УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Чибисов С.В. История развития российского военного законодательства в XVIII-XX вв.

диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук: специальность 12.00.01 Теория и история права и государства, история учений о праве и государстве. Белгород. 2019

 

Введение
Глава I. Развитие военного права в период с 1701 по 1811 гг.
§ 1. Предпосылки реформирования военного законодательства в период правления Петра I
§ 2. Условия разработки и общие положения Воинского устава Петра I
§ 3. Преобразование военного законодательства в период с 1725 по 1811 гг.
Глава II. Реформирование военного законодательства в XIX в.
§ 1. Совершенствование системы органов военного управления в XIX в.
§ 2. Изменение законодательства в области порядка управления войсками и служебной дисциплины
§ 3. Развитие законодательства об уголовной ответственности военнослужащих в ХІХ-начале XX вв.
Глава III. Советский этап формирования военного законодательства
§ 1. Правовые основы становления Советской армии
§2. Развитие военного права в довоенный период (1920-1940 гг.)
§3. Общие направления развития военного права в период с 1941 по 1990 гг.

Заключение
Список использованных источников и литературы

 

Введение

 

Актуальность темы исследования. Правовое положение вооруженных сил в нашей стране всегда являлось предметом особого внимания со стороны публичной власти. Достаточно вспомнить известное выражение императора Александра III, отражающее отношение государственной власти к армии: «Во всем свете у нас только два верных союзника - наша армия и флот»1. Отношение к институту армии в России вызвано и масштабностью территории, и ресурсным богатством, и характером потенциальных угроз. Российская армия всегда с успехом отстаивала государственные и национальные интересы, что свидетельствует о существовании эффективного государственного механизма управления армией.
В условиях разрастания международных конфликтов, усиления внешнеполитических угроз, нарастания гонки вооружения обязанностью государственной власти, должно стать военное строительство, обеспечивающее безопасность и геополитические интересы Российской Федерации. В связи с этим актуальность изучения механизмов, позволяющих эффективно осуществлять управленческие полномочия в войсках, имеет приоритетное значение.
С одной стороны государство заинтересовано в сокращении аппарата военных чиновников и тем самым уменьшении расходов на содержание армии, с другой не менее важным интересом для власти выступает сохранение высокой степени боеготовности подразделений, оперативности управления ими, создания системы взаимосогласованности действий и четкой координации. Кроме того, обеспечение обороноспособности государства следует соотносить с финансовыми возможностями, поскольку существует масса иных задач, которые также имеют существенное значение для развития страны и создания благоприятной социально-экономической ситуации. Более того, в определенной мере реализация этих задач способна отразиться и на военной сфере.
Именно борьба этих двух целей постоянно толкает руководство страны на поиск новых методов управления вооруженными силами. В условиях -3-


1 https://nampuom-pycu.livejoumal.eom/l 11277.html


усиливающейся конфронтации на мировой политической арене, значительного увеличения расходов, связанных с обороной государства, при наличии кризисных явлений в российской экономике и как следствие ограниченности финансовых возможностей государства остро встает вопрос об использовании наиболее прогрессивных систем управления в военной сфере.
Неотъемлемым элементом управленческой системы является создание эффективного механизма ответственности военнослужащих за выполнение воинского долга. Исполнение обязанности по несению военной службы сопряжено с различными рисками, в том числе риском утраты собственной жизни.
В таких условиях особое значение имеет формирование правовых механизмов воздействия на личность, призванных сохранить высокий уровень дисциплины и подчинения решениям вышестоящего руководства. Укрепление правопорядка при несении военной службы является одним из центральных вопросов государственной политики при выполнении обязанностей военнослужащими. Постоянная реорганизация системы государственного управления затрагивает и военный аппарат.
История развития военного права позволяет выявить оптимальные управленческие модели, ввиду того что в настоящее время можно дать более объективную оценку опыту, накопленному в разных социально-экономических и политико-правовых условиях.
В силу особых географических, социальных, политических и иных условий проблемы построения боеспособной армии всегда были на повестке дня у российского руководства. Возможно именно поэтому большинство руководителей нашего государства стремилось обогатить военное право собственным видением оптимальной системы управления войсками. За три столетия в российском праве было реализовано множество моделей регулирования вопросов воинской службы и дисциплины. Зачастую реформирование этой сферы свидетельствовало о неудовлетворенности политической элиты состоянием армии и желанием создать более совершенную военную систему. -4-
На сегодняшний день указанная тенденция сохраняется, что подтверждает актуальность и востребованность избранной проблематики.
Степень научной разработанности темы исследования. Учитывая высокую актуальность темы повышения эффективности управления войсками, вопросы истории развития военного права часто становились предметом научного анализа.
Исследования в области истории военного права можно разделить на несколько направлений, исходя из критерия, положенного в основу градации.
Одно из важнейших направлений состоит в изучении вопросов развития военного права как исторического явления. В связи с этим наибольший интерес представляли работы С.И. Задонских, А.Г. Смирнова, А.С. Тарасова, П.А. Зайончковского, П.П. Епифанова1. Исторические исследования имеют основной своей целью подробное изложение и сопоставление фактов, однако не призваны рассматривать события с правовой точки зрения. По существу, здесь право играет роль побочного фактора, сопутствующего определенным событиям.
Самостоятельным направлением являются военно-правовые исследования. Особо следует выделить труды С.И. Венцова, А.Г. Витте, Л.Г. Гончарова, В.В. Дехтерсва, И.Ф, Цветкова, коллектива авторов исторического исследования советских вооруженных сил (С.А. Тюшкевича, Б.И. Зверева, Ю.И. Кораблева и др.)2. Первичное значение в таких работах имеет изучение проблем обеспечения военной безопасности государства. Связь таких работ с правом в самом общем его понимании очевидна. Вместе с тем, основной акцент -5-


1 Задонских С.И. Принципы строительства Красной Армии в 1918-1945 гг.: сущность и эволюция. Историческое исследование: дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1992; Смирнов А.Г. Руководство Коммунистической партии деятельностью Советов по укреплению Красной Армии в 1924 -1928 гг.: дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1987; Тарасов А.С. Реформы системы управления Военноморским флотом России во второй половине XIX в.: дисс. ... канд. ист. наук. - СПб, 2003; Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже ХІХ-ХХ столетий 1881-1903. - М., 1973; Епифанов П. П. Очерки из истории армии и военного дела в России (вторая половина XVII — первая половина XVIII вв.): дисс. ... д-ра ист. наук. - М., 1969.
2 Венцов С.И. Основы мобилизации войск // Мобилизационный сборник. - 1926. - № 2; Витте А.Г. Очерк устройства управления флотом в России. - СПб, 1907; Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М., 1978; Гончаров Л.Г. Организации штабов и частей флота. Обязанности чинов. - СПб, 1912; Дехтерев В.В. Организация и мобилизация флота. Тезисы лекций в Николаевской Морской академии. 1910-1914 гг. — СПб, 1914; Цветков И.Ф. Организационно-мобилизационные органы и организационные структуры Военноморского флота России (1695-1945 гг.): дисс. ... д-ра ист. наук. - СПб, 2000.


в данном случае состоит в анализе военно-прикладных вопросов. В свою очередь право является хотя и неотъемлемым, однако не основным предметом научного анализа.
В фокусе внимания юридических исследований находится развитие законодательства и доктрины права1, поэтому применительно к данному направлению факты, имеющие место в действительности, рассматриваются с точки зрения их правового обоснования.
Использование иных предметных критериев позволяет выделить научные работы, посвященные изучению истории развития права в целом (труды И.Д. Беляева, М.Ф, Владимирского-Буданова, Н.М. Карамзина, О.И. Чистякова)2 и военного права в частности, а также его отдельных институтов (труды В.А. Золотарева, А.А. Керсновского, Ф.И. Калинычева, С.А. Друцкого)3.
Интерес представляли исследования, в которых был поставлен вопрос
О реформировании форм устройства вооруженных сил, правового статуса военнослужащих и иных сопутствующих проблем в конкретном историческом периоде. Как правило, подобные исследования затрагивают незначительный -6-


1 Азархин А.В. Институт защиты прав человека в Вооруженных Силах РФ: историкотеоретический аспект: дисс. ... канд. юрид. наук. — Самара, 2010; Зиборов О.В. Институт военного положения по российскому праву: историко-правовое исследование: дисс. ... канд. юрид. наук. -М., 2002; Антошин А.М. Военная реформа 1924 - 1928 гг.: дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1949; Алексеев Н.С. Ответственность за уклонение от военной службы в истории русского нрава и в современном праве: дисс. ... канд. юрид. наук. - Л., 1950; Бурдин П.К. Правовые основы организации Красной Армии в 1918 - 1919 гг.: дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1950; Гусев Л.Н. Советская военная юстиция в годы иностранной интервенции и гражданской войны (1918 - 1920 гг.): дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1950; Ордин К.В. Конституционные основы организации обороны Советского государства в первой главной фазе его развития: дисс.... канд. юрид. наук. - М„ 1952.
2 Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. - М., 1888; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915; Владимирский-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права. Киев, 1880; Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12- и томах. - Калуга: Золотая аллея, 1993; Российское Законодательство Х-ХХ веков: в 9-ти т./ Под общ. рсд. О.И. Чистякова. - М., 1984-1994.
3 Военная история Отечества с древнейших времен до наших дней / Под рсд. В.А. Золотарева. М., 1995; Керсновский А.А. История русской армии. М., 1994; Русская военная сила. История развития военного дела от начала Руси до нашего времени. - М., 1897; Калинычев Ф.И. Вопросы военного права России в период образования феодально-абсолютисткого государства (вторая половина XVII века); дисс. ... канд. юрид. наук. — М., 1950; Друцкой С.А. Очерки истории военного права. - СПб, 1909.


по продолжительности исторический этап, однако раскрывают наиболее важные и принципиальные изменения в системе военного права1.
В этом контексте представляют актуальность научные исследования, посвященные преобразованию военного права в период правления того или иного монарха. Значительное количество работ связано с эпохой Петра I, когда военное право стало оформляться как самостоятельная отрасль. Среди них можно отметить исследования Н.Л. Рубинштейна, Б.П. Белозерова, К.В. Петрова, П.С. Ромашкина, Т.И. Швориной, П.П. Епифанова2.
Особо следует выделить исследования П.О. Бобровского3, который провел детальное изучение специфики военного законодательства конца XVII в. - первой четверти XVIII в. Речь, прежде всего, идет о таких фундаментальных научных трудах ученого как «Военные законы Петра Великого в рукописях и первопечатных изданиях: «Историко-юридическое исследование»4, «Военное право в России при Петре Великом»5. -7-


1 Милютин Д. А. Военные реформы Александра II // Вестник Европы. - 1881. - № 1. — С. 13-15; Баишев М.И. Военно-судебная реформа в царской армии: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1953; Саксонов О.В. Военные реформы 1905-1912 годов в России и их влияние на военное искусство: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1994; Шутков С.В. Военные реформы в России во второй половине XVI - первой половине XVII веков и воплощение в них военно-правовых идей И.С. Пересветова: историко-правовое исследование: дисс. ... канд. юрид. наук. — М., 1999; Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже ХІХ-ХХ столетий (1881-1903 гг.). -М., 1973; Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. — СПб, 1909; Федоров А.В. Русская армия в 50-70-х годах XIX в.: очерки. — Л., 1959; Зимин А.А. К истории военных реформ 50-х годов XVI в.// Исторические записки. - М., 1956; Кузнецов Н.И. О некоторых вопросах совершенствования законодательства Российской Федерации в области военного строительства // Сборник научных трудов. - М., 1997; Антошин А.М. Военная реформа 1924-1928 гг. - М., 1951; Афанасьев Н.В. Военная реформа 1924-1928 гг. - М., 1953; Берхин И.Б. Военная реформа в СССР 1924 -1925 гг. -М., 1958; Крюковских А.П. Военная реформа в СССР 1924-1925 гг.: дисс. ... канд. ист. наук. -СПб, 1969; Зайончковский П.А. Военные реформы 1860-1870 гг. в России.-М., 1952.
2 Военные уставы Петра Великого. Сборник документов / Под рсд. Н.Л. Рубинштейна. - М., 1946; Воинские Артикулы как памятник русского права в период абсолютизма / Сост. Б.П. Белозеров и К.В. Петров. - СПб, 2003. Воинские артикулы Петра I. Устав морской: материалы по изучению истории государства и права России: учеб, пособие. - М., 1998; Ромашкин П.С. Основные начала уголовного и военно-уголовного законодательства Петра I. - М., 1947; Шворина Т.И. Воинские артикулы Петра I. -М., 1940; Епифанов П.П. Воинский устав Петра I. Петр Великий. - Т. 1. - М.-Л., 1947.
1 Бобровский П.О. Состояние военного права в Западной Европе в эпоху учреждения постоянных войск (XVI в., XVII в. и начало XVIII в.). - СПб, 1881; Бобровский П.О. Старошведское военное право. - М., 1881; Бобровский П.О. Преступления против чести по русским законам до начала XVIII в.: историко-юридическое исследование. - СПб, 1889; Бобровский П.О. Происхождение воинских артикулов // Журнал гражданского и уголовного права. — 1881. - № 3.
4 Бобровский П.О. Военные законы Петра Великого в рукописях и первопечатных изданиях. Историко-юридическое исследование. - СПб, 1887.

5 Бобровский П. О. Военное право в России при Петре Великом. - СПб, 1886-1898.


В развитии военного права особое место всегда занимает формирование жесткой дисциплины и единоначалия. В связи с этим самостоятельным направлением исследований являются аналитические работы, изучающие дисциплину в войсках и ответственность военнослужащих за совершение противоправных деяний в целом. Исследованием данной проблематики занимались, в частности, А.С. Бсзнасюк, А.А. Толкаченко, Н.И. Кузнецов, И.Ф. Побежимов1.
В продолжение этой тематики отдельные ученые предлагают обратить внимание на развитие военно-уголовного права как неотъемлемый элемент общего механизма ответственности2. Данное направление исследований получило распространение в советский период и связано с именем В.М. Чхиквадзе3.
Неотъемлемой частью формирования дисциплины в войсках является подготовка армейских кадров и политико-воспитательная работа. Ретроспектива -8-


1 Безнасюк А.С., Толкаченко А.А. История развития российского законодательства о наказаниях военнослужащих // Основы государства и права. - 2000. - №4; Кузнецов Н.И. Юридическая ответственность военнослужащих // Основы советского права. - М., 1991; Побежимов И.Ф. Единоначалие, воинская дисциплина и законность в советской армии: дисс. ... д-ра юрид. наук. - М.,1955.
2 Михайлов М.М. Военно-уголовное право. Курс военно-уголовных законов и военного судопроизводства. - СПб, 1871; Военно-уголовное законодательство: Краткий учебный курс / Под ред. М.К. Кислицына. - М., 2002; Савиков В. Краткий обзор исторического развития военно-уголовного законодательства. — СПб, 1869; Сызранцев В.Г. Воинские преступления. СПб, 2002; Тер-Акопов А.А. Правовые основания ответственности за воинские преступления: дисс. ... д-ра юрид. наук. - М.,1982; Борисенко В.М., Егоров К.И., Исаев Г.Н., Сапсай A. В. Преступления против военной службы. — СПб, 2002; Сухондяева Т.Ю. Российское военно-уголовное законодательство и его эволюция в период абсолютизма (XVIII —начало XX вв.) (историко-правовое исследование): дисс... канд. ист. наук. — СПб, 2006.
3 Чхиквадзе В.М. К вопросу о предмете советского военно-уголовного права. Доклад на научной сессии ВЮА // Труды ВІОА. - Вып. 1. - М., 1940; Чхиквадзе В.М. К вопросу о предмете советского военно-уголовного права // Советское государство и право. - 1940. - № 12; Чхиквадзе В.М. Некоторые вопросы советского военного права // Советское государство и право. - 1947. - № 8; Чхиквадзе В.М. О необходимости создания военно-уголовного кодекса Союза ССР с приложением проекта военно-уголовного кодекса СССР. - М., 1947; Чхиквадзе В.М. Военно-уголовное право. Часть Общая / Под ред. И.Т. Голякова. — М., 1946; Чхиквадзе В.М. Военно-уголовное право. Часть Особенная / Под ред. И.Т. Голякова. - М., 1947; Чхиквадзе В.М. Развитие советского военно-уголовного законодательства за 30 лег // Советское государство и право. - 1948. - № 3; Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Советское военно-уголовное право. Учебник / Под ред. И.Т. Голякова. — М., 1941; Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Советское военно-уголовное право.- Ашхабад, 1942; Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Положение о воинских преступлениях (комментарий) / Под ред. И.Т. Голякова. - Ашхабад, 1943; Чхиквадзе В.М. Советское военно-уголовное право. Учебное пособие.- М., 1948; Чхиквадзе B. М. Воинские преступления // Курс советского уголовного права. - Т. 2: Особенная часть. / А.А. Пионтковский, В.Д. Меньшагин, В.М. Чхиквадзе, - М., 1959; Чхиквадзе В.М. Воинские преступления // Курс советского уголовного права / А.А. Пионтковский, А.С. Ромашкин, В.М. Чхиквадзе.-М., 1971; Чхиквадзе В.М. К вопросу об обстоятельствах, исключающих противоправность деяния в военно-уголовном праве // Советское государство и право.— 1941. - №4; Чхиквадзе В.М. Уголовная ответственность за неисполнение приказа. - Ашхабад, 1942.


указанного вопроса являлась предметом внимания ученых применительно к концу XIX в. и к советскому этапу истории государства1.
Важное значение для полноценного изучения поставленных вопросов имеют научные работы военно-административной направленности, которые нацелены на исследование порядка устройства вооруженных сил, системы их организации, правового статуса органов, осуществляющих полномочия в сфере управления воинскими подразделениями2.
Составной частью указанной системы органов являются военносудебные учреждения, правовое положение которых также составляло предмет внимания ученых, в частности, М.П. Розенгейма, Ф. Дмитриева, С.А. Го-лунского, Д.С. Карева, А.С. Кобликова3. Наиболее комплексный характер имеет работа Петухова Н.А. «История военных судов России»4. -9-


1 Березняцкий В.С. История военно-подготовительных, специальных школ и подготовительных училищ отечественных Вооруженных сил: 1921-1955 гг.: дисс... канд. ист. наук. - СПб, 2006; Алпатов Н.И. Учебно-воспитательная работа в дореволюционной школе интернатского типа: из опыта кадетских корпусов и военных гимназий в России. - М., 1958; Буковская Т.И. Кадетские корпуса: история, этапы становления и развития военного образования в России: дисс. ... канд. ист. наук. - СПб, 2003; Жесткова М.Н. История кадетских корпусов и военных гимназий в России: дисс. ... канд. ист. наук. - М.,1944; Иовлев А.М. Борьба Коммунистической партии за создание и укрепление военных кадров Советского государства в период строительства социализма (19181936 гг.): дисс. ... д-ра ист. наук. - М., 1958; Изонов В.В. История военного образования в России в конце XIX - в начале XX веков (90-е годы XIX в. - 1917 г.): дисс. ... канд. ист. наук. - СПб, 1995; Курмышов В.М. Воспитание в кадетских корпусах России (анализ педагогического опыта 18821917 гг.): дисс. канд. пед. наук. — СПб, 1997; Объедков И.В. Военно-учебные заведения России в 1914-1917 гг.: дисс. ... канд. ист. наук. — М.,1989; Басок В.М., Званцев П.М., Золотайкин Б.М., Клубков Ю.М., Козырь В.В. Военно-морские подготовительные училища. Исторический очерк. - СПб, 2001; Бескровный Л.Г. Военное образование в России в XIX веке. - М., 1970; Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров России. - М., 1990; Максимов А.С. Деятельность КПСС по подготовке и воспитанию суворовцев (1943-1983 гг.). - Л., 1984; Януш Л.Б. Военно-учебные заведения с 1850 по 1882 год. - СПб. 1906.
2 Военная администрация. Учебник / Под ред. Кузнецова Н.И. — М., 1990; Калинычев Ф.И. Правовые вопросы военной организации Русского государства второй половины XVII в. - М., 1954; Лобко П.Л. Записки по военной администрации. - СПб, 1908; Кудейкин В.Ю. Деятельность государственных органов России по правовому регулированию строительства армии (XIX в. - февраль 1917 г.): автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1997; Артамонов Н.В. Правовой статус советских военнослужащих: дисс. ... д-ра юрид. наук. - М.,1986; Бирюков Ю.М. Советское военное законодательство и его роль в строительстве и укреплении Вооруженных сил СССР. - М.,1968; Романов П.И. Правовые отношения в советском военном управлении: дисс.... канд. юрид. наук. - М.,1953.
3 Розенгейм М.П. Очерк истории военно-судных учреждений в России до кончины Петра Великого. - СПб, 1878; Дмитриев Ф. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до учреждения о губерниях. - М., 1859; Голунский С.А., Карев Д.С. Военные суды и военная прокуратура. - М., 1940; Кобликов А.С. Осуществление правосудия военными трибуналами СССР (уголовно-процессуальное исследование): автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. — М., 1967.
4 Петухов Н.А. История военных судов России. - М., 2003.


Помимо исследования статуса судов в науке имеют распространение работы, касающиеся обсуждения развития Министерства обороны, Генерального штаба, чрезвычайных органов военного управления. По этому направлению наиболее известны исследования Н.А. Гейсмана, Э.М. Лисенко, С.Ф. Огородникова, М.В. Казимирова1.
Учитывая оформление военного права в качестве самостоятельной отрасли, интерес представляла учебная литература в области военного права, представленная трудами Ю.И. Мигачева, С.В. Тихомирова, В.Г. Стрекозова, A. В. Кудашкина, Н.И. Кузнецова, Н.А. Петухова, М. Загю, А. Савари2.
Самостоятельным направлением научных исследований являются работы, посвященные обобщению, анализу, разъяснению и истолкованию положений военного законодательства, действовавшего в тот или иной период3.
Несмотря на значительное количество исследований, в которых рассматриваются вопросы истории развития военного права, комплексно данная проблематика не являлась предметом научного анализа на монографическом уровне с учетом круга вопросов, поставленных в настоящей работе.
Таким образом, проблема развития в России военного права в период с XVIII в. по XX в. представляет научный интерес.
Объектом исследования выступили общественные отношения в сфере организации и функционирования национальных вооруженных сил.
Предметом диссертации выступила эволюция отечественного военного законодательства в ХѴІІІ-ХХ вв. -10-


1 Гейсман Н.А. Генеральный штаб. Краткий исторический очерк. - Ч. 1. - СПб, 1903; Столетие военного министерства 1802-1902 / Сост. Э. М. Лисенко. - СПб, 1902; Огородников С.Ф. Исторический обзор развития и деятельности Морского министерства за 100 лет его существования. СПб, 1902; Казимиров М.В. Морской генеральный штаб. - СПб, 1912.
2 Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право. — М., 1998; Военное право. Учебник / Под ред. B. Г. Стрекозова, А.В. Кудашкина. - М., 2004; Военное право: учебник для военно-учебных заведений Вооруженных Сил Российской Федерации / Под ред. Н.И. Кузнецова. - М., 1996; Преступления против военной службы: учебник для вузов / Под ред. Н.А. Петухова. - М., 2002; Загю М., Савари А. Учебник по военной администрации. - М., 1936.
3 Михайлов М.М. Военные законы. - СПб, 1861; Рождественский Н. Руководство к военным законам. -СПб, 1853; Законодательство Российской Империи (Кодекс русского военного права). Российский военный сборник. Выпуск 10. / Сост. Кузейкин В.Ю. и Савинкин А.Е. — М., 1996; Законодательные и административно-правовые акты военного времени с 22 июня 1941 по 1 августа 1945 гг. - М., 1945; Сборник указов, постановлений, распоряжений и приказов военного времени. 1941-1942. - Л., 1942.


Цель исследования — разработка историко-правовых концептуальных положений о становлении и развитии военного законодательства России, а также выработка теоретических положений о месте военного права в системе российского права.
В ходе исследования поставлены и решены следующие задачи:
- предложены авторские дефиниции понятий военного права и его подотраслей;
- определены этапы исторического развития военного права с момента его оформления в качестве самостоятельной отрасли;
- охарактеризовано развитие военного законодательства, сформированного в период правления Петра I (период рецепции немецкого военного права);
- выявлены тенденции изменений норм российского военного законодательства в период рецепции французского права (период рецепции французского военного права);
- установлены направления совершенствования военной отрасли в советский период (период формирования самостоятельных правовых традиций в военном праве);
- раскрыто место военного права в системе отраслей российского права; выявлены концептуальные направления при проведении реформ в области военного права на каждом из этапов его исторического развития;
- уточнен порядок реализации военно-управленческой функции государства в историческом развитии.
Выбор широких хронологических рамок исследования (ХѴІІІ-ХХ вв.) обоснован попыткой выявить закономерности развития российского военного права и дать историко-сравнительный и сравнительно-правовой анализ различных моделей военного администрирования в России.
Источниковую базу исследования составили положения опубликованных нормативно-правовых актов исследуемого периода по проблематике военного права. -11-
Особое внимание было уделено фундаментальным правовым актам, предопределившим развитие военного права в течение длительного исторического периода. Речь, в частности, идет о Воинском уставе Петра I, Полевом уголовном уложении, Уставе полевого судопроизводства, Декрете СНК РСФСР «О выборном начале и об организации власти в армии», Декрете СНК РСФСР «Об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии» и др.
Основой источниковой базы настоящего исследования являлись нормативные акты, содержащиеся в различных сборниках таких как Полное собрание законов Российской империи1, Свод законов Российской Империи2, Собрание указаний и распоряжений правительства3, Свод военных постановлений4, Декреты Советской власти5, Декреты, положения и приказы по Красной армии6, Приказы Революционного военного совета РСФСР и СССР7 и т.д.
Весомое значение в получении сведений о первоисточниках имел сборник, изданный в честь столетнего юбилея Министерства обороны, — «Столетие военного министерства 1802-1902»8
Таким образом, при проведении научного исследования были проанализированы как законодательные акты, так и ведомственные нормативные акты по вопросам развития различных направлений военного права.
Теоретическую основу исследования составили работы по истории развития российского права таких историков и правоведов как Д.Н. Артамонов, Ю.М. Бирюков, П.О. Бобровский, Н.А. Виноградов, М.Ф. Владимирский-Буданов, А.А. Герцензон, А.М. Добровольский, П.А. Зайончковский, П.Ф. Заустинский, Н.М. Карамзин, И.И. Карпец, В.О. Ключевский, В.Н. Кудрявцев, П.Л. Лобко, М.М. Михайлов, А.А. Пионтковский, И.Ф. Побежимов, Н.Л. П.С. -12-


1 Полное собрание законодательства. В 48 т. - СПб, 1830.
2 Свод законов Российской Империи. В 15т.- СПб, 1857.
3 Собрание указаний и распоряжений правительства, издаваемого при Правительствующем сенате. -В. 70 т.-СПб, 1963-1917.
4 Свод военных постановлений. В 2 ч. - СПб, 1893.
5 Декреты Советской власти. В 3 т. - М., 1957-1964.
6 Декреты, положения и приказы но Красной армии. Выи. 1. - Пермь, 1918.
7 Приказы Революционного военного совета Республики. - М, 1918-1919; Алфавитно-предметный указатель несекретных приказов Революционного военного совета Республики 1920-1928. В 12 т. -Л., 1920-1929.
8 Столетие военного министерства 1802-1902. В 50 т.-СПб, 1902-1914.


Ромашкин, Рубинштейн, Н.Д. Сергиевский, С.М. Соловьев С.С. Студеникин Н.С. Таганцев, А.А. Тер-Акопов, И .Я. Фойницкий, В.М. Чхиквадзе и др.
Методологическую основу диссертационного исследования составили как общенаучные, так и прикладные методы научного познания.
Основой научного исследования является диалектикоматериалистический метод, который позволяет раскрыть закономерности развития соответствующей правовой отрасли и предположить наиболее вероятные варианты развития законодательства и правоприменительной практики.
Любое историко-правовое исследование предполагает использование историко-хронологического метода, т.е. изложения обстоятельств в строгой последовательности, позволяющей раскрыть причины тех или иных изменений и установить реальные причины преобразований и реформ. Наряду с ним в работе использованы иные методы, характерные для исследования генезиса права — историко-системный метод, историко-типологический метод, конкретно-исторический метод и др.
Помимо изложенного в работе использованы сравнительноисторический метод, то есть постижение исторических фактов через призму их сопоставления с обстоятельствами, имевшими место на предыдущих этапах государственной деятельности.
Юридический характер исследования предопределил использование формально-логического метода, метода сравнительного правоведения, формально-юридического метода, системно-структурного метода, техникоюридического метода и т.д.
Проведенное исследование выполнено также с использованием иных методов научного познания, в частности, философского, системноструктурного, аналитического методов, метода логического анализа и синтеза, индукции и дедукции, метода абстрагирования и восхождения от абстрактного к конкретному.
Научная новизна диссертации состоит в том, что на основании выполненных соискателем исследований: -13-

— разработана новая научная идея, обогащающая научные знания в отношении порядка реализации военно-управленческой функции государства в течение ХѴІІІ-ХХ вв.;
предложена авторская точка зрения на вопросы о тенденциях развития системы государственных органов, задействованных в военноуправленческой деятельности;
— доказаны зависимость содержательной части военных реформ от социально-экономических условий, сложившихся в государстве, и общемировых политических установок; концептуальные направления при проведении реформ в области военного права;
— введены в научный оборот авторские подходы к периодизации развития военного права в России в ХѴІІІ-ХХ вв.
На защиту выносятся следующие положения, обладающие элементами научной новизны:
1. Военное право представляет собой комплексную отрасль права, предметом которой выступают правоотношения, складывающиеся в области формирования и устройства вооруженных сил государства, прохождения военной службы, определения порядка комплектования войск, обеспечения, координации их действий и администрирования, а также определяющие меры поощрения и ответственности за совершение противоправных деяний специальными субъектами.
2. Исторически в рамках отрасли военного права сложилось две подотрасли: военно-уголовное и военно-административное право. Под военно-уголовным правом понимается совокупность норм права, устанавливающих основания привлечения к уголовной ответственности за совершение деяний, связанных с прохождением военной службы, а также определяющих степень ответственности военнослужащих за их совершение. Военноадминистративное право - подотрасль военного права, устанавливающая порядок организации вооруженных сил, формирования материально-технической базы войск, способ комплектования армии, а равно систему органов -14- военного управления, их порядок устройства и полномочия. Также в рамках военно-административного права следует рассматривать правоотношения, связанные с прохождением военной службы, в т.ч. применительно к дисциплинарной и административной ответственности военнослужащих.
3. Анализ эволюции военного права в качестве самостоятельной отрасли позволил выделить следующие этапы его развития:
1701-1811 гг. — систематизация военного законодательства, на основе синхронной рецепции немецкого права (период рецепции немецкого военного права);
1812-1917 гг. - систематизация военного законодательства и его формирования на основе норм французского права (период рецепции французского военного права);
1918-1991 гг. - формирование самостоятельных правовых традиций в военном законодательстве на основе опыта, полученного в результате свержения действовавшей власти и участия в боевых конфликтах подразделении Красной Армии.
4. В 1701-1811 гг. особенностями развития отечественного военного законодательства явилось:
- влияние немецкой правовой доктрины на его становление;
- сосредоточение права военного администрирования в руках императора;
- формирование жесткой системы ответственности за совершение противоправных деяний военнослужащими и расширение перечня уголовно наказуемых деяний.
5. В 1812 -1917гг. характерными чертами стали:
- расширение сферы влияния французского военного законодательства;
- повышение роли органов подчиненного управления в сфере военного администрирования (военного министерства, системы управлений и департаментов), передача в их ведение хозяйственных, судебных и многих административных функций; -15-
- либерализация военно-уголовного законодательства.
6. 1918 — 1991 гг. явились периодом, для которого характерно:
- отрицание европейского опыта в построении и управлении вооруженными силами, выработка норм военного законодательства, исходя из опыта, полученного в ходе революционных преобразований;
- поиск самостоятельной модели военного управления (от выборного начала до жесткой централизации);
- декриминализация отдельных составов преступлений в области военно-уголовного законодательства за счет перевода их в сферу административной или дисциплинарной ответственности.
7. История развития военного права в системе российского права свидетельствует о наличии трех этапов:
- XVIII в. - первая половина XIX в. - обособление норм военного права, выделение самостоятельного предмета военного права;
- вторая половина XIX в. - 60-е гг. XX вв. - выделение и развитие во-енного-административного права и военно-уголовного права как подотраслей военного права;
- 70-е гг. XX вв. по настоящее время - оформление военного права как комплексной отрасли права, включающей в себя нормы иных правовых отраслей, в общем и целом объединенных одним предметом.
Теоретическая значимость диссертационного исследования обоснована тем, что:
- доказана специфика модернизации российского военного права в XVIII-XX вв.;
- изложены исторические обстоятельства, повлиявшие на развитие отдельных направлений военного права;
- раскрыты достоинства и недостатки конкретных военноуправленческих решений, принимавшихся в течение ХѴІІІ-ХХ вв.; -16-
— изучены нормативные источники, а также архивные документы, послужившие основой для преобразования российской системы управления вооруженными силами;
- проведена модернизация подходов к изучению феномена управленческой деятельности в военной сфере в ХѴІІІ-ХХ вв.
Практическая значимость заключается в возможности использования материалов и выводов диссертации как для законодателя, так и для правоприменителя, поскольку многие решения, отраженные в настоящей работе, могут быть реализованы на уровне исполнительной власти в виде ведомственных нормативных актов.
Выводы, сформулированные автором, могут быть полезны в ходе дальнейшего изучения отдельных узких проблем военного права, исследования системы и структуры органов военного правопорядка, их компетенции и направлений развития. Кроме того, полученные научные результаты могут быть использованы в образовательном процессе в ходе преподавания истории российского права, спецкурсов исторической направленности, а также дисциплин, изучающих генезис военного права или отдельных его институтов.
Степень достоверности результатов проведенного исследования в диссертации подтверждается широтой эмпирической базы исследования, спецификой методологии, использованной при подготовке выводов, с учетом поставленных цели и задач, системным анализом историографии проблемы, изучением значительного количества научных трудов, изданных в различные периоды времени, а также апробацией результатов научного исследования.
Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры теории и истории государства и права Белгородского государственного национального исследовательского университета.
Диссертация является результатом работы ее автора, основные положения которой изложены в двенадцати публикациях. -17-
Структура диссертации обусловлена ее целью и задачами, поставленными перед началом проведения исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. -18-

 

Глава I. Развитие военного права в период с 1701 по 1811 гг.
§ 1. Предпосылки реформирования военного законодательства в период правления Петра I

 

В российской истории имя Петра I традиционно ассоциируется с масштабными реформами в большинстве сфер государственного управления. Учитывая количество военных событий, произошедших в период его правления, а также первые неудачи в сражениях военное право достаточно быстро стало одним из наиболее приоритетных направлений преобразований главы государства.
Многие преобразования, состоявшиеся в рассматриваемый период, были основаны на нормах европейских правопорядков. Считается, что эта особенность реформ, проводимых в России в конце XVII - начале XVIII вв. полностью связана с мнением Петра I о прогрессивности законодательных идей, реализованных в странах Западной Европы.
Между тем, по мнению П.О. Бобровского, в области военного управления влияние европейских государств проявлялось еще с конца XV века. В частности, это касалось организации построения войск, прежде всего, конницы, что в конечном итоге оказывало влияние и на пехоту1.
В российской армии, начиная со времен царствования Ивана III, стали использовать опыт иностранцев, в т.ч. уровня офицерского состава, приглашая их в Россию.
В период смуты влияние иностранцев на столь важную сферу как военное управление значительно усилилось. На указанном этапе встречались уже не единичные случаи привлечения иностранцев для службы в частях российской армии, а полноценные войсковые подразделения, отряды иностранцев.
Воцарение династии Романовых существенно не изменило сложившихся порядков. Уже в начале XVII в. российское военное право было регламентировано в специальных законах, и, в частности, в Уставе ратных, пушечных и других дел, который был сформирован, в том числе на основе немецкого -19-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб, 1890. — С. 3.


военно-уголовного законодательства. По этой причине в литературе отмечалось, что призывавшиеся на службы в России иностранные граждане фактически были осведомлены о специфике правосудия, порядка взаимоотношения военных чиновников и ратной дисциплине1.
Более того, примерно в это же время, в 1647 году, для иностранных военнослужащих был опубликован Устав ратного строя пехотных людей Московского государства. Указанный нормативный акт представлял собой рецепцию немецких имперских законов, многие нормы которых считались архаичными.
В государстве назревала необходимость коренного изменения военного законодательства. Осознание этой проблемы произошло в период царствования Алексея Михайловича.
Между тем первые серьезные шаги, нацеленные на реформирование указанной сферы, были совершены уже при воцарении Федора Алексеевича. Так, в конце 1681 года был созван собор, сформированный из руководителей государственных ведомств и иностранных военных чинов высшего ранга.
Однако фактически деятельность собора ограничилась только незначительными коррективами действовавшего законодательства, наиболее значительными из которых можно назвать уничтожение системы местничества.
Необходимость преобразований ощущали и военные, и чиновники. Различие позиций состояло только в том, на основе какой платформы следует строить новое законодательство: исходя из российских традиций или зарубежного опыта.
Сторонники первой из изложенных позиций полагали, что заимствование зарубежных правовых норм в конечном итоге приведет к возникновению привилегий иностранных служащих и ущемлению интересов иных категорий чиновников и военнослужащих. Кроме того, одним из аргументов обозначенной позиции являлось мнение о нежизнеспособности европейского опыта в российских реалиях, противоречии в характере норм различных правопорядков. -20-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб, 1890. - С. 4.


Считалось, что достижение позитивных изменений в сфере военного права было возможно достичь, не изменяя сформированных за несколько столетий принципов. Более того, одним из средств увеличения эффективности реформ сторонники отечественной систематики права находили в минимизации зарубежных элементов и, в частности, исключении иностранной лексики.
Противники приведенной точки зрения отмечали устаревшие правовые механизмы несения военной службы в России, сложность и многоступенчатость способов их преобразования и необходимость применения более радикальных мер, суть которых сводилась к заимствованию наиболее прогрессивных идей западноевропейских институтов.
Особо подчеркивалась архаичность системы сбора ополчений, сложность материального содержания стрельцов, учитывая разветвленную систему преференций для данной категории населения.
Возможно, именно принципиальность возникающих противоречий и непримиримость позиций, отсутствие компромиссных вариантов реформирования сферы военного права, позволяющих в равной мере реализовать обе концепции, повлияло на длительность проведения соответствующих изменений.
Раскол позиций продолжал усиливаться, поэтому весомое значение имел результат военных действий, в которых принимали участие российские военные. С течением времени армию все больше стали преследовать неудачи, что способствовало актуализации обозначенной проблемы.
В XVII в. в России господствующей являлась поместная система «служилого землевладения». Лица, находившиеся на службе, получали уделы для земледелия, что способствовало закреплению данного социального класса людей в сельском хозяйстве.
Таким образом, для них по существу изменялись приоритеты, военная служба приобретала факультативный характер и стремление многих «служивых людей» состояло в поиске вариантов уклонения от данного рода деятельности, хотя бы и являвшегося основным с юридической точки зрения. -21-
Совокупность перечисленных факторов способствовало росту недовольства и возникновению небольших мятежей в частях.
Принятое Соборное уложение также имело массу недостатков. К числу таковых относилась непропорциональность санкций за совершение различных деяний, признаваемых противоправными. На фоне достаточно суровых наказаний преступления против государственной службы казались излишне гуманными. Более того, преступления в сфере военного права практически не выделялись.
Таким образом, на высшем государственном уровне были сформированы приоритеты. При этом интересы государственной службы в целом и военного дела в частности признавались менее общественно опасными в сравнении с большой массой иных социально опасных действии (бездействия).
Тем самым, по мнению многих специалистов, Соборное уложение, несмотря на масштабность и высокую значимость для регулирования общественных отношений, не способствовало решению задачи по воспитанию правопослушного поведения в среде чиновников.
По существу указанный нормативный акт являлся продолжением устаревающих идей, основанных на сословности как определяющем признаке для определения степени социальной опасности совершенного деяния. Это способствовало расширению произвола со стороны военнослужащих.
Так, Соборное уложение признавало уклонение от царской службы преступлением небольшой степени тяжести. Заложенные в законе дефиниции не позволяли с достаточной степенью четкости разграничить, например, дезертирство и побег.
Дисциплинарная ответственность в Соборном уложении также не получила достаточного развития. Здесь не был установлен механизм властной вертикали, порядка подчинения чиновников.
Напротив, в европейских государствах в этот же временной период первичное значение получила регламентация укрепления правительственной власти, формирование гарантий ее полноценной правовой защиты, консолидация -22- различных ведомств с целью достижения единства в управленческой сфере.
Высокопоставленным должностным лицам уровня начальника солдатских, стрелецких, драгунских полков, десятникам в Немецкой слободе при назначении на должность давались так называемые наказы, представлявшиеся собой некие инструкции управленческого характера. Принимая во внимание тот факт, что среди начальствующего состава вооруженных сил в этот период времени было достаточно много иностранцев, роль подобного рода нормативных документов существенно возрастала.
Административные инструкции включали в себя положения, определявшие общий перечень обязанностей руководящего состава войсковых подразделений, так и его подчиненных. Кроме того, в них содержались отдельные уголовно-правовые нормы, касавшиеся установления противоправности тех или иных деяний стрельцов и солдат.
В тоже время наказы не содержали санкций, что было их важнейшим недостатком. К числу последних следовало также отнести то обстоятельство, что в подобных административных актах не устанавливались контуры ответственности тех лиц, которым они адресовались. Такое положение дел способствовало увеличению противоправных действий со стороны руководства военных формирований и прежде всего фактов хулиганства и причинения вреда здоровью различной степени тяжести.
Вышеуказанные факты получили широкое распространение среди иностранцев, служивших в российской армии. В юридической литературе отмечалось, что за отдельные действия иностранцев, за которые они могли бы на своей родине быть подвергнуть высшей мере наказания в виде смертной казни, в России нс обращали внимания1.
Несмотря на то, что наказы адресовались руководителям войсковых подразделений, они не упоминали многих деяний, которые были специфичны -23-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб, 1890. - С. 11.


именно для службы в армии и очевидно не могли быть отнесены к числу законных.
Так, в них содержались нормы, запрещавшие торговлю спиртными напитками, игру в карты, «поединки» во избежание убийств и нанесения телесных повреждений. Однако за рамками наказов оставались такие действия как невыполнение приказа, самовольное оставление места службы, небрежное обращение с оружием и др.
Кроме того, большое распространение получил произвол высших военных чинов, несмотря на обилие жалоб. Оставление безнаказанными преступных деяний приводило к бунтам среди стрельцов и являлось яркой демонстрацией отсутствия должного уровня дисциплины в войсках.
Ситуация осложнялась жестким преследованием заявителей жалоб, организованном высшей властью. Так, на основании распоряжения начальника стрелецкого приказа Ю. Долгорукого к челобитчикам применялись телесные наказания в виде битья кнутом, а также ссылка. При этом назначение подобные мер ответственности происходило без какого-либо участия судебных органов, исключительно в административном порядке.
Как правило, информация о злоупотреблениях в войсках не доходила непосредственно до царя. В этом отношении административная и военная реформы Петра I, а также предпринятые им иные меры но формированию правопорядка в государстве способствовали разрешению не только общих управленческих задач, но и разрешению многих противоречий, укоренившихся в рассматриваемой сфере.
По мнению некоторые дореволюционных исследователей, в частности П.О. Бобровского, «вступление Петра I на путь капитальных реформ в русском войске, во всем их объеме, обусловливается, объясняется и оправдывается: нравственным упадком русской приказной администрации, деморализацией стрельцов и солдатских полков иноземного строя (за малыми исключениями) -24- и бессилием Соборного уложения для противодействия злу, разъедавшему экономические и нравственные силы народонаселения»1.
Передовые идеи, касающиеся преобразования военного права, были заимствованы Петром I в ходе поездки в развитые европейские государства. Осознание существенности недостатков развития военного законодательства, привело его к выводу о необходимости рецепции правовых норм.
В целом в военной сфере Петр I не ограничился исключительно копированием отдельных институтов и норм, им также были перенесены на российскую почву европейские образцы формы одежды в армии, строевой подготовки, отдельные виды вооружений, система финансирования и обеспечения войск.
Несмотря на то, что допетровское военное законодательство также было сложно признать достижением отечественного правотворца, поскольку оно во многом формировалось под влиянием немецких правовых традиций, новая рецепция правовых норм представлялась достаточно своевременной и важной процедурой ввиду злободневности проблемы незавершенности начатых реформ. Кроме того, в дореволюционной литературе отмечали неопределенность и аморфность заимствованных норм, что в отдельных случаях приводило к их произвольному толкованию со стороны правоприменителей.
Бобровский П.О. указывал, что Петр I при определении возможности использования в российских реалиях тех или иных нормативных положений военного законодательства европейских государств изучал их самостоятельно и привлекал для этих целей различных чиновников. Так, общеизвестно, что сборник военных законов, созданный при Петре I, - воинский устав формировался при активном участии как военных чиновников (А. Вейде, А. Головин, А. Винус), так и гражданского персонала (Э. Кромпсн, Г. Гюйссен, А. Макаров).-25-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. — СПб: типография департамента уделов, 1890. - С. 13.


По результатам коллективной оценки содержания различных правовых институтов заимствовались только те нормы, которые признавались наиболее соответствующими сложившемуся российскому правопорядку и представлялись более перспективными с точки зрения их целевого назначения.
При этом, учитывая предыдущий исторический опыт формирования законодательного массива в данной сфере, особое внимание обращалось на конкретику соответствующей нормы. Тем самым на указанном этапе высшая власть стремилась максимально сократить возможность судейского и административного усмотрения.
Важной чертой реформирования военного права являлось также намерение законодателя учесть «дух русского народа», «задачи своей державы», «характер и обычаи русских людей»1.
Соответствие заимствованных положений нормам Соборного уложения не являлось одной из задач преобразования сферы военного управления, в связи с чем на определенном историческом этапе появились конкурирующие нормы.
Одним из принципиально важных изменений, связанных с петровскими реформами в военно-управленческой системе является создание регулярной армии, а также появление флота. Подобные коррективы дали дополнительный импульс для формирования совершенно нового законодательного массива. Теперь преобразование соответствующей правовой отрасли стало насущно необходимым.
На данном этапе стало абсолютно очевидным, что дальнейшее реформирование в области управления войсками совершенно неизбежно. В связи с этим требовалось подобрать эффективные и действенные механизмы, с помощью которых появлялась возможность обеспечить динамичное развитие российской армии на основе правовых инструментов.
Следует отметить, что на рассматриваемом историческом этапе вооруженные силы любой страны являлись демонстрацией влиятельности государства, -26-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб, 1890. - С. 13.


его могущества и развитости, во многом способствовали развитию общественного быта. Что же касается состояния российских войск к середине XVII в., то для них было характерно отсутствие дисциплины и деморализация. В такой ситуации принципиальное значение имело, помимо прочего, повышение нравственного уровня солдат и офицерского состава подразделений.
По существу первые шаги по созданию регулярных войск были предприняты в 1699 году. Применительно к пехоте окончательное оформление способа ее организации в контексте нового порядка функционирования завершилось в 1716 году, когда был опубликован манифест о выходе Воинского устава.
Как отмечал П.О. Бобровский, «военной реформой положена резкая грань между древней и новой Россией; вместе с тем начинается новая эпоха в истории русского военного законодательства, и само изучение законов Петра Великого становится отраслью русской государственной науки, а не одной только истории»1.
Первые значимые шаги по реформированию армии были предприняты Петром I в период похода на Азов. Уже в этот период царем принимались точечные указы, нацеленные на совершенствование несения воинской службы и в некоторых случаях имевшие кратковременный характер. Как это было характерно для петровского времени, такие нормативные акты отличались наличием новаторских идей и расходились со сложившимся в России порядком регулирования соответствующих правоотношений.
К числу таковых решений можно отнести разделение правового статуса класса «служилых людей» от рядового состава войсковых подразделений, непосредственно принимавшего участия в военных действиях. Таким образом, в порядке службы этих двух категорий лиц появились отличия, и служба «служилых людей» стала рассчитываться самостоятельно и независимо от -27-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб, 1890. - С. 15.


«ратных людей». Подобные изменения обсуждались еще в период царствования Федора Алексеевича, однако так и не были приняты.
Неудачный первый поход на Азов способствовал принятию одного важного решения, которое на первый взгляд было вполне рядовым и не могло повлечь никаких серьезных последствий. Речь идет о распоряжении Петра I о пополнении армии крестьянами, которые относились к помещикам, имевшим так называемые «солдатские наделы». «Солдатскими наделами» именовались земли, предоставлявшиеся служилым людям за несение воинской повинности. В силу различных причин помещики, получившие земельные наделы, уходили с военной службы и фактически прекращали несение службы, за которую ранее ими были получены государственные земли.
Царь считал неприемлемым подобное положение дел, в связи с чем призвал таких землевладельцев выделить крестьян для несения воинской службы на рядовых должностях соразмерно количеству выделенных «солдатских наделов».
Дальнейшее продолжение этой идеи выразилось в принятии указа, на основании которого было полностью запрещено выдавать земли гражданам, кроме лиц рядового состава непосредственно участвовавших в военных действиях. Данные решения в своей совокупности явились основанием для формирования новой системы комплектования армии.
В период Азовских походов Петром I была опробирована система, основанная на существовании двух прямо противоположных воинских подразделений: с одной стороны царем привлекались полки, в которых рядовой состав являлся специально подготовленным и обученным (Преображенский, Семеновский, Бутырский, Лефортовский полки), с другой - подразделения, сформированные из обычных граждан низших сословий, не проходивших системной подготовки.
Воинские части, образованные по последней из приведенных схем, нельзя было считать совершенно неподготовленными, хотя очевидно, что уровень их профессионализма был значительно ниже, чем у солдат из обученных -28- полков. Нерегулярные воинские части формировались только на период участия в походах, однако, учитывая количество военных конфликтов, в которых участвовала Россия, можно сказать, что они имели полупрофессиональный характер.
Между тем разительное отличие уровня подготовки указанных категорий солдат явилось существенным фактором для внесения Петром I законодательных изменений, нацеленных на формирование постоянной армии. Однако подготовка указанных нормативных изменений не могла произойти одномоментно, поэтому первые шаги по комплектованию армии профессиональными кадрами заключались в пополнении постоянных военизированных соединений.
Петр I но возвращению из первого Азовского похода объявил о наборе новобранцев из числа служилых людей. При этом предполагалось, что поступление в рядовой состав будет добровольным: «...по улицам и по перекресткам и за городом но слободам по все дни бирючем кликати, что б солдатскую службу писались служилых чинов отцов дети и братья и свойственники и из вольных и из гулящих людей, которые в службе никакой не написаны и нс крепостные боярские и всяких чинов людей холопи и крестьяне...»1.
Вполне естественно, что набор рядовых чинов для воинской службы мог состояться только в условиях повышения ее привлекательности. И в этом отношении монархом был предложен вполне традиционный подход - обеспечение высокого жалованья и иных привилегий.
Однако четырех профессионально обученных полков было недостаточно для выполнения задач, поставленным царем. Это обстоятельство вынудило Петра I перенять зарубежный опыт построения вооруженных сил.
Однако по возвращению из зарубежной командировки в конце августа 1698 года Петр I был вынужден заниматься не нормотворчеством, а расследованием -29-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. III. - СПб, 1830. - Ст. 1564.


обстоятельств стрелецкого бунта, что привело к временному отложению широкомасштабной военной реформы.
Вместе с тем масштабность задач, поставленных монархом (прежде всего речь идет о планировавшейся войне со Швецией для получения доступа в Балтийское море), требовала преобразований в самое ближайшее время.
Призывы к поступлению на военную службу в условиях постоянных военных конфликтов не всегда приводили к ожидавшемуся пополнению, поэтому в одном из указов властью было допущено формирование Преображенского полка, в т.ч. за счет холопов1. В таком случае они получали свободу от помещика. Последние также были обязаны обеспечить крестьянина, передав ему часть имущества, необходимого для существования. Более того, свободу получал нс только сам рекрут, но и некоторые его близкие родственники.
Это было знаковым шагом, поскольку впервые в российской истории крепостные крестьяне могли быть призваны на военную службу по собственной воле и также впервые они и их родственники получали за это свободу. Тем самым Петр I достаточно четко расставил государственные приоритеты: интересы военной службы возобладали над традициями крепостничества.
Однако необходимость оперативного формирования войсковых частей и их обучения требовало принятия дополнительных шагов для увеличения армии. Петром I был найден выход из ситуации за счет использования уже испытанных методов.
Распоряжением царя было установлено приводить в штаб армии крепостных, получивших свободу на основании волеизъявления помещика. Если же такой крестьянин был не пригоден к военной службе, то он подлежал повторному закрепощению за тем лицом, у которого он желал работать2.
Конечно, вышеизложенное не сильно изменило ситуацию с восполнением рядового состава войск по причине того, что крестьяне крайне редко получали свободу от своих помещиков. Данная проблема усугублялась отсутствием -30-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. III. - СПб, 1830. - Ст. 1573.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. IV. - СПб, 1830. - Ст. 1747.


достаточных средств для приобретения вооружения и должного содержания военнослужащих.
Названные обстоятельства повлияли на постепенное увеличение численности армейского состава и были сопряжены с одновременным поиском государством дополнительных средств на финансирование военных нужд. Для достижения этой цели Петр I расформировывал отдельные полки, в частности, Белгородский полк, Московские стрелецкие полки и облагал ранее служивших в них военных специальными налогами и сборами. Наряду с этим царь широко распространил практику замены воинской службы специальным взносом.
Таким образом, осуществлялся постепенный переход к рекрутской повинности при сохранении прежнего уровня обеспеченности войск. Обучение новобранцев осуществлялось преимущественно иностранцами. Несмотря на принятие строевого устава, генералам позволялось делать незначительные отступления от него, если они считали это необходимым. Более конкретной регламентации данного правомочия генералитета закон не содержал.
После поражения в битве при Нарве в ходе Северной войны в ноябре 1700 года Петром I был объявлен новый призыв, правила которого практически не отличались от предыдущего. Однако отрицательный результат похода позволил монарху сделать определенные выводы, позволившие скорректировать систему подготовки новых рекрутов.
Наряду с изучением строевого устава в войсках распространялись и изучались документы детально регламентировавшие правовой статус всех военнослужащих от рядового до генерала, поскольку поражение в сражении под Нарвой с учетом двукратного численного превосходства российской армии над шведской состоялось, прежде всего, по причине отсутствия воинской дисциплины.
Решение этой проблемы виделось царю также в возможности использования европейского опыта, поэтому «для достижения благих целей» им было предложено «стараться о наилучшем учреждении военного штата как -31- опоры нашего государства, чтобы войска наши не только состояли из хорошо обученных людей, но и жили в добром порядке и дисциплине, но чтобы это еще больше усовершенствовать и побудить иноземцев, которые этой цели хотят содействовать и к такому улучшению содействовать могут... к нам приезжать и как в нашей службе, так и в нашей земле оставаться»1.
В своем Манифесте царь отмечал, что для заимствования европейского нормотворчества в военной сфере будет образован особый орган, состоящий из иностранных специалистов, - Коллегия военного совета. Данная Коллегия являлась независимой от иных структур и подчинялась непосредственно царю. При этом каждый член Коллегии военного совета был вправе выйти из состава указанного коллегиального органа в любой момент.
Под влиянием концепций европейского военного права Петр I формирует четыре новых полка (два драгунских - из числа дворян, два солдатских - из числа стрельцов) на условиях постоянной службы, хотя нормативная регламентация данной правовой конструкции на этот момент еще отсутствовала. Указанные обстоятельства еще раз подтверждали, что изменения, вносимые Петром I в военную сферу, в отдельных случаях были спонтанными и не являлись результатом реализации какого-либо заранее подготовленного плана.
По мнению П.Ф. Заустинского, Петра I по праву считают «творцом русской армии и основателем русского военного могущества»2. Однако в дореволюционной юридической литературе не было единства позиций по поводу того, каково было влияние императора на формирование новой нормативной базы в военной сфере.
Так, Н.Г. Устрялов3, И.И. Голиков4 придерживались позиции о том, что нормотворческие достижения в указанной области являлись следствием деятельности исключительно отечественного правотворца в лице Петра I. Наряду -32-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. IV. - СПб, 1830. - Ст. 1910.
2 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 190.
3 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. В 8 т. - СПб, 1858-1863.
4 См. Голиков И.И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России. В 15т. — М., 1837-1843.


с этим П.Н. Милюков высказывал точку зрения, согласно которой петровские реформы в целом и в военной сфере в частности были абсолютно стихийными, спонтанными и не планировались изначально, по крайней мере, в том объеме, который фактически был реализован в ходе масштабных преобразований. Они по существу являлись внесистемными и фактически были продиктованы самим временем, сложившейся исторической обстановкой.
В условиях крайней необходимости изменения разрозненных и не имевших единой системы норм военного законодательства у Петра I отсутствовала возможность детальной проработки правовых норм. Именно этим объяснялось частое обращение к иностранному законодательству.
Европейское законодательство зачастую формировалось на основе иных принципов, поэтому перенесение совокупности норм военного права в российский правопорядок не всегда позволяло достичь тех результатов, которые планировались изначально либо вели к искажению и деформации общественных отношений в других сферах1.
Заустинский П.Ф. придерживался самостоятельной позиции, представлявшей совокупность ранее изложенных. По его мнению, предположение о том, что Петр I в своей правотворческой деятельности руководствовался исключительно сиюминутными, ситуативными обстоятельствами, не имея четкого представления о целях, для достижения которых требовалось установить новое нормативное регулирование, неверно.
Ученый утверждал, что заимствованные нормы императором изменялись для того, чтобы их можно было оптимально реализовать в российских реалиях. При этом такое преобразование было настолько существенным, что возникал вопрос о том, можно ли считать появившуюся норму заимствованием либо квалифицировать ее как новацию отечественного законодателя.
В отношении аргумента о деформации общественных отношений в результате принятия законодательных новелл, которые не были запланированы -33-


1 Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформы Петра Великого. - СПб, 1892.


в ходе подготовки реформ, Заустинский П.Ф. отмечал, что в данном случае ответственность в большей степени должна ложиться на преемников императора, которые извращали истинный смысл тех или иных нормативных предписании1.
Следует отметить, что многие исследователи признавали, что Петр I не имел четкого плана преобразований и они действительно во многом складывались в зависимости от возникавших проблем, которые экстренно требовалось разрешить. Тем самым Петр I «постепенно и при том довольно медленно вводил частичные, едва заметные, но подсказываемые самой жизнью улучшения»2.
Необходимость военной реформы была продиктована низким уровнем организации и подготовки войсковых соединений, наличием произвола среди командования, наличием в армии устаревшего вооружения.
Стремление к наведению порядка и формированию должной воинской дисциплины обусловили жесткость мер, принимавшихся властями для преодоления вышеуказанных проблем.
Воинский устав являлся результатом обобщения законодательства европейских государств и российского опыта функционирования и поддержания боеготовности армейских подразделений. Следует отметить, что данный нормативный документ создавался в условиях масштабных военных действий, поскольку Россия в период с 1700 по 1721 год принимала участие в Северной войне.
Воинский устав состоял из трех частей, каждая из которых устанавливала нормативное регулирование самостоятельного раздела военного права:
1) Устав воинский о должностях содержал нормы, касавшиеся определения правового статуса военных чинов, устанавливал их иерархию; -34-


1 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 191.
2 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 191.


2) Артикул воинский определял тонкости военного судебного процесса;
3) В книге «Экзерциция» устанавливались правила строевой подготовки и церемониала.
По существу Воинский устав стал первым в России сборником законодательных положений, касающихся военного права. При этом он охватывал совершенно различные сферы публичных правоотношений: от общих административно-управленческих до уголовно-правовых норм.
При этом развитие военного законодательства не ограничивалось исключительно созданием Воинского устава, наряду с ним разрабатывались инструкции о материальном довольствии военных чиновников, включая питание, о порядке пополнения войсковых подразделений новыми служащими. Многие из перечисленных норм не вошли в общий устав, однако составляли неотъемлемую часть военного законодательства.
Специфика формирования Воинского устава отражалась на его содержании, в связи с чем некоторые нормы являлись более лаконичными и в тоже время четкими и ясными, что было характерно для Петра I, другие - содержали иностранные термины и выражения, что давало основание считать их заимствованными. Достаточно сказать, что военные звания практически полностью были скопированы из европейских.
В Воинском артикуле закреплялось, что его положения в равной мере распространяются как на российских граждан, так и на иных лиц, проходивших службу в России. Установившееся в допетровское время неравенство указанных категорий военных чиновников таким образом было устранено.
Также в данном документе обращалось особое внимание на необходимость его изучения, чтобы «неведением никто не отговаривался, надлежит сей артикул на смотрах, а особливо при всяком полку по единожды прочитать в неделю, чтоб всяк своего стыда наказания и бесчестия удалялся и бегал, против того ж о благодеянии храбрости и повышении прилежания -35- имел»1. Воинский артикул подразделялся на 12 глав, которые были выстроены по той же системе, что и основы военного законодательства Швеции (Воинский артикул Густава Адольфа).
Несмотря на широкое противодействие влиянию зарубежных правовых идей и концепций в области военного права развитие законодательства в России в названной сфере происходило под влиянием западноевропейской юриспруденции, однако степень рецепции права иных государств в сложившихся реалиях была достаточно низкой. Россия, оставаясь частью общемировой цивилизации, не могла существовать обособленно, что давало отпечаток и на формирование правовых норм даже в условиях крайне консервативного настроя элиты.


§2. Условии разработки и общие положении Воинского устава Петра I


Определение степени общественной опасности того или иного деяния и, в частности, возможности его отнесения к числу уголовно-наказуемых напрямую связано с уровнем развития общества, с потребностями и приоритетами социальных групп. История Российского государства насыщена военными событиями, поэтому развитие военного права, и, в частности, военноуголовного права, имело первостепенное значение для каждого главы государства.
В.О. Ключевский писал, что управленческая деятельность Петра I «поневоле превращалась в генеральный штаб и военную касту; война становилась и колыбелью, и школой реформы, хотя эта школа не давала сосредоточиться, сообщала реформе нервозный, лихорадочный пульс, болезненно-ускоренный ход»2
Следует подчеркнуть, что военно-уголовное право также находилось в зависимости от уголовного права в целом. С учетом этого постепенное изменение системы наказаний, их смягчение на фоне незыблемости постулата о справедливости наказания за совершенное противоправное деяние осуществлялось -36-


1 Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб. — С. 18.
2 Ключевский В.О. Курс русской истории. - Т. 5. - М., 1989. - С.77, 80, 82, 274, 286, 287.


в контексте появления новых знаний в области психологии и криминологии.
Вместе с тем уголовный закон всегда является достаточно консервативным и наибольшей степенью консервативности обладает именно раздел, касающийся наказаний в сфере исполнения обязанностей военной службы, поскольку для указанной области правоотношений особое значение имеют дисциплина и беспрекословное исполнение приказов вышестоящих должностных лиц. Отсутствие этих факторов значительно влияло на боеспособность армии и было способно привести к поражению, несмотря на превосходство в численности задействованных в военных действиях военнослужащих и качество применяемых ими орудий.
Отсюда можно сделать вывод о том, что наказания в сфере военноуголовного права являлись более жесткими, чем в других областях. Коррективы военно-уголовного законодательства зачастую находились под влиянием двух обстоятельств: в каких условиях совершено преступление (в мирное или военное время), насколько преступление способствует снижению уровня дисциплины в армейских подразделениях1.
С первых лет правления Петр I предпринимал действия по реформированию армии. Естественно подобные преобразования осуществлялись с опорой на европейскую правовую культуру.
В 1696 году царь командировал в Венгрию одного из своих сподвижников - Адама Вейде. Венгерские войска в этот период времени воевали против Турции, и А. Вейде смог ознакомиться с армейскими порядками в условиях военных действий.
По результатам краткосрочной командировки А. Вейде сформулировал свою концепцию организации и дисциплины в войсковых подразделениях. На ее основе в 1700 году были подготовлены «Статьи воинские, как надлежит солдату в житии себя держать, в строю и учении как обходиться». -37-


1 Савинков В.М. Краткий обзор исторического развития военно-уголовного законодательства. — СПб, 1869.-С. 8.


Нормативный акт содержал всего лишь восемь статей, в которых излагались основные обязанности низших военных чиновников и положения, касавшиеся караульной службы и строевой подготовки.
Предусматривалось, что военнослужащим необходимо было регулярно (два раза в неделю) читать этот нормативный документ, чтобы «каждому солдату на память иметь». Указанные Статьи были изданы в период комплектования первых постоянных армейских подразделений, поэтому предназначались для генеральского состава.
Плацдарм для военных реформ был подготовлен Петром I еще в XVII в. Так, командировка А. Вейде в Венгрию не была единственной, впоследствии он посетил ряд других стран для составления по поручению царя «Воинского наказа как содерживаться» и «Артикула, какое кому наказание за вины».
Наряду с изложенным Я. Брюсу была поставлена задача подготовить документ, обобщающий законодательство Швеции, Англии и Франции в области военного дела. Перевод иностранных правовых документов также поручался А. Виниусу.
«Статьи воинские» действовали наряду с иными ранее изданными нормативными актами. К числу таковых следует отнести подготовленное А.Головиным в 1699 году Строевое положение, которое действовало вплоть до 1716 года и несколько раз претерпевало изменения. Именно Строевое положение 1699 года стало первым фундаментальным документом, сформировавшим единообразную систему правил строевой подготовки.
Достаточно интересным выглядел тот факт, что обучение производилось по двум системам: изучение Строевого положения новобранцами отличалось от той же процедуры с участием старослужащих. Документ предусматривал сокращение количества перестроений и изменение командного языка.
В конце XVII в. были изданы также «Ротные пехотные чины», регламентировавшие, помимо прочего, правила поведения в воинских подразделениях. Авторами этого документа принято считать А. Головина и Вейде. -38-
Ротные пехотные чины содержали некоторые прорывные идеи, отсутствовавшие даже в законодательстве западноевропейских государств. Так, нормативно устанавливалось, что офицеры армии должны были являться наставниками и опекунами своих солдат, служить для них примером. Знатность происхождения офицеров не влияла на правила подчинения в армии.
Для солдат в ротных пехотных статьях устанавливались дисциплинарные взыскания, среди которых распространение имели меры, предусматривающие моральное, а не физическое воздействие.
Дальнейшее развитие нормы военного права нашли в документе, поименованном как «Уложение или право воинского поведения», вышедшем в свет 27 января 1702 года. Автором этого документа принято считать фельдмаршала Б. Шереметьева.
Уложение представляло собой систему уголовно-правовых норм, перешедших от воинских артикулов Дании, с определенной доработкой с учетом российских реалий и распространялось на те подразделения, которые возглавлял фельдмаршал.
Система наказаний, устанавливавшаяся в Уложении, была построена по принципу приоритета физических форм воздействий и в некоторой степени в последующем была заимствована при подготовке Воинского устава 1715-1716 годов.
Следует отметить, что некоторые наказания для русских и иностранцев отличались но способу исполнения. В частности, для иностранных представителей в качестве тяжких телесных наказаний использовалось битье шпицрутенами, для русских — более традиционное битье кнутом.
Уложение стало первым нормативным актом, устанавливавшим ответственность в виде наказания шпицрутенами. В дальнейшем, данный вид наказания получил широкое распространение, и в Воинском уставе 17151716 годов это была самая популярная форма ответственности за совершение преступления. -39-
За преступления, совершенные большим количеством военнослужащих наказания, могли быть различны по отношению к каждому из них. Если же преступление было совершено конкретным подразделением в целом (например, бегство с поля боя), то его руководитель подлежал смертной казни, остальные офицеры и солдаты подлежали смертной казни по жребию один из десяти.
Судейские полномочия в войске согласно Уложению осуществлялись командиром полка. Вместе с тем под судебным органом, именованным в нормативном акте собранным военным судом, понималось несколько военных чинов. Командир полка лично определял состав суда, и по итогам рассмотрения дела выносилось коллективное решение.
В связи с наличием приведенных положений, по мнению Н.А.Петухова, именно дату издания Уложения следует рассматривать как дату создания военных судов в России1.
Военный суд как специализированная инстанция был предусмотрен в «Уставе прежних лет» 1705 года. Более того, в данном нормативном акте установлена система военных судов от полкового суда до общеармейского. В Уставе прежних лет устанавливались многие уголовно-процессуальные нормы, касающиеся проведения следственных действий и правил отправления правосудия, а также ряд военно-уголовных норм. В литературе существует позиция, что Устав прежних лет представляет собой заимствование норм датских военных законов 1683 года2.
В системе военного судопроизводства по Уставу прежних лет предполагалось наличие двух инстанций. Верховный военный суд был уполномочен на рассмотрение дел в отношении высокопоставленных военных чиновников генеральского звания или штаб-офицеров и наиболее серьезных и тяжких преступлениях. Кроме того, данная судебная инстанция рассматривалась в качестве апелляционной по отношению к низшему звену военно-судебной системы. -40-


1 Петухов Н.А. Военным судам России 300 лет.// www.supcourt.ru (дата обращения 14.12.2017).
2 Петухов Н.А. История военных судов России. — М., 2005. - С. 58.


Также в документ предусматривалась возможность формирования чрезвычайного суда или как он именуется в Уставе — суда скорорешительного.
Несмотря на детальную проработку многих норм Устав прежних лет не получил поддержки царя и им утвержден не был1, однако частично положения Устава были заимствованы в другие нормативные акты.
В 1706 году был принят Краткий артикул, участие в разработке которого принимал А. Меньшиков. Система построения норм данного артикула была близка Уложению Б. Шереметьева с дальнейшей проработкой, прежде всего, вопросов процессуального права.
Из 12 глав Краткого артикула пять было посвящено установлению мер ответственности за общеуголовные преступления, специальные нормы военно-уголовного законодательства содержались в четырех главах, остальная часть документа регламентировала порядок устройства и производства дел в военных судебных органах.
Положения Краткого артикула применялись в ходе военных действий в Северной войне и распространялись преимущественно на войска кавалерии, находившиеся в подчинении А. Меньшикова. Многие положения этого документа были восприняты при изложении Воинского устава 1715-1716 годов.
Основную роль в подготовке Кратких артикулов сыграл немецкий ученый Гюйссен. Первоначально Краткий артикул был опубликован на немецком языке и его первоначальное наименование звучало как Московский воинский устав. Это было связано с тем, что он предназначался для иностранцев, состоявших в штате российской армии. Идея создания данного документа состояла в том, чтобы донести до сведения лиц, не владевших русским языком, общие правила армейской дисциплины, принятые в России.
Поскольку в рядах российской армии число иностранцев было значительным, издание указанного артикула имело весомое значение. Впоследствии Краткий артикул был опубликован на русском языке и с этого момента -41-


1 Столетие военного министерства. 1802-1902 : Главное Военно-судное управление. Книга I / Под ред. Д.А. Скалона. - СПб, 1902. - С. 31.


времени получил распространение на все военнослужащих безотносительно их гражданства.
Сходство Уложения Б.Шереметьева и Кратких артикулов А.Меньшикова прослеживается также в широком распространении принципа назначения наказания тождественного содеянному (например, сожжение за поджог).
Военное судоустройство перечисленных нормативных актов внешне также являлось схожим: наличие двухзвенной системы судов и возможность формирования чрезвычайных судебных инстанций.
Однако в Кратком артикуле предполагалось участие большего числа представителей в судебных органах. В их состав включались не только высшие чины соответствующего армейского подразделения, но и представители младшего офицерского состава. Предусматривалась также возможность участия в судебной процедуре юриста. Кроме того, здесь более точно определялась подсудность каждой из инстанций.
Судопроизводство было устным и начиналось с принесения присяги, затем оглашались имеющиеся документы и тексты норм права, подлежавших применению, после чего перед лицами, выступающими от имени суда, ставились вопросы, разрешение которых позволяло установить виновность лица в совершении преступления, степень его вины, наличие обстоятельств, влияющих на определение меры ответственности, а также квалифицировать деяние.
Голосование членов судебной коллегии являлось письменным. Лицо, возглавлявшее судебную коллегию (президент) имел два голоса. Если мнение президента не совпадало с большинством, он был вправе передать рассмотрение дела вышестоящему должностному лицу - генералу, который единолично принимал решение по делу, являвшееся окончательным. Обжалование постановленного судебной коллегией приговора также могло производиться путем подачи жалобы на имя генерала.
Вторая инстанция также заседала коллегиально и принципиальных отличий в процедуре ее деятельности относительно полкового суда не имелось. -42_
Формирование скорорешительного или чрезвычайного суда было возможно только в период военных действий, в походах. Краткие артикулы не обговаривали никаких деталей его деятельности и состава. По всей видимости, данные вопросы разрешались, исходя из сложившейся ситуации. Право на обжалование приговоров чрезвычайного суда не предусматривалось.
Судебное рассмотрение дела было возможно в отношении преступлений, за совершение которых устанавливалась ответственность в виде смертной казни, телесных наказаний, лишения чести. В остальных случаях нарушение закона предполагалось незначительным, и виновному лицу назначалось дисциплинарное взыскание руководителем воинского подразделения без необходимости соблюдения формализованной судебной процедуры.
Помимо перечисленных документов, при Петре I был издан целый ряд Указов, рассматривавших отдельные узкие вопросы проблематики военного права. В частности, можно отметить «Статьи, состоявшиеся 23 декабря 1700 года на генеральном дворе Преображенском», в котором предусматривалась ответственность низших военных чинов за побеги, пункты «Командующим над каждым батальоном, чтобы без указа никуда ни единого человека не посылать, чтобы когда ударят сбор, все были на месте» 1706 года, Указ «О чтении воинских артикулов в каждом полку» 1706 года, «Учреждение к бою по настоящему времени» 1708 года, «Правила сражения» 1708 года, Инструкция войскам в Померании 1711 года и др.
Сам царь в отдельных указах признавал, что в период военных действий в Серверной войне ему приходилось зачастую находиться в военных лагерях, а не в столице, в связи с этим многие государственные вопросы не получали должного урегулирования, а проведение начатых реформ затягивалось на годы.
Такое положение вещей требовало оперативно реагировать на определенные недостатки в управленческой сфере немедленно, не дожидаясь подготовки конечного системообразующего документа по тому или иному вопросу, что в свою очередь приводило к изданию большого количества указов -43- по достаточно узким вопросам и так или иначе в дальнейшем приводило к возникновению противоречий нормативного материала. В Указе от 6 ноября 1723 года отмечалось, «за настоящею тогда войной недосужное время имели и на многие дела деланы в разные времена разные указы об одном»1.
Огромное количество нормативных документов нуждалось в систематизации и в петровские времена это достигалось за счет составления рукописных сборников, сохранявшихся в канцеляриях тех или иных чиновников в зависимости от сферы регулирования общественных отношений.
Между тем, исследователи отмечают, что при повторном воспроизведении указов и инструкций в них периодически допускались неточности и отступления от текста, сформулированного главой государства, что приводило к искажениям смысла нормативных предписаний и к возникновению сложностей при реализации соответствующих положений2.
При проведении военной реформы использовался опыт Швеции, Дании, Пруссии, Англии. Однако указанный факт совершенно не ставит иод сомнение то обстоятельство, что Воинский артикул не был исключительно компиляцией европейских военных законов.
В литературе упоминается, что лично Петром I было внесено более 70 изменений в текст проекта документа. При этом поправки были не техническими, а сущностными, порой значительно изменяющими первоначальный замысел авторов3.
Кроме того, к моменту разработки Воинских артикулов в государстве было подготовлено огромное количество различных Указов, Уложений и Инструкций, которые позволили сформировать определенный базис, на основе которого и происходило строительство нового нормативного массива в области военного права. -44-


1 Полное собрание законов Российской империи. - Т.VІІ. - № 4347. - СПб, 1830.
2 Формирование военного законодательства. Воинский устав // http://www.deephistorv.ru/dhs-242-l.html (дата обращения 04.02.2018).
3 Российское законодательство Х-ХХ веков / Под общ. ред. О.И. Чистякова. - Т. 4. - М., 1986. — С. 315-316.


Собственно внесение большого количества поправок в текст Воинских артикулов в определенной мере объяснялось желанием сохранить отдельные наиболее жизнеспособные и получившие широкую практику применения нормы.
Военная реформа ознаменовалась опубликованием Воинского устава, Артикула воинского и положения «О экзерциции и приготовлении к маршу, о званиях и должностях полковых чинов».
Вопросы организации войсковых частей, характеристика воинских званий, порядка прохождения воинской службы, формирования военного суда были отражены непосредственно в Воинском уставе. Артикул воинский касался сферы военно-уголовного права, в Кратком изображении процессов или судебных тяжб регламентировался порядок уголовного судопроизводства. Все вышеуказанные документы были опубликованы в 1715 году, однако окончательное оформление Военного устава происходит после издания в 1716 году нормативного документа, установившего порядок строевой подготовки, ведения маршей и т.д.
Фактически уголовно-правовые нормы содержались не только в Артикуле воинском, но и в некоторых других нормативных документах. Так в определенной мере юридическую силу сохраняло Соборное Уложение, поэтому при наличии отдельных пробелов могли применяться нормы указанного акта нормативного характера.
В дальнейшем как при жизни Петра I, так и после его смерти уголовноправовые нормы продолжали дополняться путем издания самостоятельных актов. Так, юридическое закрепление специфики нормативного регулирования отдельных правоотношений нашло свою регламентацию в егерском Уставе, принятом на основании Указа от 13 января 1720 года. В этот же период времени был утвержден «Устав морской о всём, что касается к доброму управлению в бытность флота на море», который также содержал уголовноправовые нормы. -45-
Уголовно наказуемые деяния в воинских артикулах были структурированы в рамках 24 глав:
1) О страхе Божии;
2) О службе Божии и о священниках;
3) О команде предпочтении и почитании высших и низших офицеров, и о послушании рядовых;
4) О самовольном обнажении шпаги, о тревоге и карауле;
5) О всякой солдатской работе;
6) О воинских припасах, ружье, мундире, о потере и небрежении его;
7) О смотре;
8) О корму и жаловании;
9) Об отпуске из службы;
10) О маршах и походном строе;
11) О квартирах и лагерях;
12) О дезертирах и беглецах;
13) О штурмах и приступах;
14) О взятии городов, крепостей, добычи и пленных;
15) О сдаче крепостей, капитуляции и аккордах с неприятелем;
16) Об измене и переписке с неприятелем;
17) О возмущении, бунте и драке;
18) О поносительных письмах, бранных и ругательных словах;
19) О смертном убийстве;
20) О содомском грехе, о насилии и блуде;
21) О поджигании, грабительстве и воровстве;
22) О лживой присяге и подобных тому преступлениях;
23) О палаче и профоссах;
24) Об утаении и увозе злодеев.
В Кратком изображении процессов или судебных тяжб приводилась система наказаний за совершенные противоправные деяния. В законе были приведены следующие виды наказаний: обычные телесные наказания, жестокие -46- телесные наказания, смертная казнь, наказания, затрагивающие честь лица (в легкой и тяжелой форме), материальные наказания (штраф, лишение жалования, конфискация имущества). Самостоятельными видами наказания являлись церковное покаяние и возложение обязанности просить прощения у потерпевшего.
Учитывая, что каждый из перечисленных видов наказания имел несколько форм реализации (например, смертная казнь могла исполняться в виде расстрела, повешения, отсечения головы, четвертования, сожжения), можно отметить, что законодательно устанавливался обширный перечень наказаний, в определенной мере позволявших индивидуализировать наказание с учетом характера преступления и его последствий.
В дореволюционной литературе отмечалось, несмотря на широкий спектр наказаний, предложенных в Кратком изображении процессов или судебных тяжб, применение практически каждого из них отличалось особой жестокостью или создавало для осужденного впоследствии непреодолимые препятствия при реализации гражданских прав даже в случае, «когда осужденный, по собственному желанию, не только исправился, но и искупил свое преступление, поведением честным, делами добрыми и раскаянием непритворным»1.
Например, при применении отдельных наказаний, затрагивающих честь гражданина, в дальнейшем он был лишен права выступать в качестве свидетеля, ему запрещалось появляться в определенных социальных кругах, некоторые из совершенных в отношении него преступлений не подлежали наказанию (нанесение телесных повреждений, грабеж).
Закрепление таких наказаний в качестве основной своей цели имело устрашение, чтобы не допустить даже минимальных отклонений от дисциплины и правил общежития. При этом публичность исполнения отдельных видов наказаний также способствовало реализации той же цели. -47-


1 Савинков В.М. Краткий обзор исторического развития военно-уголовного законодательства. —СПб, 1869.-С. 15.


Об этом также свидетельствует количество упоминаний различных видов наказаний к тексте закона. Так, смертная казнь в том или ином виде применялась по отношению к 108 правонарушениям, жестокие телесные наказания - к 85 правонарушениям, обыкновенные телесные наказания - к 29 правонарушениям, наказания против чести в тяжелой форме - к 19 правонарушениям, наказания против чести в легкой форме - к 32 правонарушениям. В свою очередь материальные наказания применялись применительно к 55 правонарушениям, «испрашивание прощения» - к 7 правонарушениям, церковное покаяние - к 6 правонарушениям. Самым распространенным видом наказания было битье шпицрутенами.
Нормативно устанавливалось, что наказанию за отдельные воинские преступления подлежали как лица непосредственно их совершившие, так и лица, осведомленные о намерении совершить соответствующее уголовнонаказуемое деяние, но не уведомившие компетентных должностных лиц о готовящемся преступлении.
Более того в некоторых случаях для применения мер ответственности достаточно было установить умысел лица на достижение противоправного результата. В качестве примера можно привести ст. 127 Артикула воинского, устанавливающую ответственность за государственную измену.
В ряде случаев нормативно определялись детали наказания, поэтому в тексте закона встречаются формулировки, которые имеют своей целью подчеркнуть его жестокость: «наказать нещадно», «без милосердия», «повесить без суда на первом попавшемся дереве какое случится», «наказать в наказание другим».
При этом характерно, что законодатель распространяет суровые меры наказания не только на тяжкие преступления, общественная опасность которых очень высока, но и за несущественные нарушения. Так, за кражу с палубы или лагеря (безотносительно размера украденного) виновному назначалось наказание в виде отрезания ушей и носа; за удар тростью - наказание в -48- виде отрубания руки. Тоже наказание назначалось за обнажение шпаги при условии наличия умысла на применение вреда потерпевшему.
В данном случае вполне уместна аналогия с памятниками древней культуры, в том числе законами Хаммурапи, в которых была широко распространена идея о возмездии равным за равное.
В некоторой мере существование подобных фактов вызывает недоумение, поскольку широко известно, что Петр I при проведении своих реформ опирался на опыт передовых европейских государств.
Однако в данном случае следует принимать во внимание, что речь идет о специфических правоотношениях, связанных с регулированием ответственности военнослужащих. Как указывалось ранее, в указанной области традиционно складывалась более жесткая система наказаний. В этом случае европейское право не отличалось от российского.
Устрашение по существу приобрело характер особой категории, правового принципа применительно к военно-правовому законодательству XVIII в., с опорой на который формулировались многие нормы. Подобный факт являлся вполне естественным в условиях развития общества, преодолевавшего средневековые устои.
С учетом изложенного жестокость наказания в области военных преступлений была связана с желанием продемонстрировать обществу силу государственной власти и силу монарха. Этот этап являлся переходным от правил самосуда к полноценному правосудию, учитывающему в равной мере позиции обеих сторон и самой власти, имеющей интерес в поддержании правопорядка.
В.М. Савинков полагал, что еще одной причиной суровости мер ответственности являлась неоднородность общества. Он подчеркивал, что в условиях неравноценного распределения между гражданами материальных ресурсов социум подразделяется на обеспеченных и бедных.
Последние вынуждены во всем повиноваться господствующему классу. В таких условиях самостоятельность личности исключается и в той или иной -49- форме развивается рабство, в свою очередь властвовать над рабами возможно только путем применения силы и жестокости1.
По мнению ученого, сосредоточение управленческих полномочий в руках узкой группы лиц или подконтрольных ей граждан неизбежно влечет взаимное недоверие социальных групп. Властные структуры в этой системе, осознавая возможность их свержения недовольными массами, будут всячески пресекать даже очень незначительные отклонения от установленных правил поведения. С другой стороны граждане, отстраненные от возможностей донести свое мнение и интересы до правящей элиты, априори не доверяют публичной власти и при малейшей возможности будут стремиться сменить ее представителей.
Эти обстоятельства, имевшие место в начале XVIII в., предопределили как принципы формирования важнейших законодательных актов, так и их содержательную часть.
Длительное отсутствие в государстве системообразующего нормативного акта, регулирующего вопросы военного и военно-уголовного законодательства, исследователи связывали с периодом феодальной раздробленности на Руси, последовавшим позднее нашествием монголо-татар, слабостью публичной власти и как следствие наступлением периода смуты, намеренным отчуждением от европейской правовой культуры.
Правление Петра I позволило устранить некоторые из обозначенных препятствий, и тем самым была создана почва для формирования институтов военного права.
Однако в своей реформаторской деятельности, основанной на опыте развитых государств, император встречал широкое сопротивление. Соответствующие нормы вырабатывались в условиях опоры на крепостнический порядок, отсутствия отечественных правовых традиций, разрозненность норм права одной и той же отрасли. -50-


1 Савинков В.М. Краткий обзор исторического развития военно-уголовного законодательства. —СПб, 1869.-С. 23.


Историк В.О. Ключевский отмечал, что нормативные акты, издававшиеся Петром I, являлись завершением начатых процессов реформирования определенной сферы общественных отношений либо коренным образом перестраивали уже сформированную систему нормативных предписаний1.
При таких обстоятельствах было сложно ожидать появления нормативного документа иного содержания.
Несмогря на вышеизложенное, в Воинских артикулах закладывались отдельные гарантии, призванные учесть особые, индивидуализирующие обстоятельства, повлиявшие на совершение деяний, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом.
Неоспоримо, что даже в условиях суровости наказания, артикулы, как правило, содержали четкую градацию мер ответственности, исходя из общественной опасности деяния и поведения лица, преступившего закон. Основанием к такому утверждению может служить также то, что артикулы разграничивают наказание в зависимости от формы вины: совершено преступление умышленно или по неосторожности.
В артикуле 154 предусмотрено, что за убийство виновному следует «отсечь голову». В свою очередь в артикуле 158 содержалось положение о причинении смерти по неосторожности. В качестве санкции артикул устанавливал возможность тюремного заключения, денежного взыскания, наказания шпицрутенами «или сему подобным». Более того, случайное убийство являлось основанием для освобождения от наказания (артикул 159).
Помимо этого, Воинские артикулы устанавливали два случая, когда наказание существенно видоизменялось или лицо вообще освобождалось от него. Во-первых, речь идет о совершении определенных деяний в условиях нужды. Так, в силу артикула 195 кража в условиях «голодной нужды» в случае небольшой стоимости похищенного влечет уменьшение или освобождение от наказания. -51-


1 Ключевский В.О. Курс русской истории. -T.1V. - М., 1989. - С. 281.


Во-вторых, полное освобождение от наказания допускалось в случае необходимой обороны. Виновному для достижения желаемых правовых последствий требовалось доказать, что он не являлся инициатором нанесения телесных повреждений, что не были превышены пределы необходимой обороны, что действия по необходимой обороне предприняты в момент нападения для целей защиты либо до этого момента, но при условии, что у лица были основания полагать о возможности нападения со стороны потерпевшего.
Кроме того, закон позволял освободить от какой-либо ответственности малолетних, однако родители были вправе самостоятельно наказать детей путем порки розгами.
Еще одним обстоятельством, влияющим на степень ответственности, являлась невменяемость. В тексте артикулов данное основание сформулировано различно. В частности, в артикуле 91 допускается освобождение от наказания за выход из города по улицам, где отсутствуют караулы, если это сделано по причине «глупости» или «безумства».
Достаточно интересной выглядит позиция законодателя по вопросу о совершении преступления в состоянии алкогольного опьянения. В Воинских артикулах отмечается, что данное обстоятельство относится к числу отягчающих ответственности.
Покушение на преступление влекло ответственность практически тождественную той, которая имело бы место при завершенном преступлении. Это четко прослеживается на примере норм о краже: если вор будет пойман во время осуществления преступного замысла или ему кто-либо помешает довести его до конца, то «оного также шпицрутенами, но легче наказать подлежит».
Также достаточно консервативен закон по отношению к соучастникам преступления. Артикул 2 провозглашал, «что один через другого чинит, почитается так, якобы он сам то учинит». -52-
К числу смягчающих обстоятельств Воинский артикул относил явку с повинной, например, для случаев дезертирства, и незнание артикулов в силу краткосрочного пребывания на службе на момент совершения нарушения.
Наличие высокого звания являлось отягчающим ответственность обстоятельством, поскольку с точки зрения законодателя руководство должно являться примером для нижестоящих чинов. Таким же образом квалифицировалось совершение идентичною преступления неоднократно. В некоторых случаях значение имел факт повторности деяния (при повторном дезертирстве правонарушитель передавался на «вечную службу на галерах»), в других - многократности (за четвертую кражу виновный подлежал повешению, за три факта продажи форменного обмундирования расстрел).
Важным достижением петровской эпохи являлось принятие самостоятельных нормативных актов и четкое разделение материально-правовых и процессуальных норм.
Одним из наиболее значимых памятников уголовно-процессуального права XVIII явилось Краткое изображение процессов или судебных тяжб, изданное в 1715 году и представлявшее из себя одну из частей Воинского устава.
В данном историческом документе подчеркивалось его распространение как на военнослужащих, включая офицерский состав, так и на некоторые другие категории населения, находившиеся в тесной связи с ними, в частности, в законе приведена ссылка на «харчевников»1. Если распространение военно-уголовного законодательства на первую из перечисленных категорий представлялось вполне логичным, то упоминание о второй категории - лиц, тесно связанных с солдатами и офицерами, - в современных условиях представляется неуместным.
В тоже время в законе содержалась специальная оговорка, что под лицами второй категории не следует понимать супруг военнослужащих и их несовершеннолетних детей. -53-


1 http://pandia.ru/text/77/496/872760761.php (дата обращения 03.02.2018).


Для целей рассмотрения дел в отношении указанных специальных субъектов создавался военный суд, именованный в Кратком изображении процессов или судебных тяжб как кригсрехт.
Система военных судов подразделялась на две инстанции, где в качестве первой инстанции выступал полковой суд (или полковой кригсрехт), а в качестве вышестоящего органа - генеральный суд (генеральный кригсрехт).
Генеральный суд был уполномочен рассматривать жалобы на судебные постановления полкового суда. При этом суд не был связан доводами поступившей жалобы и фактически пересматривал дело заново.
Содержание Краткого изображения процессов или судебных тяжб позволяло сказать, что его положения распространялись, в том числе и на гражданское население. В связи с этим полковые и генеральные суды фактически были уполномочены рассматривать дела, вытекающие из военной службы, а также отдельные гражданские споры.
В нормативном документе излагались основания для отвода судей. К их числу относились следующие случаи:
1) Если судья является родственником или «состоит в дружбе» с процессуальным оппонентом;
2) Если судья в силу определенных обстоятельств находится в неприязненных отношениях со стороной процесса;
3) Если судья имеет неисполненные обязательства перед процессуальным оппонентом;
4) Если судья участвует в другом судебном процессе с теми же участниками;
5) Если судья «в одной компании был с противной стороной и часто шептался на ухо», а также если имеют иные причины полагать наличие у судьи заинтересованности.
Законодательно устанавливалось возможность использования в судебном процессе четырех видов доказательств. Преимущество отдавалось собственному признанию тех или иных обстоятельств. При этом для получения -54- признания могли использоваться пытки. Пытать могли как участников процесса, так и свидетелей.
Порядок использования пыток в суде был достаточно регламентирован. Активность и объем пыток зависели от принадлежности к конкретному сословию и занимаемой должности, состояния здоровья лица. От пыток освобождались несовершеннолетние, не достигшие 15-летнего возраста и люди преклонного возраста (старше семидесяти лет).
Дача ложных показаний каралась телесными наказаниями в виде отсечения пальцев руки. Существовала определенная иерархия показаний свидетелей: показания мужчины имели более высокий уровень доверия, более достоверными считались показания знатного человека, наличие у лица духовного чина также давало преимущество его пояснениям в суде.
Помимо изложенного в качестве доказательств принимались письменные документы и присяга.
Приговор составлялся в письменной форме после чего зачитывался секретарем. Приговоры, вынесенные по делам, где в ходе процесса применялись пытки, подлежал утверждению вышестоящим чиновником.
Таким образом, в результате принятия четырех частей Военного устава был регламентирован порядок прохождения службы и несения ответственности за нарушение установленных уголовно-правовых норм, порядок рассмотрения дел о привлечении к уголовной и дисциплинарной ответственности военных чиновников и солдат.
Проведение военной реформы Петром I практически полностью совпало с ведением боевых действий в Северной войне. Отсутствие комплексных нормативных документов, регулировавших сферу военного права, должной дисциплины в армейских подразделениях, дезертирство, привело к формированию жестких правил, частично заимствованных из законодательства европейских государств.
Вместе с тем положения Воинского устава не являлись абсолютной копией зарубежных аналогов, а представляли собой симбиоз отечественного -55- законодательства, стихийно формировавшегося в период военных действий, и наиболее прогрессивных идей, заложенных в правовых источниках развитых европейских государств.


§ 3. Преобразование военного законодательства в период с 1725 по 1811 гг.


Инициированная Петром I военная реформа не была доведена до своего логического завершения. В силу различных причин, среди которых следует выделить длительные военные конфликты, проведение масштабных преобразований во многих сферах общественной жизнедеятельности, консервативность российского общества и отсутствие у многих граждан высшего сословия желания продолжения реформ, незначительное число сторонников проводимых преобразований.
Множество преобразований зачастую достаточно радикальных, произведенных в петровский период, в некоторых случаях не являлись взаимосвязанными, поскольку были направлены на решение различных узких сиюминутных задач.
Все вышеуказанные обстоятельства свидетельствовали о необходимости систематизации огромного количества норм военного права, выявлении противоречий в действовавших нормах. В условиях мирной действительности следовало также пересмотреть отдельные указы и распоряжения на предмет их актуальности и целесообразности существования.
Таким образом, после завершения Северной войны военное право должно было сохранить ранее заданные темпы поступательного движения и получить новый вектор развития. Однако в 1725 году умер император Петр I, а его преемники не обладали необходимыми качествами и достаточным видением проблем военного законодательства, чтобы обеспечить необходимые преобразования.
Заустинский П.Ф. в одной из своих работ писал, что дальнейшие попытки реформирования военно-правовой сферы, как правило, являлись свидетельством -56- «более или менее неудачной правки того, что было сделано Петром Великим»1.
Екатерина II считала, что последовавшие после смерти Петра I изменения нормативной базы в области обороны государства и поддержания его боеготовности приводили либо к отмене наиболее прогрессивных положений, либо ставили под сомнение реализацию центральных идей, на которых зиждилось военное право, либо вступали в противоречие с ранее принятыми нормами, либо вводили некорректные юридические понятия, что приводило к дополнительным противоречиям2.
Со второй четверти XVIII в. Российская империя вела достаточно большое количество войн, однако, по мнению историков, военные действия не обладали необходимой координацией, велись бессистемно, назначение на высшие военные должности не всегда предопределялось профессиональными навыками.
Перечисленные обстоятельства способствовали увеличению военных расходов, приводили к просчетам в конкретных сражениях, что в свою очередь являлось неоспоримым доказательством реформирования военного законодательства.
В этот временной период практически традиционным стало проведение изменений в армейской среде после окончания военных действий. Формат инициирования реформ также был вполне обыденным и состоял в формировании специальных комиссий, в состав которых включались высшие военные чиновники.
В 1726 году Указом Сената были отменены нормативные акты Петра I, касавшиеся приема рекрутов из числа вольноопределившихся граждан3. Действительно, принятое в период правления Петра I законодательство о комплектовании войсковых частей низшими чинами нельзя было назвать системным, -57-


1 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского
войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 283.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XX. - СПб, 1830. — Ст. 14392.
3 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VII. - СПб, 1830. - Ст. 4845.


поскольку оно формировалось в условиях серьезного реформирования армии, масштабных управленческих преобразований и военных действий против Швеции.
Однако принятие последующих решений показало, что отмена Указов Петра I не было случайным и являлось следствием проводимой в государстве политики по укреплению сословности, зачастую в ущерб государственным интересам1.
Высшим военным руководством государства планировалось сохранить уровень пополняемости рядового состава в войсках за счет беглых крестьян. В Указе Сената 1729 года отмечалось, что они подлежат призыву, если будут признаны годными к военной службе. В случае установления негодности к исполнению данных обязанностей, такие лица подлежали переселению в Сибирь2. Такое нововведение позволило путем проведения аналогии утверждать, что служба в армии приравнивалась к наказанию в виде ссылки.
В последующем предпринимались и иные попытки увеличения рекрутов, например, за счет священнослужителей и их детей, которые не присягнули на верность императрице Анне Иоанновне «дабы видя то, другие так бесстрашно чинить не отважились»3, несмотря на то, что возможность присяги указанных лиц не предполагалась. По всей видимости, власть находилась в поисках возможностей для пополнения армии и в отсутствие таковых приходилось принимать столь спорные и неоднозначные решения, дискредитирующие монарха.
Подтверждением указанного вывода может служить принятие в период правления Анны Иоанновны еще двух решений, касавшихся рассматриваемой тематики. Так, в Указе 1737 года отмечалось, что «непонятных в науках долго в школах отнюдь не держать, но отсылать для определения в военную службу, дабы на таких глупых или ленивых людей напрасного расхода не -58-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VII. - Ст. 5161; Т. XI. - Ст. 8577.-СПб, 1830.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VIII. — СПб, 1830. — Ст. 5441.
3 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. X. - СПб, 1830. - Ст. 7158.


было»1. Позднее рядовой состав войск дополнительно формировался за счет так называемых «народных проповедников»2.
В 1757 году в период правления Елизаветы Петровны службу на должностях рядового состава приравняли к наказанию не только фактически, но и юридически. В генеральном учреждении о ежегодном сборе рекрутов отмечалось, что крепостной крестьянин мог быть передан помещиком в армию на перевоспитание не менее чем на три года при совершении им противоправного деяния. По истечении трехлетнего срока помещик мог забрать крепостного в любое время. Поскольку это было его правом, то сохранялась возможность постоянной службы крестьянина в армии3.
В дальнейшем уже Екатериной II и Павлом I указанный перечень оснований для несения службы в рядовом составе дополнен указанием на священнослужителей, «оказавшихся в пьянстве и других бесчинных поступках и подозрениях»4, а также на чиновников «нерадивых или неспособных к службе по их должности»5.
Запрет зачисления в армию лиц, совершивших правонарушения, а также лиц, имевших признаки девиантного поведения, был установлен только в 1823 году в период правления Александра I, длительное время в начале своей управленческой деятельности дополнявшего указанный перечень. Однако это решение было принято не по причине появления желания очищения войсковых подразделений от маргиналов, а в связи с побегами названных лиц6.
Содержание регулярной армии в тех масштабах, которые были обозначены в период правления Петра I, было накладным, поэтому фактически в -59-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. X. - СПб, 1830. - Ст. 7385
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. X. - СПб, 1830. — Ст. 7959.
3 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XIV. - СПб, 1830. — Ст. 10786.
4 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XIX. - СПб, 1830. - Ст. 13908.
5 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XXV. - СПб, 1830. - Ст. 18705.
6 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XXXVIII. — СПб, 1830. - Ст. 29328.


период военных действий численность состава военнослужащих и военных чиновников возрастала, после прекращения войн - сокращалась.
Данная проблема появилась еще при Петре I, который считал возможным ее преодоление путем поиска механизмов для увеличения государственных доходов и тем самым формирования бездефицитного бюджета. Сокращение численности армии нс рассматривалось императором как возможный выход из сложившейся ситуации.
В дальнейшем, как указано выше, эта практика была изменена и в течение XVIII в. лишь укоренилась, несмотря на обилие военных конфликтов, и тем самым необходимость сохранения постоянной боеготовности армии.
Мысль о сокращении армейских подразделений и их численности стала основным направлением в формировании финансовой стабильности Российской империи уже в первые годы, последовавшие после смерти Петра I.
Так, в 1727 году была сформирована комиссия, целью деятельности которой было «рассмотреть как о сухопутной армии, так и о флоте, чтобы оные без великой тягости народной содержаны были»1.
В результате в качестве первоначальных мер по реформированию армии было принято решение в перебазировании полков из уездов в городские поселения. Это позволяло с одной стороны в любой момент иметь сформированные военные подразделения и не требовало дополнительно объявлять сборы, что в свою очередь сохраняло большую боеготовность и уровень подготовки частей и соединений.
В качестве примера инициаторы идеи ссылались на опыт, сформированный в Бутырском и Лефортовском полках, а также в некоторых других специальных военных частях. С другой стороны, с точки зрения властей, приведенные выше меры были способны увеличить поступления в казну за счет «кабацких доходов».
Наряду с этим было предложено сократить количество лиц, занимавших управленческие должности в различных военных подразделениях, а -61-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VII. - СПб, 1830. — Ст. 5017.


также чиновников. Те же самые меры предполагалось распространить и на сферу гражданской службы.
Критерии для определения «лишних управителей и канцелярии» выработаны не были, что само по себе наводило сомнение на возможность эффективного осуществления данного положения. Возможно именно поэтому первой была реализована идея городского базирования военных частей1.
В продолжение соответствующих нормативных положений полкам были присвоены наименования производные от названия городов и установлено обязательное наличие герба города на знамени полка, наряду с государственным гербом2.
Однако историки отмечают, что из нормативных источников сложно сделать вывод, действительно ли все вышеизложенные изменения были предложены специальной комиссией или они напрямую были санкционированы монархом3. Исходя из анализа памятников права второй четверти XVIII в., более предпочтительной выглядела последняя из приведенных позиции.
Наглядным подтверждением такого вывода являлось то, что в 1729 году в одном из докладов Верховного Тайного Совета, утвержденном Петром II, было отмечено, что, несмотря на определение персонального состава комиссии, она к работе не приступала4.
Одновременно с констатацией бездействия сформированной комиссии Петр II все же признает необходимым начать коллегиальное обсуждение военной реформы. В связи с этим им формируется новая комиссия для реализации тех же целей. Однако деятельность этой комиссии также была признана неудовлетворительной, каких-либо новых, заслуживавших внимания идей ею предложено не было.
И все же идея комиссионного обсуждения проблемы реформирования армии продолжала возобладать на уровне верховной власти. В 1730 году была -62-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VII. - СПб, 1830. -Ст. 5117.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VIII. - СПб, 1830. - Ст. 5280.
3 См, например, Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. — СПб, 1909. — С. 285.
4 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VIII. - СПб, 1830. - Ст. 5474.


сформирована очередная комиссия для преобразования армии и военного законодательства.
В Указе Анны Иоанновны от 1 июня 1730 года отмечалось, что после смерти Петра I в воинских подразделениях «многие непорядки и помешательства явились и происходили, ныне еще являются и происходят»1. Для преодоления возникших проблем в изложенном Указе предлагалось сохранить как численность военных чиновников и рядовых солдат, так и размер довольствия армии по примеру тех показателей, которые были заложены в период правления Петра I, «дабы оная наша армия всегда в постоянном добром и порядочном состоянии и сколько при том возможно без излишней народной тягости и напрасных государственных убытков содержана могла быть»2.
Таким образом, с одной стороны Анна Иоанновна придерживалась позиции о том, что необходимо сформировать армию по модели, созданной Петром I, с другой - обращала внимание на то, что в равной мере требовалось соблюсти интересы бюджета. Собственно само по себе формирование комиссии и объяснялось необходимостью соотнести оба этих важнейших государственных интереса.
Третья попытка создания комиссии по реформированию военного законодательства была более удачной, чем предыдущие. В некоторой степени это обстоятельство было связано с тем, что императрицей была детально регламентирована деятельность коллегиального органа и перечень основных вопросов, подлежавших обсуждению.
На основе утвержденной при Петре I табели о рангах членам комиссии требовалось разрешить следующие вопросы:
1) следует ли изменить количество генеральских чинов в армии; -63-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. ѴІТІ. — СПб, 1830. — Ст. 5571.
2 Там же.


2) изучить порядок организации кавалерийских и пехотных полков и определить, следует ли вносить в эту область организационно-штатные коррективы;
3) обсудить комплектование армии обмундированием и необходимым снаряжением, установить, следует ли изменять сроки их использования особенно применительно к обеспечению рядовых солдат, поскольку именно на этом уровне зачастую формировалось недовольство по данной проблеме;
4) обратить особое внимание на оснащенность армии оружием, как на его наличие, так и на соответствие поставлявшихся моделей вооружения современным требованиям;
5) рассмотреть необходимость изменения состава солдатских продовольственных пайков, а также сформировать предложения по способам заготовки продовольствия для нужд армии для определения наименее затратных вариантов с точки зрения использования ресурсов;
6) пересмотреть объем денежного содержания военных чинов таким образом, чтобы жалование получалось вне зависимости от принадлежности к гражданству того или иного государства (такое предложение изначально было сформулировано Петром I после окончания Северной войны, но так и не было реализовано в период его правления);
7) определить эффективность использовавшихся форм финансовой отчетности в армии (полковые книги), сформировать предложения по ее повышению;
8) регламентировать порядок проведения генеральных смотров, строевой подготовки и т.д., чтобы повысить дисциплину при ведении военных операции; -63-
9) установить единообразные правила для всех воинских подразделений независимо от способа их формирования, гражданства служащих и элитарности;
10) разработать и нормативно закрепить правила содержания и несения государственной службы детей лиц, принадлежащих к рядовому составу армии;
11) изучить проекты воинских артикулов, подготовленных в период правления Петра I, но не получивших надлежащего утверждения монарха.
Комплекс приведенных проблем был подготовлен силами вице-президента Военной коллегии Б.К. Миниха. Таким образом, Анна Иоанновна предприняла дополнительные меры для повышения эффективности работы комиссии, детально перечислив вопросы, которые следовало обсудить в ходе работы.
Обоснованность этого шага впоследствии подтвердилась, за относительно небольшой период времени (чуть больше года) были подготовлены необходимые предложения по совершенствованию военного законодательства, нашедшие отражение в Указе Анны Иоанновны от 17 августа 1731 года.1
Столь оперативная и результативная деятельность комиссии по реформированию военного законодательства объяснялось историками права тем, что фактически по поставленным вопросам уже были предложены позиции самим Б.К. Минихом, в связи с чем в литературе распространилось устойчивое утверждение о соответствующих преобразованиях как реформе Б.К. Миниха2. Ближайшими сподвижниками Б.К. Миниха в проведении реформ были имевшие генеральские звания П.П. Ласси и Я.В. Кейт.
По утверждению П.Ф. Заустинского, будучи высокообразованным человеком и профессионалом своего дела Б.К. Миних в результате подготовки -64-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. ѴІТІ. - СПб, 1830. — Ст. 5835.
2 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 286.


и утверждения соответствующих преобразований внес вклад в улучшение администрирования и снабжения российской армии.
Однако предложенные им меры во многом представляли собой «весьма близкое подражание чуждым для нас прусским образцам, не были проникнуты тем особым чутьем в понимании государственных интересов, которое дается только человеку, хороню знающему народную жизнь и притом дорожащему благом и славой своей родины больше, чем своей собственной карьерой»1.
Реформа была нацелена на формирование максимальной детализации различных процессов и установлению четкости и порядка в гой или иной области. Так, с целью эффективного использования денежных средств, выделенных на нужды армии, было предусмотрено проводить ревизию всех приходно-расходных книг в специально созданном органе - Счетной конторе, которая была подчинена Военной коллегии.
Важное значение имело установление контроля за военными чиновниками, отвечавшими за строевую подготовку в различных подразделениях. Для этих целей учреждался институт инспекторов, полномочных, помимо прочего, устанавливать должный уровень содержания низших чинов военного ведомства, пребывавших в войсках. Подобная проверка не была системной и проводилась периодически.
В тоже время отмечалось, что некоторые из принятых решений были неоднозначны. В частности, неоспорима важность установления финансового правопорядка в воинских подразделениях и ведомстве в целом, однако авторами реформы в отдельных случаях предлагались очень сложные механизмы для достижения поставленных целей, что приводило к бюрократизации. Так, финансовый надзор осуществлялся по результатам изучения финансовохозяйственных операций, отраженных в 29 формах полковых книг и 7 формах ротной отчетности2. -65-


1 Там же. - С. 287.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. VIII. - СПб, 1830. — Ст. 6003.


Для подготовки так называемых «нестроевых служащих» (музыканты, канцелярские чиновники) при гарнизонных полках были созданы школы, в которых могли учиться дети военнослужащих. В ходе реализации реформы было создано 49 школ на 4 000 мест1.
Отношение к последнему нововведению также не было однозначным, т.к. предполагалось, что оно имеет в качестве приоритета защиту интересов дворянского сословия. На этом фоне данная инициатива противопоставлялась преобразованиям Петра I, предоставившим возможность получить начальное образование в школах при гарнизонных полках.
В школах, учрежденных Петром I, могли обучаться все, кроме представителей дворянства и крепостных крестьян2. Такие ограничения были связаны с тем, что дворяне имели достаточно средств для получения образования без предоставления каких-либо льгот и преференций. Что же касается крепостных, то подобное ограничение объяснялось отсутствием у них статуса свободных граждан.
Кроме того, инициатива Петра I состояла в предоставлении такого образования, получение которого позволяло в равной мере назначать выпускников как на «нестроевые» должности, так и на полноценную военную службу. Таким образом, в этой части реформа явно отклонялась от идеологии заложенной в начале XVIII в.
Комиссией было предложено сократить с военной службы 9 000 лиц. Подобное изменение штата военнослужащих и чиновников должно было повлечь уменьшение расходов на содержание армии, однако фактически военный бюджет изменений не претерпел.
Несмотря на отмеченные недостатки, реформа, подготовленная комиссией Б.К. Миниха, имела положительный эффект и была значительным шагом вперед в сравнении с положением дел в армии, имевшим место до преобразований. Именно этим можно объяснить тот факт, что ключевые положения -66-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. IX. - СПб, 1830. — Ст. 6767.
2 Масловский Д.Ф. Русская армия в Семилетнюю войну. Т. 1. - М., 1886. - С. 215.


реформы были сохранены в течение нескольких последующих десятилетий.
С момента начала Семилетней войны Елизаветой Петровной был учрежден специальный коллегиальный орган - конференция при Высочайшем Дворе, назначение которого состояло в управлении армейскими подразделениями.
Представляется, что сама по себе идея его учреждения была заимствована из Австрии, где в течение нескольких столетий похожие функции выполнял так называемый гофкригсрат, однако основное его отличие от российского состояло в условиях, в которых был правомочен принимать решение коллегиальный орган. Если гофкригсрат был вправе осуществлять управление армейскими подразделениями в мирное время, то конференция при Высочайшем Дворе - в военное.
Такое решение российского законодателя нельзя было назвать удачным, поскольку конференция действовала в столице и находилась на значительном расстоянии от театра боевых действий, что с учетом характера и оперативности коммуникации в XVIII в. создавало существенные сложности и неудобства, в связи с чем союзники обращались к императрице с просьбой предоставить командующему составу армейских подразделений большую самостоятельность при принятии решений1.
Дальнейшее изменение военного законодательство произошло в период правления Петра III, который в ходе преобразования соответствующей отрасли законодательства стремился использовать в качестве ориентира нормативные положение, действовавшие в Пруссии2.
Копирование норм было абсолютно механическим, без проведения должного анализа целесообразности заимствования и заключалось в том числе в перенесении немецких понятий и наименований в русское военное право. -67-


1 Масловский Д.Ф. Русская армия в Семилетнюю войну. Т. 1. — М., 1886. - С. 29.
2 Там же. - С. 550.


С воцарением на престоле Екатерины II была учреждена новая комиссия, которая фактически должна была провести ревизию военного законодательства, сформированного в период правления Петра III. Кроме того, перед комиссионным органом была поставлена задача провести аттестацию лиц, замещавших генеральские должности в войсках1.
Последнее требование было связано с тем, что присвоение генеральского статуса при Петре III зачастую не было связано с проявлением профессиональных навыков, а диктовалось личными симпатиями императора.
Задача по переаттестации фактически имела более весомое значение, чем это могло показаться и в дальнейшем это обстоятельство получило свое подтверждение. Так, на комиссию была возложена задача пересмотреть обоснованность увольнения с военной службы высших чинов, поскольку, по мнению императрицы, в период правления Петра III «несправедливо многие в войске нашем исключены в отставку, другие в перемене чинов и награждении обойдены, и не из всех корпусов на состоящие вакансии произвождение учинено было и тем самым замешательство в порядке учинилось»2.
Впоследствии на комиссию были возложены обязанности по разрешению многих других вопросов по масштабу в некотором роде перекликающихся с задачами комиссии Б.К. Миниха. Вновь перед верховной властью встал вопрос о чрезмерных расходах на содержание армии, о порядке проведения обучения и повышения ее профессионального уровня, о форме комплектования и условиях прохождения военной службы.
Главой государства было принято решение по всем вышеуказанным проблемам дать возможность высказаться высокопоставленным участникам Семилетней войны. В данном случае в качестве идейного вдохновителя выступал участник военных действий фельдмаршал П.С. Салтыков. По примеру -68-


1 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XVI. - СПб, 1830. - Ст. 11605.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XVI. - СПб, 1830. — Ст.ст. 11668, 11707.


Б.К. Миниха им были подготовлены основные вопросы, которые требовалось рассмотреть коллегиально.
В ходе работы комиссии были предложены новые редакции строевого устава и полевой службы. Однако задача повышения качества комплектования войск, очевидно, не могло быть реализована поскольку во многом зависела от целого ряда факторов, нс относившихся к ее компетенции, а именно назначение на высшие должности производилось монархом, в свою очередь эти чиновники назначали более низших по званию.
Тем самым в конечном итоге многое в этом смысле предопределялось успешность принятия кадровых решений руководством страны. Победы российских войск в военных сражениях XVIII в. как раз связывали с грамотной кадровой политикой глав государства и гениальностью военного начальства.
В юридической дореволюционной литературе неоднократно отмечалось, что, несмотря на обилие инициированных военных реформ, масштабность поставленных перед соответствующими комиссиями задач, изменение нормативной базы, в том числе путем заимствования правовых норм, общее устройство армии сохранялось и имело ярко выраженный сословный характер.
Основную часть российского войска составляли крестьяне, которые не проходили систематическую профессиональную подготовку для участия в масштабные боевых действиях, поэтому зачастую даже великие военные победы омрачались катастрофическими потерями рядового состава.
Укрепление сословности в период правления Екатерины II лишь усугубило данную проблему, поэтому в очередной раз цели, поставленные перед комиссией по реформированию военного законодательства, не были в полной мере достигнуты.
В ходе обсуждения контуров реформы генерал А.Н. Вильбоа отмечал, что основной проблемой российской армии являлась система назначения на должности военных чиновников, которая строилась без учета действительных навыков и профессионализма того или иного лица, а базировалась исключительно -69- на протекции и «фамильной и случайной знатности». Второй проблемой выступала сложность и излишняя формализованное воинских уставов.
Недовольство генерала вызывали регулярные командировки офицерского состава в штаб и различные комиссии, а также крайне низкий уровень их подготовки. В тоже время А.Н. Вильбоа относился к числу тех немногочисленных представителей военного чиновничества, которые считали, что сокращение российской армии имело весомые преимущества1. Следует сказать, что комиссия, рассматривая предложения генерала, не согласилась с последней из высказанных им позиций, что способствовало сохранению прежнего численного состава воинских чинов.
По примеру Елизаветы Петровны Екатериной II в период войны с Турцией был учрежден совет при Высочайшем Дворе, обязанности которого хотя и не совпадали, но перекликались с ранее действовавшей в период Семилетней войны конференции при Высочайшем Дворе. В указе императрицы 1769 года отмечалось, что новая структура должна «иметь как рассуждения, так и бдение, дабы ничего не было упущено, что служить может к обороне и безопасности государства, также и к военным действиям»2.
Учреждение коллегиального органа имело место в условиях получения отрицательного опыта существования вышеуказанной конференции, поэтому с учетом изложенного его компетенция претерпела некоторые изменения и совет при Высочайшем Дворе получил право на формулирование целей военных операций, определение театра военных действий, принятие решений по оперативному снабжению войск материально-техническими и продовольственными запасами, т.е. по сути выполнял общие координационные функции, не вмешиваясь в конкретные распорядительные действия военного командования, находившегося непосредственно на территории боевых действий -70-


1 Масловский Д.Ф. Записки по истории военного искусства в России. Т. 2. — СПб, 1891. - С. 2.
2 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. ХVIII. — СПб, 1830. — Ст. 13232.


предоставляя ему тем самым полную свободу для принятия тактических решений.
Несмотря на неоднозначность факта существования совета при Высочайшем дворе, его деятельность продлилась в течение более чем трех десятилетий и в дальнейшем кадровый и административный потенциал совета послужили фундаментом при учреждении Государственного Совета1.
Правление Павла I также не явилось исключением из сложившейся в XVIII в. практики реформирования военного законодательства и формирования для этих целей специальной комиссии.
В 1798 г. был учрежден Комитет для рассмотрения положения армии, формирование которого объяснялось увеличением бюджетного дефицита и необходимостью сокращения военных расходов.
Основными причинами появления названных проблем в период правления Екатерины II являлись существенные недостатки в ведении государственной финансово-хозяйственной деятельности, отсутствие должной финансовой отчетности и эффективной ревизионной системы, участие в значительном количестве военных конфликтов2.
Первостепенной задачей Комитета являлось выработка наиболее приемлемых предложений по сокращению армии. Тем самым еще до начала полноценной работы коллегиального органа общий конечный результат его деятельности во многом был предрешен.
В ходе работы комитета цель сокращения расходов за счет уменьшения военных чинов была достигнута. Ежегодная экономия государственных средств должна была стать значительной и оценивалась властями в размере 5 миллионов рублей3.
В целом существенное сокращение армии была шагом нехарактерным для российского руководства, подобные действия в истории встречались -71-


1 Градовский А.Д. Начала русского государственного права. Т. І.-СПб, 1875.-С. 189-190.
2 Заустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб, 1909. - С. 291.
3 Полное собрание законов Российской империи: собрание первое. Т. XXV. - СПб, 1830. — Ст. 18308.


крайне редко и, как правило, встречались в условиях высочайшего бюджетного дефицита.
В этом отношении столь кардинальное решение Павла I (с учетом его масштаба) казалось достаточно радикальным. Однако император проявил непоследовательность и уже через год после принятия вышеуказанных изменений в связи с возобновлением военных действий в районе Италии финансирование армии в несколько раз превысило размер предполагавшейся экономии.
Указанное происходило на фоне увеличения не только рядового состава армии, но и внутреннего изменения структуры государственных органов, имеющих военное назначение. Так, в войсках появились инженерное, картографическое и фельдъегерское подразделение.
Вместе с попытками экономии государственных средств на содержание армии Павел I продолжил работу по укреплению армейской дисциплины. В частности, им одним из первых нововведений императора стало утверждение новое редакции воинских уставов, а впоследствии и переработка морского устава, принятого еще во времена правления Петра I.
Многие преобразования в военной сфере Павел I (по примеру своего отца Петра III) строил на основе немецких образцов. Это касалось как правовых нововведений, так и таких деталей как обмундирование.
Однако после смерти Петра I, несмотря на активность глав государства по реформированию военного законодательства, участие Российской империи в каждом из военных конфликтов позволяло установить целый ряд существенных недостатков, который старались преодолеть путем создания специальных комиссий и коллегиального обсуждения предложений, направленных на совершенствование военного права.
Вместе с тем качество законодательства, сформированного в период Северной войны, оказалось наиболее высоким в сравнении с образцами норм, принятых впоследствии другими российскими монархами в XVIII в., что неоднократно признавалось в дореволюционной литературе. -72-
Одной из причин низкого качества военных реформ являлась сословная форма формирования войск, пополнение рядового состава воинских частей за счет маргинальных слоев населения. Усиление в период процветания абсолютизма влияния вышеуказанных обстоятельств влекло понижение эффективности тех или иных преобразований. -73-

 

далее



return_links();?>
 

2004-2021 ©РегиментЪ.RU