УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Плестерер Л. История 62-го пехотного Суздальского генералиссимуса князя Италийского графа Суворова-Рымникского полка. Т.1

Белосток, 1902

 

Походы Суздальского (1700-1762) и Вятского (1700-1762) пехотных полков

 

Предисловие

Глава первая. Основание регулярной армии в России; 1700 г.
Глава вторая. Завоевание Петром Великим Ингрии; 1701-1703 г.г.
Глава третья. Осада Нарвы и поход в Польшу; 1704-1706 г.г.
Глава четвертая. Первый поход русских в Германию; 1704-1706 г.г.
Глава пятая. Основание Репцелева полка; 1706 и 1707 г.г.
Глава шестая. Поход Карла ХИТ в Россию в 1708 году.
Глава седьмая. Сражение при Полтаве; 1709 г.
Глава восьмая. Штурм Эльбинга, осада Риги и взятие Динамюнд-шанца; 1710 г.
Глава девятая. Прутский поход; 1711 г.
Глава десятая. Поход в Померанию и Голштинию; 1712 и 1713 г.г.
Глава одиннадцатая. Ренцелев полк в наблюдательной армии Шереметева; 1712-1714 г.г
Глава двенадцатая. Транспорт к Копенгагену; 1715-1719 г.г
Глава тринадцатая. Ренцелев и Вятский полки на вечных квартирах: 1718-1732 г.г.
Глава четырнадцатая. Поиски в Польше и поход Леонтьева в Крым: 1733-1735 г.г.

Глава пятнадцатая. Поход Миниха в Крым и осада Азова; 1736 г.
Глава шестнадцатая. Штурм и оборона Очакова; 1737-1739 г.г.
Глава семнадцатая. Война с Швецией; 1740-1743 г.г.
Глава восемнадцатая. Новые передвижения Суздальского и Вятского полков; 1744-1747 г.г.
Глава девятнадцатая. Поход вспомогательного корпуса к Рейну; 1748 и 1749 г.г.
Глава двадцатая. Суздальцы и Вятчане в Остзее; 1750-1756 г.г.
Глава двадцать первая. Семилетняя война: Мемель и Гросс-Егерсдорф; 1757 г.

Глава двадцать вторая. Семилетняя война: Цорндорф и Кольберг; 1758 г.

Глава двадцать третья. Семилетняя война: Пальциг и Куннерсдорф; 1759 г.

Глава двадцать четвертая. Семилетняя война: Берлин; 1760 и 1761 г.г.
Глава двадцать пятая. Семилетняя война: Кольберг; 1761 и 1762 г.г.
Приложения
 

Предисловие

 

Нынешний Суздальский полк составлен в 1833 году из двух полков: Суздальского прежнего состава и Вятского. Это обстоятельство побудило меня проследить одновременно историю обоих полков, бывших предками теперешнего Суздальского. Здесь нельзя не заметить, что. по странной случайности, в архивных документах первой половины XѴIII ст. говорится гораздо меньше и реже о Суворовцах и чаще о Вятчанах. Так за период с 1721 до 1762 г.г. в Лефортовском архиве мной найдены всего два рапорта командиров Суздальского полка; рапортов командиров Вятского полка, за тот же промежуток времени, довольно много. Утеряны также смотровые списки Суздальского полка, почему к настоящей книге не приложены списки суздальских офицеров та время с 1732 до 1758 годов.
Тенденций в моем сочинении нет, если не считать за таковую стремление дать читателю правдивое описание жизни русского полка. Нет и умышленных смягчений фактов — в них Суздальский полк не нуждается,—но найдутся, конечно, невольные отступления от правды. Указания на подобные промахи будут приняты с благодарностью.
В заключение приношу свою глубокую признательность бывшему своему сотруднику. Д. М. Казину. Уезжая в 1896 году в Читу, к новому месту службы, Д. М. передал мне три тетради с выборками из полковых приказов 1854 и 1855 годов, избавившие меня от труда пересмотреть последние. Еще ранее я имел случай воспользоваться кой-какими заметками Д. М. из документов двадцатых годов XIX ст. Впоследствии, уже из Читы. Д. М. прислал мне оставшиеся у него списки убитых в Севастополе чинов полка. К сожалению. работа эта была сделана мной уже вторично и притом на основании документа, не бывшего в руках Д. М., почему присланными списками я не мог воспользоваться. Изложенным, однако, далеко не ограничивается участие Д. М. в составлении истории. Более всего я благодарен своему бывшему сотруднику за тот живой интерес, который он до сих нор выказывает к моей работе.
Не могу не помянуть словом благодарности также Ю. Ю. Зубова, В.П. Сокольского. М. М. Павловского и А. И. Егорова, благодаря которым я имел случай познакомиться с сочинениями, не имеющимися в полковой библиотеке, и в особенности К. К. Косьмича, чертежника большинства прилагаемых планов.
 

Л. Плестерер

 

23-го февраля 1902 года.
Суворовский Штаб.

 

Глава первая. Основание регулярной армии в России; 1700 г.

 

„Увидят, что (Россия) нация мужественная, неутомимая, что у нее есть люди высоких достоинств...; увидят, что у ней нет недостатка в средствах.... она может защищаться и вести воину легко и бодро... Когда более узнают эту нацию, то в Европе уничтожится много заблуждений и предубеждений, существующих насчет русских. “
Екатерина II (Масловский, Записки, вып. 3)

 

В XV столетии великие князья Московские были еще слабы. Борьба с Золотой ордой и собирание земли русской отнимали у них возможность защитить окраины государства. Поэтому оборона границ ложилась всецело на пограничных жителей, из среды которых мало-помалу выделилось особое сословие городских ратных людей.
При Грозном был сформирован корпус московских стрельцов, и городовые ратные люди на окраинах государства уже существовали; им дали только известную организацию, назвали стрельцами и разделили на приказы, позже переименованные в полки.-1-

Стрельцы имели сотенную организацию; у них были свои головы (полковники), сотники, пятидесятники и десятники. Все дела вершились стрелецким приказом, но высшее управление сосредоточивалось в разряде.
Организация эта имела крупные недостатки. Главнейший из них — злоупотребления воевод и стрелецких годов — был одной из причин стрелецких бунтов.
Служба стрельцов была троякая: гарнизонная, состоявшая в обороне, в случае нужды, своего города; сторожевая, состоявшая в оберегании окраин государства при помощи целой сети выдвинутых вперед "сторожей" и ряда за ними поддержек. Наконец, стрельцы принимали участие в военных действиях; это был третий вид их службы — полевая1.
В свободное от службы время стрельцы жили по своим домам, а в случае необходимости их призывали на службу, при чем всегда известный процент стрельцов сказывался "в нетях", т. е. в отлучках2.
Стрельцы получали от казны не только денежное довольствие (жалованье) и оружие, но и земельные угодья. Имели они также права мелочной торговли, но ничтожные.
При царе Михаиле Феодоровиче в России возник еще другой тип войск, устроенных на началах поместной системы с примесью нескольких


1 Главный контингент полевой армии составляла поместная дворянская и татарская конница.
2 "Нетчики" являлись не вследствие желания "сабли из ножен не вынимать", а вследствие "нужи", что признается правительством и вполне объясняется особенностями поместной системы, основной принцип которой состоял в том, что земля всецело служила государству. -2-


здравых понятий быта регулярного войска —  солдатские и рейтарские полки иноземного строя.
В солдаты и рейтары поступали: "гулящие" не крепостные люди, дворяне и дети боярские, беспоместные и поместные, служилые (в виде наказания), „худопоместные", „пустопоместные" иноземцы и новокрещеные, неслужилые и „неверстаные". Короче — „вольница" и штрафованные. Солдаты и рейтары получали. как и стрельцы, жалованье и казенное оружие и продолжали пользоваться поместными правами, если таковые имели до службы.
Войска иноземного строя собирались осенью, на месяц, в учебные сборы. Обучались они под руководством иноземцев, а после обучения распускались по домам.
Но зная, что учителя-иноземцы сами мало понимали дело, и убеждаясь, что „Устав хитростей ратного строя", с которым инструктора были мало знакомы, не удовлетворял своему назначению,—следует с недоверием относиться к одномесячному сбору войск иноземного строя для обучения.
Таким образом боевая подготовка, в смысле обучения, была почти одинаково неудовлетворительна как у войск иноземного строя, так и городовых войск; с тою только разницей, что последние, будучи жителями окраины, на которой вечно было неспокойно, и принимая участие в постоянных столкновениях на границе,—имели боевой опыт, традиции, между тем как московские стрельцы, и в особенности войска иноземного строя, не имели ни того, ни других.
В заключение можно сказать про городовые войска, что у них оборона границ и внутренних важных пунктов государства была вполне организована, что является понятным, если вспомнить, что в поместных войсках замена отца даже сыном -3- допускалась в исключительных случаях, с разрешения правительства: что старики-ветераны нс выпускались из рядов войск и что преследовалась, где можно, наследственность, чем сохранялись боевые традиции, которые, передаваясь от отцов к детям, с честью были переданы новой русской армии петровского времени.
Нельзя не отметить и самой главной вредной особенности поместной системы: недостаток постоянного обучения войск, как то отмечено Екатериною II, т. е. "просвещения регул военных", без которого немыслимы серьезные наступательная операнции1.
Убедившись в безнадежности искоренить мятежный дух и своеволие в 16-ти московских стрелецких полках, Пётр I повелел: всех стрельцов московских из Москвы и Азова распустить по городам в посад, куда кто захочет; туда же выслать к ним жен и детей. Дворы их в Москве, лавки и земли отдать сторонним лицам с торгов из оброка; в Москве ни стрельцам, ни стрельчихам не оставаться и не жить ни под каким видом и никуда их не отпускать из посадов без проезжих листов: в солдатскую службу принимать только стрелецких детей, никогда не бывших стрельцами. Полки иноземного строя и часть городовых войск были также распушены.
Таким образом к началу 1699 года в Московском государстве из поместных войск уцелели только городовые стрельцы, исстари учрежденные в Новгороде, Пскове, Смоленске и никогда не принимавшие участия в бунтах московских стрельцов2.


1 Масловского „Поместные войска русской армии XVII столетия". // Военный Сборник 1890 года, кн. 9-я.

2 "Военный Сборник" 1892 года, кн. 5-я. Бобровского, „Царь Петр Алексеевич,“ стр. 303, 304 и 305. Устрялова, „История царствования Петра Великого," т. 3-й, стр. 244 и 245.-4-


Но и эти полки после Полтавы уже не упоминаются: они были частью переформированы в регулярные полки, частью „раскасованы."
Петру I, задумавшему по возвращении из-за границы наступательную войну против Швеции, предстояло практическое разрешение весьма трудной задачи, состоявшей в том, чтобы создать постоянную армию с устранением в ней самых крупных из прежде замеченных недостатков организации, и в наикратчайший срок сделать ее способною двинуться „не под лапу, а в самый рот неприятелю", сильному и искусному в ратном деле1.
Петр и его помощники блестящим образом разрешили эту задачу. Несмотря на массу затруднений и препятствий, через три месяца после обнародования указа о рекрутском наборе (8-го ноября 1699 года)2 начали появляться на свет первые полки "прямого регулярного войска", а через полтора года они были двинуты к границам не толпою иноземного строи, а правильно устроенными полками, разделенными на дивизии (генеральства).


1 Масловского, „Первая боевая деятельность Петра Великого". („Военный Сборник" 1890 года. кн. 11-я, стр. 14).
2 Следует заметить, что в августе 1699 года Петр повелел новый, 1700, год, начинать не с 1-го сентября, как это было прежде, а с 1-го января. Вследствие этого распоряжения 1699 год состоял в России не из 12-ти месяцев, а из 10-ти: некоторые же месяцы повторились два раза, например: ноябрь был 3-м и 15-м месяцем. При внимательном чтении первых страниц журнала Петра Великого становится ясным, что первый рекрутский набор был не в конце, а в начале 1690 года, в 3-м месяце, или, иначе говоря, в ноябре 1698 года по теперешнему летосчислению. Таким образом при Нарве действительно „офицеры и солдаты двоелетние суть были рекруты". (Журн. Петра Великого). -5-


Взглянем ближе на деятельность великого преобразователя и его сподвижников.
В начале 1699 года (17-го ноября) при Генеральном дворе в Преображенском была образована особая комиссия, в состав которой вошли: генерал Головин, генерал Адам Вейде, думный дьяк Иванов и еще шесть дьяков, назначенных указом. „Главная задача комиссии заключалась в том, чтобы навсегда взять в ряды армии вполне годных для военной службы людей: даточных, „дворовых людей" (а не „с крестьянской пашни") и из вольницы, устраняя по возможности произвол и злоупотребления как со стороны помещика-сдатчика. так и приемщика; обмундировать, вооружить и снарядить войска (без обоза), с наименьшими денежными затратами для казны, в наикратчайший срок и, наконец, сразу поставить войска на действительно солдатскую ногу".
Из набранных 22 1/2 тысяч человек были сформированы: в Москве восемь пехотных и два драгунских полка; вне столицы (часть в Новгороде) — девять1.
Князь Репнин был послан в низовые города для отдельного набора. Ему не было точно указано, сколько он должен сформировать полков. Несомненно, что Репнин привел в Новгород, осенью 1700 года, кроме Бутырского, 9 регулярных полков, составленных преимущественно из вольницы; в них состояло: штаб и обер-офицеров 72, урядников, солдат и неслужащих - 10,7622.


1 Масловского, „Первая боевая деятельность Петра Великого", стр. 16.
2 Сказки офицеров Вятского полка. Голикова, „Деяния Петра Великого", т. 2-й, стр. 382. Урядниками назывались унтер-офицеры, а неслужащими—сверхштатные нестроевые. -6-


Новоприборные полки назывались по фамилиям своих полковых командиров и разделялись па двенадцать рот: одиннадцать фузилерных и одну гренадерскую1. В каждом полку было: 3 штаб, 35 обер-офицеров и штабных и 1,200 строевых нижних чинов. Обмундирование (на немецкий образец), снабжение и строй были вполне однообразны; но ружья не одного у всех калибра. Пик не было. Расквартированы войска по обывателям, но были приняты основные пункта, „статьи" определявшие внутренний строевой порядок и взыскание за нарушение оного. Преступления (с подразделением на общие и специальные) "новоприборных солдат" обсуждались при Генеральном дворе"2.
В феврале 1699 года новоприборные полки были разведены поротно для обучения солдат. „Учение производилось ежедневно, за исключением праздников, по особому артикулу, составленному генералом Головиным и исправленному рукою царя. Неразрывный строй, ровный шаг, дружная стрельба плутонгами, стремительный натиск багинетами, строгое безусловное повиновение команде, неизбежное наказание за малейшее нарушение дисциплины—вот главные черты петровских артикулов".
С самого начала оказался недостаток в годных инструкторах, так, как между офицерами распущенных полков иноземного строя было весьма мало сведущих в военном деле лиц; многие из них, по выражению Головина, не знали как


1 „По двенадцати ж знамен в полк втом числе у одиннадцати знамен ветви облака и кресты кавалерские Апостола Андрея Первозванного иручки кполашу вшивные камчатые, а полаши серебряные крыжи золоченные"; „а второе надесять (полковое) белое камчатое свшивным орлом". (Николаева, „Историч. очерк о регалиях и знаках отличия в русской армии, т. 1-й, стр. 213.
2 Масловского, „Записки по истории военного искусства в России", вып. 1-й, стр. 68 и 69. -7-


за мушкет приняться". Петр разжаловал большинство иноземцев-инструкторов, а 150 человек, в том числе  всех шведов и поляков , исключил из службы.
В виду недостатка в офицерах пришлось прибегнуть к царедворцам, к стольникам, от которых ожидали „в будущем толк". 6-го мая 1699 года Головин стал их обучать. Обучение продолжалось более года. 13-го мая 1700 года стольников смотрел сам царь, „и паче учил их военному регулу, препровождая в том целые дни".
В летописях за это время сохранилось немало любопытных свидетельств об отвращении стольников к регулярному ученью. Многие подавали сказки, в которых „наклепывали на себя разные болезни, дряхлости и излишнее число лет"; другие „великими подкупами отбивались от военной сей службы". В летописи Желябужского говорится, что ведавшему хлебными запасами окольничему Семену Языкову написанные в пехоту стольники давали великие дачи за исключение из военной службы и определение к приему хлебных запасов. „И по их даче и по ходьбе,—говорится в летописи.— то все делано".
Петр приказал всем уклонившимся от военной службы явиться на смотр. Узнав истину, царь указал их за ложь и коварство послать в ссылку в Азов, а поместья, вотчины и дворы их продать в свою пользу. Виновнейшие были наказаны строже: Яков Сокольников и Богдан Тевешов высечены кнутом, а Юрий Селиванов плетьми.
В апреле 1700 года полки были сведены. 25-го июня Петр смотрел стольников в Преображенском, а затем они были распределены по дивизиям: в каждую поступило 70 человек1.


1 Журнал Петра Великого. Голиков, т. 2-й, стр. 337. Устрялов, т. 3-й, стр. 346. -8-


Новоприборные регулярные полки были разделены на три генеральства (дивизии)1. Сформированные в Москве восемь полков, вместе с Преображенским и Семеновским и драгунским Шневенца, составили генеральство Автомона Головина. Эти восемь полков были следующие: Карла Иваницкого (в 1711 году Московский), Петра Девсона (в 1711 году Тверской), Ивана Мевса (ныне 11-и Псковский), Остафия Больмана (ныне 22-й Нижегородский), Ивана Трейдена (в 1711 году Ярославский)2, Матвея Тремдена (ныне 15-й Шлиссельбургский)3, Матвея Фливерка (в 1711 году Троицкий), Ильи Бильса (ныне 25-й Смоленский). Пехотных4 полков, сформированных вне столицы и образовавших генеральство генерала Вейде, было 9: Юрия Мима (Лефортовский)5, Вилима фан-Шведена (ныне 29-й’Черниговский), Ивана Дельдена (в 1711 году Казанский)6, Александра Гордона (в 1711 году Астраханский), Вилима Дельдена (ныне 5-й гренадер. Киевский)7, Томаса Юнгора (61-й Владимирский), Ирика (Эриха?) фон-Вердена (кажется 9-й гренадер. Сибирский)8, Николая Балка (в 1711 году Новгородский), Феодора Балка (в 1711 году Воронежский), Дивизия Репнина, наконец, состояла из 10 полков: Бутырского, представителем которого ныне 13-й л.-гр. Эриванский, Каспара Гулица


1 Голиков, т. 2-й, стр. 352, 353 и 382.
2 В 1706 голу шефом был генерал-адмирал Апраксин.
3 В 1706 году шефам был генерал Повиш (Бович).
4 В дивизии Вейде был и один драгунский полк — Гулица.
5 Расформирован в конце XVIII столетия. Шефом Лефортовского полка был убитый в 1708 году при Головчине генерал-майор фан-Шведен (van Sweden).
6 В 1700 году шефом был генерал-лейтенант Галларт (Hallart).
7) В 1700 году шефом был генерал-фельдмаршал Шереметев.
8) Шефом полка Ирика фон-Вердена в 1706 году был генерал Англер. -9-


(2-й гренад. Ростовский)1, Ивана Буша2, Николая фое-Вердена (в 1711 году Луцкий)3, Алексея Дейдюта (ныне 17-й Архангелогородский)4, Ивана Бернера (в 1711 году Белозерский), Англера (в 1711 году Пермский), Захария Кро (1,100 чел.), Петра фон-Буковина5 (1.000 чел.) и Павла Бернера (1,000 чел.)6.
Для нас имеют интерес только судьбы последних трех полков. Остатки полков Захарии Кро и Петра фон-Буковина вошли в 1706 году, после Фрауштадского погрома, в состав Репцелева (Суздальского) полка. Полк же Павла Бернера, основанный в Симбирске и известный в XVIII столетии под названием Вятского, слит в 1833 году с Суздальскими7.


1 В 1700 году шефом был генерал Чамберс.
2 Составители истории Казанского полка доказывают, что Азовский полк не происходит от полка Ивана Буша, а Юрия Буша.
3 В 1706 году шефом был генерал Дейдют.
4 В 1700 году шефом был генерал-лейтенант Роман Брюс.
5 Вернее Буксгевден (Buxhuwden). Так, по крайнем мере, значится на одном старинном плане в Военно-Ученом архиве (26(2343).
6 В сентябре 1700 года кн. Трубецкой сформировал в Новгороде еще два полка: Кулома и Романа Брюса.
7 При определении происхождения ныне существующих полков от первых петровских, я пользовался табелями о даче жалованья за 1700 и 1711 года (приложения 3-е и 11-е). Последняя напечатана в „Сборнике военно-историч. материалов," вып. 1-й: „Северная война", Масловского. Желая облегчить составителям  историй полков „не легкий ход их работ," Масловский отпечатал в этом сборнике также списки офицеров и нижних чинов армии Шереметева в начале 1707 года. В них Масловский зачастую смешивает командиров подков с шефами, почему к заголовкам списков следует относиться с осторожностью. Так в сборнике имеется список полка фон-Шведена; в этом полку полковником состоит Мистерман. На основании „Определения .“ за 1700 год и „Табели..." за 1711 год можно безошибочно сказать, что это список офицеров и солдат Лефортовскаго полка, в котором фан-Шведен быль шефом, а Мистерман — командиром полка, Масловский же считает, что это список нынешнего 29-го Черниговского полка. В том же „Сборнике..“ находится список офицеров и нижних чинов полка Гасениуса, т. е. список 29-го Черниговского полка (прилож. 9-е), ничуть не похожий по внутреннему содержанию на список полка фан-Шведена. При помощи того же приема сличения находящихся в сборник списков с табелями о даче жалованья за 1706 и 1711 года не трудно определить, что в сборник имеются списки следующих ныне, существующих полков: Преображенского и Семеновского гвардейских, 9-го гренад. Сибирского (генерал-майор Беленка), 12-го гренад. Астраханского (фон-Путерер), пехотных: 3-го Нарвского (Головкина), 9-то Староингерманландского (Ингерманландского), 11-го Псковского (Мевса), 29-го Черниговского (Гасениуса), 27-го Витебского (Копорского; Алексея Головина), 38-го Тобольского (Репнина; командир полка полковник Воейков), 69-го Рязанского (Ланга). Кроме того, в сборнике находятся списки следующих ныне расформированных полков: Казанского (Алларта; командир полка полковник Штейн), Вятского (Алексея Голицына), Луцкого (шеф генерал майор Дейдют; командир полка полковник Астафьев), Бутырского, Новгородского (полковника Геринга) и, наконец, полковника Фризе — по официальным данным теперешний 65-й Московский полк,



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU