлено еще около 600 рекрут, уроженцев Смоленской губ.
Полковым командиром был назначен (11 Ноября) Полковник Александр Яковлевич Губерти*), а бригадным командиром 2-ой бригады Полковник Княжнин, который до приезда Ген.-Майора Неверовского, назначенного дивизионным командиром, и был ближайшим помощником гр. Гудовича в трудном деле формирование шести полков. А работа была действительно трудная: нужно было обмундировать людей, снабдить их аммуницией и оружием, -2-


*) Бывший до того команд, С.-Петербурского гренад. п.


построить обоз, заготовить запасы продовольствие и патронов, которые тогда снаряжались при полках.
Люди тоже требовали над собой большой работы. Многие из них, особенно прибывшие из гарнизонных полков, были довольно почтенных лет, из-за которых их и перевели из полевых полков на более легкую службу в гарнизоны, где они сильно отставали от строя. Рекрут также нужно было обучить трудному в то время фронтовому делу.
Каждая рота делилась на два взвода и строилась в три шеренги. Задняя шеренга заряжала ружья и передавала их двум передним. Делалось это потому, что заряжание требовало много времени. Ружья были тяжелые, калибром в 7 1/2 и 8 линий, стреляли недалеко, и бой всегда непременно сводился к штыковому удару.
В начале Февраля 1812 г. в Москву прибыл Ген.—Майор Неверовский и вступил в командование дивизией. В Апреле полки были окончательно укомплектованы рекрутами и готовы к походу. Состав нашего полка был доведен до 6 шт.-офицеров, 58 об.-офицеров и 2300 нижних чинов.
За отличное устройство новой дивизии и за усердие и старание при формировании ее 27 Апреля было объявлено Высочайшее благоволение Ген.-М. Неверовскому, бригадным и полковым командирам, которые при этом были назначены шефами своих полков*). Благоволение получили и батальонные командиры нашего полка: 1-го Майор Федоров, 2-го Майор Полосков**) и 3-го— Майор Сытин. -3-


*) В то время в полках, кроме командиров, были еще и шефы, которые и начальствовали полками. Полковые командиры являлись их помощниками.
**) Прикомандированный.


 

II
 

Между тем война надвигалась. Наполеон собрал огромную армию в 600 тысяч человек, в числе которых были представители всех подвластных ему народов. Кроме французов, в ней были немцы, итальянцы, испанцы, поляки, венгры, румыны и др. народности. Недаром назвали у нас войну с Наполеоном „нашествием дванадесяти языков".
У нас было всего 200 тысяч, которые могли быть выставлены к западной границе для встречи грозного врага. Войска были разделены на две армии. Одна, под начальством графа Барклая-де-Толли, защищала путь на Петербург и Москву, другая, которой командовал князь Багратион, расположена была южнее и прикрывала дорогу в Малороссию.
В начале Мая выступила из Москвы 27-я пех. дивизия и направилась к западной границе. Перед выступлением из полков были выделены вторые батальоны (в составе трех мушкатерских рот) и названы запасными. 2-й батальон нашего полка, под командою подполковника Коллена, вышел 14 Мая и направился к г. Бобруйску, а полк, в составе 1-го и 3-го (действующих) батальонов и 2-й гренадерской роты, выступил 5 Мая. При выходе из Москвы в полку находилось в строю 35 штаб и обер-офицеров и около 1500 нижних чинов. Сперва дивизия была направлена на г. Слоним, но затем ей приказано было свернуть к г. Новогрудку, куда она и прибыла 22 Июня. Здесь дивизия вошла в состав 8-го корпуса (Ген.-лейт. Бороздина 1-го) второй армии (Князя Багратиона).
7-го Июля из дивизии были выделены сводные гренадерские батальоны, составленные из вторых гренадерских рот. Батальоны поступили в сводную гренадерскую дивизию (графа Воронцова). -4-
В Июле же дивизия перешла временно в корпус ген. Раевского.
12-го Июня Наполеон с своей огромной армией перешел границу России. Против него находилась одна армия Барклая-де-Толли. Чтобы не подвергать обе армии отдельному поражению порознь, решено было соединить их. Местом соединения был выбран г. Смоленск, для чего армиям пришлось отступать к нему.
Делая большие переходы, 2-я армия успела к 22-му Июля подойти к Смоленску, где и произошло соединение ее с I-й.
26-го Июля наш полк был отделен от дивизии для несения в Смоленске гарнизонной службы; но не долго пришлось Виленцам нести службу мирного характера. Здесь у древних стен города, служивших в старину оплотом Московского государства против западных соседей, полк впервые пролил кровь свою за Отечество.
4-го Августа Наполеон направил огромные массы на Смоленск — и загорелся жаркий бой за обладание городом. 27-я дивизия, вместе с корпусом Ген. Раевского, весь день дралась у стен города, а на другой день, когда на смену Раевского пришел корпус Дохтурова, дивизия оставалась без смены и до поздней ночи сражалась на стенах города — от Никольских ворот до Днепра.
Виленский полк с честью вынес свое первое боевое испытание; потери его были больше, чем в остальных полках дивизии. Полк потерял убитыми Подпоручика Бирюкова и 112 нижних чинов и ранеными Майора Безобразова и Прапорщика Сухова. Нижних чинов ранеными и пропавшими без вести выбыло из строя 311 человек.
Особенно отличились Майор Безобразов, с двумя ротами защищавший закрытый путь у Никольских -5- ворот, где метким огнем нанес противнику огромные потери. Здесь же Безобразов был ранен осколками разорвавшейся бомбы*). Подпоручики Волков и Ярославов во время боя рвались вперед, служа нижним чинам примером доблести и отваги. Кроме того, Ярославов, не смотря на явную опасность, успешно исполнил данное ему поручение - зажечь форштат.
Из Смоленска полк вышел в составе 32 офицеров и 679 нижних чинов, потеряв при защите его более 400 человек.
Армия наша продолжала отступление, увлекая за собою французов в глубину России. Война становилась народной. Помещики и крестьяне оставляли свои деревни и уходили в леса, предварительно увезя или уничтожив все жизненные припасы. Французы шли по опустошенной стране, видя перед собой одни лишь горящие деревни. Знаменитая Наполеоновская армия начала терпеть лишения и приходить в расстройство. Начались грабежи, усилились болезни, армия растягивалась и сильно уменьшалась в числе.


III
 

Вскоре после оставления Смоленска главнокомандующим нашими армиями назначен был граф Кутузов. Прибыв к армии, он решил прекратить отступление и дать Наполеону генеральное сражение.
Недалеко от Москвы, у села Бородина русская армия остановилась на выбранной позиции. В 2-х верстах от нее, у дер. Шевардино, на кургане был построен редут с целью затруднить наступление французов на главную Бородинскую позицию. -6-


*) За отличие, оказанное при защите Смоленска, Майор Безобразов был награжден золотой шпагой с надписью „за храбрость".


Для защиты редута и прилежащей позиции была назначена 27-я пех. дивизия и несколько полков кавалерии.
24-го Августа, после полудня, дивизия расположилась следующим образом: батальон Симбирского полка занял редут, сзади которого стали, под командой Полковника Княжнина весь Виленский и батальон Симбирского полка. 1-я бригада с 6-ю орудиями стала влево от редута. 50-й егерский полк занял рощу левее и впереди позиции, а 49-й — еще левее для наблюдения дорог. Впереди позиции, в двух деревнях и в кустарниках правого берега речки Колочи находились стрелки из арриергарда ген. Коновницына, отступавшего перед Наполеоном. Стрелки эти и орудийный огонь редута сильно вредили наступавшим французским колоннам.
По приказанию Наполеона, пехотная дивизия ген. Компана выдвинулась вперед и вытеснила стрелков из одной деревни.
В то-же время наша артиллерия была усилена еще 12-ю конными орудиями, и огонь ее стал еще убийственнее. Видя это, Наполеон приказал Компану двинуться вперед и овладеть редутом.
После жаркой схватки, под напором французов, к которым подходили большие подкрепления, 50-й егерский полк отошел назад и присоединился к 1-й бригаде, бывшей на нашем левом фланге.
Заметив в 350 шагах перед редутом небольшой бугор, Компан занял его стрелками. Под прикрытием огня их на бугре было поставлено 8 пушек, а за бугром скрыт 61-й линейный полк. Французы тотчас-же открыли сильный орудийный огонь по редуту и по 1-й бригаде, расположенной рядом с редутом. В 5 час. вечера 61-й полк, построенный в колонны, внезапно бросился вперед и захватил редут.-7-
Но не успели французы устроиться, как Полк. Княжнин с Виленским полком и батальоном Симбирского был уж в редуте. Заработал трехгранный штык, французы были отброшены и редут снова был занят нашими.
Потерпев неудачу, ген. Компан развернул на линии бугра, занятого его батареей, всю дивизию и завязал жаркую перестрелку с 1-й бригадой и 50-м егерским полком. Противников разделяло небольшое возвышение, и с расстояния в 60 шагов они осыпали друг друга пулями и картечью.
Приближалась ночь. Компан снова двинул 61-й полк на редут и овладел им. Но на этот раз французам пришлось еще хуже. Шеф Симбирского полка Полк. Лошкарев атаковал редут и штыками истребил в нем целый батальон 61-го полка.
Дальнейшие попытки Компана были также напрасны. Во время новой атаки его колонны были смяты нашими кирасирами, которые при этом захватили французскую батарею. Драгуны от них не отставали и, атаковав другие французские колонны, также смяли их и взяли две пушки.
Наступила ночь, но свет от пожара дер. Шевардино, зажженной снарядами, освещал поле битвы.
Считая Шевардинский редут вполне использованным, Кутузов прислал приказание оставить его и отойти на главную позицию.
В 10 час. вечера наши, подобрав всех раненых, спокойно отошли назад. Кроме 7 пушек, взятых кавалерией, нами было захвачено несколько сот пленных. Французы потеряли более тысячи человек, большею частью убитыми.
Велики были и наши потери. Полковник Княжнин был ранен. Из офицеров полка Поручик -8- Фокт, Подпоручик Ярославов и Прапорщики Сыровчиков и Ловинецкий пали смертью героев. Оба батальонные командиры Майоры Губерти 2-й и Сытин, Поручик Некрасов, Подпоручик Муравский, Прапорщики Савков 2-й и Кн. Одоевский были ранены.
В бою полк потерял и своего шефа Полковника Губерти 1-го, который получил смертельную рану, от которой чрез несколько дней скончался.
Нижних чинов было убито 140, ранено 175 и пропало без вести 30. Более половины Виленцев выбыло из строя. Из 4-х штаб-офицеров остался один Майор Стремоухов, который и принял командование над остатками полка.
В приказе по армиям 25-го Августа Кутузов изъявил величайшую похвалу и благодарность за мужество и храбрость, оказанные войсками у Шевардина.
Не смотря на огромные потери, понесенные 27-й дивизией, через день, 26 Августа она приняла участие в знаменитом Бородинском сражении. В этом сражении полки дивизии были расположены на левом фланге позиции, у села Семеновского, где были устроены „флеши" (батареи). Французы вели яростные атаки на флеши, занятия сводными гренадерскими батальонами, которые 27-я дивизия подкрепляла.
Наш полк, во главе с Майором Стремоуховым, несколько раз ходил в штыки на французов, завладевших флешами и опрокидывал их. К вечеру дивизия была рассыпана в стрелковую цепь впереди гвардейских полков.
В этот день в нашем полку были ранены: Капитан Чеплевский, Поручик Слепцов, Подпоручик Маркьянович, Прапорщики Волков и Русанов; из них Чеплевский и Слепцов получили смертельные -9- раны. Кроме того, пропал без вести Поручик Александрович и ранен капитан Острежковский, бывший с своей 2-й гренадерской ротой в сводных гренадерских батальонах.
В Бородинском сражении обе армии, русская и французская потеряли половину своего состава. К вечеру 26-го, когда сражение затихло, русские сохранили за собою все свои позиции и были готовы на следующий день снова стать грудью против врага. Но граф Кутузов нашел более лучшим отступить, чтобы пополнить армию людьми и боевыми припасами и тогда с свежими силами обрушиться на французскую армию. Последняя же была в худших условиях: получать подкрепления и припасы ей было неоткуда.
Тяжело было русским продолжать отступление и отдавать Наполеону без боя первопрестольную столицу, но все верили, что Кутузов знает, что делает.
За отличия, оказанные Виленским полком 24-го и 26-го Августа, были награждены: Майор Сытин золотой шпагой с надписью "за храбрость", Майоры Губерти 2-й и Стремоухов — орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом, 19 об.-офицеров получили другие ордена. Фельдфебеля Дурашин и Васильев, подпрапорщик Вязьмитинов и портупей-прапорщик Аленин произведены в офицеры и 10 нижних чинов получили Георгиевские кресты*). Всем-же нижним чинам было пожаловано по 5 руб. на человека. Подпоручик Декастр и Прапорщик Жданов, бывшие ординарцами — первый у Кн. Багратиона и второй у Кн. Горчакова -и отличившиеся в бою, также получили награды.


*) Приводим фамилии первых Георгиевских кавалеров полка: унт,- офицеры Максим Прокофьев, Федор Васильев, Данило Халтурин; рядовые Михаил Яковлев, Данило Федотов, Кузьма Матвеев, Терентий Федотов, Никита Григорьев, Иван Власюк и Мартемьян Боровнев. -10-



IV

 

После Бородинского боя Виленский полк, как имевший мало людей в строю, был переформирован из двух батальонов в один. Сводные гренадерские батальоны были уничтожены. Майор Федоров, командовавший сводным батальоном, прибыл в полк и, как старший, вступил в командование им.
6 Сентября были присланы в полк Высочайше пожалованные знамена: одно белое и пять цветных.
В Сентябре полк состоял в арьергарде графа Милорадовича и участвовал в арьергардных делах; между прочим, 17 Сентября у дер. Чириково и 22-го у дер. Чернухиной.
В первом отличился Подпоручик Куколь-Яснопольский, раненый в бою. Нижних чинов выбыло из строя ранеными и без вести пропавшими 38 человек.
В начале Октября прибыл, выздоровевший от Смоленских ран, Майор Безобразов и был назначен командующим полком, который в это время присоединился к большой армии и стоял у сел. Тарутина. Здесь полк получил людей на пополнение, и в нем снова стало два батальона.
6-го Октября полк принял участие в сражении, происходившем при Тарутине, где французы потерпели неудачу.
Наполеон занял Москву, оставленную жителями. Как только французы вошли в нее, начались пожары, и в несколько дней Москва выгорела. Круто пришлось французам. Запасов в Москве они не нашли. Попытки достать их в окрестностях заканчивались -11- для них печально. Казаки, мужики, даже бабы, вооружившись вилами, топорами, внезапно нападали на французские отряды и обозы и всячески вредили им. Наступили к тому-же сильные русские морозы, о которых французы не имели понятия. Теплой одежды, в чаянии быстрой победы над Россией, они не припасли. На предложения заключить мир русские отвечали молчанием.
Наполеон, видя безвыходность своего положения, решил уходить из Москвы. Он хотел пройти к югу, надеясь найти там запасы продовольствия, и направился по Калужской дороге.
12-го Октября французская армия встретилась с нашей у гор. Малоярославца. Здесь русские преградили дорогу Наполеону — и начался бой. Город переходил из рук в руки.
Виленцы и Тарнопольцы, во главе с Ген. Неверовским, бросившись в штыки, вытеснили французские колонны из города и несколько раз опрокидывали их, когда они вновь стремились завладеть городом. В нашем полку был ранен Подпоручик Голенищев-Кутузов, нижних чинов выбыло из строя убитыми 12, ранеными и без вести пропавшими 149 человек.
За отличие в бою Майор Стремоухов получил золотую шпагу, Майор Безобразов (командовавший полком), Поручик Ланкевич и Подпоручик Анучин— ордена Св. Владимира 4-й ст., пять обер-офицеров получили другие награды.
От Малоярославца Наполеон вынужден был повернуть на старую Смоленскую дорогу, по которой он шел в Москву, и уходить из России.
Началось поспешное бегство расстроенной французской армии. Русские гнались по пятам французов, истребляли их и массами брали в плен.-12-
Жестоко поплатился Наполеон за свою дерзость. На снежных полях России нашли свой конец многострадальные остатки его великой армии, с которой всего полгода назад он гордо вошел в пределы нашей Родины. Сам Наполеон на полпути оставил своих и поспешил вперед, чтобы не попасться в руки гнавшихся за ним казаков.
Наш полк участвовал в преследовании французов. Дойдя до г. Вильны (после 20-го Декабря), он, вместе с прочими полками дивизии, был оставлен в ней для несения караулов.
Мало осталось в рядах Виленцев тех, кто в Мае вышел с полком из Москвы. Многие из них положили жизнь свою за любимую Родину, другие, искалеченные, лежали по госпиталям.
В гор. Вильне полком уж командовал Майор Сытин, оправившийся от ран и 8 Декабря прибывший в полк.
В Вильне Император Александр I обласкал Неверовского и сказал ему: „Дивизия твоя дралась славно, я никогда твоей службы и дивизии не забуду".
Знаменитый 1812 год, год геройских подвигов и самоотвержения, когда весь народ поднялся на защиту Отечества и жертвовал за него и жизнью своею и имуществом, закончился. Но память о нем живет до сих пор и никогда не изгладится из русского сердца.
В память Отечественной войны в Москве воздвигнут величественный храм Христа-Спасителя. На стенах храма, на мраморных досках перечислены все сражения с французами и те полки, которые участвовали в них. На досках нередко Вы встретите и имя нашего родного полка.
Приказом Императора Александра I-го 13-го Апреля 1813 г. были пожалованы полкам, отличившимся -13- в Отечественную войну, разные награды. Наш полк получил—гренадерский поход.
В приказе этом сказано об отличившихся полках: „твердые ряды их служили верным оплотом противу сил неприятеля, храбрость и быстрота их предшествовали победам11, а заканчивается приказ такими словами: „Сии знаки отличия и чести да сохранятся в полках сих, как незабвенные па-мятники знаменитых военных подвигов и да возвестят они о славе их оружия".

 

V

 

Новый 1813 год наш полк встретил в гор. Вильне, откуда в начале Февраля перешел на новую стоянку—в мес. Олькеники.
Здесь к нему присоединился 2-й (запасный) батальон, выделенный перед войной еще в г. Москве. Так как людей в полку было мало, то он был переформирован из трех в два батальона.
Но не долго отдыхали Виленцы от длинных утомительных переходов и упорных боев с неприятелем. Нужно было спешить с пополнением своих рядов, исправлением пришедших в негодность обмундирования, амуниции, сапог. За рубежом, на полях Германии, уже гремели пушки и братья наши снова бились с Наполеоном.
По изгнании своем из России Французский Император поспешил домой и стал собирать новые войска. Александр и, зная, что Наполеон не успокоится после понесенного им небывалого поражения, а, собравшись с силами, снова начнет вредить России, решил покончить с ним.
На этот раз мы были не одни. Сперва Пруссия, а за ней и Австрия отделились от Наполеона и вошли в союз с Россией.-14-
С новой армией Наполеон поспешил на восток, в пределы Германии, где его встретили соединенные силы русских и пруссаков.
Не остались без дела и Виленцы: Император Александр 1 приказал 27-й дивизии прибыть к армии, и 4-го Апреля наш полк выступил в поход. Во время похода Виленцы получили нового командующего полком—Майора Симбирского полка Ушкова*.
Вся 27-я дивизия была назначена в корпус Генерала барона Сакена, который входил в состав особой Силезской армии, названной так потому, что вначале она действовала в Силезии**. Армией начальствовал прусский фельдмаршал Блюхер, отличавшийся большой осторожностью в своих действиях.
В Июне Виленский полк, как имевший менее 600 человек в строю, был переформирован в один батальон. Расчет этот был сделан только для строя, во внутреннем же порядке было оставлено прежнее разделение на два батальона.
В Августе началась для Виленцев страдная пора. В течение нескольких дней полк выдержал целый ряд сражений.
7 Августа близ дер. Кейзервальде произошел первый бой с французами.
Корпус Сакена двигался из Генау на гор. Бунцлау. Французы заняли сильную позицию на высотах по обеим сторонам большой дороги, идущей к Бунцлау, и тем преградили путь корпусу. Чтобы сбить неприятеля с позиции, Сакен послал свою кавалерию на левый фланг противника, а нашей дивизии приказал обойти его правый фланг.


* Прикомандированный.

** Провинция Пруссии. -15-


Пройдя дер. Кейзервальде, Неверовский заметил около леса французские колонны.
Тотчас-же от егерской бригады им были высланы стрелки, занявшие опушку леса; пехотные же полки Неверовский поставил вдоль дороги, идущей из деревни на большую дорогу. Сильные французские колонны внезапно вышли из лесу с целью атаковать левый фланг егерей, но те быстро переменили фронт и сильным огнем принудили французов скрыться в лесу.
Французская артиллерия, открывшая было огонь по нашей пехоте, также была сбита.
Затем Неверовский двинул в лес полки 1-й бригады слева и Виленцев справа, которые совершенно вытеснили французов из лесу, и началось преследование, которое продолжалось до самой ночи и окончилось только у дер. Томасвальде. Противник понес большие потери. У русских их было значительно меньше.
В Виленском полку выбыло из строя всего лишь 15 нижних чинов и ранены 2 офицера: Капитан Острежковский и Шт.-Капитан Орлов.
За оказанные в бою отличия пять офицеров получили ордена, из них Шт.-Капитан Курош — орден Св. Владимира 4-й ст. с бантом.
Через два дня Виленцы снова были под огнем. 9-го Августа корпус Сакена подошел к гор. Бунцлау и расположился на высотах у города. Между тем, к французам из гор. Дрездена, где был Наполеон с главной армией, подошли большие подкрепления. Видя свое превосходство в силах, французы стали готовиться к атаке. Когда они подошли к нашим на близкое расстояние, только тогда Сакен приказал корпусу отходить. Наши спокойно -16- снялись с позиции и в порядке отошли назад к дер. Модельсдорф. Французы не решились их преследовать.
После отхода корпуса Сакена от Бунцлау Силезская армия расположилась к востоку от р. Кацбах (приток р. Одера). К западу от нее на-ходились французския войска, под начальством маршала Макдональда.
Утром 14-го Августа Макдональд, желая напасть на Силезскую армию, стал переходить Кацбах. В тот-же день Блюхер также решил перейти в наступление и двинул свои три корпуса к Кацбаху.
От шедших все время дождей реки разлились и стали во многих местах непроходимы, а дороги испортились и сильно затрудняли движение войск. 14-го также шел проливной дождь, отчего было плохо видно и противники, только сойдясь на близкое расстояние, увидели друг друга.
Часть французских войск уже успела переправиться через Кацбах и его приток и выстраивалась на высотах, имевших сзади крутые спуски к Кацбаху и его притоку.
Корпус Сакена наступал справа, левее его шли пруссаки (корпус Иорка), а еще левее двигался русский корпус Ланжерона. Дойдя до дер. Эйхгольц, Сакен установил на высоте артиллерию. За высотой расположилась в две линии пехота. В первой линии стала 27-я пех. дивизия, имея в своих рядах и Виленский полк. Наша артиллерия открыла огонь и стала громить французов. Пехота Макдональда еще не вся успела после переправы взобраться на высоты, занятые пока кавалерией. Чтобы выиграть время, часть последней бросилась на пруссаков, а артиллерия стала обстреливать пехоту Сакена, но стойкие полки Неверовского мужественно выдержали трехчасовую канонаду.-17-
Наконец, Сакен приказал своей кавалерии атаковать левый фланг противника. Приказание было выполнено блестяще: французская кавалерия не выдержала удара и, повернувшись, в беспорядке бежала к Кацбаху, увлекая за собой идущую на помощь ей пехоту.
Вслед за кавалерией быстро двинулись вперед полки Неверовского. Напрасно колонны французской пехоты пытались остановить их движение. Наши сметали их штыками. Преследование продолжалось на расстоянии почти 5 верст. Только на высотах у Кацбаха остановились Неверовцы.
Были уж сумерки. В это время у реки показались стройные колонны неприятельской пехоты и конницы. Это были свежие войска, только-что прибывшие на поле сражения.
27-я дивизия сейчас-же пошла им на встречу. Спустившись с горы, полки выслали вперед стрелков. Французы открыли картечный огонь, а густые колонны их с музыкой и барабанным боем двинулись на 27-ю дивизию. Быстро собрав стрелков, батальоны выстроились за рвом и залпами встретили французов. Те остановились. В это время Неверовский установил батарею, которая стала осыпать неприятельские колонны картечью. Не выдержали французы такого отпора и повернули обратно. Наши бросились за ними и гнали их штыками до самой реки, где многие из них утонули.
Поражение французов было полное Кроме массы убитых, раненых и погибших в реке, они потеряли еще много пленных. Одним только корпусом Сакена были взяты 1 генерал, 63 офицера, 4916 нижних чинов и 30 пушек.
Виленцы с достоинством вели себя и в этом бою. Командовавший полком Майор Ушков был -18- награжден орденом Св. Владимира 4-й ст., а три офицера произведены в следующие чины.
Нижним чинам полка за отличия, оказанные в Силезских боях, было пожаловано 18 Георгиевских крестов.
После Кацбахской победы происходили некоторые передвижения Силезской армии, но значительных столкновений у нее с противником не было.
Обе стороны, французы и союзники, были сильно изнурены, терпели от недостатка в продовольствии и нуждались в отдыхе. Кроме того, к русской армии должны были подойти подкрепления.
В середине Сентября части союзной армии с разных сторон двинулись к гор. Лейпцигу*,  чтобы овладеть им. Наполеон пытался разбить союзников по частям, но те уклонялись от сражений. Огромное кольцо все более стягивалось вокруг Лейпцига. Наполеон поспешил туда с своей армией и приготовился к защите. Силы союзников, двинутые на Лейпциг, значительно превышали числом Наполеоновскую армию, но зато местность давала ей большие преимущества. Вокруг города было много селений с каменными домами и оградами, отдельных рощ и кустарников, удобных для обороны.
В начале Октября союзная армия стояла уж у Лейпцига. Были тут и Виленцы, по-прежнему входившие в состав корпуса Сакена, обложившего город с северной стороны.
4-го Октября началось знаменитое Лейпцигское сражение, которое продолжалось 6-го и 7-го числа. В сражении участвовало до 500 тысяч человек, из которых около 100 тысяч выбыло из строя. Это была великая битва, которую по справедливости назвали ..битвою народов“, так как в ней сошлись солдаты всех европейских народов.-19-


* В Саксонии


Наполеон потерпел полное поражение и с частью армии еле успел уйти из Лейпцига. Теперь ему оставалось спешить домой во Францию, чтобы озаботиться защитою ее границ.
В „битве народов" корпус Сакена принимал участие только 6-го и 7-го Октября, так как 4-го находился в резерве.
6-го Сакен получил приказание атаковать Галлеское предместье Лейпцига с севера, для чего он назначил 27-ю дивизию.
Виленцы и Симбирцы, с командующим бригадою Подполковником Рындиным во главе, три раза врывались в предместье и, наконец, заняли его. Чтобы снова выбить их, французы стали обходить наш левый фланг, но ружейным огнем и дружным ударом в штыки Виленцев и Симбирцев они были опрокинуты.
На утро снова закипел бой. На этот раз он происходил на улицах города. Армия Наполеона начала отступление и город защищала только часть французских войск.
С распущенными знаменами, музыкой и песнями шли на приступ батальоны Сакена. которые одними из первых вступили в город.
Славная была победа. Но радость ее у полков 27-й дивизии была отравлена невознаградимой потерей: дивизионный командир Ген.-Лейт. Неверовский в бою получил смертельную рану, а через несколько дней его не стало.
В нашем полку были ранены Капитан Острежковский, Шт.-Капитаны Урванов и Сидоров (смертельно), Поручики Маркьянович и Бологовский.
Из отличившихся Капитан Острежковский был награжден орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом, несколько офицеров получили другие награды.-20-
Под Лейпцигом Виленцы потеряли еще своего старшого товарища Подполковника Сытина, получившего смертельную рану в то время, когда он с батальоном Симбирцев бросился в штыки на французов.
От Лейпцига союзные войска двинулись к р. Рейну, где стали на зимние квартиры. Здесь они отдыхали и готовились к новому походу в пределы Франции.
За смертью Ген. Неверовского 27-ю дивизию принял временно командир 1-й бригады Ген.-Майор Ставицкий. В середине Ноября в командование Виленцами вступил (также временно) Майор 49-го егерского полка Соловов.
 

 

 

 

 



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU