УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Глава III. Советский этап формирования военного законодательства
§ 1. Правовые основы становления советской армии

 

В результате Октябрьской революции произошли существенные изменения в государственном устройстве. Вполне естественно, что организация вооруженных сил и в целом военное право стали предметом особого внимания со стороны властей.
Новое право формировалось в условиях постоянных военных действий, в ситуации серьезного противодействия как со стороны внутренних политических противников, так и со стороны капиталистических режимов других государств.
В таких обстоятельствах советское руководство было вынуждено экстренно принимать меры по преобразованию армии, по ее усилению. При этом сохранение существовавших до революции правовых институтов и норм зачастую воспринималось как наличие враждебного буржуазного начала и тем самым приводило к мысли о необходимости проведения тех или иных преобразований.
Таким образом, уже в первые дни после революции были ликвидированы корпусы жандармов, политическое управление, органы контрразведки, поскольку деятельность названных структур преимущественно была направлена на противодействие политическим противникам самодержавной власти и власти Временного правительства.
Кроме того, были признаны противоречащими социалистическому правопорядку органы военного духовенства и кадровые подразделения Военного министерства. В целом же временное сохранение отдельных подразделений главного военного ведомства государства было связано с отсутствием возможности мгновенной переориентации органов государственного управления. Этот процесс на практике неуклонно сопровождался редактированием подходов к осуществлению государственно-властной деятельности, введением особых принципов их работы. В частности, это касается повседневности -125- местного введения идеологической подготовки управленцев, распространения принципа коллегиальности принятия решений на всех уровнях, а также выборности должностных лиц.
Декретом СНК РСФСР от 16 декабря 1917 года провозглашалось, что «вся полнота власти в пределах каждой войсковой части и их соединений принадлежит соответствующим солдатским комитетам и Советам»1. В этом же нормативно-правовом акте детально излагались начала выборности в армии. С использованием данного принципа происходило назначение командиров всех подразделений советской армии.
Админисгративные начала при формировании командующего состава также сохранялись. Так, при избрании командиров полка и вышестоящего командного состава решение, принятое выборным путем, подлежало утверждению соответствующим высшим комитетом, который сохранял за собой право высказать собственное решение, отличное от того, которое поступило ему на утверждение. Между тем право вето при назначении на одну и ту же должность могло использоваться только однократно.
В тоже время не подлежали избранию лица, замещавшие должности специалистов технического профиля (инженеры, телеграфисты, врачи и т.д.), ввиду того, что в данном случае принципиальный характер имело не столько широкое публичное одобрение личности, сколько профессиональные навыки и способности. Именно по этой причине в декрете устанавливалась обязанность ведения учета лиц, обладавших специальными познаниями и образованием в области военного дела.
Руководителям воинских подразделений, которые в результате преобразований советской власти не получали переназначения и тем самым были разжалованы в рядовые, гарантировалось право на отставку при условии достижения ими возраста выше призывного.-126-


1 Декрет СНК РСФСР от 16.12.1917 г. «О выборном начале и об организации власти в армии» // Декреты Советской власти. Том 1: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М., 1957. — С. 244.


В некоторых случаях реорганизация органов публичной власти проходила планово, для чего создавались структуры, призванные провести этот процесс максимально оперативно и безболезненно. Например, для реализации подобной цели применительно к Морскому министерству была создана Верховная морская коллегия.
В.И. Ленин говорил, что «вопрос о строении Красной Армии был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически... Мы шли от опыта к опыту, ...идя ощупью..., пробуя, каким путем при данной обстановке может быть решена задача»1.
Широкомасштабное, активное развитие вооруженных сил большевики начали после революционных событий в феврале 1917 года. В этот период вплоть до октября 1917 года построение воинских формирований осуществлялось путем комплектования на базе крупных предприятий специальных отрядов, формировавшихся из числа рабочих на добровольной основе.
Низшим звеном указанной системы выступали десятки, которые объединялись во взводы, затем в роты. Самой крупной военизированной единицей являлись батальоны, численность которых достигала до 600 человек.
Управление данными подразделениями осуществлялось штабами, создававшимися на уровне города или района. Командный состав военизированных подразделений формировался не административным, а выборным путем. Помимо этого велась активная политико-просветительская работа с наиболее перспективными с точки зрения уровня пользы для захвата власти категориями населения, прежде всего, с солдатами царской армии и матросами.
Просветительская деятельность исходила от Военной организации при ЦК РСДРП (б) и проводилась с использованием ее структурных подразделений. Результатом этой работы стало многократное превышение к октябрю -127-


1 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 38. - М, 1969. - С. 137.


1917 года численного состава вооруженных сил, подконтрольных большевикам, армии Временного правительства1.
Стремление к получению сторонников среди военных обязывало большевиков прорабатывать и реализовывать дополнительные льготы и преференции. К числу таковых можно отнести отмену смертной казни на фронте, декларирование свободы агитации, освобождение из-под ареста лиц, пропагандировавших социалистические ценности и идеалы.
На И Всероссийском съезде Советов было принято решение об образовании Временного рабоче-крестьянского правительства. Приведенное решение представляет интерес в связи с тем, что в качестве одного из структурных подразделений Совета народных комиссаров Российской Республики был выделен Комитет по делам военным и морским. Состав комитета состоял из трех комиссаров, каждый из которых имел самостоятельное, обособленное направление деятельности: внутренняя или внешняя военно-
административная деятельность, морские вооруженные силы.
Однако в таком составе Комитет действовал недолго и уже на следующий день его состав пересмотрели и увеличили до десяти человек. В ноябре 1917 года Комитет был преобразован и получил название Совета Народных Комиссаров по военным и морским делам
Новые органы по управлению военно-морским флотом (Военноморской революционный комитет) и военно-воздушными (Бюро комиссаров авиационных и воздухоплавательных частей) силами также были созданы в этот период 8 и 10 ноября 1917 года соответственно.
В целях усиления агитации в среде военнослужащих 8 ноября 1917 года на Съезде было принято решение о формировании фронтовых и армейских временных революционных комитетов, основной назначение которых состояло в поддержании высокого уровня идеологической пропаганды и тем самым сохранении порядка в армии, деятельность комиссаров Временного -128-


1 Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М., 1978. - С. 5.


правительства была прекращена, их заменили комиссары, избранные советскими коллегиальными органами1.
Одной из первых инициатив новой власти явилась реформа судебной власти. Согласно Декрету «О суде» №1 от 24 ноября 1917 года были ликвидированы многие судебные инстанции, в т.ч. и существовавшие до этого момента военные суды2. Дополнительно устанавливалось, что дела, производство по которым не было завершено на момент издания декрета, подлежали разрешению в порядке, который должен был стать предметом самостоятельного нормативного регулирования.
В п. 2 декрета содержалось разъяснение о том, что рассмотрение уголовных дел на фронте осуществлялось местными судами, которые избирались полковыми советами, а при их отсутствии - полковыми комитетами.
В этот же период был создан Народный комиссариат по военным делам РСФСР, который в течение пяти лет являлся основным органом, реализовывавшим управленческие полномочия в вооруженных силах. Одним из первых шагов данного органа явилось издание приказ о приостановлении деятельности военных судебных установлений.
С незначительной задержкой относительно развития основного военного ведомства происходило формирование идентичной структуры для управления военно-морскими силами. Так, в начале 1918 года в качестве органа исполнительной власти появилась Коллегия Народного комиссариата по морским делам, созданная на базе ранее действовавшей Морской коллегии.
В продолжение создания правовых гарантий для рабочих и крестьян в армии 29 декабря 1917 года был принят Декрет СНК РСФСР «Об уравнении всех военнослужащих в правах». В рамках указанного декрета получала юридическое подтверждение практика назначения на командные должности лиц безотносительно их классового статуса. Кроме того, законодатель -129-


1 Постановление Второго Всероссийского съезда Советов от 29.10.2017 г. «Об образовании в армии временных революционных комитетов» // Декреты Советской власти. Том I: 25 октября 1917 г, - 16 марта 1918 г. -М., 1957.-С. 21.
2 Декрет от 24.11.1917 г. «О суде № 1»// СУ РСФСР. - 1917. - N 4. - Ст. 50.


упразднял ранее действовавшие воинские чины, звания, систему поощрения (ордена) и соответственно те льготы, которые предусматривались по факту их присвоения1.
Решением СНК РСФСР от 23 ноября 1917 года было признано необходимым демобилизовать армию, сформированную в период самодержавия. Для достижения этих целей был сформирован Комиссариат по демобилизации армии и флота2. При этом специалисты увольнению не подлежали. Проведение намеченных мероприятия потребовало провести перепись солдат для получения актуальной информации о состоянии армейских подразделений3.
Декретом от 15 января 1918 года учреждалась Рабоче-Крестьянская Красная Армия. Нормативный акт, как и многие другие декреты начального советского этапа, начинался с утверждения о классовом угнетении трудящихся посредством армии, сформированной буржуазией.
В декрете провозглашалось формирование армии на добровольных началах за счет лиц, достигших 18 лет и разделявших ценности и идеалы Октябрьской революции. С учетом изложенного вполне логично выглядела процедура зачисления в армию, состоявшая в необходимости получения рекомендаций «войсковых комитетов или общественных демократических организаций, стоящих на платформе Советской власти, партийных или профессиональных организаций или по крайней мере двух членов этих организаций». «При вступлении целыми частями требуется круговая порука и поименное голосование»4.
Тем самым обеспечивался двойной фильтр при формировании новой армии: первый — морально-волевой, заключавшийся в подтверждении самим лицом тождественности своих жизненных ориентиров новым политическим -130-


1 Декрет СНК РСФСР от 29.12.1917 г. «Об уравнении всех военнослужащих в правах» // Декреты Советской власти. Том I: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М., 1957. - С. 243.
2 Декрет СНК РСФСР от 23.11.1917 г. «О сокращении численности армии» // Декреты Советской власти. Том I: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М., 1957. - С. 66.
3 РГВА. Ф. 1. Oп. 1. Д. 5. Л. 14.
4 Декрет СНК РСФСР от 15.01.1918 г. «Об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь, 1918. - С. 3.


догматам, второй — административный, состоявший в подтверждении первого компонента соответствующими органами или лицами.
На основании Декрета ВЦИК от 23 апреля 1918 года в случае добровольного поступления в ряды советской армии, военнослужащий должен был заступать на службу на срок не менее шести месяцев1. Таким образом, формально добровольный характер формирования подразделений получал жесткие императивы, нацеленные на получение властями возможности хотя бы минимального прогнозирования численности воинских структур.
Декрет СНК РСФСР «Об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии» предусматривал довольно высокий уровень материального обеспечения военнослужащих, гарантировал их полное содержание за счет государства. Помимо этого нетрудоспособные иждивенцы военнослужащего также подлежали содержанию с использованием бюджетных средств. Объем подобного обеспечения определялся социальными потребительскими нормами, утверждаемыми на местном уровне.
Однако уже в самом начале действия указанных норм в связи с перебоями в снабжении отдельных регионов продовольствием появилась проблема с реализацией требований декрета.
Это привело к появлению практики замены натуральной формы обеспечения семей военнослужащих денежным, что в условиях высокой инфляции в определенной степени нивелировало льготу как таковую. Кроме того, в разных регионах объем финансового обеспечения являлся различным. С одной стороны это можно было объяснить отличием в уровне инфляции и уровне цен в той или иной местности, с другой — позволяло местным органам, исходя из собственных финансовых возможностей, которые на данном этапе, безусловно, являлись скудными, занижать реальный уровень обеспечения. -131-


1 Декрет ВЦИК от 23.04.1918 г. «О сроке службы в Красной Армии» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь, 1918. - С. 23.


Признавая недопустимость названного факта, 3 апреля 1918 года был издан приказ Народного комиссариата по военным делам, в котором сама по себе замена формы обеспечения членов семей военнослужащего допускалась, однако устанавливалась единая для всей страны сумма, которая подлежала выплате льготной категории лиц в случае принятия местными органами решения о замене продовольственной нормы на денежную выплату1.
Размер ее был высоким и составлял двойной размер заработка военнослужащего. Вместе с тем объем дополнительного финансового обеспечения не подлежал корректировке и по существу никак не учитывал количество иждивенцев. Тем самым подобная поддержка не была индивидуальной, адресной.
Вместе с тем, очевидно, что советское руководство первоначально максимально пыталось обеспечить комплектование армии на добровольных началах. Однако усиление противодействия со стороны политических противников внутри страны заставило большевиков внести коррективы в свои взгляды на порядок зачисления военнослужащих в ряды Красной Армии. Гораздо позднее в одном из постановлений ЦК КПСС этот вывод получил оформление в виде утверждения о том, что «революция может закрепить свою победу только в том случае, если она умеет защищаться»2.
В Декрете СНК РСФСР от 29 июля 1918 года устанавливалось, что все граждане в возрасте о 18 до 40 лет, признанные годными для несения военной службы, считались военнообязанными, что влекло возникновение у них обязательства перед публичной властью по прохождению военной службы «по первому призыву Рабочего и Крестьянского Правительства»3.
Руководство действиями армии осуществлялось на основании решений коллегиальных органов советской власти. Так, в Декрете от 15 января 1918 -132-


1 Приказ Народного комиссариата по военным делам от 03.04.1918 г. № 250 // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь, 1918. С. 4-5.
2 О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года. - М„ 1977. - С. 5.
3 Декрет СНК РСФСР от 29.07.1918 г. «О принятии на учет годных к военной службе граждан в возрасте от 18 до 40 лет» // http://www.libussr,m/doc_ussr/ussr_331 .htm (дата обращения 08.01.2018 г.).


года закреплялось, что «верховным руководящим органом» для вооруженных сил являлся СНК РСФСР, что же касается непосредственного руководства и управления армией, то данный вопрос был отнесен к компетенции специализированного органа, которым являлся Комиссариат по военным делам.
В дальнейшем в целях надлежащего и полного учета лиц, подлежавших призыву в Красную Армию, реализации мероприятий по призыву граждан, формирования у них навыков в вопросах военного дела были учреждены низовые органы Комиссариата по военным делам на местах, поименованные волостными, уездными, губернскими и окружными военными комиссариатами.
Декретом СНК от 08 апреля 1918 года было утверждено положение об этих органах. Формирование волостных военных комиссариатов осуществлялось местными советами путем утверждения конкретных кандидатур. Состав формируемого органа был немногочисленным и состоял из трех человек: руководителя органа и двух комиссаров но военным делам. Примечательно, что одна из кандидатур согласовывалась только на уровне местного органа исполнительной власти, две кандидатуры - на уровне местного законодательного органа.
Формирование уездных военных комиссариатов осуществлялось аналогичным образом с тем исключением, что избрание одного из членов военного комиссариата происходило не на основании решения органа местной исполнительной власти, а вышестоящим комиссариатом по военным делам.
Такая система назначения сотрудников военного комиссариата с одной стороны должна была обеспечить большую объективность в поиске реальных специалистов, с другой - по всей видимости, была призвана обеспечить в некоторой степени систему сдержек и противовесов в условиях массового формирования органов новой власти и ее неуверенности в достаточной преданности кадров.
По крайней мере, на начальном этапе в органах, осуществлявших управленческие полномочия в области военного дела, не раз встречались серьезные -133- межведомственные и внутриведомственные противоречия, которые приходилось разрешать на самом высоком уровне.
Находясь в зависимости от уездного военного комиссара, волостной комиссар по военным делам предоставлял ему отчет о деятельности своей структуры. Волостной военный комиссариат был важнейшей первичной структурой военной организации советского государства на начальном этапе его построения и обеспечивал фактическое выполнение множества разнородных функций.
В рамках исполнения своих полномочий волостные военные комиссариаты должны были выполнять целый ряд задач, наиболее важными из которых являются следующие:
1) определение годности призывников к несению военной службы и ведение системного учета обеих категорий лиц; направление лиц, признанных негодными к военной службе, на дополнительное медицинское обследование в вышестоящие комиссариаты;
2) распределение призывников по родам войск;
3) формирование кадрового резерва должностных лиц в вооруженных силах;
4) установление количества нетрудоспособных иждивенцев у лиц, признанных годными к военной службе, для последующего определения объемов бюджетного финансирования, необходимого для обеспечения их льготами, гарантированными государством;
5) организация обучения и составление перечня лиц, прошедших военную подготовку;
6) проведение мероприятий, нацеленных на обучение призывников выполнению военных задач, включая организацию учебных сборов; выдача документов, подтверждающих факт прохождение обучения военному делу;
7) осуществление преследования лиц в случае установления фактов их уклонения от военно-технической подготовки или сборов (в случае -134- наличия обстоятельств временно препятствовавших прохождению подготовки, волостные военные комиссариаты были уполномочены на выдачу документов, юридически подтверждавших обоснованность освобождения от выполнения соответствующей обязанности);
8) формирование в провинциях так называемых «вербовочных пунктов», целью которых являлось проведение в любых формах агитации для пополнения вооруженных сил добровольцами;
9) выполнение хозяйственных функций по отношению к пунктам сбора1.
Для уездных военных комиссариатов по аналогии с волостными военными комиссариатами было характерно предоставление отчетности в вышестоящие структуры - губернские комиссариаты по военным делам.
Начиная с уровня уездного военного комиссариата, указанные органы обладали правом издавать распоряжения в отношении войск, имевших постоянную дислокацию на подведомственной им территории и выполнявших задачи по поддержанию порядка в рамках конкретного административнотерриториального образования.
Это позволяло возложить на уездные военные комиссариаты задачу по сбору информации и разработке планов мобилизации военных частей. Многие полномочия уездных военных комиссариатов вменялись одновременно и волостным комитетам по военным делам с разницей только в территориальном охвате. Речь идет, в частности, об организации вербовочных пунктов, ведении учета лиц, годных к военной службе, выполнении хозяйственных функций и т.д.
Сообразно выполняемым задачам определялась структура указанных органов, предполагавшая наличие агитационно-вербовочного, учетного отделов, отделов снабжения, формирования и обучения. -135-


1 Декрет СНК РСФСР от 08.04.1918 г. «Об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов по военным делам» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1,- Пермь, 1918.-С. 6-8.


Похожие правовой статус имели и вышестоящие комиссариаты — губернского и окружного уровня. Губернский комиссар помимо изложенного по общему правилу имел обязанности, присущие начальнику гарнизона и коменданту.
Должностные лица названных органов назначались Народным комиссариатом по военным делам. Применительно к окружным военным комиссариатам со стороны органов исполнительной власти округа допускалось заявить отвод его руководителю.
В окружном комиссариате по военным делам для решения наиболее сложных вопросов учреждалось постоянное совещание, председательствующим в котором являлся руководитель данного комиссариата. Помимо военных, в работе совещания были правомочны участвовать делегаты от губернских советов округа.
Военные комиссариаты, начиная с мая 1918 г., были переподчинены новой структуре - Всероссийскому главному штабу, на который возлагалась обязанность по осуществлению административных полномочий по организации войсковых подразделений. В дальнейшем военкоматы были переданы в ведение мобилизационного отдела, которое с осени того же года получило статус управления Всероглавштаба1.
Военные комиссары, являвшиеся членами Военных Советов, в самом декрете признавались больше политическими единицами, нежели военными чиновниками. Отсюда появились особые требования к личности военного комиссара: «Комиссары назначаются из числа безупречных революционеров, способных в самые критические минуты и в самых трудных обстоятельствах оставаться воплощением революционного долга»2. -136-


1 РГАСПИ. Ф. 73. Оп. 34. Л. 1 об.
2 Декрет СНК РСФСР от 08.04.1918 г. «Об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов по военным делам» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1,-Пермь, 1918.-С. 15.


Устанавливая неприкосновенность военных комиссаров, законодатель объявлял оскорбление и применение насилия по отношению к указанным должностным лицам как тяжкое преступление против советской власти.
Комиссар, имея полномочия, тесно связанные с военным делопроизводством, в тоже время не нес ответственность в отношении приказов исключительно военного свойства, даже в случае их визирования.
По логике законодателя в последнем случае комиссар, подписывая соответствующий приказ, исходит из существующей оперативной обстановки, т.е. действует ситуативно, но не выбирает стратегию и тактику военных действий, поскольку эти компоненты военного дела напрямую отнесены к ведению иных специализированных органов.
В тоже время в Декрете СНК РСФСР от 8 апреля 1918 года провозглашалось, что приказ, подписанный военным комиссаром, подлежал исполнению вне зависимости от того, какие ресурсы и жертвы требовались для этого1. За исполнением приказа военный комиссар должен был следить непосредственно сам или через систему иных органов. Если же в ходе его деятельности устанавливались факты отсутствия должного контроля за исполнением управленческих актов, то в таком случае полномочия комиссара подлежали прекращению с преданием его суду.
Тем самым законодатель, предоставляя военным комиссарам широкие полномочия и, создавая мощный институт гарантий ответственности за исполнение примятых ими решений, одновременно стремился продемонстрировать справедливость подходов путем создания системы противовесов в виде высокой меры ответственности самого комиссара. По существу, военные комиссары представляли собой административное звено между Красной Армией и местными советами, обладая массой контрольно-надзорных функций.
Назначение комиссаров Высшего военного Совета предопределялось решением СНК РСФСР. Нижестоящие комиссары назначались путем согласования -137-


1 Декрет СНК РСФСР от 08.04.1918 г. «Об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов по военным делам» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1,-Пермь, 1918.-С. 16.


кандидатур, предложенных Высшим военным Советом с административными органами соответствующего уровня.
Комиссаров Высшего военного Совета объединяло специальное Бюро, которое осуществляло вспомогательные функции и вырабатывало руководящие инструкции для их деятельности. Помимо этого, Бюро Военных Комиссаров в случае необходимости было вправе созывать съезды военных комиссаров. Обязательная периодичность таких съездов нормативно не устанавливалась.
Формирование вооруженных сил в первые годы советской власти строилось в контексте утверждений о том, что нежелание империалистических режимов признавать законность новой власти требует создание мощной армии, способной сохранить достижения, провозглашенные революцией.
В Декрете об обязательном обучении военному искусству от 22 апреля 1918 года констатировалось, что «социализм имеет одной из своих основных задач освобождение от бремени милитаризма и от варварства кровавых столкновений между народами»1. Однако внешнеполитические обстоятельства, серьезное противодействие новой власти внутри страны требовали оперативной и массовой подготовки военнослужащих.
Решение обозначенной проблемы было найдено в объявлении всеобщей воинской повинности. Однако эта всеобщность имела исключения. Так, было признано неразумным призывать в армию представителей высших сословий, поскольку в последующем они могли использовать приобретенные навыки и допуск к оружию для создания очагов сопротивления. «Обучение военному делу и вооружение народа в ближайшую переходную эпоху будут распространены только на рабочих и на не эксплуатирующих чужого труда крестьян»2.
Нескрываемый аргумент о необходимости создания Красной Армии на классовой основе на протяжении всего советского этапа государственного -138-


1 Декрет ВЦИК от 22.04.1918 г. «Об обязательном обучении военному искусству» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь, 1918. - С. 17.
2 Декрет ВЦИК от 22.04.1918 г. «Об обязательном обучении военному искусству» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь, 1918. - С. 18.


строительства являлся фактором особой гордости как государственных чиновников, так и научной общественности1.
В Конституции РСФСР 1918 года отмечалось, что обеспечение надлежащего исполнения своих полномочий органами советской власти и как неотъемлемый элемент предупреждения возможности контрреволюционной деятельности возможно только в условиях «вооружения трудящихся, образования Социалистической Красной Армии рабочих и крестьян», а также «разоружения имущих классов»2.
Прохождение обязательного военного обучения было признано обязательным для лиц в возрасте от 18 до 49 лет. После завершения обучения указанные граждане получали статус военнообязанных, т.е. подлежали первоочередному призыву в случае необходимости пополнения кадрового состава Красной армии.
Подготовка к армии начиналась еще в школе. Возраст, с которого могло начинаться преподавание военного дела, определялся Наркомиросом (школьный этап). Следующая ступень военной подготовки была рассчитана на лиц в возрасте 16-18 лет (подготовительный этап). Последний, называемый «призывным», период подготовки распространялся на лиц старше 18 лет.
Военное обучение лиц женского пола осуществлялось при условии их согласия.
Первый из этапов военной подготовки осуществлялся Народным комиссариатом просвещения. Подготовительный и призывной этапы реализовывались с использованием программ и специалистов Народного комиссариата по военным делам.
Декретом от 22 апреля 1918 года признавалось необходимым проводить процесс обучения военному делу с минимальным отвлечением обучавшихся от их основной работы. Указанное обстоятельство позволяло проводить -139-


1 Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. -М., 1978. — С. 5.
2 Конституция РСФСР 1918 года // СУ РСФСР. - 1918. - N 51. - Ст. 582.


обучение в кратчайшие сроки без отрыва рабочих и крестьян от производственной деятельности.
Лица, ранее задействованные в мероприятиях по военной подготовке, могли быть освобождены от повторного обучения только при условии успешной сдачи ими соответствующего экзамена, подтверждающего наличие у них достаточных компетенций в вопросах военной образования.
С принятием Конституции РСФСР 1918 года получило законодательное закрепление полномочность Всероссийского съезда Советов и ВЦИК устанавливать директивы в области управления вооруженными силами.
К моменту принятия основного государственного закона было принято несколько актов, касавшихся вопросов учета военнообязанных. Однако несмотря на это фактически данная система была полностью запущена только к концу 1918 - началу 1919 гг., что было связано с организационными сложностями по созданию административных органов на местах, а также с подготовкой образцов необходимых документов1.
Вместе с тем к окончанию Гражданской войны был сформирован не только аппарат комиссариатов но военным делам, но и иных органов местного военного управления. Так, штатная численность военных комиссариатов уже в 1920 году превысила 200 000 человек2.
Назначение на командные военные должности производилось при условии прохождения подготовки в специальных школах, а при ее отсутствии исходя из личностных качеств кандидата, проявленных в ходе боевых действий. Списки кандидатов формировались военными комиссариатами.
Вопросы назначения на отдельные должности в войсках являлись предметом широкого обсуждения. Так, информация о профессиональной деятельности кандидатов на должности командиров взводов за пять дней до -140-


1 Еременко С. Военные комиссариаты России: история создания и развития // http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/rnore.htrn7icM2175620%40crnsArticle (дата обращения 06.07.2018 г.).
2 Еременко С. Военные комиссариаты России: история создания и развития // http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.httn?id=l 2175620%40cmsArticle (дата обращения 06.07.2018 г.).


назначения подлежала опубликованию в местной печати. В случае поступления аргументированных возражений относительно назначения на должность конкретных кандидатов, соответствующий военный комиссариат проверял их обоснованность и при необходимости дополнительной проверки поступившей информации исключал кандидата из числа возможных претендентов на вакантную должность.
После назначения командиру взвода назначался некий испытательный срок (шесть недель), в течение которого его действия были предметом внимания со стороны военных комиссариатов и командиров частей. В случае получения положительного заключения по итогам полуторамесячной работы командир взвода утверждался в занимаемой должности. При получении отрицательных характеристик лицо подлежало отстранению.
В таком же порядке назначался командующий состав рот и батальонов.
В случае если соответствующее воинское соединение было признано окончательно сформированным, т.е., по существу, состав военнослужащих проверен на предмет поддержки новой власти, выбор командного состава осуществлялся воинским составом самостоятельно.
Это не относилось к периоду нахождения подразделений в боевых условиях. В такой ситуации вопрос назначений на руководящие должности определялся командиром соответствующего воинского формирования.
Вакансии на должности командиров частей и бригад заполнялись при непосредственном участии Народного комиссариата по военным делам на основании представлений, поданных комиссариатами дивизий. Кроме того, завершающим этапом назначения указанных должностных лиц являлось получение на то согласия со стороны высшего Военного совета.
Что же касается военных чинов уровня начальников дивизий и выше, то их назначение также было связано решением профильного Народного комиссариата и высшего Военного совета. Однако в качестве дополнительного требования законодатель устанавливал обязательность информирования о назначении указанных лиц Совет Народных Комиссаров. -141-
Таким образом, директивами советской власти были внесены значительные новации в порядок назначения и утверждения командующего состава воинских подразделений.
В целом следует отметить, что в сложных общественно-политических, экономических условиях, в период жесткой конфронтации и вооруженного противоборства различных классов большевики смогли оперативно предложить и реализовать работоспособную и эффективную модель функционирования вооруженных сил.
Предлагая существенные льготы, расширяя перечень прав военнослужащих и одновременно широко используя институты пропаганды и агитации, советское правительство смогло заручиться поддержкой военных и сохранить тем самым свои позиции для их дальнейшего планомерного развития в более благоприятной ситуации.
 

§ 2. Развитие военного права в довоенный период (1920-1940 гг.)
 

В первые годы советской власти военное право развивалось с одной стороны достаточно энергично, с другой - хаотично. Во многом этому способствовало отсутствие квалифицированных управленцев и военных чиновников высшего ранга, переориентирование в вопросах построения армии, серьезное противостояние внутриполитических и внешнеполитических противников, недостаточно четкое понимание структуры органов управления вооруженными силами.
К началу 1920-х гг. некоторые из этих обстоятельств стали менее актуальными, что позволило проводить более взвешенные преобразования военного законодательства.
Так, законодатель достаточно быстро сформировал новый элемент управленческой деятельности в области военного дела. Им стал Революционный Военный Совет РСФСР, который за непродолжительное время смог аккумулировать основные административные полномочия в рассматриваемой сфере в своих руках. В тоже время указанное обстоятельство не повлиял -142- на систему властной вертикали, в которой продолжали наряду с Реввоенсоветом сохраняться и оба наркомата.
С момента образования СССР встал вопрос о создании единого органа управления войсками. В этом отношении существует две позиции относительно момента образования главного военного органа союзного государства. Так, Т.П. Коржихина полагала, что Народный комиссариат по военным и морским делам СССР был создан 6 июля 1923 г., т.е. с момента принятия Конституции СССР1, т.к., по мнению ученого, по существу состоялось преобразование главного военного органа власти РСФСР. На эту мысль наталкивало содержание ст.ст. 37, 51 первой Конституции СССР, где прямо указывалось о создании Народного комиссариата по военным и морским делам.
Однако В.А. Борисов в опровержение этого мнения указывает, что после революции в РСФСР не существовало единого органа военного управления, поэтому механического переименования структур не могло состояться2.
Вопрос о создании единого органа был поставлен немного позднее и разрешен 28 августа 1923 года путем преобразования Реввоенсовета РСФСР в одноименный орган союзного уровня. В дальнейшем 12 ноября 1923 года постановлением ЦИК и СНК СССР было утверждено положение о Народном комиссариате по военным и морским делам.
Новое военное ведомство было призвано отвечать:
1) за разработку, планирование и организацию военных операций;
2) содержание воинских подразделений;
3) поддержание боеготовности военных частей;
4) подготовку и реализацию мероприятий по комплектованию вооруженных сил;
5) обучение и надлежащую подготовку армии; -143-


1 Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения. Ноябрь 1917 - декабрь 1991. -М„ 1994.-С. 116, 170.
2 Борисов В.А. Высшие органы военного руководства СССР 1923 - 1991 гг. // Правоведение. -1996. - №2.-С. 102.


6) учет «конского состава, повозок и упряжи», а также обеспечение их регулярного пополнения;
7) выполнение мероприятий по подготовке командного, административного и технического персонала военных подразделений;
8) обеспечение надлежащего политико-правового курса в рядах советской армии, проведение с этой целью соответствующей культурновоспитательной работы;
9) обеспечение необходимого уровня довольствия военнослужащих, материальных запасов;
10) разработка системы мер по поддержанию уровня безопасности;
11) развитие средств связи, используемых для нужд армии;
12) поддержание здоровья военнослужащих, а также ветеринарного благополучия конных войсковых частей.
Столь широкая компетенция позволяла говорить о создании на новом историческом этапе полноценного военного ведомства, в рамках которого аккумулировались все наиболее значимые полномочия в сфере военного управления.
Народный комиссариат по военным и морским делам СССР был наделен правом законодательной инициативы в пределах предоставленных ему полномочий. Помимо этого вполне естественно в рамках комиссариата могли издаваться собственные приказы, распоряжения и другие локальные акты.
Инновационным выглядело правомочие высшего военного органа по изменению на основании собственных решений организации и структуры нижестоящих органов. Если раньше подобные действия являлись прерогативой верховной власти, то с 1923 года акценты были смещены в сторону предоставления большей самостоятельности новых органов исполнительной власти.
Это обстоятельство можно связать с тем, что новая власть, полностью отвергнув ранее сложившуюся систему государственного управления, на данном этапе не смогла предложить собственного универсального варианта -144- административно-управленческой деятельности. Соответственно преодоление этой проблемы виделось властям в перенесении вопроса об оптимальной структуре органов власти на более низовой уровень.
Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 12 ноября 1923 года предусматривалось функционирование Революционного военного совета СССР в составе Народного комиссара по военным и морским делам на правах председателя совета, заместителя Народного комиссара, главнокомандующего войсками, а также иных членов, которые утверждались на уровне СНК СССР1.
Фактически кадровое влияние СНК СССР на Революционный военный совет было еще более значительным, поскольку вопрос о назначении и лишении полномочий главнокомандующего вооруженными силами также разрешался данным органом власти.
Главнокомандующий войсками не являлся полноценной административной фигурой, поскольку его основной обязанностью являлась выработка стратегии, а также оперативных тактических действий в условиях боевых действий. В этом отношении он был практически независимым от иных лиц и был подотчетен только Реввоенсовету и Народному комиссару по военным и морским делам.
Главнокомандующий вооруженными силами имел двух помощников, один из которых осуществлял контроль за военно-морскими соединениями, второй - за частями кавалерии. Тем самым специальные должностные лица учреждались для управления наиболее боеспособными подразделениями. Помимо этого учреждались должности начальника артиллерии, начальника образовательных учреждений военного профиля. Указанные лица были подчинены непосредственно главнокомандующему, хотя это совершенно не означало, что подбор соответствующих кадров всецело находился в ведении -145-


1 Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 12.11.1923 http://lawni.info/dok/1923/11/12/п 1204534.htm (дата обращения 28.09.2018 г.).


главнокомандующего. Напротив, например, помощник главнокомандующего по морским делам назначался Реввоенсоветом.
Военные части некоторое время не были регулярными, формировались хаотично, исходя из обстановки на конкретной территории. Ситуация стала изменяться во второй половине 1918 года. Так, приказом Реввоенсовета №3/2 от 11 сентября 1918 года утверждено создание Северного, Южного и Восточного фронтов, а также Западного района обороны. В последующем, в декабре того же года был сформирован Каспийско-Кавказский фронт.
В 1919-1920 годах произошло переформирование фронтов, появились Туркестанский, Юго-Восточный, Украинский, Западный, Юго-Западный, Кавказский фронты.
Создание регулярных войсковых объединений требовало надлежащего юридического оформления, поэтому 5 декабря 1918 года СНК РСФСР утвердил Положение о командующем армиями фронта и командующем армией. В обоих случаях Совнарком предлагал осуществлять управление на коллегиальных началах. Вполне предсказуемо, что командование армиями и фронтами было предоставлено Реввоенсовету.
Отдаленность органа управления от фронта и коллегиальный характер управления не позволяли бы принимать оперативные решения, в связи с чем подобные вопросы оставались на уровне командующего соответствующим подразделением, что не снимало с него ответственности перед Реввоенсоветом за принятые решения. Также на уровне командования сохранялось право принятия кадровых решений. Однако приказы командующего войсковым подразделением считались действительными только при наличии подписи одного из членов Реввоенсовета.
В дальнейшем приказом Реввоенсовета №477/67 от 26 декабря 1918 года типовая структура была установлена на уровне полевых управлений фронта и армии. При этом в данном случае за основу были взяты нормативные документы царской армии. -146-
Успех Красной Армии во многом был результатом активной просветительской работы, что позволяло привлечь в ряды советской армии множество добровольцев и содействовать переходу на сторону большевиков военнослужащих бывшей царской армии.
Просветительная деятельность в военной сфере управления реализовывалась посредством Политического управления Революционного Военного Совета СССР. Сложно переоценить значение работы данной структуры, поскольку власть большевиков получила свое распространение во многом благодаря поддержке со стороны военных, поэтому государство уделяло большое внимание правильной политической и идеологической подготовке.
Первоначальное решение о формировании ведомства, ответственного за проведение в среде военнослужащих масштабной агитационной работы, было обозначено в ходе обсуждения так называемого военного вопроса на VIII съезде ВКП(б), проводившемся в марте 1919 года.
Актуальность этого вопроса возрастала в контексте утверждения Л.Д.Троцкого о саботировании приказов политических комиссаров1. Данное обстоятельство стало основой для проведения политики сословности в армейской среде, приоритете в назначении на те или иные должности лиц, имевших коммунистическую партийную принадлежность.
Решения съезда явились основой для ликвидации Всероссийского бюро военных комиссаров, правопреемником которых стал политотдел Реввоенсовета РСФСР, подчинявшегося напрямую ЦК РКП(б).
Следует отметить, что сама по себе программа РКП(б) предполагала формирование армии, имеющей «открыто классовый характер»2. Воспитание красноармейцев предполагалось в условиях «классового сплочения» и «социалистического просвещения», формирования военно-политических школ3. -147-


1 https://ru.wikipedia.org/wiki/VIII %D 1 %81 %D 1 %8A%D0%BS%D0%B7%D0%B4 %D0%A0%D0%9 А%D0%9F(%DO%B 11#%D0%A0%DQ%B5%D 1 %88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D 1 %8F %D 1 %8
1 %D 1 %8A%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%B0 (лата обращения 21.02.2018 г.).
2 http://www.agitcluh.ru/eenter/comm/rkpb/duverge.htiri (дата обращения 03.03.2018 г.).
3 http://www.agitclub.ru/center/comni/rkpb/duverge.htm (дата обращения 03.03.2018 г.).


Учреждение Всероссийского бюро военных комиссаров состоялось 8 апреля 1918 г. и было оформлено в виде приказа наркома по военным делам.
Примечательно то, что практически одновременно с созданием Всероссийского бюро военных комиссаров предполагалось проводить специальные обучающие курсы для подготовки агитаторов.
Приказом Реввоенсовета №337 от 5 декабря 1918 года вводилось положение о политотделах, как органах Реввоенсоветов фронта и армии, на которые возлагалось ведение партийно-политической и культурнопросветительной работы в войсках и среди населения прифронтовой полосы, руководство деятельностью нижестоящих политотделов.
Сформированное в 1919 году Политическое управление Красной Армии явилось важнейшим военно-политическим органом управления в армейской среде вплоть до 1991 года. Наименование органа неоднократно корректировались, однако существо его работы и основные задачи сохранялись неизменными в течение всего периода существования РСФСР и СССР.
Особую актуальность приобрело обучение кадров для Вооруженных Сил СССР. В справке Н.В. Куйбышева от 5 января 1927 года под грифом «секретно» отмечено, что военно-учебные заведения нуждались в перепрофилировании, поскольку отдельные специальности, по которым проводилась подготовка специалистов, не имели практического интереса для армии. В свою очередь возникала потребность в военных специалистах по передвижению войск.
Н.В. Куйбышев просил учесть при распределении государственного финансирования на содержание военно-учебных заведений принимать во внимание потребности армии и «естественную убыль» военнослужащих по причине болезни, смерти, увольнения. При этом начальник командного управления признавал, что существовавшее положение в сфере высшего военного образования не позволяло восполнить достаточную потребность -148- Красной Армии в специалистах, а тем более способствовать формированию мобилизационного запаса войск1.
Наличие значительных кадровых проблем порождало необходимость поиска дополнительных вариантов усиления армии. Решение этого вопроса было найдено ВЦИК и Совнаркомом СССР в обязании высших учебных заведений гражданского характера проводить «высшую допризывную военную подготовку», что нашло отражение в их совместном постановлении.
Таким образом, по мнению государственных властей с одной стороны формировался командный состав армии в запасе, а также штат квалифицированной рабочей силы, которую можно было использовать в военно-промышленном комплексе, с другой стороны такой нестандартный для отечественного образования подход влек вполне четкие льготы для выпускников, а именно существенное сокращение срока прохождения военной службы в рядах Красной армии на флоте с четырех лет до одного года, в остальных родах войск - с двух лет до 9 месяцев.
При этом введение военных дисциплин в гражданских вузах не было механическим, при формировании учебной программы учитывалась специализация образовательного учреждения. Формирование конкретных требований и установление специфики военного обучения вполне логично возлагалось на Управление военно-учебных заведений Главного управления РККА.
Данная работа велась очень активно и за короткий временной период были изданы Табели оборудования военных кабинетов, Инструкция о прохождении высшей допризывной подготовки, Положение о военных руководителях и целый ряд учебных программ и планов, предназначенных непосредственно для высших учебных заведений.
В штате образовательных учреждений предусматривалась дополнительная единица, так называемый военный руководитель, который следил за проведением допризывной военной подготовки, определял методологию -149-


1 Справка начальника Командного управления ГУ РККА Н.В. Куйбышева дня РВС СССР о сети военно-учебных заведений // РГВА. Ф. 33987. On. 1. Д. 651. Л. 9-11.


проведения занятий, корректировал учебные программы, устанавливал порядок проверки усвоения материала, принимал активное участие в проведении сборов.
В материалах ГУ РККА о допризывной подготовке, хранящихся в архивах отмечено, что все вышеуказанные мероприятия объединены целью реализации «идеи вооруженного народа»1 для обеспечения высокого уровня мобилизации и готовности к любым военным конфликтам.
Вопросы материального снабжения вооруженных сил в соответствии с Положением «О Народном комиссариате по военным и морским делам СССР» являлись предметом компетенции главного начальника снабжения. Его назначение предопределялось соответствующим решением Революционного Военного Совета СССР, которому он в последующем и подчинялся. Помимо этого постановка задач перед главным начальником снабжения являлась обязанностью главнокомандующего Вооруженными Силами СССР.
В первые годы советской власти в условиях наличия военных конфликтов войсковые соединения формировались не по принципу административно-территориального деления, а на основании решений местной власти для сосредоточения военизированных частей и подразделений в местах наибольшего сопротивления действующей публичной власти.
В начале 1920-х гг. среди высокопоставленных чиновников стала активно распространяться идея о необходимости перевода войск на так называемую милиционную систему, суть которой состояла в том, что в мирное время численность армейских подразделений существенно сокращалась за счет рядового состава армии и отдельных командных должностей. Указанные лица продолжали нести военную службу по месту своего жительства, периодически принимая участие в специальных сборах. -150-


1 Материалы ГУ РККА в РВС СССР о допризывной подготовке в высших гражданских учебных заведениях СССР//РГВА. Ф. 33987. On. 1. Д. 651. Л. 1-4.


Подобный подход, по мнению его сторонников, позволял повысить экономические показатели и при этом в определенной мере сохранить численность армии при достаточно высокой степени ее боеготовности.
Достижение цели сокращения армии ставилось в качестве первичной в конце 1920 года, руководством партии было принято решение о необходимости сокращения войсковых подразделений на 2 млн. человек1. В связи с изложенным особую актуальность приобрели идеи о принципиально ином подходе в комплектовании армии.
Наиболее принципиальным приверженцем подобного подхода являлся Л.Д. Троцкий, являвшимся в этот период времени наркомом по военным и морским делам и одновременно председателем Реввоенсовета РСФСР.
Однако данная точка, несмотря на высокий статус лиц ее разделявших, была отвергнута партийным большинством, о чем свидетельствует циркулярное письмо центрального комитета партии от 12 января 1921 года, в котором переход на милиционную систему был признан преждевременным и не соответствующим социально-политическим реалиями2.
Вопросы преобразования армии в новых условиях стали предметом внимания на X съезде РКП (б), проведенном в марте 1921 года. Именно тогда тезис о переводе всех вооруженных сил на милиционную систему был окончательно отвергнут, однако сама по себе мысль сокращения военных штатов получила воплощение в несколько ином ключе. Прежде всего, допускался частичный переход к территориально-милиционным формированиям в тех районах, где советская власть имела широкую поддержку среди населения, т.е. отсутствовали предпосылки для сопротивления действовавшей публичной власти, к числу таковых на момент проведения съезда были отнесены Петроград, Москва и Урал.
Данные регионы по существу были выбраны в качестве пилотных проектов по реализации на практике милиционной системы функционирования -151-


1 РГВА. Ф. 7. Оп. 6.Д. 1261. Л. 395.
2 Коммунистическая партия Советского союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1971). - 8-е изд., испр. и доп. - М., 1970. - С. 264.


армии. В случае признания такого опыта положительным, съезд допускал его распространение и на иные территории.
Однако в самой ближайшей перспективе было признано необходимым произвести сокращения в армии за счет увольнения возрастных кадров. Здесь же подчеркивалась необходимость повышения уровня снабжения войск, в первую очередь специальных подразделений, а также продолжения активного использования в войсках идеологической пропаганды.
Несмотря на очень осторожный подход при переходе армии к милиционной системе, сокращение в войсках осуществлялось достаточно активно. Так, на основании плана Главного командования Красной армии было принято решение о существенном сокращении (по некоторым позициям более 50%) войск внутренней службы, запасных войск, технических войск, а также тыловых частей. Остальные подразделения армии сокращения коснулись в меньшей мере1.
Решение организационных и технических вопросов по столь значительному изменению численности войсковых подразделений было возложено на специально образованную комиссию при правительстве. Однако, несмотря на ее работу, фактическое сокращение войск происходило нс настолько высокими темпами, насколько это планировалось первоначально.
Данное обстоятельство повлияло на еще более резкие решения по вопросу демобилизации войск. В частности, В.И. Лениным предлагалось сократить вооруженные силы к осени 1921 года до 1,6 млн. человек, а к осени 1922 года - до 800 тыс. человек2.
Реализация этого решения привела к полной ликвидации запасных войск и войск внутренней службы. Наряду с изложенным были скорректированы штаты и иных видов войск.
Несмотря на достижение плановых показателей по вопросу численности войск, в декабре 1922 года пленумом ЦК РКП (б) было принято решение -152-


1 РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 669. Л. 63-65.
2 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 43. — М., 1970. - С. 261.


об их дополнительном сокращении. Таким образом, по состоянию на 1 февраля 1923 года советские войска насчитывали 600 000 человек.
Многочисленность военных реформ в дореволюционный период и их не всегда высокое качество привело советское руководство к мнению о том, что в обязательном порядке требуется научная проработка преобразований в сфере военного управления1.
В советский период впервые в отечественной практике были созданы специальные этапные войска, назначение которых состояло в охране и поддержании надлежащего состояния военных дорог, использовавшихся для маневров и позволяющих сохранять достаточную мобильность войск.
Военные дороги могли располагаться как в тылу, так и в непосредственной близости от расположения армейских подразделений. Приказом Реввоенсовета №243 от 13 ноября 1918 года определено, что военные дороги включали в себя железнодорожные пути, участки шоссе, водные пути и дороги с грунтовых покрытием2. Управленческие полномочия по выполнению задач по сохранению военных дорог были возложены на Этапнотранспортный отдел фронта.
Отдельные участки, предназначенные для временной дислокации войск, пункты, в которые осуществлялась доставка продовольствия и иных материальных запасов, пункты рекреационного назначения именовались этапами. Именно поэтому образовалось такое наименование войсковых соединений.
С тем чтобы не нарушать железнодорожное сообщение, этапы следовало планировать только в тех населенных пунктах, где предполагались переходы на другие виды сообщения либо куда поставлялись наиболее тяжеловесные -153-


1 Доклад начальника Научно-уставного отдела Штаба РККА А.А. Бурова начальнику Штаба РККА М.Н. Тухачевскому о состоянии научно-исследовательской и уставной работы в РККА // РГВА. Ф. 4. Оп.2 Д. 154. Л. 6-24.
2 Приказ Реввоенсовета РСФСР от 13.11.1918 г. № 243 «Временное положение об этапах и этапных войсках в военное время» // Сборник приказов Революционного военного совета Республики за 1918 г. - Петроград. - С. 24.


материальные запасы, например, техника. Те же самые требования были установлены применительно к водному транспорту.
Этапные войска следили не только за сохранностью дорог, но и самих этапов, в связи с чем осуществляли караульную, конвойную и хозяйственную службы, а также охрану всего этапного района1.
Формирование этапных частей было подведомственно окружным комиссариатам по военным делам, однако количество этапных соединений, их привлечение к выполнению тех или иных задач, расформирование частей находилось в ведении начальника Центрального Управления военных сообщений.
Учитывая постоянное проведение военных операций, советской власти было принципиально важно сохранить свое влияние на подконтрольных территориях, граничащих с местами ведения боевых действий. В связи с этим в важнейших с инфраструктурной и военной точек зрения населенных пунктах учреждалась должность этапного коменданта.
Обязанности этапного коменданта разнились в зависимости от территории. Как правило, они заключались в обеспечении правопорядка, руководстве охранной, караульной и конвойной службами, контролем за выполнением хозяйственных и некоторых социальных функций (в частности, здравоохранения). Кроме того, по общему правилу на него возлагались обязанности коменданта города.
Нормативно специально оговаривалось, что в «странах, занятых по праву войны» этапному коменданту подчинялись все учреждения местной администрации, выполнявшие функции исполнительной власти. На подобных территориях указанному должностному лицу вменялось также проводить мероприятия по сбору информации в отношении чиновников и наиболее влиятельных представителей общественности, осуществлять надзор за действиями -154-


1 Приказ Реввоенсовета РСФСР от 13.11.1918 г. № 243 «Временное положение об этапах и этапных войсках в военное время» // Сборник приказов Революционного военного совета Республики за 1918 г. - Петроград. - С. 25.


тех из них, которые вызывали подозрения в лояльности советской власти.
Вне зависимости от территории этапный комендант реализовывал от этой целью специальный надзор устанавливался над «путешественниками, приезжими, странствующими торговцами» и иными лицами, часто изменявшими место пребывания. Лица, признанные подозрительными, могли быть по решению этапного коменданта помещены под стражу.
Этапные коменданты имели свою канцелярию и подчинялись начальникам этапных участков.
Этапные войска и этапные коменданты формировались временно, на период активных боевых действий и установления советской власти на территории всего государства. Это обуславливалось спецификой их задач и функций. Вместе с тем этапные войска являлись очень важным элементом военной организации новой власти, что во многом следует из широты полномочий, возлагавшихся на отдельных должностных лиц. Расформирование частей осуществлялось комиссионно, что объяснялось наличием в их пользовании значительного количества государственного имущества.
Новацией советского законодателя явилось также введение дополнительного вида военной службы - пограничной охраны. Положение об охране границ СССР было утверждено ЦИК 7 сентября 1923 года. В нем, помимо прочего, устанавливалось подчинение пограничных войск особым отделам ВЧК (а впоследствии ГПУ, ОГПУ).
Несмотря на большое количество преобразований в области военного права, в середине 1920-х гг. было принято решение провести изучение ситуации в отдельных военных округах с целью установления их надлежащей организации и уровня боеспособности. Впервые такое решение получило оформление в рамках Пленума ЦК РКП (б) в январе 1924 года.
По результатам работы комиссии было установлено неудовлетворительное осуществление контроля за состоянием войск, что свидетельствовало -155- о необходимости реформирования или по крайней мере изменения руководящего состава Реввоенсовета и Народного комиссариата по военным и морским делам.
Как отмечали А.С. Бегишев и В.И. Оськин, «непрерывный процесс расформирования и переформирования, продолжавшийся практически в течение трех лет, мешал организации планомерной боевой учебы войск. Армия была перегружена выполнением многочисленных задач по внутренней службе... Отрицательно сказывались на жизни армии, качестве обучения и воспитания войск трудное материальное положение, отсутствие уставов, которые отвечали бы характеру и новым задачам Советских Вооруженных Сил...»1.
Начало преобразованиям в армии было положено сменой руководства. Впоследствии была создана комиссия с разветвленной структурой, призванная внести предложения и организовать реализацию на практике реформу вооруженных сил. Среди наиболее важных направлений реформы следует выделить:
1) развитие одновременно нескольких систем формирования войск;
2) укрепление административного состава и противодействие «текучести кадров»;
3) регламентацию порядка прохождения военной службы;
4) оптимизацию аппарата военного чиновничества, распространение научных подходов в практике деятельности вооруженных сил.
Одним из важных нововведений реформы явилось формирование национальных формирований Красной армии, т.е. соединений, сформированных по национальному признаку.
В 1922 году был принят новый закон, затрагивавший вопросы прохождения военной службы. Этот документ позволял четко установить порядок призыва в армию, в т.ч. за счет определения соответствующих сроков. Призывной возраст был скорректирован и составил 21 год. Однако уже в 1925 -156-


1 Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М., 1978. - С. 149.


году в новом законе призывной возраст был установлен в 19 лет. На студентов возлагалась обязанность по прохождению допризывной подготовки.
На основании постановления ЦК ВКП (б) «О состоянии обороны в СССР» от 15 июля 1929 года была поставлена задача подготовки военнотехнической базы для нужд обороны1. По существу, советским руководством была перенесена в военную сферу практика формирования пятилетних планов развития отрасли. В дальнейшем подобная практика была продолжена2.
Развитие кадрового потенциала вооруженных сил было оформлено в нескольких постановлениях ЦК ВКП (б), в которых детально прорабатывались и нормативно устанавливались направления совершенствования подготовки военных чиновников.
Так, 5 июня 1931 года было принято постановление ЦК ВКП (б) «О командном и политическом составе РККА». В нем отражались проблемы имевшие место в области подготовки военных специалистов высшего ранга и пути их решения. Одним из таковых являлось проведение дополнительной подготовки военачальников по вопросам развития современных видов вооружений в условиях активного развития технологий в войсках3.
В советское время впервые в отечественной практике были созданы узкоспециализированные военно-учебные заведения как-то Военно-инженерная академия, Военно-электротехническая академия, Артиллерийская академия и др. Подготовкой руководящего военного чиновничества должна была заниматься Академия Генерального штаба. Помимо этого, правительство продолжало развивать сеть военных школ, доведя их численность к середине 1930-х гг. до 754, а также училищ5. Правовой основой таким шагам являлось постановление Комиссии обороны при СНК СССР от 21 мая 1932 года. -157-


1 КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза (1917-1968). - М., 1969. - С. 264-265.
2 Гречко А.А., Арбатов Г.А. и др. История второй мировой войны 1939-1945. Т. 1. - М., 1973. - С. 268.
3 КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза (1917-1968). - М., 1969. - С. 269.
4 Скоробогаткин К.Ф., Белоусов Л.И., Верходубов В.Д. и др. 50 лет Вооруженных Сил СССР. — М., 1968. - С. 213.
5 Гречко А.А., Арбатов Г.А. и др. История второй мировой войны 1939-1945. Т. 2. - М., 1973. - С. 204.


Существенных преобразований системы органов управления вооруженными силами в данный период не происходило. В сложившуюся структуру органов входили:
1) постоянная Комиссия обороны при СНК СССР;
2) Совет Труда и Обороны;
3) Народный комиссариат по военным и морским делам;
4) Реввоенсовет.
Решением ЦИК и СНК СССР 22 сентября 1935 года утверждено Положение о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА. Данный нормативный акт регламентировал порядок назначение на руководящие должности в армейские подразделения, прохождения военной службы в целом, устанавливал систему званий, специальные знаки отличия. Таким образом, в этот период появились дополнительные звания: младший лейтенант, младший политрук, младший техник.
Появление научных исследований по проблемам пограничной обороны1 способствовало принятию 30 декабря 1936 года Временного полевого устава РККА, где получили нормативное обоснование вопросы применения различных родов войск в условиях боевых операций, в т.ч. по защите государственной границы, а также в условиях «глубокого боя»2.
Активно продолжали реализовываться задачи, связанные с проведением идеологической работы. Подтверждением этому факту являлось утверждение весной 1934 года Инструкции организациям ВКП (б) в войсках. На основании упомянутой Инструкции продолжала расширяться система партийных ячеек в вооруженных силах.
Следует отметить, что в середине 30-х гг. в составе Красной Армии состояло около 200 000 коммунистов3 -158-


1 См., например, Тухачевский М.Н. Наши учебно-тактические задачи. - М., 1929.
2 Временный полевой устав РККА. 1936 (ПУ-36). - М., 1937.
3 Партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР 1918-1973 / Под ред. А.А. Епишева. -М„ 1974.-С. 154.


Таким образом, в рассматриваемый период сохранились некоторые приоритеты в развитии военного права, заложенные с приходом новой власти. Прежде всего, речь идет об агитационно-воспитательной работе среди военнослужащих. Этому компоненту военной службы уделялось повышенной внимание.
Вместе с тем, с начала 1920-х гг. наметилась тенденция по сокращению армии. Причем данная задача с успехом реализовывалась в течение нескольких плановых периодов. Тем самым советская власть демонстрировала способность проявлять гибкость в вопросах комплектования войск, сохраняя при этом необходимый для защиты от посягательств уровень боеготовности.


§ 3. Общие направления развития военного права в период с 1941 по 1990 гг.
 

Начало Великой Отечественной войны требовало от советского руководства кардинальной перестройки войск и формирования законодательства, позволявшего оперативно и эффективно ими руководить.
В первый день войны Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном положении», который вполне закономерно переложил все управленческие функции в сфере государственной обороны и безопасности на военные советы на уровне армии, фронта и военного округа. Там, где подобные органы не были сформированы, вышеуказанные задачи возлагались на высшее командование воинских подразделений.
Таким образом, органы военного правопорядка получили возможность использовать трудовые ресурсы для решения задач, связанных с обороной государства, в том числе охраны стратегически важных объектов, инфраструктуры, средств связи и коммуникации.
Военное законодательство наряду с изложенным допускало изъятие у граждан любого имущества, необходимого для нужд фронта, например, транспортных средств. Подобная обязанность распространялось не только на граждан, но и на предприятия любых организационно-правовых форм. -159-

Изменения в области государственной обороны сказались также на экономической сфере, поскольку управленческие полномочия, связанные с функционированием коммунальной сферы и обеспечением как продовольственными, так и промышленными товарами, передавались в ведение органов военного правопорядка. В частности, ими самостоятельно определялись нормативы их потребления населением.
Вполне естественно, что произошедшие события заставляли власть оперативно переориентироваться на совершенно иные направления деятельности, пересмотреть государственные приоритеты, осуществлять построение армии на новых принципах.
С самого начала военных действий государство ставило своей целью развивать не только действующие войска, но и партизанское движение. Такая задача впервые была обозначена ЦК ВКП (б) и Совнаркомом СССР 29 июня 1941 года.
Сложившиеся условия и неудачное ведение боевых действий в первые дни Великой Отечественной войны привели к необходимости создания чрезвычайных органов. Основную координационную роль в вопросах обороны государства должен был выполнять Государственный Комитет Обороны, созданный 30 июня 1941 года.
Государственный Комитет Обороны имел по существу чрезвычайные полномочия, которые реализовывал посредством издания постановлений, обладавших свойством обязательности для всех граждан, органов и организаций.
Компетенции Государственного Комитета Обороны ограничивалась вопросами, связанными с ведением боевых действий, однако, учитывая масштаб и территориальные границы фронта, фактически данный орган получил комплекс прав по управлению всеми сферами жизнедеятельности граждан, проживавших в зонах боевых действий и примыкающим к ним регионам: от грамотного распределения трудовых ресурсов для возведения укреплений до снабжения продовольствием. -160-
В прифронтовых районах, где существовала опасность захвата противником населенных пунктов, были созданы местные органы, обладавшие, как и Государственный Комитет Обороны, чрезвычайными полномочиями. Задачи указанных структур в некоторой степени перекликались с той лишь разницей, что местные ведомства выполняли текущие задачи, как то строительство оборонительной инфраструктуры, оформление партизанского движения и народного ополчения, устранение неисправности боевой техники.
Что же касается Государственного Комитета Обороны, то он формировал лишь общую политику, которая реализовывалась на местах силами территориальных органов, поименованных как городские комитеты обороны.
С 1 июля 1941 года были предоставлены дополнительные полномочия народным комиссарам, которые получали всю полноту власти в вопросах реализации плановых мероприятий на подведомственной территории. Практически одновременно были созданы народные комиссариаты танковой и ми-нометнои промышленности. Таким образом, система государственной власти оперативно перестраивалась с учетом реалий военного времени и актуализации задачи по сохранению коммунистического режима.
Была преобразована система государственного планирования, в связи с чем в Госплане образовывались отделы авиастроения, боеприпасов, танкостроения и др., однако такие изменения все равно не позволяли достигнуть плановых показателей в области изготовления вооружений и механизмов. Так, план декабря 1941 года по выпуску самолетов был выполнен только на 38,8%, в отношении авиамоторов данный показатель был еще ниже - 23,6%1. Однако уже в 1942 году ситуация изменилась, в т.ч. за счет создания новых мощностей в тылу, и по целому ряду основных показателей по оснащенности военной техникой советская армия превзошла противника.
Организационные изменения коснулись окружной системы формирования войск. В частности, те военные округа, которые находились в зоне боевых -161-


1 Гречко А.А., Арбатов Г.А. и др. История второй мировой войны 1939-1945. Т. 4. - М., 1973. - С. 150.


действий, преобразовывались во фронты. Так были созданы СевероЗападный, Западный и Юго-Западный, Южный и Северный фронты, которые объединяли в себе по несколько армий. В первый год войны было создано 12 фронтов.
Система фронтов являлась испытанной системой организации войск, использовавшейся в период гражданской войны. В данном случае советское руководство приняло решение возвратиться к данному опыту, признанному положительным.
В новых условиях фронт как таковой не имел постоянной численности и четкой организационно-штатной системы. Эти параметры находились в зависимости от таких факторов как оперативная обстановка, задачи, поставленные перед фронтом на конкретном этапе, особенности местности и территории, на которой фронт выполнял свои задачи и т.д.1
Еще одним органом, призванным вырабатывать стратегию военных действий, стала учрежденная 23 июня 1941 года Ставка Главного Командования Вооруженных Сил. Ее созданию предшествовало упразднение главного военного совета Красной Армии.
При Ставке Главного командования Вооруженных Сил Постановлением Государственного Комитета Обороны от 30 мая 1942 года №ГОКО-1837сс был создан Центральный штаб партизанского движения2. Создание этой структуры преследовало цель объединить руководство партизанскими отрядами на всей территории и продолжить расширение этого движения.
Штабы партизанского движения создавались в шести Военных Советах (Украинский штаб, Брянский штаб, Западный штаб, Калининский штаб, Ленинградский штаб, Карело-финский штаб). -162-


1 Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М., 1978. - С. 277.
2 Постановление Государственного Комитета Обороны от 30.05.1942 г. №ГОКО-1837сс «Вопросы партизанского движения» // РГАСПИ. Ф. 644. Oп. 1. Д. 36. Л. 235-236.


Важнейшей целью партизанского движения было определено проведение мероприятий по дезорганизации тыла противника, к числу которых относились:
1) разрушение линий коммуникации;
2) разрушение линий связи;
3) уничтожение складов снаряжения, продовольствия, боеприпасов;
4) нападение на штабы и другие войсковые учреждения;
5) уничтожение материальной части на аэродромах противника;
6) информирование Красной Армии о расположении, численности и передвижениях войск противника.
Реализация названного постановления осуществлялось с учетом принятого впоследствии Приказа Народного комиссариата обороны СССР от 16 июня 1942 года № 00125 «О формировании Главного и региональных штабов партизанского движения». В нем предусматривалось формирование оперативных групп, отвечавших за развитие партизанского движения в тылу. Такие оперативные группы создавались на уровне некоторых армий. Более того, Приказом устанавливалось создание специальных учебных заведений для специалистов соответствующего профиля1.
В марте 1943 года произошла реорганизация некоторых органов военного управления, в результате чего Главный штаб партизанского движения был упразднен. Однако уже в следующем месяце на основании Постановления Государственного Комитета Обороны от 17 апреля 1943 года №3195сс данная структура вновь была воссоздана с той лишь разницей, что из ее подчинения был изъят Украинский штаб партизанского движения2.
Вопрос о расформировании центрального штаба партизанского движения был повторно поставлен в 1944 году, когда данное решение получило -163-


1 Приказ Народного комиссариата обороны СССР от 16.06.1942 г. № 00125 «О формировании Главного и региональных штабов партизанского движения» // ЦАМО. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 72. Л. 37-38.
2 Постановление Государственного Комитета Обороны от 17.04.1943 г. №3195сс «О восстановлении Центрального штаба партизанского движения» // РГАСПИ. Ф. 644. Oп. 1. Д. 105. Л. 32.


свое нормативное закрепление в Постановлении Государственного Комитета Обороны от 13 января 1944 года №ГКО-4945сс.
Причиной подобных изменений стало то, что «большинство партизанских отрядов действует на территории Белоруссии и Украины, которые имеют свои республиканские штабы»1. Партизанское движение с момента издания указанного Постановления на большей части территории фронта должны были организовывать центральные комитеты партии союзных республик и областные комитеты партии. Наряду с упразднением центрального штаба были ликвидированы и учебные заведения.
Несмотря на изменение условий, вопросы ответственности военнослужащих существенных преобразований нс претерпели. Следует отметить, что многие нормативные акты, касающиеся обозначенного вопроса, были приняты незадолго до начала войны, т.е. были максимально приближены к сложившемуся уровню правопонимания. В частности, Дисциплинарный Устав Красной Армии был принят 12 октября 1940 года2, сменив ранее действовавший Временный Дисциплинарный Устав Рабоче-Крестьянской Красной Армии 1925 года.
Ответственность за дисциплину в войсках нес командир. На него в связи с этим также возлагались обязанности воспитательного характера и как следствие высокий уровень ответственности за подчиненных ему военнослужащих. Это положение действовало и в обратном направлении: каждый военнослужащий в силу своего положения должен был всячески способствовать своему руководителю в поддержании дисциплины и порядка.
Командир освобождался от ответственности в случае применения оружия, если это действие имело целью принудить то или иное лицо к выполнению приказа, в том числе для поддержания дисциплины.-164-


1 Постановление Государственного Комитета Обороны от 13.01.1944 г. №ГКО-4945сс «О расформировании Центрального штаба партизанского движения» // РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 191. Л. 154-155.
2 Приказ Народного комиссара обороны СССР от 12.10.1940 г. №356 «О введении в действие Дисциплинарного устава Красной Армии» // РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 31. Л. 57-65.


Ненадлежащее выполнение своих обязанностей влекло для командира наступление ответственности, определяемой судом военного трибунала. В свою очередь невыполнение приказов командира военнослужащими также являлось основанием для предания суду военного трибунала.
Перечень дисциплинарных взысканий был достаточно широк и отличался в зависимости от звания виновного лица. Закон подразделял военнослужащих на пять категорий (рядовых, младший начальствующий состав действительной службы, младший начальствующий состав сверхсрочной службы, средний и старший начальствующий состав, высший начальствующий состав), для каждой из которых устанавливался свой перечень видов дисциплинарной ответственности. Меры поощрения от звания нс зависели. Дисциплинарный Устав запрещал обжаловать в каком-либо порядке суровость примененной меры дисциплинарного взыскания.
Законом запрещалось наложение дисциплинарных взысканий на начальствующий состав в присутствии подчиненных. Также было закреплено, что более старший по должности руководитель нс имеет права отменять меру дисциплинарного взыскания, примененную лицом младшего звания, за исключением случаев превышения последним своих полномочий.
Подача жалобы фиксировалась в специальной книге жалоб. Указанная книга регулярно, раз в месяц, подлежала представлению командиру части на обозрение. Кроме того, книга жалоб подлежала обязательному изучению при инспектировании военной части.
Достаточно странным выглядело положение Дисциплинарного Устава о том, что «подача необоснованных жалоб и жалоб не по команде влекут за собой дисциплинарные взыскания». С одной стороны такое ограничение позволяло снизить вероятность систематической подачи лицом жалоб, с другой - очевидно ограничивало право на рассмотрение обращений.
В военный период дисциплинарная ответственность налагалась непосредственным руководителем военнослужащего. В силу сложивших обстоятельств инстанционность и комиссионность были исключены. -165-
Перечень дисциплинарных взысканий, хотя и не претерпел изменений, однако приоритет в их назначении был смещен. Так, реже стало применяться наказание в виде ареста с содержанием на гауптвахте. Преимущественно такая мера ответственности была актуальна для тыловых частей. Напротив понижение в звании было характерно для частей, расположенных в зоне боевых действий1.
Расширение полномочий командиров было оформлено Приказом Народного комиссара по обороне от 21 августа 1943 года №413, в котором было отражено право указанных должностных лиц направлять в штрафные роты военнослужащих сержантского и рядового состава, самовольно покинувших расположение воинской части, допустивших кражу или растрату государственного имущества, отказавшихся выполнять приказ, а также при наличии иных нарушений воинской дисциплины, если командир приходил к выводу, что иные меры были не способны привести к исправлению и предупреждению совершения в дальнейшем действий, образующих состав дисциплинарной ответственности2.
Несколько изменились требования к квалификации деяний. Если в условиях мирного времени нарушение воинской дисциплины часто расценивалось как дисциплинарный проступок, то в условиях боевых действий, когда многие проступки могли привести к серьезным потерям, те же деяния квалифицировались как преступления3.
Что касается административной ответственности военнослужащих, то здесь также прослеживались идентичные тенденции. Об этом свидетельствует существенное снижение использования такого вида наказания как штраф. Более того, в отдельных случаях наказание не назначалось в принципе. -166-


1 Тюрин А.И. Специфика юридической ответственности военнослужащих в военное время (на примере Великой Отечественной войны) // http://www.vocnnocpravo.ru/nodc/3346 (дата обращения 07.09.2018 г.).
2 Приказ Народного комиссара по обороне от 21.08.1943 г. №413 «О предоставлении нрава командирам частей и соединений направлять своей властью, без суда в штрафные роты лиц сержантского и рядового состава, провинившихся в совершении некоторых видов преступлений» // РГВА. Ф. 4. Oп. 11. Д. 76. Л. 165-166.
3 Поздняков А.Н. Советская военная дисциплина. - М., 1954. - С. 35.


В такой ситуации административные органы ставили в известность командира соответствующей воинской части либо вышестоящих должностных лиц об обстоятельствах совершения административного правонарушения и военное командование самостоятельно принимало решение о наиболее целесообразном виде наказания.
При установлении фактов причинения материального ущерба государству военнослужащий должен был его компенсировать. Эта задача реализовывалась путем удержания в течение определенного срока, не превышающего полугода, основного оклада содержания. Ежемесячно удержание могло производиться на сумму не превышающую 25% оклада. Основания для возвещения вреда нс изменились, таковым являлось распоряжение командира, оформленное в письменном виде1.
На основании приказа заместителя Народного комиссара по обороне от 29 июня 1943 года №254 было принято решение о повышении уровня материальной ответственности военнослужащих при установлении фактов порчи и хищения интендантского имущества. В таком случае с виновного лица взыскивалась стоимость имущества в пятикратном размере2. Если же причинение ущерба имуществу имело место в условиях военных действий при выполнении приказа, то в таком случае лицо освобождалось от какой-либо ответственности.
В период войны в соответствии с приказом Народного комиссара по обороне от 12 ноября 1942 года расширялся порядок проведения процедуры дознания. Данными полномочиями наделялись командиры частей и соединений причем не только применительно к военнослужащим, но и к гражданским лицам при условии совершения противоправного деяния на территории военной части либо при выполнении каких-либо работ в воинском соединений -167-


1 Тюрин Л.И. Специфика юридической ответственности военнослужащих в военное время (на примере Великой Отечественной войны) // http://www.voennoepravo.ru/nodc/3346 (дата обращения 07.09.2018 г.).
2 Приказ заместителя Народного комиссара по обороне от 29.06.1943 г. №254 «О повышении материальной ответственности личного состава Красной Армии за утрату, порчу и хищение интендантского имущества» // РГВА. Ф. 4. Оп. 12. Д.108. л. 36 а.


без получения специального статуса. Более того, при отсутствии на территории совершения преступления органов предварительного следствия командиры частей могли расследовать обстоятельства совершения преступления любым гражданским лицом.
Это привело к тому, что к окончанию Великой Отечественной войны дознание в отношении 4/5 преступлений осуществлялось именно командирами частей и соединений, что свидетельствовало о признании данного опыта положительным1.
Важной особенностью военного законодательства в период 1941-1945 гг. являлось применение отсрочки исполнения приговора, фактически многие меры наказания заменялись на направление в штрафные части2. Между тем в целом в военное время, безусловно, отмечалось усиление уголовной ответственности военнослужащих.
После окончания Великой Отечественной войны за период с 1945 по 1947 гг. было проведено шесть очередей демобилизации. Однако уже в 1949 году численность армии вновь возросла на фоне усиления противодействия СССР и США в преддверии войны в Корее3.
Государственный комитет обороны был ликвидирован в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 4 сентября 1945 года. В этот же период был упразднен еще один орган, создававший в период войны и имевший полномочия исключительно в этой сфере — Ставка Верховного Главнокомандования.
Объединение зимой 1946 года Народного комиссариата обороны, Народного комиссариата Военно-Морского флота в одну структуру - Наркомат Вооруженных сил, привело к сосредоточению всех вопросов, связанных -168-


1 Кравцов Б.П. Советское военное законодательство в период Великой Отечественной войны. - М., 1960.-С. 123.
2 Васильев Н.В. Применение к осужденным военнослужащим отсрочки исполнения приговора. -М„ 1945.-С. 16.
3 Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М., 1978. - С. 377-378.


с командованием войсками, вопросов организационно-технического характера в рамках одной структуры.
С марта 1946 года объединенный Наркомат был переименован в Министерство Вооруженных Сил, при котором был сформирован Высший военный совет для решения наиболее сложных и принципиальных вопросов политической элитой страны.
Подобная управленческая схема распространялась и на более низший уровень. Так, распорядительные действия доводились до армии через главнокомандующих или главные штабы. При этом при главнокомандующих также формировались военные советы соответствующие видам Вооруженных Сил.
В этот же период на уровне Министерства было создано Главное политическое управление. Наряду с этим была создана Главная инспекция Вооруженных Сил, основная цель которой состояла в осуществлении надлежащей подготовки войск и контроля за проведением мероприятия в указанной сфере.
Территория государства была разделена на несколько округов. По состоянию на 1945 год их насчитывалось 33. Некоторые из них формировались для реализации временных целей, в частности, для оперативности демобилизации. По этой причине в 1946 году число округов сократилось до 21.
Единое Министерство Вооруженных Сил существовало недолго. Уже в 1950 году из его состава вновь были выделены военно-морские силы, которые сосредоточились в рамках самостоятельного и равноправного органа исполнительной власти. Вместе с тем само по себе единство управления не было поставлено под сомнение, поскольку оба Министерства подчинялись Высшему военному совету при Совете Министров СССР.
В марте 1953 года произошла новая реорганизация в сфере военного управления Военное министерство и Военно-морское министерство вновь объединялись в рамках единого органа - Министерства обороны СССР. Система военных советов была сохранена, равно как и их основные задачи -169- проведение мобилизационных мероприятий и ведение политиковоспитательной работы.
Дальнейшие изменения административной структуры в управлении войсками не претерпели существенных изменений. Наиболее важные управленческие решения исходили от министра обороны и реализовывались через Генеральный штаб, а также главные и центральные управления в войсках.
С момента окончания Великой Отечественной войны структура вооруженных сил была дополнена только таким видом войск как Ракетные войска стратегического назначения, что связано с развитием военных технологий. Остальные виды войск остались неизменными.
Каждый вид войск возглавляли главнокомандующие (или командующие на правах главнокомандующих), каждый из которых имел свой штаб и управления. В некоторых видах войск сохранялись военные советы.
В послевоенный период ответственность военнослужащих за противоправные деяния была определена в Законе СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления», принятом 25 декабря 1958 года и действовавшем вплоть до введения в действие Уголовного кодекса РФ.
По существу советский законодатель выделил пласт уголовноправовых деяний военнослужащих в самостоятельный нормативный акт. Во многом это было связано с активной деятельностью ученых, предложивших выделить военно-уголовное право в качестве самостоятельной правовой отрасли1. Вместе с тем следует отметить, что мнение о необходимости обособления военно-уголовного права не было единогласным2.
Вышеуказанный закон распространял свое действие на военнослужащих и военнообязанных в период проведения сборов. Нормативный акт не урегулировал вопросы, касавшиеся общей части военно-уголовного права.-170-


1 См., например, Чхиквадзе В. К вопросу о предмете Советского военно-уголовного нрава // Советское государство и право. — 1940. - №12.
2 Рамазан С. К вопросу о проблеме военного права // Советское государство и право. - 1940. - №5- 6.-С. 86.


Предполагалось, что в данном случае суд должен был субсидиарно использовать положения Уголовного кодекса РСФСР.
В Законе СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления», как правило, устанавливалось два вида санкций: лишение свободы и смертная казнь. Минимальный срок наказания в виде лишения свободы составлял 3 месяца. Помимо указанных мер ответственности закон упоминал о возможности направления лица в дисциплинарный батальон.
По многим видам уголовно-наказуемых деяний в качестве дополнительного квалифицирующего признака выступало такое обстоятельство как совершение преступления в военное время или в боевой обстановке.
В нормативном акте также квалифицирующим признаком являлось совершение деяния при наличии смягчающих или отягчающих обстоятельств (последнее использовалось только применительно к составу преступления «дурное обращение с военнопленными»).
В законе устанавливалась ответственность за причинение себе вреда или симуляции болезни в целях уклонения от военной службы. В рамках данного состава могли квалифицироваться только действия действующего военнослужащего, что же касается категории призывников, то их действия подлежали оценке с точки зрения Уголовного кодекса РСФСР, но не указанного специального нормативного акта.
Преступным считалось и добровольное участие военнослужащего, находящегося в плену, в работах, имеющих военное значение, или в других мероприятиях, заведомо могущих причинить ущерб Советскому Союзу или союзным с ним государствам. При этом соответствующие действия не должны были содержать признаков состава преступления измены Родине. Для последнего случая ответственность была значительно суровее.
Указом Президиума Верховного Совета СССР 23 августа 1960 года был утвержден Дисциплинарный устав Вооруженных Сил СССР. Одновременно с ним был принят Устав внутренней службы Вооруженных Сил СССР. -171-
В новом Дисциплинарном уставе был гораздо более четко определен перечень лиц, имевших право наложения дисциплинарных взысканий на военнослужащих. К их числу относились:
1) начальники гарнизонов;
2) начальники лагерных сборов;
3) начальники передвижения войск;
4) начальники военно-автомобильных дорог;
5) военные коменданты1.
Указанные должностные лица по общему правилу могли налагать дисциплинарные взыскания на военнослужащих, находившихся у них в подчинении, однако законодательством допускалась ситуация, при которой отношения подчинения не имели решающего значения для наложения мер ответственности.
К подобным ситуациям могли относиться, в частности, случаи совершения противоправного деяния в период гарнизонной службы, в период временной нетрудоспособности военнослужащего, его нахождения в отпуске или командировке. В последнем случае лица, имевшие право на наложение дисциплинарных взысканий, были управомочены отзывать виновного из отпуска, командировки и требовать его возвращения в часть по принадлежности.
Снятие дисциплинарного взыскания могло происходить на основании распоряжения должностного лица, принявшего решение о наложении данной меры ответственности, а также распоряжения вышестоящего должностного лица.
Учитывая большое число категорий должностных лиц, уполномоченных на принятие решений в сфере дисциплинарной ответственности, законодателем в Дисциплинарный устав было введено понятие дисциплинарной власти.
Меры поощрения и взыскания устанавливались отдельно для рядовых солдат, офицеров и генералов. -172-


1 Указ Президиума Верховного Совета СССР 23.08.1960 г. «Об утверждении Дисциплинарного устава Вооруженных Сил СССР» // http://lawru.info/dok/1960/08/23/nl 192438.htm (дата обращения 15.08.2018 г.).


Нарушение воинской дисциплины требовало от руководителя, в подчинении которого находится военнослужащий, принять одно из следующих решений (в зависимости от степени проступка):
1) напомнить военнослужащему об обязанностях военной службы;
2) сообщить о нарушении в компетентные органы для обсуждения проступка со стороны общественности;
3) применить одну из мер дисциплинарного воздействия.
Обсуждение проступка со стороны общественности проводилось на
собраниях личного состава либо собраниях офицерского состава. Помимо этого, применительно к офицерскому составу дисциплинарные проступки могли обсуждаться в офицерских товарищеских судах чести. Такие суды формировались при соответствующей части и функционировали только в рамках этого подразделения.
В случае если совершенное деяние могло быть квалифицировано и как дисциплинарный проступок, и как преступление, вопрос о возможности передачи материалов в следственные органы подлежал разрешению руководителем соединения.
Однако п. 33 Дисциплинарного устава допускалось применение за одно и тоже правонарушение как мер дисциплинарного воздействия, так и санкций уголовно-правового характера. Тем самым руководители воинских подразделений имели широкие полномочия по определению степени ответственности в случае конфликта норм различных правовых отраслей.
Вместе с тем Дисциплинарный устав прямо запрещал применять за одно и тоже деяние одновременно несколько мер дисциплинарного взыскания, а равно привлекать к такой ответственности весь состав подразделения. С точки зрения законодателя, в случае массового нарушения тех или иных правовых норм обязанность руководства состояла в поиске и наказании лиц непосредственно организовавших совершение соответствующих действий.
Вопрос о назначении наказания мог быть предметом проверки вышестоящими должностными лицами, которые имели право пересмотреть вопрос -173- ответственности военнослужащего с назначением более сурового наказания. Определение более мягкой меры ответственности вышестоящим должностным лицом Дисциплинарным уставом исключалось.
Срок привлечения к дисциплинарной ответственности был регламентирован и составлял 10 суток с момента появления у лица, полномочного рассматривать указанный вопрос, соответствующей информации. Срок исполнения наказания составлял один месяц.
В Дисциплинарном уставе от 23 августа 1960 года, несмотря на сохранение ряда правил ранее действовавшего устава относительно порядка подачи военнослужащими жалоб на действия командного состава, содержались положения, способствовавшие более полной реализации прав лиц, привлеченных к ответственности.
В частности, законодателем поощрялось информирование о незаконном использовании бюджетных средств, о ненадлежащем состоянии техники, случаях хищения и порчи имущества и т.д. В этом случае обращение следовало направлять вышестоящему руководству вплоть до Министра обороны СССР.
Срок рассмотрения жалоб составлял три дня. Если обстоятельства, указанные в жалобе, было невозможно проверить на предмет достоверности в течение отведенного времени, то срок рассмотрения продлялся, о чем ставился в известность заявитель.
Поступление жалоб фиксировалось в специальном журнале установленной формы, в котором, помимо прочего, отражались результаты рассмотрения обращений. Обязанность по проверке работы, связанной с разрешением жалоб военнослужащих, возлагалась на командиров частей. Подобные проверки должны были быть регулярными и проводиться ежеквартально.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1975 года был принят новый Дисциплинарный устав Вооруженных Сил СССР1. Данный -174-


1 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1975 года «Об утверждении Устава внутренней службы, Устава гарнизонной и караульной служб и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил СССР» //
https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D1%81%D1%86%D0%B8%D0%BF%D0%BB%D0%В 8% D0% В D% D0% B0%D 1 %80%D0%BD%D 1 %8B%D0%B9_%D0%A3%D 1 %81 %D 1 %82%D0% B0%D0%B2_( 1975)


нормативный документ был во многом схож с ранее действовавшим. Более того, отдельные из положений воспроизводились в нем дословно. Также была сохранена последовательность изложения и сама структура документа.
Система управления войсками преимущественно была сформирована в 1950-х-1960-х гг. Дальнейшие преобразования в указанной сфере не изменили общие принципы и направления развития управленческой деятельности. После ликвидации чрезвычайных военных органов, действовавших в период Великой Отечественной войны, было создано единое ведомство (министерство), объединявшее совокупность правомочий по проведению государственной политики в области обороны.
Дисциплина в войсках поддерживалась в основном путем применения мер дисциплинарного и уголовно-правового характера. Правовой основой для применения указанных мер ответственности являлись Дисциплинарные уставы и специальный закон, содержавший перечень деяний, квалифицируемых в качестве преступлений с участием особых субъектов - военнослужащих. -174-

 

Заключение

 

Нормы военного права являются составной и неотъемлемой частью законодательства любой страны. Суверенитет государства раскрывается через призму возможности публичной власти обеспечить защиту декларируемых идей, ценностей и взглядов. Для российской государственности развитие военного права имеет важнейшее значение, учитывая количество военных конфликтов, в которых Россия принимала участие.
Развитие военного права в период с ХѴІІІ в. по XX в. является демонстрацией масштабных изменений в управленческой сфере, различных отраслях права и общественном строе.
В период правления Петра I впервые в отечественной практике был систематизирован целый ряд норм, прежде всего, военно-уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Реформирование военной сферы проходило в условиях значительного влияния европейского законодательства, что было связано с взглядами самого императора, предпочитавшего использовать наиболее эффективные правовые инструменты, апробированные за рубежом.
Следует отметить, что наряду с изложенным концептуальное одобрение широкого использования достижений европейской юриспруденции состоялось по причине того, что подготовкой проектов нормативно-правовых актов занимались представители Австрии, Германии, Голландии.
Если в отношении качества изменений военно-уголовного законодательства встречались различные точки зрения, то в области военно-административного права преобразования, утвержденные Петром I, безусловно, имели прогрессивный характер. Так на данном этапе были отменены некоторые льготы дворянства, сформированы предпосылки для сближения статуса военнослужащих различных сословий и гражданства.
Также на данном этапе были созданы специализированные военные суды, призванные решать вопрос о привлечении военнослужащих к уголовной ответственности. В последующем эта инициатива получила высокую оценку и получила дальнейшую проработку на нормативном уровне. -175-
Длительный военный конфликт с Швецией способствовал созданию новых механизмов для пополнения армии как добровольным путем, так и путем общеобязательного принудительного призыва.
Идея систематизации военного законодательства была реализована на данном этапе только частично, поскольку практика урегулирования отдельных вопросов военно-правовой плоскости в самостоятельных указах продолжала сохраняться.
Законодательство, сформированное в период правления Петра I, с незначительными изменениями действовало в течение ста лет, несмотря на образование целого ряда комиссий, призванных реформировать военное законодательство.
После смерти первого российского императора монархами стала формироваться политика, приравнивавшая службу в армии на рядовых должностях к мере ответственности за противоправные деяния. Особенно подобная тенденция была характерна в период правления Елизаветы Петровны.
Дальнейший этап развития военного права связан с именем Александра I, который утвердил новые правила в Полевом уголовном уложении и Уставе полевого судопроизводства. Оба нормативных акта были приняты в 1812 году незадолго до начала Отечественной войны и базировались на положениях французского законодательства, получившего гегемонию в Европе.
В XIX в. распространение получил институт аудиториата, выполнявшего военно-судебные функции, а также осуществлявшего надзор за законностью в структуре военных органов и подразделений. Контролирующие функции были характерны и для военных чиновников, получивших название «военных губернаторов». В их компетенцию входило следить за выполнением работ и состоянием оборонительных сооружений.
С приходом к власти большевиков было принято решение о формировании новой армии и ее функционировании на совершенно иных принципах. Соответствующие мероприятия проводились в условиях гражданской войны -176- и иностранной интервенции, однако даже несмотря на столь существенные препятствия, поставленные задачи были выполнены.
На первоначальном этапе строительства Рабоче-крестьянской Красной Армии в законодательстве была предусмотрена возможность назначения на должности руководящего состава подразделений на основе волеизъявления военнослужащих. Допуск определенной степени плюрализма был сознательным решением, поскольку в сложных условиях военного времени только безусловный авторитет и харизматичность военного руководителя позволяли вести успешную борьбу с контрреволюционерами.
В условиях дистанцирования от военного опыта имперской России новая власть осознанно отказывалась от многих правовых и управленческих механизмов, однако в дальнейшем некоторые из них все же были восстановлены. В частности, это касается военных судов, ликвидация которых была предусмотрена в Декрете «О суде №1».
В советское время была широко распространена практика первичной подготовки к выполнению долга по защите Отечества. Первым этапом такой подготовки являлись специальные занятия на уровне школ. Наряду с этим создавались специальные учебные заведения для подготовки и переподготовки военнослужащих.
Характерной чертой советского этапа строительства военного законодательства (особенно послевоенного периода) являлась бюрократизация управленческого процесса.
В области ответственности за противоправные деяния акцент был сделан на дисциплинарные меры воздействия. За 70 лет было принято несколько нормативных актов в данной сфере, и каждый из них предлагал достаточно широкий перечень наказаний. В тоже время перечень видов уголовно-правовых наказаний в советское время был менее разнообразен, чем в правовых документах начала XVIII в., что подтверждает общую гуманизацию военно-уголовного законодательства. -177-
На сегодняшний день многие принципы развития военного права, заложенные в ходе советского этапа развития государственности, продолжают сохраняться, что свидетельствует о преемственности российского законодательства и бережном отношении законодателя к сложившимся правовым традициям.-178-

 

Список использованных источников и литературы

 

Нормативные источники и сборники нормативно-правовых актов


1. Конституция РСФСР 1918 года // СУ РСФСР. - 1918. - N 51. - Ст. 582.
2. Артикул воинский от 26.04.1715 г. // Российское законодательство XXX вв. / Отв. ред. А.Г. Маньков. - Т. 4. - М.: Юридическая литература. -С. 327-365.
3. Манифест «Об учреждении Министерств» от 08.09.1802 г. // http://bazazakonov.ru/doc/?ID=2742146.
4. Полевое уголовное уложение 1812 года //www.lawbook.online/gosudarstva-prava/polevoe-ugolovnoe-ulojenie-dlya-bolshoy-29413.html.
5. Воинский Устав о наказаниях 1869 года // Свод военных постановлений за 1869 год. - СПб, 1900. - С. 59-69.
6. Положение «О мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» от 14.08.1881 г. // Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем Сенате. - Ст. 616. - С. 1552-1565.
7. Постановление Второго Всероссийского съезда Советов от 29.10.1917 г. «Об образовании в армии временных революционных комитетов» // Правда. -№170.-09.11.1917 г.
8. Декрет от 24.11.1917 г. «О суде №1» // СУ РСФСР. - 1917. - N 4. - Ст. 50.
9. Декрет СНК РСФСР от 29.12.1917 г. «Об уравнении всех военнослужащих в правах» // Декреты Советской власти. Том 1: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. - С. 243.
10. Декрет СНК РСФСР от 23.11.1917 г. «О сокращении численности армии» // Декреты Советской власти. Том I: 25 октября 1917 г. - 16 марта
1918 г. - М.: Государственное издательство политической литературы. 1957.-С. 66.
11. Декрет СНК РСФСР от 16.12.1917 г. «О выборном начале и об организации власти в армии» // Декреты Советской власти. Том I: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. - С. 244.
12. Декрет СНК РСФСР от 15.01.1918 г. «Об организации РабочеКрестьянской Красной Армии» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь: издательство Агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918. - С. 3-4.
13. Декрет СНК РСФСР от 08.04.1918 г. «Об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов но военным делам» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь: издательство Агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918. - С. 5-17.
14. Декрет В ЦИК от 23.04.1918 г. «О сроке службы в Красной Армии» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь: издательство Агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918. — С. 23.
15. Декрет ВЦИК от 22.04.1918 г. «Об обязательном обучении военному искусству» // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь: издательство Агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918. - С. 17-20.
16. Декрет СНК РСФСР от 29.07.1918 г. «О принятии на учет годных к военной службе граждан в возрасте от 18 до 40 лет» // http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_331 .htm.
17. Кодекс о льготах для военнослужащих и военнообязанных Рабочекрестьянской Красной Армии и их семей от 23.04.1930 г. // СЗ СССР. -1930.-№23.- Ст. 253.
18.Положение о фронтовых полковых (отрядных) местных судах // СУ РСФСР. - 1918. - №55. - Ст. 612.
19.Закон СССР от 12.10.1967 г. «О всеобщей воинской обязанности» // Ведомости ВС СССР. 1967. - № 42. - Ст. 552.
20. Временный полевой устав РККА. 1936 (ПУ-36). - М.: Государственное военное издательство Наркомата обороны СССР, 1937.
21. Постановление Государственного Комитета Обороны от 30.05.1942 г. №ГОКО-1837сс «Вопросы партизанского движения» // РГАСПИ. - Ф. 644. - On. 1. - Д. 36. - Л. 235-236.
22. Постановление Государственного Комитета Обороны от 17.04.1943 г. №3195сс «О восстановлении Центрального штаба партизанского движения» // РГАСПИ. - Ф. 644. - On. 1. - Д. 105. - Л. 32.
23. Постановление Государственного Комитета Обороны от 13.01.1944 г. №ГКО-4945сс «О расформировании Центрального штаба партизанского движения»//РГАСПИ. - Ф. 644.-Он. 1.-Д. 191.-Л. 154-155.
24. Приказ Реввоенсовета РСФСР от 13.11.1918 г. № 243 «Временное положение об этапах и этапных войсках в военное время» // Сборник приказов Революционного военного совета Республики за 1918 г. -Петроград. - С. 23-41.
25. Приказ Народного комиссариата по военным делам от 03.04.1918 г. № 250 // Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. — Пермь: издательство Агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918. - С. 4-5.
26. Приказ Народного комиссара обороны СССР от 12.10.1940 г. №356 «О введении в действие Дисциплинарного устава Красной Армии» // РГВА. - Ф. 4. - On. 15. - Д. 31. - Л. 57-65.
27. Приказ Народного комиссариата обороны СССР от 16.06.1942 г. № 00125 «О формировании Главного и региональных штабов партизанского движения» // ЦАМО. - Ф. 208. - Оп. 2524. - Д. 72. - Л. 37-38.
28. Приказ Народного комиссара по обороне от 21.08.1943 г. №413 «О предоставлении права командирам частей и соединений направлять своей властью, без суда в штрафные роты лиц сержантского и рядового состава, провинившихся в совершении некоторых видов преступлений» // РГВА. - Ф. 4. - On. 11. - Д. 76. - Л. 165-166.
29. Приказ заместителя Народного комиссара по обороне от 29.06.1943 г. №254 «О повышении материальной ответственности личного состава Красной Армии за утрату, порчу и хищение интендантского имущества» // РГВА. - Ф. 4. - Оп. 12. - Д.108. - Л. 36 а.
30. Алфавитно-предметный указатель несекретных приказов Революционного военного совета Республики 1920-1928. В 12т.- Петроград, Л.: военная типография Штаба РККА, 1920-1929.
31. Декреты, положения и приказы по Красной армии. Вып. 1. - Пермь: издательство агитационного бюро Уральского окружного военного комиссариата, 1918.-23 с.
32. Декреты Советской власти. В 3 т. - М.: Политиздат, 1957-1964.
33.Законодательные и административно-правовые акты военного времени с 22 июня 1941 по 22 марта 1942 гг. / Под ред. Денисова А.И. -М.: Госюриздат, 1942. - 144 с.
34.Законодательство Российской Империи: Кодекс русского военного права (Российский военный сборник. Выпуск 10). / Сост. Кузейкин В.Ю. и Савинкин А.Е. - М.: Военный университет. 1996. - 448 с.
35. Полное собрание законодательства. В 48 т. - СПб: Типография 2-го Отделения Собственного Его Императорского Величества Канцелярии, 1830.
36. Приказы Революционного военного совета Республики. — М., 19181919.
37. Сборник указов, постановлений, распоряжений и приказов военного времени. 1941-1942.— Л.: Лениздат. 1942.-272 с.
38. Свод военных постановлений. В 6 кн. — СПб: Государственная типография, 1869.
39. Свод законов Российской Империи. В 15т.- СПб: русское книжное товарищество «Деятель», 1857.
40. Собрание указаний и распоряжений правительства, издаваемого при Правительствующем сенате. В 70 т. - СПб, 1863-1917.


Монографии
 

1. Алпатов Н.И. Учебно-воспитательная работа в дореволюционной школе интернатского типа: из опыта кадетских корпусов и военных гимназий в России. - М.: Учпедгиз, 1958. - 244 с.
2. Антошин А.М. Военная реформа 1924-1928 гг. - М.: редакционно-издательское отделение, 1951. - 144 с.
3. Басок В.М., Званцев П.М., Золотайкин Б.М., Клубков Ю.М., Козырь В.В. Военно-морские подготовительные училища. Исторический очерк. -СПб: б/и, 2001.- 192 с.
4. Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. - М.: издательство А.И. Мамонтова и «К», 1888. - 991 с.
5. Берхин И.Б. Военная реформа в СССР 1924-1925 гг. - М.: Воениздат, 1958.-460 с.
6. Бескровный Л.Г. Военное образование в России в XIX веке. - М.: б/и, 1970.-13 с.
7. Бобровский П.О. Беседы о военных законах Петра I Великого. - СПб: типография департамента уделов, 1890. - 40 с.
8. Бобровский П.О. Военное право в России при Петре Великом. В 2 ч. -СПб: издательство Военно-ученого комитета Главного Штаба, 18861898.-980 с.
9. Бобровский П.О. Военные законы Петра Великого в рукописях и первопечатных изданиях. Историко-юридическое исследование. - СПб: типография В.С. Балашова, 1887. - 96 с.
10. Бобровский П.О. Преступления против чести по русским законам до начала XVIII в.: историко-юридическое исследование. — СПб: типография Правительствующего Сената, 1889. - 120 с.
11. Бобровский П.О. Состояние военного права в Западной Европе в эпоху учреждения постоянных войск (XVI, XVII и начало XVIII). - СПб: типография В.С. Балашова, 1881.- 465 с.
12. Бобровский П.О. Старошведское военное право. - М: типография Генерального Штаба, 1881.- 460 с.
13. Борисенко В.М., Егоров К.И., Исаев Г.Н., Сапсай А.В. Преступления против военной службы. - СПб: Юридический центр пресс, 2002. - 399 с.
14. Васильев Н.В. Применение к осужденным военнослужащим отсрочки исполнения приговора. - М: Военно-юридическая академия Красной Армии, 1945. — 19 с.
15. Викторский С.И. Русский уголовный процесс. - М.: Городец, 1997. -448 с.
16. Витте А.Г. Очерк устройства управления флотом в России и иностранных государствах. - СПб: издательство О.М. фон-Витте, 1907. - 654 с.
17. Владимиров В.М. Руководство к изучению Военно-судебного Устава. — СПб: типография Морского министерства, 1896. - 365 с.
18. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. — Киев: Киевский университет, 1915. - 639 с.
19. Владимирский-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права. В 2 т. — Киев: типография Императорского университета Святого Владимира, 1885-1889.
20. Военная администрация. Учебник / Под рсд. Кузнецова Н.И. - М.: ВКИ, 1990.-496 с.
21. Военная история Отечества с древнейших времен до наших дней / Под ред. В.А. Золотарева. В 3 т. - М.: Мосгорархив, 1995.
22. Военное право. Учебник / Под ред. В.Г. Стрекозова, А.В. Кудашкина. — М.: За права военнослужащих, 2004. - 640 с.
23. Военное право. Учебник для военно-учебных заведений Вооруженных Сил Российской Федерации/ Под ред. Н.И. Кузнецова. - М.: издательство Военного университета, 1996. - 318 с.
24. Военно-уголовное законодательство: Краткий учебный курс / Под ред. М.К. Кислицына. - М.: Норма, 2002. - 417 с.
25. Военные законы. Курс по программе утвержденной для руководства в военно-учебных заведениях / Сост. М.М. Михайлов. - СПб: типография Штаба военно-учебных заведений, 1861,- 379 с.
26. Воинские Артикулы как памятник русского права в период абсолютизма / Сост. Б.П. Белозеров и К.В. Петров. - СПб: СПбГУП, 2003. - 72 с.
27. Воинские артикулы Петра 1. Устав морской: Материалы по изучению истории государства и права России: Учеб, пособие. — М.: Хронограф, 1998.- 167 с.
28. Голиков И.И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России. В 15т.- М.: типография Николая Степанова, 1837-1843.
29. Голунский С.А., Карев Д.С. Военные суды и военная прокуратура: учебник по специальной части курса судоустройства. — М.: издание Академии, 1940.-223 с.
30. Гончаров Л.Г. Организации штабов и частей флота и обязанности чинов. - СПб: издание МГШ, 1912. - 97 с.
31. Градовский А.Д. Начала русского государственного права. В 3 т. СПб: типография М. Стасюлевича, 1875-1883.
32. Гречко А.А., Арбатов Г.А. и др. История второй мировой войны 19391945. В 12 т. — М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1973.
33. Дмитриев Ф.М. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до учреждения о губерниях. -М.: университетская типография, 1859. - 580 с.
34. Друцкой С.А. Очерки истории военного права. В 2 ч. — СПб: литография Ю. Семечкиной, 1904-1905.
35. Епифанов П.П. Военные уставы Петра Великого / Под ред. Н.Л. Рубинштейна. - М.: типография библиотеки им. Ленина, 1946. - 79 с.
З6. Загю М., Савари А. Учебник по военной администрации и военного законоведения. - М.: Государственное военное издательство, 1926. - 478 с.
37.3айончковский П.А. Военные реформы 1860-1870 гг. в России. - М.: издательство Московского университета, 1952. - 350 с.
38.3айончковский П. А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX XX столетий (1881-1903 гг.). - М.: Мысль, 1973.-351 с.
39.3аустинский П.Ф. Кодификация русского военного права в связи с историею развития русского войска до реформ XIX века. - СПб: Военная типография, 1909. - 548 с.
40.Калинычев Ф.И. Правовые вопросы военной организации Русского государства второй половины XVII в. - М.: Госюриздат, 1954. - 172 с.
41 .Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров России. - М.: ВПА, 1990.- 186 с.
42. Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12- и томах. -Калуга: Золотая аллея, 1993.
43. Керсновский А.А. История русской армии. В 4 т. — М.: Голос, 1994.
44. Ключевский В.О. Курс русской истории. В 9 т. - М.: Мысль, 1989.
45. Коммунистическая партия Советского союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1971). — 8-е изд., испр. и доп. - М.: б/и, 1970. - 534 с.
46. Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 -декабрь 1991.-М.: РГГУ, 1994.-418 с.
47. КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза (1917-1968) / Сост. Черненко К.У., Савинкин Н.И. - М.: Воениздат, 1969. - 471 с.
48. Кравцов Б.П. Советское военное законодательство в период Великой Отечественной войны. - М.: б/и, 1960. - 129 с.
49. Курс советского уголовного права. Особенная часть. /
А.А. Пионтковский, В.Д. Меньшагин, В.М. Чхиквадзе. - М.: Госюриздат, 1959.-812 с.
50. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. В 55 т. - М.: Политиздат, 1957-1984.
51. Лобко П.Л. Записки по военной администрации. - СПб: Военная типография, 1908. - 393 с.
52. Лузанов П. Конспект лекций по военно-административным законам. -СПб: типография Морского министерства в Главном адмиралтействе, 1887.-419 с.
53. Масловский Д.Ф. Записки по истории военного искусства в России. В 3 т. — СПб: типография В. Безобразова и комп., 1891.
54. Масловский Д.Ф. Русская армия в Семилетшою войну. В 3 т. - М.: типография окружного штаба, 1886-1891.
55. Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право. - М.: Бизнес консалтинг центр, 1998. - 295 с.
56. Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформы Петра Великого. - СПб: типография В.С. Балашова, 1892. - 736 с.
57. Михайлов М.М. Военно-уголовное право. Курс военно-уголовных законов и военного судопроизводства. В 2 ч. - СПб: типография Департамента Уделов, 1871.
58. Неелов Я.А. Курс военно-уголовного права: лекции, читанные в Военно-юридической академии в 1884 — 1885. — СПб: печатня А. Григорьева, 1885.-26 с.
59.Огородников С.Ф. Исторический обзор развития и деятельности Морского министерства за 100 лет его существования. СПб: типография Морского министерства, 1902. -263 с.
60.Основы советского военного законодательства. Учебное пособие / Под общ. ред. Кобликова А.С., Лепешкина А.И., Романова П.И., Шанина В.И. - М.: Воениздат, 1973. - 272 с.
61 .Партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР. 19181973 / Под ред. А.А. Епишева. - М.: Воениздат, 1974. - 336 с.
62. Петухов Н.А. История военных судов России. - М.: Норма, 2003. - 352 с.
63. Преступления против военной службы: Учебник для вузов / Под ред. Н.А.Петухова. - М.: Норма, 2002. - 201 с.
64. Рождественский Н. Руководство к военным законам. - СПб: типография Э. Праца, 1853. - 592 с.
65. Розенгейм М.П. Очерк истории военно-судных учреждений в России до кончины Петра Великого. - СПб: типография М. Эттингера, 1878. -377 с.
66. Ромашкин П.С. Основные начала уголовного и военно-уголовного законодательства Петра I. - М.: издательство РиОВЮА, 1947. - 95 с.
67. Российское законодательство Х-ХХ веков / Отв. ред. А.Г. Маньков, Под общ. ред. О.И. Чистякова. В 9 т. - М.: Юридическая литература, 1986.
68. Русская военная сила. История развития военного дела от начала Руси до нашего времени. В 2 т. - М: типо-литография товарищества И.Н. Кушнерев и Ко, 1897.
69. Савинков В.М. Краткий обзор исторического развития военно-уголовного законодательства. — СПб: типография В. Безобразова и комп., 1869. - 223 с.
70. Скоробогаткин К.Ф., Белоусов Л.И., Верходубов В.Д. и др. 50 лет Вооруженных Сил СССР. - М.: Воениздат, 1968. - 583 с.
71. Столетие военного министерства 1802-1902. В 50 т. - СПб: типография П.Ф. Пантелеева, 1902-1914.
72. Сызранцев В.Г. Воинские преступления. — СПб: Юридический центр пресс, 2002. - 302 с.
73. Тухачевский М.Н. Наши учебно-тактические задачи. - М.: Госиздат, 1929.-80 с.
74. Тюшкевич С.А., Зверев Б.И., Кораблев Ю.И. и др. Советские вооруженные силы. - М.: военное издательство Министерства обороны СССР, 1978.-516 с.
75. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. В 8 т. - СПб: типография ІІ-го Отделения Собственного Его Императорского Величества Канцелярии, 1858-1863.
76. Федоров А.В. Русская армия в 50-70-х годах XIX в.: Очерки. - Л.: ЛГУ, 1959.-235 с.
77.Чхиквадзе В.М. Военно-уголовное право. Часть Общая / Под ред. И.Т. Голякова. - М.: РИО ВЮА КА, 1946. - 248 с.
78.Чхиквадзе В.М. О необходимости создания военно-уголовного кодекса Союза ССР, с приложением проекта военно-уголовного кодекса СССР.
- М.: РИОВЮА, 1947. - 61 с.
79.Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Положение о воинских преступлениях (комментарий) / Под ред. И.Т. Голякова. — Ашхабад: Академия, 1943. — 202 с.
80.Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Советское военно-уголовное право. Учебник / Под ред. И.Т. Голякова. - М.: Юриздат НКЮ СССР, 1941. -284 с.
81.Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Советское военно-уголовное право. -Ашхабад: Академия, 1942.-288 с.
82.Чхиквадзе В.М. Советское военно-уголовное право. Учебное пособие.
- М.: Госюриздат, 1948. - 452 с.
83.Чхиквадзе В.М. Военно-уголовное право. Часть Особенная / Под ред. И.Т. Голякова. - М.: РИО ВЮА, 1947. - 247 с.
84.Шворина Т.И. Воинские артикулы Петра I. — М.: издательство ВЮАКА, 1940.-64 с.


Статьи
 

1. Безнасюк А.С., Толкаченко А.А. История развития российского законодательства о наказаниях военнослужащих // Основы государства и права. - 2000. - №4. - С. 62-71.
2. Бобровский П.О. Происхождение воинских артикулов // Журнал гражданского и уголовного права. - 1881. - № 3. - С. 123-202.
3. Борисов В.А. Высшие органы военного руководства СССР 1923 - 1991 гг. // Правоведение. - 1996. - №2. - С. 100-115.
4. Военно-полевой суд // www.history.syktnct.ru/02/03/151 .html.
5. Епифанов П.П. Воинский устав Петра I // Петр Великий. Т. 1. - М.-Л.: издательство АН СССР, 1947. - С. 4-68.
6. Еременко С. Военные комиссариаты России: история создания и развития // http://encyclopedia. mil.ru/encyclopedia/history/more. htm?id=12175620%40cmsArticle.
7. Кузнецов Н.И. Дисциплинарная, материальная и административная ответственность военнослужащих // Основы советского законодательства. Сборник лекций. — М.: издательство Военного института, 1979. —
С. 86-106.
8. Кузнецов Н.И. О некоторых вопросах совершенствования законодательства Российской Федерации в области военного строительства // Сборник научных трудов. Т.1. - М.: Военный университет, 1997.-С. 293-304.
9. Милютин Д.А. Военные реформы Александра II // Вестник Европы. -1881. - № 1.-С. 13-15.
10.0 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года // Североморская правда. - №15. - 03.02.1977. - С. 1-4.
11. Рогоза В. Как в русской армии у воинов появились не только обязанности, но и права? // www.shkolazhizni.ru/culture/articles/18701/.
12. Сатанова Л.М. Полевое уголовное уложение и устав полевого судопроизводства - военно-уголовный и уголовно-процессуальный закон Александра I (1801-1825)//www.articlekz.com/article/10030.
13. Тюрин А.И. Специфика юридической ответственности военнослужащих в военное время (на примере Великой Отечественной войны) // http://www.voennoepravo.ru/node/3346.
14. Формирование военного законодательства. Воинский устав // http://www.deephistory.ru/dhs-242-l.html.
15.Чхиквадзе В. М. К вопросу о предмете советского военно-уголовного права // Советское государство и право. - 1940. - № 12. - С. 46-53.
16.Чхиквадзе В.М. К вопросу об обстоятельствах, исключающих противоправность деяния в военно-уголовном праве // Советское государство и право. - 1941. - № 4. - С. 69-78.
17.Чхиквадзе В.М. Некоторые вопросы советского военного права // Советское государство и право. - 1947. - № 8. - С. 25-35.
18.Чхиквадзе В.М. Развитие советского военно-уголовного законодательства за 30 лет // Советское государство и право. - 1948. - № 3. - С. 3148.
19. Януш Л. И. Военно-учебные заведения 1850-1882 гг. // Военный голос. - 1906. -№98-100.-С. 115-145.
20. Януш Л. И. Упадок военно-учебного дела // Военный голос. - 1906. -№79-80.-С. 90-120.


Диссертации и авторефераты
 

1. Азархин А.В. Институт защиты прав человека в Вооруженных Силах РФ: историко-теоретический аспект: дисс. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2010. - 234 с.
2. Алексеев Н.С. Ответственность за уклонение от военной службы в истории русского права и в современном праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Л., 1950. — 18 с.
3. Антошин А.М. Военная реформа 1924-1928 гг.: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1950. - 15 с.
4. Артамонов Н.В. Правовой статус советских военнослужащих: дисс. д-
ра юрид. наук. - М., 1986. - 456 с.
5. Баишев М.И. Военно-судебная реформа в царской армии: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1953. - 29 с.
6. Березняцкий В.С. История военно-подготовительных, специальных школ и подготовительных училищ отечественных Вооруженных сил (1921-1955 гг.): дисс. ... канд. ист. наук. - СПб., 2006. - 185 с.
7. Бирюков Ю.М. Советское военное законодательство и его роль в строительстве и укреплении Вооруженных сил СССР: дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1968. - 273 с.
8. Буковская Т.И. Кадетские корпуса: история, этапы становления и развития военного образования в России: дисс. ... канд. ист. наук. -СПб., 2003.- 162 с.
9. Бурдин П.К. Правовые основы организации Красной Армии в 19181919 гг.: автореф. дисс.... канд. юрид. наук. - М., 1950. - 31 с.
10. Гусев Л.Н. Советская военная юстиция в годы иностранной интервенции и гражданской войны (1918-1920 г.г.): автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1950. - 32 с.
11 .Епифанов П.П. Очерки из истории армии и военного дела в России (вторая половина XVII - первая половина XVIII вв.): автореф. дисс. ... д-ра ист. наук. - М., 1969. - 29 с.
12.Жесткова М.Н. История кадетских корпусов и военных гимназий в России: дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1944. - 213 с.
13.Задонских С.И. Принципы строительства Красной Армии в 1918-1945 гг.: сущность и эволюция: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. — М., 1992. - 24 с.
М.Зиборов О.В. Институт военного положения по российскому праву: историко-правовое исследование: дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 2002. -222 с.
15. Изонов В.В. История военного образования в России в конце XIX в. -начале XX веков (90-е годы XIX в. - 1917г.): дисс. ... канд. ист. наук. -СПб, 1995.-254 с.
16. Иовлев А.М. Борьба коммунистической партии за создание и укрепление военных кадров советского государства в период строительства социализма (1918-1936 гг.): автореф. дисс. ... д-ра ист. наук. - М, 1968. - 79 с.
17. Калинычев Ф.И. Вопросы военного права России в период образования феодально-абсолютистского государства (вторая половина XVII века): дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1950. -359 с.
18. Кобликов А.С. Осуществление правосудия военными трибуналами СССР (уголовно-процессуальное исследование): автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. - М., 1967. - 38 с.
19. Крюковских А.П. Военная реформа в СССР 1924-1925 гг.: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - СПб, 1969. - 20 с.
20. Кудейкин В.Ю. Деятельность государственных органов России ио правовому регулированию строительства армии (XIX в.- февраль 1917 г.): автореферат дисс. ... канд. ист. наук. — М., 1997. —27 с.
21. Курмышов В.М. Воспитание в кадетских корпусах России (анализ педагогического опыта 1882-1917 гг.): дисс. ... канд. пед. наук. - СПб, 1997.- 199 с.
22. Максимов А.С. Деятельность КПСС по подготовке и воспитанию суворовцев (1943-1983 гг.): автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - Л., 1984.17 с.
23.Объедков И.В. Военно-учебные заведения России в 1914-1917 гг.: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1989. - 23 с.
24.Ордин К.В. Конституционные основы организации обороны Советского государства в первой главной фазе его развития: автореф. дисс. ... канд. юрид.
25. Побежимов советской армии: дисс. ... д-ра юрид. наук. - М., 1955. - 633 с.
26. Романов П.И. Правовые отношения в советском военном управлении: дисс. канд. юрид. наук. - М., 1953. - 404 с.
27. Саксонов О.В. Военные реформы 1905-1912 годов в России и их влияние на военное искусство: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1994.-29 с.
28. Смирнов А.Г. Руководство Коммунистической партии деятельностью Советов по укреплению Красной Армии в 1924-1928 гг.: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1987. - 18 с.
29. Сухондяева Т.Ю. Российское военно-уголовное законодательство и его эволюция в период абсолютизма (XVIII -начало XX вв.) (историко-правовое исследование): дисс... канд. ист. наук. - СПб, 2006. - 210 с.
30. Тарасов А.С. Реформы системы управления Военно-морским флотом России во второй половине XIX в.: дисс. ... канд. ист. наук. - СПб, 2003.-193 с.
31. Тер-Акопов А.А. Правовые основания ответственности за воинские преступления: дисс. ... д-ра юрид. наук. - М., 1982. -457 с.
32. Фалеев Н.И. Цели военного наказания: диссертация на соискание звания экстраординарного профессора. - СПб, 1902. - 525 с.
33. Цветков И.Ф. Организационно-мобилизационные органы и организационные структуры Военно-морского флота России (1695-1945 гг.): дисс. ... д-ра ист. наук. - СПб, 2000. - 826 с.
34. Шутков С.В. Военные реформы в России во второй половине XVI первой половине XVII веков и воплощение в них военно-правовых наук. - М., 1952. - 28 с.
И.Ф. Единоначалие, воинская дисциплина и законность в идей И.С. Пересветова: историко-правовое исследование: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. -М., 1999. -24 с.


Архивные источники
 

1. РГВА.-Ф. 1. - Оп. І.-Д. 5.
2. РГВА. - Ф. 4. - Оп. 2. - Д. 154.
3. РГВА. - Ф. 4. - Oп. 11. - Д. 76.
4. РГВА.-Ф. 4,-Оп. 12.-Д.108.
5. РГВА. - Ф. 4. - Оп. 15.-Д. 31.
6. РГВА.-Ф. 7.-Оп. 6.-Д. 1261.
7. РГВА. - Ф. 11. - Оп. 5. - Д. 669.
8. РГВА. - Ф. 33987. - Oп. 1. - Д. 651.
9. РГАСПИ. - Ф. 644. - Oп. 1. - Д. 36.
10. РГАСПИ. - Ф. 644.-Оп. І.-Д. 105.
11. РГАСПИ.-Ф. 644.-Оп. І.-Д. 191.
12. ЦАМО. - Ф. 208. - Оп. 2524. - Д. 72.


Интернет источники
 

1. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/VIII (дата обращения 17.05.2018).
2. URL: http://www.agitclub.ru/center/comm/rkpb/duverge.htm (дата обращения 24.08.2018).
3. URL: http://pandia.ru/text/77/496/872760761 ,php (дата обращения 03.02.2018).



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU