УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Бачевский К.И. Воспоминание о походе 18-го пехотного Вологодского полка в Турцию в 1877-1878 годах,

СПб., 1886

 

I. В ожидании войны.


Краткий перечень событий, предшествовавших мобилизации войск.— Мобилизация полка.—Выступление полка в Каменец-Подольскую губернию.—В ожидании войны.—Война объявлена.—Отъезд полка со станции Гнивань Киево-Брестской железной дороги.
Война сербов с турками в 1876 году глубоко заинтересовала и взволновала все русское общество. Начались сборы пожертвований для «Красного Креста» и разных других комитетов, вербовка волонтеров, пли, как их называли, «добровольцев», имена Черняева, Киреева и других героев сербской войны стали известны всем и каждому, на великой матушке Руси.
Бее напряженно следили за кровавыми событиями войны, с нетерпением ожидая конца этой роковой борьбы балканских славян с их исконным врагом—турками.
Но вот, в конце октября последовал разгром сербской армии под Дюнишем; турки готовились двинуться церемониальным маршем к Белграду и только решительное слово в Бозе почившего Государя Императора лишило их этого удовольствия.
Наконец, всеобщие ожидания сбылись: 1-го ноября Высочайше повелено было произвести мобилизацию войск Киевского, Одесского и Харьковского военных округов, образовать шесть армейских корпусов, из которых корпуса №№ VIII, IX, XI и XII составили действующую армию; а наша 5-я, 31-я пехотная и 9-я кавалерийская дивизии составили ИХ-Й армейский корпус.
С утра 2-го ноября, но улицам Чернигова, где квартировал полк, были расклеены полицией указы о призыве запасных солдат и о выполнении воинской конской повинности. Около них стояли кучки разного люда, читая и перечитывая их. Б полковой канцелярии уже получено было предписание о том, чтобы к 22-му ноября полк был готов к выступлению.
В полку закипела работа: начали прибывать партии запасных нижних чинов; нужно было их распределить поротно, обмундировать, раздать оружие, пригнать амуницию и т. п.; началась отточка штыков и другого холодного оружия; вообще, хлопот и работы было по горло.
Согласно полученного маршрута, полк должен был двинуться двумя эшелонами в гор. Городню, а оттуда, по железной дороге, чрез Киев, по Киево-Брестской дороге до станции Гнивань, Подольской губернии, и затем расположиться в районе Винницкого уезда.
20-го ноября, полк, со знаменами, построился на соборной площади. После литургии, преосвященный Серапион, отслужив молебен перед строем полка, сказал напутственное слово, после которого благословил полк образом Казанской Божией Матери и вручил его командиру полка. Картина была по истине величественная. Был сырой, холодный ноябрьский день. Рыхлый снег покрывал землю, падая сверху, пополам с дождем. Масса публики наполняла площадь, окружая строй со всех сторон.
Баталионы, укомплектованные до военного состава, представляли грозный и внушительный вид. В туманном воздухе веяли распущенные знамена и церковные хоругви. Духовенство, в блестящем облачении, ходя по рядам, кропило святой водой. Церковное пение сливалось с звуками музыки, игравшей «Коль славен» и звоном колоколов. Слышались вздохи и слова молитвы п по лицу многих текли горячие слезы... Мысль о том, что, может быть, в последний раз приходится видеть родную семью, лица дорогих, близких сердцу людей, мысль эта тяготила сердце и глаза невольно заволакивались слезой!... ).
По окончании молебствия, Черниговское городское общество, среди которого полк наш простоял почти шесть лет, предложило угощение нижним чипам на Гимназической площади, а офицерам обед в зале дворянского собрания.
го ноября, около 8-ми часов утра, выступил из Чернигова 1-й эшелон, состоявший из 2-го и 3-го баталионов, под начальством майора Залетина, а на другой день должен был отправиться 2-й эшелон, состоящий из 1-го баталиона, полкового обоза н штаба полка, под начальством подполковника Тиханова.
Накануне выступления, я почти целую ночь просидел в кругу родных; много было передумано, перечувствовано, пересказано!...
Рано утром, чуть только забелело на дворе, я простился с родными, сел на лошадь и, по обязанности баталионного адъютанта, поехал поднять знамя, чтобы отнести его на сборный пункт полка, возле нестроевого двора, в предместья Чернигова. Резко раздавались звуки музыки в пустынных и безлюдных улицах города, еще окутанного утренним туманом. К 8-мп часам 1-й эшелон был готов к выступлению. Полковым священником, Кудрявцевым, был отслужен напутственный молебен. Офицеры простились с родными и знакомыми, приехавшими сюда провести последние минуты, проститься и пожелать счастливого пути; затем ударили «фельдмарш»; все, сняв шапки, перекрестились и двинулись вперед. По обыкновению, раздались солдатские песни, гуденье бубна, да звон тарелок, и — прощай Чернигов!.,. Как-то грустно, странно было на душе;
но, подчиняясь общему движению и сам двигаешься вперед! День был солнечный, морозный; земля была только слегка покрыта снегом; все это благоприятствовало походу, и наш эшелон, пройдя 25 верст, в трп часа дня пришел на ночлег в м. Седиев.
го ноября, эшелон перешел за 14 верст до села Дубровное. Здесь почти все офицеры нашего баталиона ночевали в одной избе постоялого двора. Спали па полу, застланном соломой. Почти весь вечер провели в толках и рассказах о предстоящей нам боевой жизни. Из города к нам приехал адъютант Федоров и объявил, что Городнянское общество, по почину предводителя дворянства, князя Кейкуатова, устроило нашему первому эшелону торжественную встречу, а затем угощение нижним чинам и обед офицерам, и что такой яге прием и нас ожидает.
23- го ноября, мы выступили в 8 часов утра и сделали переход в 14 верст, до гор. Городни.
В эти дни погода была хорошая, морозы стояли небольшие и весь этот переход можно сравнить с мирной военной прогулкой.
Подойдя к городу, роты были приведены в строгий порядок; все, так сказать, подтянулись и под звуки полковой музыки и грохот барабанов запарадировали на городскую площадь.
На площади встретило нас духовенство в облачении, с крестами н хоругвями; представители города и прочая городская публика. После молебна, солдатиков на славу угостили водкой с булкой, а офицеров пригласили в помещение городского клуба, где им была предложена закуска. Загремела музыка, раздались тосты и разные пожелания; все было просто, но весело; все остались довольны—и гости, и хозяева. Душою этого веселья, по обыкновению, был главный руководитель — князь Кейкуатов.
К вечеру мы пришли па Городнянский вокзал и нагрузив обоз, двинулись уже по железной дороге к месту своего расположения, в Подольскую губернию.
Холод п теснота в вагоне, скука на вокзале п томительное ожидание отправления поезда—вот все, что можно сказать о нашем путешествии.
24- го ноября, эшелон высадился в Гнивапи и разошелся по заранее распределенным стоянкам. Расположение частей полка было следующее: в селе Могилевке—полковой штаб и 2-я стрелковая рота; в селе Сути свах—3-я, 4-я линейные и 1-я стрелковая роты; в селе Битове—1-я и 2-я линейные роты; в м. Ворошиловой—7-я и 8-я линейные роты; в селе Борске—9-я и 10-я линейные роты; в селе Рыжиках — 11-я линейная рота; в селе Шершнях—12-я линей-ная рота; в селе Ыаянове—3-я стрелковая рота, п в селе Демидовой—5-я п 6-я линейные роты ).
Остановка наша на неопределенное время не особенно радовала нас. Мы рвались вперед и вдруг— стоянка по глухим деревням, предстоящие впереди ученья, смотры! Но нет худа без добра; эта продолжительная, 4-х-месячпая, остановка дала возможность сплотить полк, выучить п довести до блестящего состояния.
В числе прибывших из запаса, многие давно все перезабыли, отстали от строя, отвыкли от дисциплины и не имели понятия об обращении с скорострельным оружием.
Как только устроились на новых местах, немедленно приступили к строевым занятиям, обратили особенное внимание на прикладку и другие приготовительные к стрельбе упражнения- проверяли ружейные приемы, маршировку; наконец, пройдя одиночное обучение, перешли к уставным, ротным и баталионным, ученьям, а затем и тактическим па окрестных полях, покрытых глубоким снегом. Все строевые занятия, за неимением манежа, произво-дились па открытом воздухе, не смотря ни на какую погоду. По утверждении людей в прикладке и прицелке, производили стрельбу в цель боевыми патронами н, по мере возможности, упражняли людей в сторожевой службе. В послеобеденное время занимались разборкой и сборкой, внутренней и гарнизонной службой и другими обязательными для нижних чинов познаниями. Впоследствии сформированы были в баталионах глазомерные команды, в состав кото-рых в каждом баталионе из каждой роты взяты были четыре лучших стрелка.
В свободное от занятий время, офицеры ездили в окрестные села к товарищам, охотились на волков, а у нас, в Сутисках, составился хор певцов-любителей, которые развлекали, как себя, так и других, в часы вечернего безделья и скуки. Под руководством прапорщика Турского, хор так усовершенствовался, что на Рождественские праздники пел нотные обедни в сутисской церкви, чем приводил в неописанный восторг старика батюшку.
Наконец, это «Подольское сиденье» надоело всем до невозможности. Скука обуяла страшная: одно и тоже изо-дня в день, ни книг, ни газет, развлечений никаких!
В начале марта, из штаба дивизии был получен приказ, что Великий Князь Николай Николаевич Старший, проездом в Кишинев, сделает смотр Вологодскому полку 14-го марта, в 11 часов утра, возле станции Гниваиь.
14-го марта, в 8 часов утра, полк, в баталионных колоннах, был построен недалеко от вокзала, примыкая правым флангом к полотну железной дороги. Утро было сырое, туманное. Грязь была страшная; люди, буквально, вязли по колена в распустившейся глинисто-черноземной почве. К 10-тн часам утра туман исчез, показалось солнышко и чрез 3/4 часа прибыл поезд. Великий Князь подъехал к фронту в коляске, в сопровождении начальника штаба, генерал-адъютанта Непокойчицкого. Не имея возможности, вследствие глубокой грязи, объехать по фронту полка, Великий Князь, остановясь против 2-го баталиона и став во весь рост в коляске, обратился с приветствием: «Здорово, Вологодцы-молодцы!» и затем скомандовал: «К церемониальному маршу, по ротно!» При прохождении церемониальным маршем, многие солдаты потеряли сапоги в грязи и босыми маршировали мимо Великого Князя. Все роты полка удостоились похвалы Его Высочества.
После церемониального марша, была вызвана 3-я стрелковая рота, которой было произведено ротное ученье. Рота произвела различные движения и построения безукоризненно, за что неоднократно удостаивалась похвал. По окончании смотра, Его Высочество вызвал к себе офицеров, сказал, что полк найден в прекрасном состоянии и что Он надеется, что если полку придется встретиться с неприятелем, то он поддержит свою славу и что офицеры будут служить во всем примером.
10-го апреля, Вологодский полк, в составе всей дивизии, возле станции Жмеринки, участвовал на смотру Государя Императора. После объезда войск, Государь Император изволил собрать к себе офицеров всех частей, поздравил с походом и, прощаясь, произнес напутственное слово. Гадость и восторг были всеобщие. Долго, долго неумолкаемое «ура» перекатывалось по рядам войск, как эхо раскатов отдаленного грома.
После смотра получился маршрут, по которому полк должен был двинуться по железной дороге со станции Гнпвань до Бендер и оттуда обыкновенным походным порядком в Румынию.
17-го апреля, с 12-ти часов дня, начали отправляться первые эшелоны Вологодцев, а к вечеру этого же дня прибыл для посадки 1-й баталион. Командир полка поздравил людей с походом и приказал полковому адъютанту прочесть манифест и приказ по Действующей Армии. Наступила ночь, холодная, звездная, апрельская ночь. Так как наш эшелон должен был отправиться только в И часов ночи, то солдатики разложили костры п стоя в круговую, греясь, толковали, что Бог положил па душу. Вскоре затем загудел и зазвякал бубен п полились лихие солдатские песни...
 



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU